часть архиерейского облачения

Варианты ответов к вашему кроссворду

ОМОФОР

  • Омофо́р (др.-рус. амафоръ, амфоръ, амафорий, омофоръ, омфоръ, амθоръ, др.-греч. ὠμοφόριον от ὦμος — плечо и φόρος — несущий), нара́менник, нара́мник (от ст.-слав.
  • М. греч.

    Православное церковное и литургическое облачение

    часть архиерейского облаченья, нарамник

  • Часть архиерейского облачения
  • Длинная широкая полоса материи с изображением крестов, знак архиерейского сана

РАЦИОНАЛЕ

  • Рациональное число (лат. ratio — отношение, деление, дробь) — число, которое можно представить обыкновенной дробью
  • Часть церковного облачения, архиерейское украшение для плеч, пандан к архиепископскому паллиуму
  • Архиерейское украшение на плечах

АЛЬБА

  • Дже́ссика Мари́ А́льба (англ. Jessica Marie Alba; род. 28 апреля 1981, Помона, Калифорния, США) — американская актриса.
  • Часть церковного облачения, льняное одеяние до щиколоток с узкими рукавами, подхваченное на боках поясом-цингулумом

АЛЬМУЦИУМ

  • Часть церковного облачения, капюшон, или куколь, подбитый мехом, с широким воротником, закрывающим грудь

АПОСТОЛЬНИК

  • Апостольник — предмет одежды православной монахини. Представляет собой головной платок с вырезом для лица, ниспадающий на плечи и покрывающий равномерно грудь и спину.
  • Часть облачения монахинь: черный платок, плотно облегающий голову, плечи и грудь, застегнутый под подбородком булавкой

ГУМЕРАЛ

  • Эндокри́нная систе́ма — система регуляции деятельности внутренних органов посредством гормонов, выделяемых эндокринными клетками непосредственно в кровь либо диффундирующих через межклеточное пространство в соседние клетки.
  • (амикт) часть церковного облачения, четырехугольный полотняный платок, на двух углах которого имеются шнурки

ЕПИТРАХИЛЬ

  • Облачение священника, расшитый узорами передник, надеваемый на шею и свешивающийся сзади, который носится под ризой
  • (греческое epitrachelion — на шею) часть богослужебного облачения священника и архиерея — длинная лента, огибающая шею и обоими концами спускающаяся на грудь
  • Основная магическая часть облачения, без которой нельзя совершать обряды или службу (церковное)
  • Часть богослужебного облачения
  • Ж. греч. одно из облачений священника, надеваемое на шею, под ризою. Епитрахильный, к сему облаченью относящийся. Епитрахильная грамата, стар. письменное дозволение священнику вдовцу продолжать служение и требы

ЕФОД

  • Ефо́д или эфо́д (ивр. ‏אֵפוֹד‏‎, эфод) — существует несколько значений данного слова:
  • Часть облачения священника

КОМЖЕ

  • Коме́та (от др.-греч. κομήτης, komḗtēs — волосатый, косматый) — небольшое небесное тело, обращающееся вокруг Солнца по весьма вытянутой орбите в виде конического сечения.
  • Часть церковного облачения, белая верхняя рубашка священников, густо присборенная у четырехугольного выреза, украшенная по кромкам кружевом

НАБЕДРЕННИК

  • Набе́дренник — принадлежность богослужебного облачения православного священника русской традиции.
  • Принадлежность богослужебного облачения священника Русской Православной Церкви
  • Награда и часть богослужебного облачения иереев: надетый поверх ризы на ленте через левое плечо продолговатый прямоугольный кусок парчи, украшенный крестом

Эти слова находили также по запросам:

Церковная утварь
и принадлежности церковных обрядов

 

Церковные облачения
Клобук архиерейский.
Сольвычегодск. 1665 г.
// 1000-летие русской художественной культуры. — М., 1988. — С. 258.
Митра патриарха Иова. Москва. 1595 г.
// 1000-летие русской художественной культуры. — М., 1988. — С. 258.
Камилавка
// Короткова М. В. Путешествие в историю русского быта. — М., 2006. — C. 76.
Саккос с оплечьем. 17 в. Оплечье — "лицевое шитье" — мастерская Строгановых. Итальянская ткань
// Костюм в России 15-начало 20 века из собрания ГИМа. — М., 2000.
Саккос. Принадлежал митрополиту Петру (1308-1326). Россия, 1322. Атлас, золотные, серебряные нити, жемчуг, басма, шитье, чеканка, золочение. Атлас золотный — Византия, конец 13-начало 14 в. Декоративное шитье — Россия, 14 в. Дробницы (серебро, жемчуг) — Россия, 15-17 вв.
// Государственная Оружейная палата. — М., 1988. — С. 309.
Саккос "Коломенский". Принадлежал патриарху Никону. Россия, 1653. Атлас, жемчуг, пряденые, золотные нити, драгоценные камни, шитье, литье, чеканка. Атлас золотный — Турция, 17 в. Шитье жемчугом — Россия, середина 17 в. // Государственная Оружейная палата. — М., 1988. — С. 312.
Саккос. Принадлежал патриарху Адриану. Мастерские Московского Кремля, 1691. Бархат, серебро, жемчуг, шитье, литье, чеканка. Бархат аксамиченный — Италия, 17 в. Шитье — Москва, Царицына мастерская палата, 17 в.
// Государственная Оружейная палата. — М., 1988.
Саккос. Принадлежал патриарху Никону. Мастерские Московского Кремля, 1654. Аксамит, золото, серебро, драгоценные камни, жемчуг, шитье, чернь. Аксамит двойной петельчатый — Италия, 17 в. Шитье — Россия, конец 16 — середина 17 в. // Государственная Оружейная палата. — М., 1988.
Саккос. Россия.Конец 17 в. Парча, золотные нити, фольга, блестки, шитье
// Государственная Оружейная палата. — М., 1988. — С. 317.
Саккос московского митрополита Алексея. Сшит из шелковой византийской ткани в 1364 г. Украшен золотыми дробницами с перегородчатой эмалью первой трети 13 века. Шитье жемчугом 14 века // Рыбаков Б. А. Русское прикладное искусство 10-13 веков. — Ленинград, 1971. — С. 83.
Епитрахиль. 16 век. Фрагмент
// Плешанова И. И., Лихачева Л. Д. Древнерусское декоративно-прикладное искусство в собрании Государственного Русского музея. — Ленинград, 1985.
Епитрахиль. Конец 17 в. Фрагмент
// Плешанова И. И., Лихачева Л. Д. Древнерусское декоративно-прикладное искусство в собрании Государственного Русского музея. — Ленинград, 1985.
Клобук патриарха Никона
// Рябцев Ю. С. Путешествие в историю старой русской жизни. — М., 2006. — C. 127.
Саккос патриарха Никона. XVII в.
// Рябцев Ю. С. Путешествие в историю старой русской жизни. — М., 2006. — C. 127.
Посох патриарха Никона
// Рябцев Ю. С. Путешествие в историю старой русской жизни. — М., 2006. — C. 127.
Фелонь преп. Кирилла Белозерского
// Романенко Е. В. Повседневная жизнь русского средневекового монастыря. — М.: Молодая гвардия, 2002.
Камилавка преп.

Часть архиерейского облачения

Кирилла Белозерского
// Романенко Е. В. Повседневная жизнь русского средневекового монастыря. — М.: Молодая гвардия, 2002.

Жемчужная епитрахиль с финифтяными дробницами (вклад боярина Б. И. Сукина в Троице-Сергиев монастырь). Дробницы — Новгород. Конец 14 века. Епитрахиль — Москва. 15 век. Загорский историко — художественный музей-заповедник// В. Мухин. Искусство русской финифти конца 14-начала 20 века. — СПб., 1996. — С. 16.
Стихарь. 1635, 1646
// Художественное шитье Дрвней Руси в собрании Загорского музея. — М., 1983. — С. 226.
Стихарь. 1641-1674
// Художественное шитье Дрвней Руси в собрании Загорского музея. — М., 1983. — С. 235.
Стихарь. 1641-1674
// Художественное шитье Дрвней Руси в собрании Загорского музея. — М., 1983. — С. 239.
Стихарь.Последняя четверть 17 в.
// Художественное шитье Дрвней Руси в собрании Загорского музея. — М., 1983. — С. 260.
Фелонь. 17 век
// Художественное шитье Дрвней Руси в собрании Загорского музея. — М., 1983. — С. 263. 
Фелонь. 1624
// Художественное шитье Дрвней Руси в собрании Загорского музея. — М., 1983. — С. 199.
Фелонь. 1652
// Художественное шитье Дрвней Руси в собрании Загорского музея. — М., 1983. — С. 228.
Фелонь. 1544
// Художественное шитье Дрвней Руси в собрании Загорского музея. — М., 1983. — С. 207.
Каменные храмы

Деревянные храмы

Монастыри. Скиты. Пустыни

Церковный интерьер

Церковная утварь
и принадлежности церковных
обрядов

Добрый пастырь

Добрый Пастырь – один из древнейших иконографических типов, изображение Господа, которое создавалось христианами, начиная с первых десятилетий новой эры. На образ повлияли античные традиции изобразительного искусства, и в работах первых христианских художников Добрый Пастырь представал красивым и весёлым безбородым юношей. В средние века такая интерпретация была забыта.

В европейские христианские церкви возвращение сюжета произошло в эпоху Ренессанаса, когда к теме Доброго Пастыря обратилось светское искусство, а следом изображение обрёло своё место и в религиозной жизни, хотя и не получило широкого распространения.

В византийской традиции в качестве основного иконографического типа был выбран образ Пантократора, поэтому в древней русской иконописи Добрый Пастырь вряд ли встречался. Самые ранние изображения Доброго Пастыря, созданные русскими иконописцами, относятся к XVIII веку.

Античные прообразы Доброго Пастыря

На иконографию образа Доброго пастыря оказало серьёзное влияние античное искусство, и прежде всего два классических изображения персонажей древнегреческой мифологии.

1. Орфей – пастух, музыкант, прекрасный певец древнегреческой мифологии, который наверняка знаком большинству читателей по легенде о походе в мир мёртвых за женой Персефоной. Однако это далеко не единственное, чем он был знаменит в античном мире. Согласно сохранившимся письменным источникам Орфей также был основателем одной из первых античных философских школ, которая получила название орфеизм.

В традиции античного искусства Орфей изображался в образе пастуха, окружённого животными или стадом овец. Согласно эллинистическим традициям Орфей представал перед зрителями молодым, сильным и красивым юношей, часто босиком и с посохом в руке. Несомненно, что этот тип изображения был воспринят христианскими художниками первых веков.

2. Гермес Криофор, то есть несущий агнца, являлся одним из воплощений бога Гермеса. Обычно вспоминают о том, что Гермеса почитали как божество торговли и обмана, но в действительности функции Гермеса были намного шире и значимее. Он входил в пантеон наиболее известных и почитаемых богов как покровитель пастухов и путешественников, как проводник душ умерших в подземное царство, как учитель и покровитель всевозможных наук. В Танагре существовал храм, посвящённый Гермесу Криофору, который обнёс ягнёнка вокруг города и тем самым спас его от эпидемии, так что Гермесу приписывали функции целителя и защитника от болезней.

Скульптурные изображения представляли божество молодым юношей атлетического сложения с ягнёнком на плечах. Именно такой образ Иисуса использовали и христианские художники первых веков, что создаёт подчас проблемы идентификации изображений той эпохи: нет элементов, позволяющих однозначно определить, языческий ли это образ или христианский. Некоторые исследователи полагают, что такое сходство защищало христиан в годы первых гонений, ибо истинный смысл образа был понятен только им самими, а гонители удовлетворялись сходством изображения с языческим божеством.

Несколько общих мотивов, вероятно, повлияли на выбор именно этих прототипов для образа Иисуса Христа. И Орфей, и Гермес обладали способностью спускаться в мир мёртвых и возвращаться оттуда живыми. Оба покровительствовали пастухам и выступали в роли учителей. Оба пользовались любовью как добрые сущности, призывающие к духовному совершенствованию. Оба спасали людей от гнева богов.

Ранние изображения Доброго Пастыря

Самые ранние образы Доброго Пастыря сохранились в катакомбах Рима. Их датируют I-II веками, и первые христиане создавали эти изображения не в качестве молитвенных образов. В Библии неоднократно встречаются запреты на изображение Бога, потребовалось несколько веков на разработку концепций христианского искусства и определению места иконы в нём. Для ранних христиан образы Доброго Пастыря не были изображениями самого Иисуса Христа. Возможно, мотивами создания этих изображений была простая необходимость обозначить место сбора, а также естественное желание украсить его, превратить подземелье в подобие храма. Добрый Пастырь служил символическим напоминанием о Спасении.


Добрый Пастырь.
Катакомбы святого Калликста, Рим

Первые изображения Доброго Пастыря – это образ красивого стройного юноши-пастушка в короткой тунике. В руках он держит флейту и/или посох, иногда через его плечо перекинута сумка. Обычно пастушок стоит в свободной позе, протягивая руку к одному из животных. На плечах его лежит ягнёнок, размеры которого подчас непропорциональны по отношению к пастушку. В изображённых рядом с пастухом животных можно узнать не только овец, но и собак. Встречаются варианты сидящего Пастыря, а также образы, в которых Добрый Пастырь предстаёт совсем ребёнком, мальчиком лет семи-девяти.


Добрый Пастырь. Фреска

В первые несколько веков изображение Доброго Пастыря являлось едва ли не единственным типом картины в христианской живописи. Причём сохранились свидетельства, что такие изображения встречались в разных регионах, в том числе и на бытовых предметах. Стилистика живописи отталкивалась, естественно, от античных образов, которыми был пронизан весь цивилизованный мир. Уже в V веке в мозаиках Равенны всё ещё прослеживаются черты античного влияния.


Добрый Пастырь. Мозаика
Мавзолей Галлы Плацидии, Равенна. 440-е годы.

Отделение христианского искусства произошло вместе с развитием и распространением самого христианства. В IV веке христианство стало государственной религией, и это способствовало разработке новых, более торжественных и очевидно не похожих на античные образцы. Добрый Пастырь уступил своё место Пантократору (Вседержителю), появилось множество других иконографических типов. В эпоху иконоборчества большинство древних образов было уничтожено. А после возрождения христианской живописи Добрый Пастырь лишился примет античности – он стал старше, у него появилась борода, и его «приодели» согласно существующей иконописной «моде».

Добрый Пастырь в Старом завете

Как пастух поверяет стадо свое в тот день, когда находится среди стада своего рассеянного, так Я пересмотрю овец Моих и высвобожу их из всех мест, в которые они были рассеяны в день облачный и мрачный (Иез. 34:12)

Господь — Пастырь мой; я ни в чем не буду нуждаться. (Пс. 22:1)

Для современного горожанина не всегда очевидна значимость пастуха для древних деревенских общин, выживание которых зависело от состояния стада. Пастух должен был быть не только, и не столько играющим на свирели беззаботным пареньком, сколько агротехником, ветеринаром, биологом, охотником в одном лице. Пастух часто являлся одним из лидеров общины, самым авторитетным и значимым человеком, чьи слова и решения выполнялись беспрекословно. И в метафорическом представлении Господа как пастыря выбор именно этой роли далеко не случаен. Хотя, разумеется, важна и прямая аналогия человечества с неразумным стадом, которому требуется направляющая сила здорово.

В Старом Завете также много отсылок к жертвоприношениям агнцев, символизирующих собой невинность и чистоту. Пастух Авель приносит в жертву агнца. Лежащий на жертвеннике Исаак подменяется агнцем. Пастух Давид спасает агнца, отбившегося от стада.

Добрый Пастырь в Новом завете

Я есмь пастырь добрый: пастырь добрый полагает жизнь свою за овец. А наемник, не пастырь, которому овцы не свои, видит приходящего волка, и оставляет овец, и бежит; и волк расхищает овец, и разгоняет их. А наемник бежит, потому что наемник, и нерадит об овцах. Я есмь пастырь добрый; и знаю Моих, и Мои знают Меня.

Как Отец знает Меня, так и Я знаю Отца; и жизнь Мою полагаю за овец. Есть у Меня и другие овцы, которые не сего двора, и тех надлежит Мне привести: и они услышат голос Мой, и будет одно стадо и один Пастырь. (Ин.10:11-16)

В качестве пастыря Иисус расширяет свои знания и свою власть над овцами. Ведь он знает всех своих овец по имени и зовёт их по именам. Персонализированное обращение, которое свойственно Иисусу как в сборе овец, так и в общении с людьми, внесло в христианство логику индивидуальности веры для каждого верующего. Иисус знает каждого и с каждым может говорить, называя его по имени.

Как пастырь, Иисус готов отдать свою жизнь за своих овец. И в качестве жертвы за своих овец Иисус сам становится Агнцем Божьим, взявшим на себя все грехи мира. В этом ключе икона Доброго Пастыря обретает множественное символическое значение, напоминая как о пастырской роли Иисуса, так и о его жертвенной роли.

Добрый Пастырь на русской земле

В древнем русском православном искусстве, основой которого в сравнительно позднее время стали византийские образцы, образ Доброго Пастыря не встречается. Проникновение образа в русскую живопись произошло в XVIII веке, по всей видимости, через западноукраинские и белорусские земли.

К этому времени в европейской светской живописи распространилась мода на сентиментальные и наивные картины с пасторальным уклоном, и сюжет о Добром Пастыре оказался очень подходящим для творчества в такой стилистике. Наиболее удачные образы часто тиражировались в виде печатных гравюр и распространялись повсеместно. Гравюры попадали в Россию и срисовывались, так как печатное дело не было развито в России в такой же мере, как на Западе. Таким путём пропутешествовал в Россию и образ Доброго Пастыря.


Добрый Пастырь. Икона
Дерево, масло.
Вторая половина XIX века.
Юго-Западные приграничные земли.

Сохранившиеся иконы Доброго Пастыря периода начала XIX – начала XX века свидетельствуют о том, что образ не стал повсеместно почитаемым, но обрёл своих поклонников и изредка заказывался провинциальным художникам. Вероятно, заказчиков подкупала простота сюжета и полусветская манера живописи, характерная для образа.

В современном восприятии Добрый Пастырь по-прежнему покровительствует пастухам и животноводам, а вместе с ними и любителям, и защитникам животных. Доброго Пастыря просят о вразумлении чада родители нерадивых и бродяжничающих подростков. Добрый Пастырь способствует удаче в путешествии и спасает заблудившихся путников. С молитвой к Доброму Пастырю обращаются, когда просят о даровании этому миру добрых пастырей.

Т. Селянинова, 2015, специально для сайта Иконовед

Читайте далее: Спас Истинная Лоза

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *