Царская дочь

В заключительных главах нашего исследования, мы показали, исходя из фактически сложившейся ситуации вокруг «треугольника»: А.С. Пушкин, Н.Н. Гончарова (Пушкина) и Император России Николай I, что фактическим отцом младшей дочери Пушкиных – Натальи Александровны Пушкиной является царь Николай I. Однако, сколько бы ни были убедительными факты адюльтера Натальи Николаевны и Николая I, факт их физической близости (когда, где и т. п.) навеки останется тайной за семью печатями, а выдвинутая версия об отцовстве Натальи Александровны так и оставалась бы версией, если ее не подтвердить неким обстоятельством, которое превращало бы эту версию в очевидный факт. То есть к одной загадке требовалось присовокупить другую загадку, чтобы «они сами решили друг друга».

Как могла появиться эта «другая загадка»? Только через таинство церковной исповеди «согрешивших». Наталья Николаевна, совершив тяжкий грех измены мужу, хотя и во спасение своей семьи от грозившей ей нищеты, безусловно, рано или поздно свершила акт покаяния, будучи правоверной христианкой в православии. Церковь хранит тайну исповеди, но… до тех пор, пока сокрытие этой тайны не приводит к возможности свершения еще более тяжкого греха – греха кровосмешения.

По канонам русской православной церкви грехом кровосмешения является брак между близкими родственниками вплоть до седьмого колена включительно, после чего потомки смежных родственных линий, исходящих от одного предка, считаются чужими людьми. Однако в реальной жизни сплошь и рядом процветали браки между не столь уж дальними родственниками, и святые отцы поморщившись благословляли браки между потомками смежных линий от четвертого колена и выше. На браки «двоюродных» и «троюродных» братьев и сестер налагалось абсолютное табу, если, конечно, церковным иерархам сие родство было известно. Что же касается браков членов царской фамилии, независимо от того по законной или внебрачной линии появились потомки, желающие вступить в брак, то тут церковь непоколебимо стояла на позиции строго запрета кровосмесительных браков вплоть до седьмого колена.

Следовательно, тайна появления внебрачного отпрыска царской фамилии остается тайной до тех пор, пока потомки царской фамилии не вздумают соединиться в браке, сами того не подозревая, что они родственники. Тут церковь скажет свое решительное «нет», и тогда может появиться та самая «другая загадка». В отношении подтверждения фактического отцовства Натальи Александровны Пушкиной появления этой «другой загадки» пришлось ждать довольно долго. Только при царствующем внуке Николая I – императоре Александре III возникла ситуация кровосмесительного брака дочери Натальи Александровны и внучки Натальи Николаевны – Софьи Николаевны Меренберг, обвенчавшейся с великим князем Михаилом Михайловичем Романовым, вызвавшего резкий протест со стороны Русской православной церкви и самого императора Александра III. Мы вновь обращаемся к сочинению Александра Николаевича Зинухова, исследовавшего и эту тайну семьи Пушкиных и царской фамилии и проследившего родословную Софьи Николаевны, невольно нарушившей церковный запрет на кровосмесительный брак.

Все началось, конечно, с ее матери, очень рано познавшей муки неразделенной любви, будучи красавицей и унаследовавшей соответствующие гены своей матери:

«В шестнадцать лет она влюбляется в сына бывшего шефа жандармов графа Орлова. Брак не состоялся из-за противодействия отца. Но юная Наташа не оставляет попыток породниться с кем-нибудь из высших жандармских чинов. Не пройдет и года, она станет невестой, а потом и женой Михаила Леонтьевича Дубельта, сына управляющего Третьим отделением Леонтия Васильевича Дубельта. Создается впечатление, что девушка постоянно находилась в сфере внимания тайной полиции.

Почему же граф Орлов отказал молодым людям в благословении, а действующий управляющий Третьим отделением дал согласие на брак своего сына с дочерью Пушкина? Граф Орлов к событиям вокруг Пушкина и его семьи в 1835–1837 годах был не причастен, а Леонтий Васильевич Дубельт имел самое непосредственное отношение. Он знал, что в жилах Натальи Александровны Пушкиной течет кровь Романовых. Интересно, получил ли Дубельт разрешение Николая Павловича? Не мог не получить. Но если речь идет не о разрешении, а о повелении?

Наталью Николаевну Пушкину выдают за генерал-майора П.П. Ланского, а дочь Наташу – за Михаила Дубельта. Все под контролем. Может быть, именно поэтому Михаил Дубельт обращался со своей семьей – трое детей! – очень скверно. Он пьет, проигрывает огромные деньги в карты. Женщины, конечно, тоже были. Возможно, в основе ущемленное самолюбие?

Мог быть у Леонтия Васильевича Дубельта свой интерес в этом деле? Мог, и, кажется, был. Поэт Пушкин Дубельта не интересовал, но иметь совместных внуков с живым императором – это кое-что. Пусть даже внуки незаконные, даже тайные, но кровь-то одна.

Леонтий Васильевич сделал удачное вложение капитала, так ему казалось, но судьба… Николай Павлович умер в феврале 1855 года. В следующем году оставил свою хлебную должность Дубельт.

В 1862 году супруги Дубельт развелись. Наталья Александровна остается с тремя детьми, но не унывает. Ее часто приглашают на придворные балы, где она еще до окончания бракоразводного процесса знакомится с офицером прусской службы принцем Николаем Вильгельмом Нассауским. В 1867 году они повенчались.

За неполных семь лет Наталья Александровна родила принцу троих детей. Она стала титулованной дамой, получив еще до венчания титул графини Меренберг, пожалованный ей зятем принца Николая Нассауского, владетельным князем Георгием Вальден Пирмонтом.

Графиня Наталья Александровна Меренберг жила постоянно за границей. Умерла она в Канне на вилле своей дочери Софии 10 марта 1913 года. Наталья Александровна Пушкина-Дубельт-Меренберг вошла в высшую европейскую аристократию. Дети ее сделали еще один шаг, приблизившись к монаршим домам Европы.

В 1891 году в Сан-Ремо Софья Николаевна Меренберг, дочь Натальи Александровны, обвенчалась с великим князем Михаилом Михайловичем Романовым. В России это известие вызвало бурю негодования. Император Александр III, видимо, послал отцу невесты принцу Николаю Вильгельму Нассаускому телеграмму: «Этот брак, заключенный наперекор законам нашей страны, требующим моего предварительного согласия, будет рассматриваться в России как недействительный и не имевший места».

Что так взволновало императора? Подобные случаи имели место и раньше. Реакция Александра слишком болезненна. Дело в том, что великий князь Михаил Михайлович Романов являлся внуком Николая I. Император Александр III знал, что Наталья Александровна Меренберг – дочь от внебрачной связи Николая Павловича и Натальи Николаевны Пушкиной, следовательно, ее дочь Софья – фактически внучка Николая I.

Новобрачные нарушили один из основных законов православной России: близкие родственники не могли вступать в брак. Скандальный кровосмесительный брак вызвал столь резкую реакцию императора.

Новобрачные перебрались на постоянное жительство в Англию.

Император Николай Первый и Пушкин

Королева Виктория пожаловала Софье Николаевне и ее потомству титул графов де Торби.

Традицию, заложенную бабушкой Натальей Александровной де Торби, поддержала дочь Софьи Николаевны, Надежда Михайловна де Торби, вышедшая замуж за принца Джорджа Маунбеттена, родного дядю принца Филиппа Эдинбургского. В.М. Фридкин в книге «Пропавший дневник Пушкина» писал: «Старшая дочь Софьи Николаевны, Надежда Михайловна (правнучка Пушкина), вышла замуж за принца Джорджа Маунбеттена, родного дядю принца Филиппа Эдинбургского – супруга нынешней английской королевы Елизаветы. Так потомки Пушкина породнились еще и с членами английской королевской семьи».

Тут добавить нечего. Юридически все верно, только фактически не потомки Пушкина вошли в английскую королевскую семью, а потомки Николая I».

Так, через 55 лет «две загадки» (тайна рождения младшей дочери А.С. Пушкина в 1836 году и скандал в царском семействе, вызванный браком внучки Пушкина и внука Николая I), сопоставленные рядом, высветили тайну отцовства младшей дочери Пушкина, и наша версия переросла в очевидный факт.

"Видел я трех царей…"

В дельвиговском альманахе "Северные цветы" довольно часто печатались стихотворения поэта М. Д. Деларю. Произведения его не вызывали восторгов читателей.

Деларю был лицеистом позднейшего выпуска. Пушкин невысоко ценил его как поэта. В ответ на письма П. А. Плетнева, находившего у Деларю "прекрасный талант", Пушкин писал в апреле 1831 года: "Деларю слишком гладко, слишком правильно, слишком чопорно пишет для молодого лицеиста. В нем не вижу я ни капли творчества, а много искусства…"

В издававшемся Смирдикым журнале "Библиотека для чтения" Деларю напечатал в 1834 году перевод стихотворения В. Гюго "Красавице":

Когда б я был царем всему земному миру, Волшебница! тогда б поверг я пред тобой Все, все, что власть дает народному кумиру: Державу, скипетр, трон, корону и порфиру, За взор, за взгляд единый твой. И если б богом был,- селеньями святыми Клянусь,- я отдал бы прохладу райских струй, И сонмы ангелов с их песнями живыми, Гармонию миров и власть мою над ними За твой единый поцелуй!
Письмо А. С. Пушкина к жене. Автограф

Митрополит Серафим счел необходимым обратить внимание Николая I на "неприличные выражения", допущенные Деларю в этих стихах и заключающие в себе "дерзкие мечты быть царем и даже богом".

За разрешение печатать это стихотворение цензор А. В. Никитенко просидел восемь суток на гауптвахте, а Деларю, служивший в канцелярии военного министра, получил строгий выговор и вынужден был подать в отставку.

Пушкин записал по этому поводу в "Дневнике" 22 декабря 1834 года: "Митрополит (которому досуг читать наши бредни) жаловался государю, прося защитить православие от нападений Деларю и Смирдина. Отселе буря. Крылов сказал очень хорошо:

Мой друг! когда бы был ты бог, То глупости такой сказать бы ты не мог.

Это все равно, заметил он мне, что я бы написал: когда б я был архиерей, то пошел бы во всем облачении плясать французский кадриль".

В 1835 году Деларю выпустил небольшой сборник своих стихотворений "Опыты в стихах", который преподнес Пушкину. Томик этот и сегодня стоит на полках пушкинской библиотеки. Из ста пятидесяти двух страниц его разрезаны, однако, лишь двадцать восемь.

Деларю преклонялся перед Пушкиным, и к 1834 году относится рассказ о том, как он выручил Пушкина, когда его письмо к жене, Наталье Николаевне, было перехвачено и вскрыто московским почт-директором А. Я. Булгаковым и попало в руки шефа жандармов Бенкендорфа.

Само по себе письмо было невинно по содержанию, но в нем поэт упоминал о трех царях, и к одному из них — царствовавшему тогда Николаю I — письмо попало от Бенкендорфа. Пушкин писал: "…рапортуюсь больным и боюсь царя встретить. Все эти праздники просижу дома. К наследнику являться с поздравлениями и приветствиями не намерен; царствие его впереди; и мне, вероятно, его не видать. Видел я трех царей: первый велел снять с меня картуз и пожурил за меня мою няньку; второй меня не жаловал; третий хоть и упек меня в камер-пажи под старость лет, но променять его на четвертого не желаю, от добра добра не ищут. Посмотрим, как-то наш Сашка будет ладить с порфирородным своим тезкой; с моим тезкой я не ладил. Не дай бог ему идти по моим следам, писать стихи да ссориться с царями!"

Можно себе представить, с каким удивлением безмерно подозрительный Николай I читал попавшее к нему письмо поэта… Но Жуковскому все же удалось представить царю дело в благоприятном для Пушкина свете.

Пушкин, однако, был глубоко возмущен вмешательством Булгакова, Бенкендорфа и Николая I в его частную личную переписку с женою и 10 мая 1834 года записал в "Дневнике": "Государю неугодно было, что о своем камер-юнкерстве отзывался я не с умилением и благодарностию. Но я могу быть подданным, даже рабом,- но холопом и шутом не буду и у царя небесного. Однако какая глубокая безнравственность в привычках нашего правительства! Полиция распечатывает письма мужа к жене и приносит их читать царю (человеку благовоспитанному и честному), и царь не стыдится в том признаться — и давать ход интриге, достойной Видока и Булгарина!

Зенгер Т. — Николай I — редактор Пушкина

Что ни говори, мудрено быть самодержавным".


Шаржированный портрет императора Павла I на рукописи оды ‘Вольность’. Рисунок А. С. Пушкина

Пушкин никогда не доверял почте, и еще 20 декабря 1823 года писал П. А. Вяземскому: "Я бы хотел знать, нельзя ли в переписке нашей избегнуть как-нибудь почты — я бы тебе переслал кой-что слишком для нее тяжелое. Сходнее нам в Азии писать по оказии".

Письмо это Пушкин направил своему другу еще из южной ссылки, но за десять лет, протекших с того времени, ничто не изменилось, и 3 июня 1834 года поэт писал жене в связи с пережитыми неприятностями: "…свинство почты так меня охолодило, что я пера в руки взять был не в силе. Мысль, что кто-нибудь нас с тобой подслушивает, приводит меня в бешенство… Без политической свободы жить очень можно; без семейственной неприкосновенности… невозможно: каторга не в пример лучше…"

Почти через полвека, в 1880 году, в журнале "Русская старина" появилась статья "М. Д. Деларю и Пушкин", в которой сообщалось, что секретарь Бенкендорфа, бывший лицеист П. И. Миллер, желая выручить Пушкина, переложил копию перлюстрированного письма поэта к жене из одного отделения письменного стола Бенкендорфа в другое; зная рассеянность и забывчивость своего начальника, он хотел тем самым предотвратить нависшую над Пушкиным угрозу. По другой версии, Деларю взял ее себе.

Вся эта история характеризует приемы, средства и нравы самого императора и его правительства и красноречиво говорит о том, на какие мелочи величайший русский поэт должен был растрачивать свой гений…

Медовый месяц императора

Кем же был для России Николай I — деспотом или ангелом-хранителем?

Александр I

Александр I. Гравюра Т.Райта с оригинала Д.Доу. 1829-е гг. Резец, пунктир. Лондон.
Из кн. Русская старина. Т. XV. СПб, 1876.
В ХРОНОСе воспроизводится по кн. Портреты участников Отечественной войны 1812 года в гравюре и литографии из коллекции Музея-заповедника "Бородинское поле". Кталог. "Кучковое поле", 2006.

Александр и Пушкин

Отношение Пушкина к нему становилось все более негативным. «Им властвует мгновенье. Он раб молвы, сомнений и страстей», — писал поэт в стихотворении «19 октября» (1825). А в десятой главе «Евгения Онегина» (1830) высказывается еще более резко:

Властитель слабый и лукавый,
Плешивый щеголь, враг труда,
Нечаянно пригретый славой,
Над нами царствовал тогда.

Использованы материалы кн.: Пушкин А.С. Сочинения в 5 т. М., ИД Синергия, 1999.

+ + +

Александр I (1777-1825).

В 1829 году Пушкин написал стихотворение «К бюсту завоевателя».

Напрасно видишь тут ошибку:
Рука искусства навела
На мрамор этих уст улыбку,
А гнев на хладный лоск чела.
Недаром лик сей двуязычен.
Таков и был сей властелин,
К противочувствиям привычен,
В лице и в жизни арлекин.

Этот отзыв в дружеском письме нельзя, однако, принимать буквально: он был ответом на какие-то неизвестные нам сейчас разговоры и, может быть, споры с А. А. Дельвигом, высоко ценившим Державина. К творчеству Державина Пушкин продолжал обращаться до конца жизни, вплоть до знаменитого стихотворения «Я памятник себе воздвиг нерукотворный…».

Таким вспомнил поэт российского императора Александра I, рассматривая его мраморный бюст работы знаменитого датского скульптора Торвальдсена (ныне хранится в Государственном Эрмитаже). Историческая верность этой характеристики подтверждается всей деятельностью царя, который правил Россией с 1801 по 1825 год. По словам политического эмигранта П. В. Долгорукова, Александр I имел ум «недальний и невысокий, но хитрый до крайности; лукавый и скрытный… Слабый характером, он скрывал эту слабость под величавостью своей осанки».

Пушкин видел Александра I в Царском Селе, где императору представляли лицеистов, в доме банкира И. Велио и у Карамзиных. Его отношения с монархом не были ровными. В Лицее юноша-поэт связывал героическую борьбу русского народа против иноземных захватчиков и освобождение Европы от наполеоновской тирании с именем Александра I — «спасителя народов». Надеялся он и на либеральные реформы в России, называя начало его царствования «прекрасным». Все это нашло отражение в стихах на военные темы («Воспоминания в Царском Селе», «Наполеон на Эльбе», «На возвращение государя императора из Парижа в 1815 году» и другие). Однако в послелицейские годы, в связи с усилением реакции в России и Европе, у Пушкина возникают оппозиционные настроения к Александру I и его деятельности, ставшие вскоре враждебными. В сатирическом стихотворении «Noel» поэт клеймит «кочующего деспота», рассказывающего народу «сказки» о свободе. Поблекла в его глазах и легенда о царе как герое Отечественной войны.

Царь отомстил поэту. Лишь заступничество влиятельных друзей спасло его от ссылки в Соловки или Сибирь. В годы пребывания на юге и в селе Михайловском Пушкин еще надеялся на милость царя и в ноябре 1824 года писал брату об Александре I: «Зная его твердость и, если угодно, упрямство, я бы не надеялся на перемену судьбы моей, но со мной он поступил не только строго, но и несправедливо. Не надеясь на его снисхождение — надеюсь на справедливость его». Эту же мысль он высказал в «Воображаемом разговоре с Александром I». Надежды поэта не оправдались, и вскоре после смерти царя он признался В. А Жуковскому, что «подсвистывал ему до самого гроба». Естественно намерение Пушкина написать историю царствования Александра I «пером Курбского», ненавидящим пером Андрея Курбского — врага Ивана Грозного.

В поздних произведениях Пушкина оценки личности и исторической деятельности Александра I, как правило, резко отрицательны. Убийственная характеристика дана ему в неоконченных строфах десятой главы «Онегина»:

Властитель слабый и лукавый,
Плешивый щеголь, враг труда,
Нечаянно пригретый славой,
Над нами царствовал тогда.

И незадолго до смерти, подводя итог своей поэтической деятельности, Пушкин оценил ее выше заслуг Александра I.

Я памятник себе воздвиг нерукотворный,
К нему не зарастет народная тропа,
Вознесся выше он главою непокорной
Александрийского столпа.

Л.А. Черейский. Современники Пушкина. Документальные очерки. М., 1999, с. 42-44.

 

Вернуться на главную страницу Александра Павловича

Свиток с изображением траурной процессии
во время похорон императора Александра I (фрагмент).

Знатоки Пушкина

Опыт проведения конкурса

Конкурсы, посвященные жизни и творчеству того или иного писателя, познавательные игры, литературные викторины и вечера требуют специальной подготовки.

Примерно за месяц до начала Пушкинской недели в нашей московской школе № 38 им. А.Н. Островского учителя-словесники на своем методическом собрании выбрали темы для литературно-познавательных игр. Решили, что школьники младших классов будут состязаться между собой в знании пушкинских сказок, для учащихся средней школы решено было составить вопросы по теме “Род и предки А.С. Пушкина. Детство, лицейские годы поэта”, а для старшеклассников взяли тему “Творчество А.С. Пушкина в контексте эпохи”. Эта же тема была оставлена для суперигры, проходившей между старшеклассниками и учителями.

Учителя-словесники разделили обязанности. Каждый взял на себя составление части вопросов и подготовку команд участников.

При этом мы условились поступить следующим образом: например, каждый учитель, готовящий детей по своей теме, не знает заранее вопросов, составленных по этой же теме другим учителем. Если один учитель готовил детей по теме “Род и предки А.С. Пушкина…”, то вопросы он составлял по теме “Творчество А.С. Пушкина в контексте эпохи”. Конкурсные вопросы корректировались лишь накануне игры после окончания занятий с детьми.

Конкурс знатоков проводился так. Команды размещались за несколькими игровыми столами. Разрешалось иметь только карточки для ответов и ручки. Ведущий конкурса оглашал вопросы, которые он выбирал по жребию. На размышление командам давалось одна минута (или 20 секунд на каждый блиц-вопрос). На стол жюри поступали карточки с ответами разных команд. Очки присуждались команде, первой давшей правильный ответ. На конкурсе присутствовали зрители – одноклассники играющих.

Три “творческие” паузы – драматическая, музыкальная, юмористическая – оживляли проведение конкурса. Команды должны были заранее подготовить исполнение музыкального произведения и маленькую постановку (сценку). Лучший номер определяло жюри и добавляло за это командам очки.

Ниже предлагаются некоторые вопросы конкурса, которые использовались во время нашей игры.

Разные по сложности вопросы можно при желании оценивать различными баллами.

Материалы для конкурса “Знатоки Пушкина”

Вопросы для учащихся 5–8-х классов по теме “Род и предки А.С. Пушкина. Детство и лицейские годы поэта”.

1. Кто из предков А.С. Пушкина был крестником императора Петра Великого и польской королевы?

Прадед А.С. Пушкина по материнской линии Ибрагим (или Абрам) Петрович Ганнибал.

2. Какому русскому князю служил предок А.С. Пушкина по прозвищу Радша (сам Пушкин называл его Рача)?

Святому благоверному великому князю Александру Невскому:

Мой предок Рача мышцей бранной
Святому Невскому служил.
         (Моя родословная, 1830)

3. Как звали предка А.С. Пушкина, первым получившего прозвище, давшее название роду Пушкиных?

Григорий по прозвищу Пушка был потомком Радши в четвертом колене, жил в конце XIV – начале XV века.

4. Назовите фамилию няни А.С. Пушкина Арины Родионовны.

Яковлева (в замужестве – Матвеева).

5. О ком А.С. Пушкин писал “Он взял Париж, он основал Лицей”?

Об императоре Александре I, по указу которого 19 октября 1811 года был открыт Царскосельский Лицей.

6. Перечислите все, что составляло обстановку комнаты лицеиста.

Узкая железная кровать с бумазейным одеялом, конторка, стул, умывальный столик с зеркалом, комод.

7. Какая подпись стояла под пушкинским стихотворением “К другу-стихотворцу”, первым его опубликованным произведением, появившемся в московском журнале “Вестник Европы” № 13 за 1814 год?

Александр Н.к.ш.п.

8. На одном из памятников, украшавших царскосельские сады, можно прочитать: “…крепость Наваринская сдалась Бригадиру Ганнибалу. Войск российских было числом шестьсот человек, кои не спрашивали, многочислен ли неприятель, но где он. В плен турков взяли шесть тысяч”.

Как называется этот памятник? Кем приходился наваринский герой А.С. Пушкину?

Памятник – Морейская колонна. Иван Абрамович Ганнибал, старший сын “арапа Петра Великого”, приходился А.С. Пушкину двоюродным дедом.

9. Найдите соответствие (поставьте стрелки) между фамилиями лицеистов и их прозвищами:

Пущин – Бекеркюхель
Вольховский – Большой Жанно
Пушкин – Тося
Дельвиг – Француз
Кюхельбекер – Суворочка

Ответ:

Пущин – Большой Жанно
Вольховский – Суворочка
Пушкин – Француз
Дельвиг – Тося
Кюхельбекер – Бекеркюхель

10. Названия лицейских рукописных журналов были:

“Для удовольствия и …….”, “Юные …….”, “…… перо”, “……. мудрец”.

Вставьте недостающие слова.

Пользы, пловцы, неопытное, лицейский.

11. Найдите соответствия (поставьте стрелки) между фамилиями преподавателей и дисциплинами, преподаваемыми ими:

Кошанский – нравственные науки
Куницын – история
Кайданов – словесность
Карцев – французский язык
де Будри – математика

Ответ:

Кошанский – словесность
Куницын – нравственные науки
Кайданов – история
Карцев – математика
де Будри – французский язык

12. Определите, о ком из лицеистов-соучеников Пушкина идет речь: “Невысокий, тщедушный, он обладал железным характером, несгибаемой волей и этим внешне и внутренне походил на Суворова. Он решил стать военным и всячески закалял себя для будущим тягот. Трудолюбие его было поразительно. Чтобы больше успеть, он мало спал. Тренируя волю, он неделями отказывался от мяса, пирожного, чаю. Чтобы стать сильнее, взваливал на плечи толстенные тома словаря Гейма.

НИКОЛАЙ I И ПУШКИН

Вырабатывая правильную посадку при верховой езде, готовил уроки, сидя верхом на стуле”.

Владимир Вольховский.

Блиц-вопросы:

а) назовите номер комнаты А.С. Пушкина в Лицее

(№ 14);
б) как звали бабушку А.С. Пушкина, оказавшую огромное влияние на внука? (Мария Алексеевна Ганнибал);
в) какое стихотворение прочитал Пушкин на переводном экзамене 8 января 1815 года в присутствии Г.Р. Державина?(“Воспоминания о Царском Селе”);
г) кого в свете прозвали “прекрасной креолкой”?(Надежду Осиповну Пушкину, мать поэта);
д) кто был ближайшим соседом Пушкина в Лицее?(Пущин);
е) назовите фамилию первого директора Лицея(В.Ф. Малиновский).

Вопросы для учащихся старших классов к литературной игре “Творчество А.С. Пушкина в контексте эпохи”

1. Какое стихотворение А.С. Пушкина, обращенное к одному императору, описывает другого государя?

“Стансы”, 1826. Стихотворение описывает императора Петра I, обращено к императору Николаю I.

2. Обращаясь к морю в стихотворении с одноименным названием, Пушкин говорит:

“Один предмет в твоей пустыне
Мою бы душу поразил”.
Что это за “предмет”?
Одна скала, гробница славы…

Там погружались в хладный сон
Воспоминанья величавы:
Там угасал Наполеон.
(Остров Святой Елены)

3. Когда император Александр I узнал о распространении каких-то запрещенных стихотворений Пушкина, он поручил князю Васильчикову достать эти стихи. Адъютантом Васильчикова был Чаадаев. Через него Пушкин послал императору стихотворение. Прочитав его, Александр I велел “благодарить Пушкина за добрые чувства”, которые внушает его произведение. О каком стихотворении идет речь?

“Деревня”, 1819.

4. Роман А.С. Пушкина “Евгений Онегин” не случайно был назван энциклопедией русской жизни. Из него можно узнать даже о кушаньях и напитках пушкинских времен. Причем Пушкин описывает их с необыкновенной точностью. Страсбургский пирог в шутку назван “нетленным”, лимбургский сыр – “живым”, а определение к вину имеет “космический” смысл – “вино кометы”. Объясните все три определения.

Страсбургский пирог – это паштет из гусиной печени, который привозили в консервированном виде. Отсюда – “нетленный”.

Лимбургский сыр очень мягок и при разрезании растекается. Возможно, Пушкин имел в виду, что он покрыт слоем “живой пыли”, образуемой микробами. И то и другое дает возможность назвать его “живым”.

“Вино кометы” – вино 1811 года, когда на небе стояла комета, предвестница несчастий.

5. Описывая проснувшийся Санкт-Петербург, Пушкин упоминает такую деталь: “На биржу тянется извозчик”.

О какой бирже идет речь?

Биржа – уличная стоянка извозчиков.

6. Описывая Москву, Пушкин упоминает львов “на воротах”. В комментарии Ю.М. Лотмана указано, что этих львов нельзя путать с мраморными львами, которые ставились на крыльцах особняков. О каких же львах речь?

Львы – геральдические животные, поддерживающие герб владельца дома.

7. Две столицы, Москва и Петербург, во времена Пушкина отличались и образом жизни, и составом населения. Объясните, где можно было встретить “охтинку с кувшином”, а где “бухарцев”? Кто это такие – охтинка и бухарцы?

Охтинка – жительница Охты, окраинного района в Петербурге. Охта была заселена финнами, снабжавшими жителей столицы молочными продуктами.

Бухарцами называли в Москве продавцов восточных товаров, привозимых из Средней Азии.

Какой город и почему был “барабаном пробужден”, а какой просыпался от раннего звона колоколов?

Сигналы утренней побудки в казармах гвардейских полков, расположенных в разных концах Петербурга, подавались барабанной дробью. Звук этот, разносясь в утренней тишине по пустынным улицам, будил трудовое население города.

Москву будил “ранний звон колоколов”.

8. Вставьте слова-топонимы в следующие отрывки из романа “Евгений Онегин”:

Вот окружен своей дубравой,
…… замок. Мрачно он
Недавнею гордился славой.

Пошел! Уже столпы заставы
Белеют; вот уж по ……
Возок несется чрез ухабы.

В сей утомительной прогулке
Проходит час-другой, и вот
У ……. в переулке
Возок пред домом у ворот
Остановился.

Петровский, (по) Тверской, (у) Харитонья.

9. В день, когда А.С. Пушкин сочинил юмористическую поэму “Граф Нулин”, произошло важное историческое событие, участия в котором Пушкин принять не смог. “Бывают странные совпадения”, – заметил по этому поводу поэт. Назовите год и день написания поэмы “Граф Нулин”.

14 декабря 1825 года.

10. По какому поводу и в каком стихотворении Пушкину пришлось напомнить западноевропейским политикам о том, что россияне “кровью искупили Европы вольность, честь и мир” во время Отечественной войны 1812 года?

В стихотворении “Клеветникам России”, написанном в 1831 году в связи с восстанием в Польше и провокационными выступлениями во Французской палате депутатов (Лафайета, Могена и других), призвавших к вооруженному вмешательству в военные действия в Польше.

11. О ком из близких людей Пушкин писал:

“Ты был целителем моих душевных сил”;
“Мой брат родной по музе, по судьбам”;
“Он был лучшим из нас”.

О П.Я. Чаадаеве, В.К. Кюхельбекере, А.А. Дельвиге.

12. В стихотворении “Герой” действующие лица спорят о достоверности посещения Наполеоном лагеря больных чумой в Яффе и приходят к печальному выводу о том, что этот факт вымышлен. Однако текст стихотворения обрывается на слове “Утешься”, после которого следует многозначительное многоточие. Как, по мнению А.С. Пушкина, могут утешиться читатели, посмотрев на дату (29 сентября 1830 года), выставленную под этим стихотворением? (Эта дата не является днем создания стихотворения.)

29 сентября 1830 года император Николай I посетил Москву, где свирепствовала эпидемия холеры.

13. В день своего рождения, 26 мая 1828 года, Пушкин создает трагическое стихотворение, начинающееся словами: “Дар напрасный, дар случайный, / Жизнь, зачем ты мне дана?” После появления этого стихотворения в журнале “Северные цветы” за 1830 год Пушкин получил ответ на свой вопрос и тоже в стихах. Кто был автором этого ответа?

Митрополит Московский Филарет (Дроздов).

14. Какую молитву переложил А.С. Пушкин в стихотворении, начинающемся строчкой “Отцы пустынники и жены непорочны…”?

Великопостную молитву святого Ефрема Сирина.

Лариса ВЕРЕЩАГИНА

Новый выставочный проект Государственного музея А.С. Пушкина приурочен к 400-летию монархической династии Романовых. Михаил Федорович Романов был избран русским царем 21 февраля 1613 года. Восхождением на трон первого из рода Романовых завершилось в России время Смуты.
Насыщенная уникальными документальными и художественными материалами, произведениями искусства и предметами эпохи XVII — XX веков, выставка увлекательно рассказывает о взаимоотношениях двух старинных российских родов — Пушкиных и Романовых — в разных сферах бытия: политических, общественных, культурных, личных.

На протяжении столетий жизненные пути представителей родов Пушкиных и Романовых не раз пересекались, переплетая их отношения замысловато, неожиданно, порой, весьма драматически — от возведения на трон Михаила Романова до женитьбы внуков Николая I на внуках А.С. Пушкина. В выставке, основу которой составляют экспонаты фондовых собраний музея А.С. Пушкина, приняли участие несколько крупных музеев и архивов России. Исторические реликвии и документы поступили на выставку, в том числе, из Исторического музея, музеев-заповедников «Петергоф» и «Царское Село», из Архива древних актов. Залы выставки объединены оригинальным пространственным и цветовым решением. По проекту художника выставки идейной доминантой экспозиции стал образ знаменитого памятника Петру I в Петербурге — символ монаршей силы. Могучая тень императора на вздыбленном коне и игра цветовых оттенков патины, покрывшей Медного всадника за столетия — важные элементы художественного проекта.

«Четверо Пушкиных подписались под грамотою
о избрании на царство Романовых…»
А.С. Пушкин «Начало автобиографии», 1830-е

Первый раздел выставки с условным названием «Моя родословная» рассказывает о предках поэта, оставивших свой след в истории России — теме, которая очень интересовала и волновала А.С. Пушкина. Подлинные царские грамоты и указы, жалования дворянством, донесения и другие ценнейшие документы ушедшей эпохи вместе с насыщенной портретной галереей исторических персонажей и предметами эпохи представляют яркую картину истории России от Смутного времени до расцвета царствования Екатерины II. События, в которых Пушкины сыграли важную роль, представлены здесь как через уникальные документальные свидетельства, так и сквозь призму взгляда поэта — его произведения: «Моя родословная», «Арап Петра Великого», «Борис Годунов», «Медный всадник», статьи, письма…
Вторая часть экспозиции посвящена взаимосвязи поэта и власти, отношениям самого А.С. Пушкина с самодержцами, в царствование которых он жил.

«Видел я трех царей…
Первый велел снять с меня картуз и пожурил за меня мою няньку;
второй меня не жаловал;
третий хоть и упек меня в камер-пажи под старость лет,
но променять его на четвертого я не желаю; от добра добра не ищут».
А.С. Пушкин. 1834 г.

При каких обстоятельствах мог встречаться Пушкин-ребенок с Павлом I, почему «не жаловал» Александр I молодого поэта и почему тот, при этом, был так внимателен в своем творчестве к царю-победителю; каковы были взаимоотношения Пушкина и Николая I, ставшего личным цензором поэта и попечителем семьи после его гибели?.. Материалы выставки помогут ответить на многие интересные вопросы, некоторые из которых до сих пор полны тайн. Третий раздел расскажет зрителям о том, какую роль Романовы сыграли в оценке творчества Пушкина и популяризации великого русского поэта. Особое внимание выставка уделяет деятельности великого князя Константина Романова, по инициативе которого в России широко отмечалось столетие рождения поэта. При личном участии члена царской фамилии было подготовлено первое академическое издание произведений Пушкина; утверждено «Положение о Пушкинском доме» и основан фонд, объединивший бесценное наследие поэта; учрежден разряд изящной словесности при отделении русского языка Академии наук; приобретено в казну имение Михайловское…
Заключительным аккордом выставки станет страница истории, когда волею судьбы ветви двух знаменитых российских фамилий не просто пересеклись, но и кровно объединились. Прямые потомки Пушкина трижды породнились с династией Романовых. В первый раз это произошло, когда младшая дочь поэта вторым и счастливым браком вышла замуж за принца Николая Вильгельма Нассауского (брата супруга великой княжны Елизаветы Михайловны, внучки Николая I), получив титул баронессы Меренберг. Кровно же родство Пушкиных с Романовыми закрепили два брака внуков поэта, детей Натальи Александровны и Николая Нассауского. Их дочь Софья (по первому браку графиня де Торби) в 1891 году вышла замуж за великого князя Михаила Михайловича Романова, внука Николая I. А сын их, Георг Николай Меренберг, женился в 1895 году на княжне Ольге Юрьевской, дочери Александра II от его морганатического брака с княжной Екатериной Долгорукой…
Для сегодняшних потомков принадлежность к знаменитым русским фамилиям не только предмет гордости, но для многих еще и миссия. Так, например, праправнучка А.С. Пушкина и правнучка Александра II, немецкая баронесса Клотильда фон Ринтелен, ведет огромную общественную работу по популяризации пушкинского творчества за рубежом. Будучи большим другом и частым гостем пушкинских музеев Москвы и Петербурга, она передала на родину своих великих предков немало семейных реликвий. Ее многочисленные дары московскому дому Пушкина, в числе которых и великолепный скульптурный прижизненный портрет дочери поэта, Натальи Александровны Меренберг, можно будет увидеть на выставке, открывающейся в музее А.С. Пушкина на Пречистенке.

В числе ценных экспонатов, представленных на выставку участниками проекта:

Утвержденная грамота об избрании на царский престол Михаила Федоровича Романова. Май, 1613 г. Копия 1723 г. (РГАДА)

Известие «Нового летописца» о поездке Гаврилы Пушкина и Федора Плещеева из-под Кром под Москву в Красное Село с грамотами Лжедмитрия I «к бояром и всему народу с ласкою и з гразою…». Список XVII в. (РГАДА)

Известие о пожаловании царем Михаилом Федоровичем Гавриле Григорьевичу Пушкину дворянства «за Московское осадное сиденье в королевичев приход вотчин в Ярославле, Касимове и Шацке» и его участии во встрече из плена митрополита Филарета под Вязьмой в 1619 г…». Из родословной Пушкиных, составленной археографом А.Ф. Малиновским в 1799 г. Отпуск, полученный В.Л.

Тому, кого карает явно… Пушкин и Николай I

Пушкиным с его автографом (РГАДА)

Запись в Посольском приказе о приезде из Константинополя грека Андрея Васильева, присланного от Савы Рагузинского с тремя малолетними арапами. Один из них прадед А.С. Пушкина, «арап Петра Великого» Аврам Ганнибал (РГАДА)

Запись в Правительствующем Сенате «О пожаловании императрицей Елизаветой Петровной 13 января 1742 г. генерал-майору и обер-коменданту Ревельской крепости Авраму Ганнибалу в Псковском уезде пригорода Воронича Михайловской губы (РГАДА)

Объявление в газете «Московские ведомости» о награждении орденом Святого Александра Невского генерал-аншефа Аврама Петровича Ганнибала 1760 г. сентября 12 (РГАДА)

Портрет Императрицы Елизаветы Петровны. 1808 г. Н.х. (МЗ «Царское Село»)

Гравюра «Прогулка Екатерины II в Екатерининском парке». 1770-е. (МЗ «Царское Село»)

Мундирное платье по флоту (юбка, лиф, платье) Екатерины II (МЗ «Петергоф»)

Патент императрицы Екатерины II Михаилу Алексеевичу Пушкину на чин лейб-гвардии подпоручика Преображенского полка, Москва, 10 июня 1763 г. (ГИМ)

Портрет Императора Александра I и Елизаветы Алексеевны. Худ. — П.П. Заболотский (МЗ «Петергоф»)

Доклад министра иностранных дел графа К.В. Нессельроде императору Николаю I, в коем испрашивается высочайшее повеление о том, каким чином определить отставного коллежского секретаря А.С. Пушкина в Коллегию иностранных дел. (ГИМ)

Повеление императора Николая I о принятии в службу отставного коллежского секретаря А.С. Пушкина с тем же чином и об определении его в Коллегию иностранных дел. 14 ноября 1831 г. (ГИМ)

Меню обеда по случаю открытия памятника А.С. Пушкину в Москве, 1880 г. (ГИМ)

Портрет А.С. Пушкина, составленный из букв его биографии и сочинений, 1899 г. (ГИМ)

Черкеска офицера Собственного Его Величества конвоя образца 1895 года

и фуражка, принадлежавшие Императору Николаю II (Петергоф)

Гравюра «Государь Император Николай I, Императрица Александра Федоровна, наследник, Цесаревич Александр Николаевич и Великий князь Константин Николаевич в Петергофе». Гравировал — Н. Антонов, 1833 г.

Рисунки Александра Бенуа (Петергоф)

22 февраля 2013 г.

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *