в Новости /

24 мая – день памяти равноапостольного Кирилла († 869), просветителя славян. От времени жизни святого Кирилла нас отделяет больше 1000 лет. Сквозь слой веков, как сквозь толстое мутное стекло, трудно, кажется, что-то разглядеть. О многих знаменитых людях той эпохи мы подчас не знаем ничего, кроме имени. Создатель славянской азбуки в этом отношении оказался в положении исключительном. Можно сказать, что нам повезло. Уже вскоре после кончины Кирилла и Мефодия были созданы их жизнеописания. Причем созданы их ближайшими учениками и «по горячим следам», когда обстоятельства жизни славянских первоучителей не успели забыться. В написании жития святого Кирилла, вероятно, принимал непосредственное участие Мефодий, передавший подробные сведения о детских годах своего брата.

Когда листаешь «Пространные жития» Кирилла и Мефодия, этот замечательный исторический источник, одно из первых произведений славянской литературы, перед глазами разворачивается увлекательная история, в которой соседствуют описания спокойных лет учебы и полных приключений миссионерских путешествий в отдаленные страны Востока, свидетельство о напряженной научной работе и картины жизни столичного царского двора, рассказ о монашеском уединении и полное драматизма повествование о просветительских трудах Кирилла и Мефодия у славян. Отдельное внимание привлекает рассказ о детстве святого Кирилла, в котором замечательны два эпизода – повествование об унесенном ветром ястребе и о чудесном сне, увиденном однажды Кириллом.

Представьте себе подростка по имени Константин (так звали святого Кирилла до монашеского пострига), который воспитывается пусть в не очень богатой, но и в совсем не бедной семье. Его отец занимает немаловажную государственную должность в Фессалониках – втором по величине городе Византийской империи. Любимое развлечение этого мальчика, как, впрочем, и других молодых людей его круга, – ястребиная охота. Отец подарил ему обученного ястреба – довольно дорогой, как известно, подарок. Однажды Константин отправился с друзьями на охоту. И вот, когда его птица взмыла в небо, чтобы обнаружить добычу, поднялся внезапный порыв ветра, подхватил ястреба и унес. Сказать, что Константин расстроился, – значит не сказать ничего. Горю его не было предела. Два дня от огорчения он не ел хлеба. «Реакция ребенка, потерявшего игрушку», – скажете вы. Но выводы из этого случая Константин сделал совсем не детские. «Подумав в душе о суетности жизни этой, – рассказывает его жизнеописатель, – покаялся, говоря: «Такова ли есть эта жизнь, где на место радости приходит печаль? С этого дня вступлю на другой путь, что этого лучше, и в волнении жизни этой своих дней не растрачу”». Таким путем для Константина стало учение.

Образование сегодня стремятся получить все. Если спросить: зачем? – последуют ответы: чтобы получить профессию и зарабатывать на жизнь, чтобы потом сделать хорошую карьеру, чтобы быть «успешным» и т.д. Но затем ли учился Константин?

В его житии есть описание сна, приснившегося ему, когда он был еще семилетним ребенком. Мальчику снилось, что стратиг (то есть градоначальник) Фессалоник собрал всех девушек города и сказал Константину: «Избери себе из них, кого хочешь, в супруги на помощь тебе и сверстницу твою». В Византии такие «смотры невест» были известны; правда, происходили они в связи с женитьбой императора: со всех областей империи специальные комиссии собирали красивых девушек, из которых царь и избирал себе невесту. Каким же был выбор Константина? «Я же, рассмотрев и разглядев всех, увидел одну прекраснее всех, с сияющим ликом, украшенную золотыми ожерельями и жемчугом и всей красотой, имя же ее было София, то есть Мудрость, и ее я избрал». Все значение этого сна можно понять, если вспомнить, что в православной Византии мудростью считали не только изощренность ума или обилие эрудиции. В церковном богословии Мудростью, или Премудростью, Божией именуется Сын Божий – Иисус Христос. Для Константина с юных лет стремление к Мудрости было не просто стремлением к книжному научению, но стремлением ко Христу. Поэтому и в церковной агиографии он остался как Константин Философ. Философ по-гречески значит «любящий мудрость».

Эти два замечательных случая из детства святого Кирилла соотносятся как вопрос и ответ. Потеря ястреба дала мальчику почувствовать то, что русский философ XIX века В.И. Несмелов называл «загадкой человека»: существуя во времени, человек не сводится ко времени – потеряв ястреба, Константин обнаружил, что житейские блага переменчивы и недостаточны, чтобы придать жизни смысл. Именно это чувство и делает человека человеком – существом, которое хочет не только жить, но и знать, зачем живет. Потому что человек – не только прямоходящий, умелый, разумный. Человек – еще и спрашивающий. Он отличается от животного тем, что может не только просить, но и спрашивать. Спрашивать не из простого любопытства, но потому, что хочет знать смысл: зачем он живет, зачем существует мир. Часто этот вопрос казался людям безответным, и тогда человек ощущал себя тем, что экзистенциалисты называли «passion inutile» – «бесполезная страсть».

Когда-то давно античный философ Сократ беспокоил своих сограждан именно такими вопросами: что такое добро, справедливость, истина? Никто не мог ему толком ответить на них, а про себя он знал, что ничего не знает. В конце концов его казнили, потому что искать ответ – трудно, и часто поиски ответа кажутся людям безрезультатными. Куда и к кому обращен вопрос человека о смысле существования? И можно ли получить на него ответ? Может быть, прав Гейне: «А мы все спрашиваем, спрашиваем, пока комок земли не заткнет нам горло, но разве это ответ?»

Но ответ пришел. И пришел он через Слово. Больше чем 2 тысячи лет назад в городке Вифлееме родился Христос, Который в Библии называется Словом – Вечным Божественным Словом, дающим миру жизнь и смысл. Именно Его красотой – красотой Премудрости-Софии – и пленился в детстве святой Кирилл. Именно в Нем и был ответ на духовное искание мальчика, решившего «в волнении жизни этой своих дней не растратить». А потому Кирилл-Константин был настоящим филологом – «любящим Слово» по-гречески. Он всю жизнь стремился ко Христу, Которого апостол Иоанн назвал в Евангелии Логосом-Словом.

Христос принес миру Свое слово, записанное в Евангелии. Он победил бессмыслицу смерти Своим воскресением. Слово Его обращено ко всем – ко всем людям, ко всем народам, ко всем эпохам. Оно звучит на разных языках. На славянский его перевели Кирилл и Мефодий, и оно стало тем зерном, из которого выросла русская культура. Оно звучало в ней тысячу лет, звучит и сейчас.

Но, как и во времена Сократа, многим сейчас кажется, что проще жить, «не грузясь» – ни о чем не спрашивая. Не слыша Слова. Беря от жизни все – но ведь нас самих когда-то возьмет смерть и сделает все, что мы взяли, бессмысленным и ненужным – «заткнет нам комком земли горло».

И исход из этого только один. Победил смерть Христос – Своим воскресением. Эта победа может стать и нашей через Него, через Слово. Для этого лишь нужно расслышать Его обращение к нам – и Кирилл и Мефодий помогают это сделать, ведь их наследие живет в нашем языке, который, по выражению Вяч. Иванова, «неразрывно слился с глаголами Церкви». Поэтому, когда мы называем равноапостольных братьев просветителями, то речь идет не только о просвещении в смысле распространения грамотности, наук и образования, но и о просвещении в смысле, о котором напоминал Н.В. Гоголь: «Просветить не значит научить, или наставить, или образовать, или даже осветить, но всего насквозь высветлить человека во всех его силах, а не в одном уме, пронести всю природу его сквозь какой-то очистительный огонь. Слово это взято из нашей Церкви, которая уже почти тысячу лет его произносит…»

Такова сила христианского просвещения: оно предлагает людям не только вопросы, но и дает ответы. В этом сила христианской философии и филологии как пути к Слову, который открыт в славянском культурном наследии Константином-Кириллом Философом и его братом Мефодием – просветителями славян.

Священник Димитрий Долгушин

2.1.2. Солунские братья свв. Кирилл (Константин Философ) и Мефодий – первые славянские просветители

Константин (Кирилл) Философ

Константин (826–869 гг.) и его старший брат Мефодий (820–885 гг.) родились и провели детство в македонском портовом городе Солуни (современный город Салоники). От названия города идет традиция называть их солунскими братьями. Национальность Кирилла и Мефодия в летописных источниках не указывается.

Кирилл получил блестящее по тому времени образование. Его ум и прилежание были широко известны: в 14 лет он приглашается ко двору малолетнего тогда императора Михаила. Там одним из его учителей становится знаменитый Фотий.

Как человек больших знаний, Константин был назначен библиотекарем патриаршей библиотеки. Но, вероятно, даже эта работа мешала его ученым занятиям. Он покинул патриаршую библиотеку и на полгода скрылся в каком-то уединенном монастыре («на узкое море», т.е. в районе Босфора). По возвращении он становится преподавателем философии, получает возможность

Константин неоднократно был посланником Византии; он направлялся с религиозными миссиями к соседним народам для убеждения их в истинности византийского христианства. Во время одной из этих миссий, по пути к хазарам, в Херсонес, он находит Евангелие и Псалтырь, писанные «рушкым писменем», и человека, знающего этот язык. Он быстро научился читать эти книги. Он изучает также древнееврейский, самарянский языки. Свое знание древнееврейской, в частности самарянской письменности Константин обнаружил вскоре после возвращения от хазар: он прочитал в Константинополе загадочную самарянскую надпись на одной древней чаше.

Не случайно именно Константин и его старший брат Мефодий направляются Византией в Моравию с миссией в ответ на просьбу моравского внязя Ростислава.

По возвращении из Моравии Константин и Мефодий отправляются в Рим. Из Рима Константин не вернулся: в 869 году, приняв схиму и новое монашеское имя Кирилл, он скончался.

Мефодий

Характер и жизнь Мефодия были во многом сходны, а во многом отличны от характера и жизни его младшего брата Константина (Кирилла) Философа.

Оба они жили духовной жизнью, стремясь к воплощению своих убеждений и идей, не придавая значения ни богатству, ни карьере. Никогда не имели ни семьи, ни постоянного пристанища, жили, скитаясь, и умерли на чужбине. До нас не дошло ни одного их произведения, хотя создали и перевели они немало. Наконец, до сих пор спорят, какую именно азбуку создали Константин и Мефодий.

Младший брат писал, старший переводил его работы; младший создал славянскую азбуку, письменность и книжное дело, старший – практически развил созданное младшим; младший был талантливым ученым, тонким филологом, в историю вошел как Константин Философ, старший был способным организатором и практическим деятелем.

Ни о каких подробностях первых лет жизни Мефодия Жития не сообщают. Вероятно, в его жизни не было ничего замечательного, пока его деятельность не пересеклась с деятельностью младшего брата.

Мефодий рано поступил на военную службу; около 10 лет был управителем славянской области, подвластной Византии. Затем он удалился в монастырь, где «усердно прилежал книгам». Здесь, на горе Олимп, несколько лет провел и Константин между миссиями к сарацинам и хазарам. На рубеже 60-х годов Мефодий либо крестил, либо подготовил к крещению болгарского царя Бориса. Вероятно, именно за заслуги в Болгарии ему был предложен высокий сан архиепископа, от которого Мефодий отказался и выбрал более спокойную и тихую должность настоятеля небольшого монастыря Полихрон на азиатском берегу Мраморного моря.

Не позднее 864 года Византия посылает братьев с миссией в Моравию. Из Моравии Константин и Мефодий отправляются в Рим.

После двухлетнего пребывания в Риме Мефодий вернулся сначала в Паннонию, затем получает назначение епископом в Моравию: Адриан II установил там славянскую епископию.

В Моравии в это время усиливается немецкая партия. Преемник моравского князя Ростислава Святополк начинает ориентироваться в своей политике на немецкое духовенство, в результате чего Мефодий был заключен в тюрьму в Баварии, где просидел более двух лет.

Последние годы жизни Мефодия были заняты переводами: он перевел всю Библию (кроме книги Маккавеев), Номоканон и Патерик.

СВЯТЫЕ КИРИЛЛ И МЕФОДИЙ

Кирилл и Мефодий — святые, равноапостольные, славянские просветители, создатели славянской азбуки, проповедники христианства, первые переводчики богослужебных книг с греческого на славянский язык. Кирилл родился около 827 г., умер 14 февраля 869 г. До принятия монашества в начале 869 г. носил имя Константин. Его старший брат Мефодий родился около 820 г., умер 6 апреля 885 г. Родом оба брата были из г. Фессалоники (Солунь), отец их был военачальником. В 863 г. Кирилл и Мефодий были направлены византийским императором в Моравию в целях проповеди христианства на славянском языке и оказания помощи моравскому князю Ростиславу в борьбе против немецких князей. Перед отъездом Кирилл создал славянскую азбуку и с помощью Мефодия перевел с греческого на славянский язык несколько богослужебных книг: избранные чтения из Евангелия, апостольские послания. Псалтирь и др. В науке нет единого мнения по вопросу о том, какую азбуку создал Кирилл — глаголицу или кириллицу, однако первое предположение более вероятно. В 866 или 867 г. Кирилл и Мефодий по вызову римского папы Николая I направились в Рим, по дороге побывали в Блатенском княжестве в Паннонии, где также распространяли славянскую грамоту и вводили богослужение на славянском языке. После приезда в Рим Кирилл тяжело заболел и умер. Мефодий был посвящен в сан архиепископа Моравии и Паннонии и в 870 г. возвратился из Рима в Паннонию. В середине 884 г. Мефодий вернулся в Моравию и занимался переводом Библии на славянский язык. Своей деятельностью Кирилл и Мефодий заложили основу славянской письменности и литературы. Эта деятельность была продолжена в южнославянских странах их учениками, изгнанными из Моравии в 886 г. и перебравшимися в Болгарию.

Византийский словарь

КИРИЛЛ И МЕФОДИЙ — ПРОСВЕТИТЕЛИ СЛАВЯНСКИХ НАРОДОВ

В 863 году в Византию к императору Михаилу III прибыли послы из Великой Моравии от князя Ростислава с просьбой прислать к ним епископа и человека, который бы смог разъяснить христианскую веру на славянском языке. Моравский князь Ростислав стремился к независимости славянской церкви и с подобной просьбой уже обращался в Рим, но получил отказ. Михаил III и Фотий так же, как и в Риме, отнеслись к просьбе Ростислава формально и, отправив в Моравию миссионеров, не рукоположили ни одного из них в епископы. Таким образом, Константин, Мефодий и их приближенные могли вести лишь просветительскую деятельность, но не имели права сами рукополагать своих учеников в священнические и дьяконские саны. Эта миссия не могла увенчаться успехом и иметь большого значения, если бы Константин не привез мораванам в совершенстве разработанную и удобную для передачи славянской речи азбуку, а также перевод на славянский язык основных богослужебных книг. Безусловно, язык привезенных братьями переводов фонетически и морфологически отличался от живого разговорного языка, на котором говорили мораване, но язык богослужебных книг изначально был воспринят как письменный, книжный, сакральный, язык-образец. Он был значительно понятнее латыни, а некая непохожесть на язык, использующийся в быту, придавала ему величия.

Константин и Мефодий на богослужениях читали Евангелие по-славянски, и народ потянулся к братьям и к христианству. Константин и Мефодий усердно обучали учеников славянской азбуке, богослужению, продолжали переводческую деятельность. Церкви, где служба велась на латинском языке, пустели, римско-католическое священство теряло в Моравии влияние и доходы. Поскольку Константин был простым священником, а Мефодий — монахом, они не имели права сами ставить своих учеников на церковные должности. Чтобы решить проблему, братья должны были отправиться в Византию или Рим.

В Риме Константин передал мощи св. Климента только что рукоположенному папе Адриану II, поэтому тот принял Константина и Мефодия очень торжественно, с почетом, принял под свою опеку богослужение на славянском языке, распорядился положить славянские книги в одном из римских храмов и совершить над ними богослужение. Папа рукоположил Мефодия в священники, а его учеников — в пресвитеры и диаконы, а в послании князьям Ростиславу и Коцелу узаконивает славянский перевод Священного писания и отправление богослужения на славянском языке.

Почти два года братья провели в Риме. Одна из причин этого — все ухудшающееся здоровье Константина. В начале 869 года он принял схиму и новое монашеское имя Кирилл, а 14 февраля скончался. По распоряжению папы Адриана II, Кирилл был погребен в Риме, в храме св. Климента.

После смерти Кирилла папа Адриан рукоположил Мефодия в сан архиепископа Моравии и Паннонии. Вернувшись в Паннонию, Мефодий развернул кипучую деятельность по распространению славянского богослужения и письменности. Однако после смещения Ростислава у Мефодия не осталось сильной политической поддержки. В 871 году немецкие власти арестовали Мефодия и устроили над ним суд, обвиняя архиепископа в том, что он вторгся во владения баварского духовенства. Мефодий был заключен в монастырь в Швабии (Германия), где и провел два с половиной года. Лишь благодаря прямому вмешательству папы Иоанна VIII, сменившего скончавшегося Адриана II, в 873 году Мефодий был освобожден и восстановлен во всех правах, но славянское богослужение стало не основным, а лишь дополнительным: служба велась на латинском языке, а проповеди могли произноситься на славянском.

После смерти Мефодия противники славянского богослужения в Моравии активизировались, а само богослужение, державшееся на авторитете Мефодия, сначала притесняется, а затем полностью затухает. Часть учеников бежало на юг, часть была продана в Венеции в рабство, часть убита. Ближайших учеников Мефодия Горазда, Климента, Наума, Ангеллария и Лаврентия, заточив в железо, держали в темнице, а затем изгнали из страны. Сочинения и переводы Константина и Мефодия были уничтожены. Именно этим объясняется то, что до наших дней не сохранилось их произведений, хотя сведений об их творчестве достаточно много. В 890 году папа Стефан VI предал славянские книги и славянское богослужение анафеме, окончательно запретив его.

Дело, начатое Константином и Мефодием, было все-таки продолжено его учениками. Климент, Наум и Ангелларий поселились в Болгарии и явились основоположниками болгарской литературы. Православный князь Борис-Михаил, друг Мефодия, оказал поддержку его ученикам. Новый центр славянской письменности возникает в Охриде (территория современной Македонии). Однако Болгария находится под сильным культурным влиянием Византии, и один из учеников Константина (вероятнее всего, Климент) создает письменность, подобную греческому письму. Происходит это в конце IX — начале Х века, во время правления царя Симеона. Именно эта система получает название кириллицы в память о человеке, который впервые предпринял попытку создания азбуки, пригодной для записи славянской речи.

Просветительская деятельность Кирилла и Мефодия

ВОПРОС О САМОСТОЯТЕЛЬНОСТИ СЛАВЯНСКИХ АЗБУК

Вопрос о самостоятельности славянских азбук вызван самим характером очертаний букв кириллицы и глаголицы, их источниками. Что же представляли собой славянские азбуки – новую письменную систему или лишь разновидность греко-византийского письма? При решении этого вопроса необходимо учитывать следующие факторы:

В истории письма не было ни одной буквенно-звуковой системы, которая бы возникла совершенно самостоятельно, без влияния предшествующих систем письма. Так, финикийское письмо возникло на базе древнеегипетского (правда, был изменен принцип письма), древнегреческое – на основе финикийского, латинское, славянское – на базе греческого, французское, немецкое – на базе латыни и т.д.

Следовательно, речь может идти лишь о степени самостоятельности системы письма. При этом гораздо важнее насколько точно видоизмененная и приспособленная исходная письменность соответствует звуковой системе языка, который она намерена обслуживать. Именно в этом отношении создатели славянской письменности проявили огромное филологическое чутье, глубокое понимание фонетики старославянского языка, а также большой графический вкус.

Кирилло-мефодиевистика

ЕДИНСТВЕННЫЙ ГОСУДАРСТВЕННО-ЦЕРКОВНЫЙ ПРАЗДНИК

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА РСФСР

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 30 января 1991 г. N 568-1

О ДНЕ СЛАВЯНСКОЙ ПИСЬМЕННОСТИ И КУЛЬТУРЫ

Придавая важное значение культурному и историческому возрождению народов России и учитывая международную практику празднования дня славянских просветителей Кирилла и Мефодия, Президиум Верховного Совета РСФСР постановляет:

Объявить 24 мая Днем славянской письменности и культуры.

Председатель

Верховного Совета РСФСР

Б.Н.ЕЛЬЦИН

Библиотека нормативно-правовых актов СССР

В 863 году, 1150 лет назад, равноапостольные братья Кирилл и Мефодий начали свою Моравскую миссию по созданию нашей письменности. О ней говорится в главной русской летописи «Повести временных лет»: «И рады были славяне, что услышали о величии Божием на своём языке».

И второй юбилей. В 1863 году, 150 лет назад, Российский Святейший Синод определил: в связи с празднованием тысячелетия Моравской миссии святых равноапостольных братьев установить ежегодное празднование в честь преподобных Мефодия и Кирилла 11 мая (24 по н.ст.).

В 1986 году по инициативе писателей, особенно покойного уже Виталия Маслова, сначала в Мурманске прошёл первый Праздник письменности, а на следующий год его широко отметили в Вологде. Наконец, 30 января 1991 года Президиум Верховного Совета РСФСР принял постановление о ежегодном проведении Дней славянской культуры и письменности. Читателям не надо напоминать, что 24 мая ещё и день тезоименитства Патриарха Московского и всея Руси Кирилла.

Логически представляется, что единственный государственно-церковный праздник России имеет все основания приобрести не только общенациональное звучание, как в Болгарии, но и общеславянское значение.

Русский дом

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *