Вопрос:

Почему Бог в Ветхом Завете столь жесток? Истребляет целые народы, уничтожает города и прочее?

Отвечает иеромонах Адриан (Пашин), кандидат физико-математических наук :

Вопрос Ветхого Завета необычайно важен и необычайно сложен. И не случайно святые отцы заповедуют читать нам из Ветхого Завета поначалу только Псалтырь (псалмами пророка Давида пронизано все православное богослужение) и книгу Премудростей Соломоновых, которую мы читаем на паремиях. Есть к этому веские причины.

Что описывает Ветхий Завет? Он описывает создание человека, жизнь первых людей на земле. Далее Ветхий Завет описывает историю одного, когда-то Богом избранного иудейского народа. В чем же смысл ветхозаветной истории? Человечество во всей своей полноте настолько удалилось от Единого Истинного Бога, настолько потеряло осознание вечности, осознание того, что существует душа у человека, что существуют определенные законы духовной жизни, преступить через которые никто не может, — настолько было страшно помрачение всего человечества, что был единственный путь спасения человечества. Бог избрал один народ среди всей огромной массы язычников, поклоняющихся трудам своих рук — идолам, поклоняющихся диаволу, увлекавшему все человечество в вечную погибель. Так вот, Господь избрал один народ и вел этот народ на протяжении нескольких тысяч лет для того, чтобы из него произвести Пресвятую Владычицу нашу Приснодеву Марию, Которая и стала Матерью Бога. Через Нее смог воплотиться Бог. Не через язычников, не знавших Бога, а через лучшую представительницу человечества — Богородицу. Но для того, чтобы грубый, жестоковыйный, как он называется Библии, иудейский народ, слушал Бога, он должен быть полностью отделен от всех остальных народов, погрязших в язычестве. Один культ Молоха с детскими жертвоприношениями чего стоит! Отделение от остального человечества осуществлялось жесткой рукой, потому что в противном случае иудеи сразу предавали Бога, падали в язычество, в сатанизм. Жесткой рукой Господь вел этот жестоковыйный народ к истинной духовной свободе. И только лишь в избранных своих людях — в Матери Божией, в апостолах, в первых христианах — иудеи смогли подняться до того уровня, которого желал Бог. Остальные все предали Христа.

Кажущаяся жестокость Господа — эта жестокость любящего Отца. Что делают отец и мать, когда видят, что их сын связывается с дурной компанией и может стать преступником, наркоманом? Отсекают всякое общение: бьют ребенка, изолируют его, переезжают в другой город, уходят в пустыню… Подобное было и в Ветхом Завете, было и страшнее. Когда иудеи завоевывали землю обетованную, т.е. обещанную Богом, появилась угроза, что они мгновенно развратятся вместе с жившими там язычниками. В те грубые и страшные века приходилось истреблять этих язычников для того, чтобы вот та единственная пуповина, соединявшая человечество и Бога, все же не прервалась. Иначе бы иудеи развратились полностью.

Один из святых отцов говорит, что Господь не зря выбрал один из самых жестоких, самых непокорных народов, чтобы именно через него провести все человечество ко принятию Спасителя, и тем дать пример всем другим народам. Поэтому мы, читая Библию, видим и весь ход человеческой истории — не только Ветхозаветной, но и Новозаветной. Эта книга является для нас вечным примером и вечным источником исторических и духовных аналогий для того, чтобы познать, как надо быть верным Богу, как надо отсекать всякий грех неверности и сомнений. Это великая книга — учебник для всех нас. И порой этот учебник бывает и жесток и строг, но все в нем направлено для спасения каждого конкретного человека и для спасения всего человечества.

Уважаемая Ольга!

Вас удручает обилие страдания и крови в библейской истории Ветхого Завета. Причиной тому является не жестокость Закона, а грехопадение и обезбоженное существование рода человеческого, которое и вызывает многие факторы, приводящие к страданию. Произвол смерти, неожиданно поражающей людей, тяжело переносили, к примеру, Иов. 21, 28-33. Еще сильнее соблазн, возникающий от смерти праведника и долголетия нечестивого: Еккл. 7, 15; Иер. 12, 1. Поистине, в этом мире справедливость попирается Авв. 1, 2-4; Мал. 2, 17; 3, 15; Пс. 36, 72. Иов зовет Бога на суд и требует у Него объяснений (Иов. 13, 22; 23, 7) и т. д.

Но уже на первых страницах Библии Бог дает людям надежду на избавление от демонского пленения обещая им, что семя жены сотрет главу змия (Быт. 3, 15).

По мысли православного богослова В. Лосского «История человечества после грехопадения – это история длительного кораблекрушения с ожиданием спасения… Падший человек находится в состоянии мучительной пассивности, сначала это ничем неистребимая щемящая тоска по раю, а затем – все более сознательное ожидание спасения». И вот, смысл Ветхого Завета – это длительное предуготовление к пришествию Спасителя. Он продолжается от грехопадения до Благовещения, и, наконец, в мир приходит Христос, Сын Божий, рожденный от Девы Богородицы, приходит для того, чтобы взять на Себя всю ущербность нашего состояния, вплоть до последнего рокового конца – смерти. «Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел Я, но исполнить» (Мф. 5, 17). И с высоты Креста Своего Он возносит молитву к Отцу: «Отче! прости им, ибо не знают, что делают» (Лк. 23, 34).

Итак, Ветхий Завет – это, по слову св. отцов, ДЕТОВОДИТЕЛЬ, т. е. воспитатель рода человеческого, который премудро приготовил его к Пришествию в мир Иисуса Христа и принятия Его, как Спасителя мира.

По уважению к свободе человека Бог допускает, чтобы продолжалось время греха, страдания и смерти; Он не хочет насильственного навязывать Себя человеку, а хочет от него ответа веры и любви.

Смотрите книгу В. Лосского «Догматическое богословие», глава 13. Смысл Ветхого Завета.

Умудри Вас Господь!

«ЭТИКА, ИЛИ ПОЗНАЙ САМОГО СЕБЯ» – произведение Абеляра, написанное между 1132 и 1135. Состоит из двух книг (первая сохранилась полностью, вторая – небольшой фрагмент). Первое упоминание – в письме 1139 Гильома Сен-Тьерри к Бернарду Клервоскому, в котором было положено начало его диспута против Абеляра. Предполагалась как часть (наряду с теологией и антропологией, или тропологией) трактата «Теология».

Этика рассматривалась Абеляром как средство постижения Бога, а познание самого себя как богопознание. Цель этики – в обеспечении человеческого спасения, опирающегося на веру, милосердие и таинства. По Абеляру, этика, или нравы (mores), есть путь различения пороков и добродетелей. Пороки и добродетели свойственны как душе, так и плоти (телесная сила или слабость, хромота или стройность, лень или живость). Однако в «Этике» речь идет о пороках души, поскольку природная порочность плоти нейтральна относительно добра и зла, греховной плоть становится при совпадении желания и склонности совершить злодеяние. Потому Абеляр разводит определения порока и греха.

Порок – это определенное состояние души, отражающее склонность к греху. Он есть то, что «заставляет нас сочувствовать тому, чему сочувствовать не надлежит». Осознание порока ведет к прекращению сочувствия греховному и ориентации на добродетель. Добродетель – это то, благодаря чему обеспечивается блаженство, заключающееся в благе покорности Богу. Поскольку Высшее благо как истинное бытие есть Бог и вследствие этого любое благо субстанциально, то и добродетель субстанциальна. Понимая под добродетелью наилучшее приобретенное свойство духа, Абеляр различал четыре вида добродетели: благоразумие, праведность, стойкость, воздержание. Поступок – мерило праведности или греховности человека, место встречи естественного и позитивного права. Естественное право связано с любовью к Богу, родителям, праведному возмездию, основанному на сознании греха, даже если он никому, кроме содеявшего его, не известен; оно соотносится с нравственностью человека, его самостоятельным, не зависящим от общеморальных установлений поступком. Позитивное право – это людские установления для увеличения или обеспечения всеобщей полезности или благопристойности; оно опирается на обычное (ритуальный поединок, клятва, испытание огнем) или писаное право.

Грех противоположен добродетели, поскольку представляет собой оппозицию благу покорности Богу. Грех есть не субстанция, поскольку он выражает небытие, но отношение, осуществляющее перевод склонности к злодеянию в акт злодеяния, что, по Абеляру, есть презрение Бога.

Положение о нейтралитете плотского порока позволило Абеляру отказаться от концепции, приписываемой в течение всего Средневековья и Нового времени Августину, согласно которой источником греха была воля. Воля, по Абеляру, есть неустойчивое состояние души. Она проявляется лишь в определенный момент и потому не может быть прочной. К устойчивым свойствам (со времени Аристотеля) относятся знание и добродетель. Поэтому изначально воля определяется как естественное, непроизвольно возникающее желание (voluntarium, passio). Будучи нейтральной по отношению к добродетели и знанию, она не ответственна и за злодеяние. Но если она выступает в единстве с устойчивыми добродетелями, т.е. как интеллектуально осмысленное движение души (voluntas), то она ответственна за поступки, но ими могут быть лишь те, которые ориентированы на благо. Обузданная добродетелью и знанием, такая воля не может инициировать грех, как не может его инициировать и Божья воля – начало всего, поскольку она извечно направлена на Благо.

Внутренняя готовность к деянию, умысел его есть интенция – основное понятие этики и логики Абеляра, который тем самым перенес внимание с поступка на оценку состояния души, что способствовало, с одной стороны, различению целей деяния при внешнем тождестве поступка, а с другой – различению намерения и поступка. Поступок у Абеляра понимается в сопряженности его интенции (умысла, подверженного небесному суду) и результата действия (подверженного земному суду). Факт осознанности греховной интенции обретает в этом случае огромную эвристическую силу для спасения человека, ибо при онтологической греховности его природы каждый человеческий поступок (серия поступков), его осознанное умышленное действие есть казус, содержащий в себе возможность изменения своей судьбы и являющийся концептом его спасения.

Литература:

Давид Шаболдин

Предисловие

Предчувствую, что некоторые читатели, прочитав название данной статьи, нахмурив брови недоумевающе спросят: «Какому истинно возрождённому христианину необходимо объяснять, что Ветхий Завет – это авторитетное слово Божье, такое же богодухновенное, как и Новый Завет?». А я, лишь тяжело вздохнув отвечу вам, что к великому сожалению приходится объяснять даже такие, казалось бы, «начатки учения». В своём отношении к Ветхому Завету, современные христиане делятся на 4 категории:

Первые, объявляют Ветхий Завет, мягко говоря, ненужным (с точки зрения господствующего среди них гуманистического мировоззрения), по причине жестокости Бога, и аморальности отдельных лиц.

Ответ первой категории

Не стану отрицать, что содержание Ветхого Завета действительно имеет отпечаток жестокости и даже аморальности отдельных его лиц и событий. Но реакция современных христиан: а именно, попытка дискредитировать Ветхий Завет, лишь показывает их однобокость и отсутствие желания открыть Ветхий Завет непредвзято, не с уже заранее сформированной системой морали или права, а используя элементарную библейскую герменевтику. Например, если мы обратимся к историко-культурному контексту Ветхого Завета, то мы поймём: что исторические условия, многие традиции, обычаи и законы, описанные в нём, на многие столетия отдалены от нас, и от того кажутся странными или даже пугающими. И именно поэтому, всем открывающим послания Ветхого Завета, чрезвычайно важно учитывать наличие этой огромной исторической и культурной пропасти, между нами (современными читателями) и ними (жителями ветхозаветного периода).

Следовательно, отсюда вытекает серьёзный вывод: каждый добросовестный христианин «должен осознанно отложить свои современные предубеждения и мысленно возвратиться в историческую обстановку эпохи библейских авторов».

В противном случае, современные христиане даже сами того не заметят, как станут похожими на детей своего времени; времени – относительной истины для каждого отдельного индивидуума; времени – где мерилом определения отличия истины от лжи, для человека являются его собственные чувства.

Наряду с герменевтикой, необходимо также вооружиться инструментами нахождения причинно-следственных связей. Ведь именно эти связи весьма важны для понимания подлинных мотивов и намерений отдельных лиц, и Самого Бога. Например, когда христиане первой категории читают о жестоком ужасе разорений, смертей, и в конце концов пленений, которые Господь навел сперва на Израильское царство (Северное, 722 г. до Р.Х.), а затем и на Иудейское (Южное, 586 г. до Р.Х.), то они возмущаются: «Ах, какой жестокий Бог!». Но подождите! Вам стоит внимательно перечитать книги Царств, Паралипоменон и Пророков, чтобы осознать всю глубину развращения еврейского народа, и те страдальческие возгласы пророков, через которых Господь с раннего утра, много лет подряд обращался к своевольному и дерзкому народу, с призывом обратиться от злых дел, чтобы Он не прогневался на них (см. 4 Цар. 17:7-23; 2 Пар. 36:14-19). Причина – грех; следствие – плен.

Но мало того, что христиане первой категории однобоки и предвзяты, они ко всему прочему ещё и невольно лицемерят. Их пугает и отталкивает жестокость и аморальность Ветхого Завета, но в то же время, они каждый день, посредством одного включения тв, ноутбука или смартфона, открывают перед собой мир, где на голубом экране разворачивается та самая, пугающая их жестокость и аморальность. Каждый день, миллионы новостных и развлекательных телепередач, постов в соц. сетях и т.п., содержат сцены откровенной жестокости, вопиющего насилия и бессовестной пошлости; и что самое удивительное – это нисколько не смущает таких христиан, настолько, чтобы они напрочь прекратили бы потребление подобной похабной информации.

Ещё несколько слов…

У. Брюггеман рассматривает одну сложность, связанную с самим термином «Ветхий Завет» в исторической ретроспективе:

«К сожалению, термин «Ветхий Завет» часто понимается как указание на суперцессионизм, т.е. учение о том, что Новый Завет якобы вытесняет и отменяет Ветхий Завет. <…> Однако это понимание ошибочно и неконструктивно, ибо подлинный смысл термина «Ветхий Завет» состоит в указании на глубинную взаимосвязь между верой Древнего Израиля и верой древней Церкви. Здесь есть парадокс, который трудно полностью объяснить: христианская вера одновременно вырастает из иудаизма и порывает с ним. Христианство ясно говорит: христианская вера и христианское понимание Нового Завета невозможны без Ветхого Завета, и об отмене последнего и речи быть не может. (Церковь объявила об этом ещё в древности, обличая Маркиона, который противопоставлял ветхозаветного Бога новозаветному Богу. Маркионитство – учение нецерковное.) Христианское толкование не устраняет Ветхий Завет, более того, оно подчёркивает, что без Ветхого Завета Новый Завет правильно понять невозможно”.

Вторые, используют Ветхий Завет как отрицательный урок (т.е. содержание Ветхого Завета лучше воспринимать, как увещания о том, как христианам не следует поступать).

Ответ второй категории

Рациональное семя содержится в позиции второй категории. Но, дают ли сторонники второй категории, себе отчёт в том, что используя послания Ветхого Завета, только как отрицательные уроки, но «не в качестве дидактического материала или прямых указаний», они, мягко говоря, ограничивают не просто якобы сомнительный потенциал Ветхого Завета, а фактическую силу, текстов Писаний, могущих быть не просто увещаниями о том, как не следует себя вести, но и о том как следует?

К примеру, Авраам, которого по праву можно именовать героем веры (как впрочем, и описывает его автор Послания к евреям, 11:8-10, 17-19). Неужели не следует нам иметь такую веру, которая была у него? Не следует ли нам, так всецело верить в Божьи обещания даже тогда, когда возможно нет никакой надежды? Не следует ли нам, продолжать верить в Бога, даже тогда, когда нас постигнут не поддающиеся объяснению испытания (повеление Аврааму принести в жертву Исаака, Быт. 22)?

А, как насчёт Давида, а точнее его покаянного псалма (Пс. 50), не поражала ли вас глубина его раскаяния перед Богом? Не должны ли наши покаяния быть столь Богоцентричными, проникновенными, и ясно осознающими трагедию собственной греховности?

Или книга Иова, эта душераздирающая драма человеческой судьбы, описывающая жизнь одного человека, на которого обрушились катастрофические страдания и муки? На протяжении всей книги, Иов спрашивает о степени своего греха, сравнивая его с мерой и суровостью обрушившихся страданий. Но самое страшное в его ситуации даже не то, что дети мертвы, огромное имение разграблено, лютая проказа, безумные советы жены, укоряющие и обвиняющие речи друзей, а то, что Бог молчит и, по всей видимости, не собирается отвечать.

Но Бог ответил, правда не совсем ожидающим образом, вместо прямого объяснения причины его страданий, Бог Сам начал задавать Иову вопросы (54 вопроса – 38-41 гл.)

В этих риторических вопросах Бог открыл Иову Своё всемогущество, Свою силу, Своё всеведение, Свою премудрость, Свою вездесущность, одним словом – Свою славу. Но для чего? Не лучше ли было бы объяснить Иову, что произошло на небе?

Но возможно этим откровением, Господь хотел научить Иова смирению. Смирение – единственный выход для Иова. Он должен был просто-напросто смириться с фактом, что ему не под силу объяснить Божий промысел в его жизни, и что намерение Божье не может быть остановлено, на всё да будет Его воля (38:1-2). И Иов действительно смирился (42:1-6), причем Бог так и не поведал ему подлинную причину его страданий?

Не следует ли нам, также смириться и поклониться перед Богом, даже во тьме полной неизвестности: почему Бог допускает страдания, или почему Он молчит?

И таких примеров дидактического наставления в Ветхом Завете колоссальное количество.

Но есть одно новозаветное утверждение (сделанное человеком, который впитал учения Писаний с молоком матери, который впоследствии стал христианином, и величайшим миссионером и богословом всех времён и народов) являющееся безапелляционным аргументов в пользу того, что Ветхий Завет – это авторитетное слово Божье.

Вы только посмотрите, что писал Павел своему сыну в вере, Тимофею:

16 Все Писание богодухновенно и полезно для научения, для обличения, для исправления, для наставления в праведности, 17 да будет совершен Божий человек, ко всякому доброму делу приготовлен (2 Тим. 3:16-17).

Но почему под словом «Писание» в данном отрывке, – спросите вы, – подразумевается именно Ветхий Завет? Потому, что на момент написания Павлом этого утверждения (66-67 гг. по Р.Х.) ещё не существовало полного собрания 27 книг Нового Завета (все 27 книг – 350-400 гг. по Р.Х.), в том виде, в котором мы имеем их сейчас. Следовательно, единственным «Писанием» доступным Тимофею, когда ему писал Павел, был Ветхий Завет (все 39 книг – прибл. 450 г. до Р.Х.).

Обратим пристально внимание на фундаментальные свойства Ветхого Завета, перечисленные Павлом:

  • Писание – богодухновенно (букв. «выдохнуто Богом»).
  • Писание – полезно для научения.
  • Писание – полезно для обличения.
  • Писание – полезно для исправления.
  • Писание – полезно для наставления в праведности.

Благодаря этой фундаментальной работе Писаний, Божий человек может стать совершенным, и готовым на всякое доброе дело. Критикам Ветхого Завета стоит радикально пересмотреть свои взгляды – изучив 2 Тим. 3:16-17.

Третьи, считают Ветхий Завет бесполезным для христианской Церкви всех последующих поколений, по ту строну креста, по причине того, что Ветхий Завет был лишь подготовкой к истинному Божьему слову, которое должно было явиться позже, в Новом Завете.

Ответ третьей категории

Гипотетическое допущение правомочности позиции третьей категории чревато лобовым столкновением с явными противоречиями в самих новозаветных посланиях.

Если Ветхий Завет лишь подготовка к истинному Божьему слову (как будто Ветхий Завет не истинный или менее таковой), тогда как объяснить следующие новозаветные факты?

1. Иисус отражает искушения дьявола – цитатами из книги Второзаконие (Мф. 4:1-11).

2. Евнух эфиоп уверовал во Христа, читая книгу пророка Исаии и слыша мессианское истолкование пророческих слов, от дьякона Филиппа (Деян. 8:26-40)

3. Ответ Павла правителю Феликсу свидетельствует нам, что сам апостол служил Богу своих отцов (т.е. евреев) по учению (Радостная новость, весть о Царстве) которое он проповедовал (заметим, что обвиняющие его иудеи называли это учение – назорейской ересью Деян. 24:5), при всём этом «веруя всему, написанному в законе и пророках» (Деян. 24:14, курсив добавлен).

4. В своей защитной речи, перед царём Агрипой, Павел даёт себе и слушающим отчёт в том, что он стоит перед судом, не за что иное, как за надежду на обетование (о Мессии) данное Богом евреям (Деян. 26:6).

А в завершении своей речи Павел говорит: «22 Но, получив помощь от Бога, я до сего дня стою, свидетельствуя малому и великому, ничего не говоря, кроме того, о чем пророки и Моисей говорили, что это будет, 23 что Христос имел пострадать и, восстав первый из мертвых, возвестить свет народу (иудейскому) и язычникам» (Деян. 26:22-23, курсив добавлен).

5. Прибыв в Рим, Павел созвал знатнейших из иудеев, чтобы увидеться и поговорить с ними. Они назначили ему день чтобы выслушать его, и Павел «с утра до вечера излагал им о Царстве Божием, убеждая и приводя свидетельства об Иисусе из закона Моисеева и пророков» (Деян. 28:17-24, курсив добавлен).

6. Павел повелевает Тимофею держаться того, чему он научен – Священным Писаниям. Ведь они, – уверяет Павел, – могут умудрить Тимофея «к спасению верой во Христа Иисуса» (2 Тим. 3:14-15).

Вдобавок к сказанному, стоит сказать, что, принимая позицию третьей категории, мы несколько умоляем значимость героев и событий ветхозаветного периода. Допустим ещё раз, что Ветхий Завет это лишь подготовка, то выходит, что жившие герои тогда, находились в некоем промежуточном состоянии, и что все происходившие с ними события, были лишь некой прелюдией, к чему-то более значимому и истинному; в то время, как непосредственно их личности и их судьбы, не имели чрезвычайно важного значения и смысла.

Но ведь это не так, каждый отдельный герой и каждое отдельное событие Ветхого Завета внесли свою лепту, и вольно/невольно сыграли свою значимую роль в Божьем плане искупления.

Более того, даже сами апостолы (которые были все евреями), не считали, что веруя в Иисуса как Мессию, Избавителя Израиля и язычников, они якобы от неистинного иудаизма, перешли к истинному христианству. В отношении завета, да! Они ясно поняли, что тот новый завет, который Господь обещал заключить со Своим народом (Иер. 31:31-34), ратифицирован смертью Божьего Сына – Агнца. Но веруя в Иисуса, как Мессию, апостолы-евреи нисколько не изменили вере своих отцов, как раз наоборот, христианство – является задуманным Богом продолжением иудаизма.

Историк Х. Гонсалес пишет:

«Ранние христиане не считали себя последователями новой религии. Всю свою жизнь
они оставались иудеями. Это относится к Петру и к двенадцати апостолам, к семи
ведущим апостолам и к Павлу. Их вера не подразумевала отвержение иудаизма, она
скорее отражала убежденность в том, что мессианская эпоха наконец наступила. «За
надежду Израилеву обложен я этими узами» (Деян. 28:20), – говорил Павел. Первые
христиане не порывали с иудаизмом, они были уверены, что их вера является
исполнением векового ожидания Мессии”.

Четвёртые, предлагают читать сперва Новый Завет и только потом Ветхий Завет, истолковывая его в свете Нового Завета.

Ответ четвёртой категории

Совсем недавно я закончил читать письма всемирно известного художника-постимпрессиониста Винсента Ван Гога своему брату Тео Ван Гогу. Собранные письма, представляют собой, целую биографию, объёмом в 507 стр. Представьте себе, если бы купив эту книгу, я открыл её, скажем, на 256 стр., и с умным видом начал бы читать, пытаясь понять, что вообще происходит в ней. Не кажется ли вам такой способ чтения несколько странным? Разумеется, можно начать и с 256 стр., дочитать до конца, и затем начать с 1 стр. чтобы понять содержание книги полностью; но кто в таком случае назовёт мои действия рациональными?

На мой взгляд, с таким нерациональным подходом к чтению Библии, мы сталкиваемся всегда, когда видим христиан практикующих чтение Библии в обратном порядке, и даже более того, советующих другим именно так читать Священное Писание. Полагаю, что такая практика существует, и будет существовать до тех пор, пока христиане основательно не осознают что вся Библия – это одна история спасения. Оба завета – это части единого и продолжающегося Божьего плана для всех времён и народов. И пока христиане не осознают, этой краеугольной истины, они так и будут заблуждаться, пытаясь понять содержание Библии, читая её в обратном порядке.

Этот подход, по словам У. Кайзера является ложным:

Этот подход является ложным и с исторической, и с логической, и с библейской точек зрения. Как мы уже видели, первые христиане проверяли на соответствие Ветхому Завету всё, что слышали от Иисуса и Его учеников. У них не было другого канона или вспомогательного источника. Как они, в таком случае, могли правильно понять то, что слышали?

Таким образом, чтение Библии в обратном направлении неверно как исторически, так и методологически. Кроме того, ранняя церковь воспринимала Ветхий Завет как истину, поэтому она не могла проверять то, что для неё (имевшей только Ветхий Завет) уже было авторитетным (и истинным) посредством чего-то нового (Новый Завет)! Это противоречило бы естественному, историческому и логическому порядку вещей.

Послесловие

Безусловно, причин, по которым все христиане обязаны внимать посланиям Ветхого Завета гораздо больше. Стоит только задуматься на минуту: Ветхий Завет – это 77% от всей Библии. 77%! Как мы можем точно и адекватно знать всю волю Божью, если мы принимаем только 23% Его слова?

Завершающим аккордом данной статьи послужит легко доказуемый факт (а для некоторых христиан, возможно даже как некое откровение) о том, что Евангелие (Радостная весть спасения), из-за чего обычно так дорожат Новым Заветом, было провозглашено и изложено задолго до первых написанных Евангелий – на свитках Танаха (еврейский акроним для Ветхого Завета). Ведь некоторые неверно полагают, что закон является основной частью содержания Ветхого Завета. Так ли это?

У. Кайзер доказывает обратное:

Напротив, Ветхий Завет больше сфокусирован на Благой вести, Евангелии, нашего Господа Иисуса Христа. Это заявление можно подтвердить, обратившись к Рим. 1:1, 2. В данном отрывке Павел говорит о том, что он «избран к благовестию Божию, которое Бог прежде обещал через пророков Своих, в святых писаниях». «Святыми писаниями» во времена Павла было не что иное, как Ветхий Завет. И в Ветхом Завете благая весть была изложена задолго до того, как Павел начал её возвещать.

Господствующая тенденция в христианских общинах: попытка прямой или косвенной дискредитации Ветхого Завета – просто вынуждает меня обратиться, почти с надрывистым призывом к Церкви, и особенно к проповедникам. Три четверти Божьего откровения обречены, быть не услышанными народом Божьим, если мы, как проповедники не изменим свою проповедническую парадигму, и не направим её на выполнение священной задачи, по примеру апостола Павла, а именно: не упускать возвещать Церкви, миру – всю волю Божью (Деян. 20:27).

Да благословит нас Господь, раз и навсегда запомнить: что вся воля Божья изложена во всём Священном Писании, в обоих Заветах!

Ссылки и примечания

1. Говоря, что мне приходилось объяснять христианам, что Ветхий Завет – это слово Божье, я нисколько не преувеличиваю. Наиболее два запоминающихся случая: беседа с одной сестрой и братом – последний пытался убедить меня, что Ветхий Завет изжил себя, исполнился полностью, и поэтому уже не представляет особой важности; а сестра, откровенно заявила мне (чем ошарашила), что она не считает Ветхий Завет авторитетным для своей христианской жизни (будьте спокойны, до ссоры дело не дошло). Также изучая Библию с двумя разными группами христиан, по моим вопросам о содержании Ветхого Завета, и их скудных знаниях (не в обиду им) – я пришёл к выводу, что эти две группы, если и читали Ветхий Завет, то очень мало, и как следствие плохо в нём ориентируются. Однажды мне пришлось слышать печальную историю, от одного пастора, о тенденции в церкви, в которой он сам побывал: Ветхий Завет практически не проповедуется в этой общине, и если к нему и обращаются, то крайне редко. Это трагедия!
2. Разумеется, существуют ещё несколько подкатегорий, но столь детальная категоризация христиан на предмет их отношения к Ветхому Завету, и подробный анализ каждой позиции, выходит за рамки данной статьи.
3. Герменевтика – принципы или правила истолкования, применяемые при изучении библейского текста.
4. Классен Б. Герменевтика. Программа «В помощь проповеднику». www.propovedi.ru Весна 2012. С. 3
5. Брюггеман У. Введение в Ветхий Завет. Канон и христианское воображение. Серия «Современная библеистика». М.: Библейско-богословский институт св. апостола Андрея. 2009 г. С. 2-3.
6. Кайзер-мл. У. Проповедь и преподавание по Ветхому Завету. С. 51.
7. Гонсалес. Х. История христианства Toм I. От основания Церкви до эпохи Реформации. Библия для всех, 2002. С. 32.
8. Кайзер-мл. У. Проповедь и преподавание по Ветхому Завету. С. 35-36.
9. Там же. С. 58. Курсив добавлен.

Имя: Бог Дорожный Убийств (The God Of Roadkill)

Происхождение: Вселенная Тревора Хендерсона

Уровень сил: 10, возможно выше

Пол: Неизвестно, мужской для персонализации

Классификация: Дух, божество, Волна 5 Команда Укротителей

Возраст: Неизвестен, его замечали на протяжении последнего столетия

Умения, силы и способности: Сверхчеловеческие физические характеристики, нечеловеческая физиология, манипуляции пространством, некромантия, воскрешение (тип 1, 3), огромный размер (тип 0), манипуляции вероятностью, технологические манипуляции, мерные манипуляции, аура (катастрофа), экстрасенсорное восприятие (сканирование)

Слабые стороны: От него легко сбежать, для перехода меду мирами требуется время

Разрушительный потенциал: Уровень стены, возможно выше (может разорвать машину на части)

Диапазон: Ближний бой, десятки метров для способностей

Прочность/защита: Неизвестна

Скорость: Человеческая

Сила на подъём: Неизвестная сверхчеловеческая

Сила на удар: Уровень стены, возможно выше

Выносливость: Сверхчеловеческая

Интеллект: Разумен, вероятно высокий

Боевые навыки: Высокие, хорошо использует все свои способности

Экипировка: Маска

Атаки, техники и способности:

Бог Дорожный Убийств — Это очень гротескно выглядящее существо размером с фургон или больше, имеет голову укрытую белой маской похожей на остроконечный клюв с четырьмя нарисованными глазами. Его тело состоит из трупов забитых животных и внешне напоминает окровавленный человекоподобный скелет, который заканчивается в области торса, а в внутри грудной клетки виднеются куски мяса. Тело отделено от таза, местонахождение его нижней половины в настоящее время неизвестно. Похоже, что у него была оторвана кожа, оставив кости и остатки плоти, вероятно, от автомобиля.

  • Голос — смех монстра напоминает сигнал автомобиля. Это может заставить водителя паниковать.
  • Наращивание силы — поглощая части тел своих жертв монстр становиться все сильнее.
  • Воскрешение — сбитые животные восстают из мертвых и начинают непродолжительное время преследовать водителя сбившего его.
  • Переход в мир духов — существо способно перемешаться между нашим миром и другим миром. Но это требует времени.
  • Авария — монстр способен искривлять дорогу или вызывать поломки автомобиля, что приводит к аварии.
  • Преследование — монстр занет о местоположении своей жертвы и способен преследовать её до дома. Эта способность работает если к примеру кусок тела сбитого животного прицепился к автомобилю.

Результаты боя

Победы

Поражения

Неопределённые бои

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *