Блаженная старица Любушка Сусанинская (Лазарева Любовь Ивановна) родилась 17 сентября 1912 года в деревне Колодези Сухинического уезда Калужской губернии. Отец ее, Иван Степанович, церковный староста, и мать, Евдокия Ивановна, были глубоко верующие православные христиане крестьянского сословия. У них было пять детей и самая младшая дочь Любушка. Брат Алексей был отдан государству на воспитание.

У Евдокии Ивановны, матери Любушки, было четыре родных сестры: Анисия, Мавра, Мария, и Варвара, все они были благочестивые девы. Часто, особенно зимой, они ездили в Оптину Пустынь и Шамордино, так как жили недалеко от этих святых мест, и брали с собой маленькую Любу. В то время в Оптиной подвизались последние латинские старцы — преп. Анатолий и преп. Нектарий. Так Любушка ещё в младенчестве сподобилась благословений великих оптинских старцев.

Когда Любушка исполнилось пять лет, умерла ее мама. Отца, как старосту церкви, сослали в Сибирь. Вернувшись из ссылки, он женился на Марии, но вскоре умер.

С самого детства она никуда не ходила, — так рассказывала о Любушка с ее слов келейница Лукия Ивановна Миронова. — Дети придут звать: пойдем гулять. Она посмотрит — там девчонки и мальчишки бегают, играют. «Нет, я не пойду». Мальчишек боялась. Когда подросла — стала шить дома, по хозяйству все делать».

После кончины отца малолетнюю Любушку привезли в Санкт-Петербург, к старшему брату. Когда она стала постарше, её устроили работать на заводе «Красный Треугольник» галошницей. Там за вредность полагалось молоко, Любушка отдавала его сослуживцам, у которых были дети. На этой работе она заболела туберкулезом, видимо, от истощения, — врачи обнаружили затемнение в лёгких.

Но суетная жизнь на заводе, как и желание тёти выдать её замуж, были ей чужды. Стремление же всецело посвятить себя служению Богу побудило её отдалиться от всех и пойти странствовать, юродствовать Христа ради. С 13-ти лет Дюбушка имела дар прозорливости.

Во второй половине 30-х годов Любушка уехала на Кубань, где ей очень понравилось и где она прожила около шести лет, а затем снова вернулась в Санкт-Петербург.

Во время блокады 1941-1944 годов Любушка находилась в осажденном городе. Лукич Ивановна рассказывала, что однажды, когда Любушка стояла на мосту лейтенанта Шмидта, объявили воздушную тревогу. Люди выскочили из идущего мимо трамвая, помещали в бомбоубежище, крича ей на ходу: «Что стоишь, девушка, спасайся». А она, в своём легком платьице, ни с места, облокотилась щечкой о парапет, стоит и пальчиком по ладошке водит. И что же? Объявили отбой, стоявшая на месте Любушка невредима, а здание, где помещалось убежище, лежит в развалинах. И стали жители города приглядываться: где блаженная девушка выбирает себе место — значит, там безопасно, ни бомбы, ни шальные пули не грозят.

После войны с завода по состоянию здоровья Любушке пришлось уйти. Сначала она поступила на бельевую фабрику, но проработала там недолго, так как начальство, которое поручило ей выдавать белье разным организациям, стало понуждать Любушку к обману. С фабрики также пришлось уйти.

Жила Любушка с братом и невесткой в коммунальной квартире на улице Тамбовской, в доме N46. Питалась скудно; пила чай с хлебом. В семье брата варили мясные супы, но Любушка не ела мясо.

Некоторое время она работала в конторе. Как-то раз от недоедания прямо на работе она упала в обморок. Три дня она ничего не ела, просить было стыдно. Одна верующая женщина, увидев Любушку плачущей, пожалела и накормила её. С тех пор пошла она по миру, стала странницей. Паспорт она оставила и никогда более не принимала его. Не было у Любушки и прописки, что являлось в те годы серьезным нарушением, за которое могли забрать в милицию и даже посадить в тюрьму.

За все свои 85 лет блаженная Любушка перенесла много скорбей, терпела голод и холод, в снег, мороз и дождь, ходила полураздетая, босая, жила в лесу, на кладбищах, приходила иногда на ночлег к верующим людям, порой и к неверующим, если духом видела их погибель, чтобы помолиться о них. Многие петербуржцы ещё помнят , как она молилась в храме праведного Иова, что на Волковом кладбище («Волкушке»), и слезы ручьём лились из её глаз. Также любила она молиться и в Никольском соборе и у часовни блаженной Ксении.

Всю жизнь она прожила без собственного угла на земле. Все её имущество помещалось в небольшом узелке. Любушка обошла святые места России, в то же время запущенные и поруганные богоборческой властью. У дорогих руин она вымаливала у Господа милость, чтобы здесь вновь зазвонили колокола, затеплились свечи, начала приноситься Безкровная Жертва. По некоторым сведениям, она побывала даже у отшельников Кавказских гор.

Семь лет старица подвизалась в Вырице, где жил и скончался иеросхимонах Серафим Вырицкий. Любила она бывать на месте упокоения старца, часто сидела на крылечке дома Смирновых на Пильном пр. (дом 24), семья которых очень почитала преподобного старца и Любушку принимала как «свою».

В Вырице Любушка часто ходила с блаженным Фёдором, которому в детстве было предречено прозорливой старицей Ксенией, что через 47 лет окажется он в городе на Неве, возле блаженной Ксении Петербургской, а затем станет подвизаться в Вырице, возле могилки преподобного Серафима.

Дни Памяти

  • 17 сентября — День рождения
  • 11 сентября — День преставления

Блаженная Любушка > ещё не прославлена в лике Святых Русской Православной Церкви, так как отошла ко Господу не так давно 11 сентября 1997 года.
Она мало рассказывала о себе, ночевала где придется, часто в лесу под открытым небом. Терпела холод и голод, мороз и дождь, ходила босая, полураздетая, но всегда прибывала в молитве и посте. Она всегда была одета просто, вроде ничего особенного, но было в ней что-то такое, что выделяло ее среди других. Она вся была в молитве, как бы не от мира сего. В Сусанино, где она жила в последнее время, к ней всё чаще стали обращаться люди, особенно в беде, в горе. Она за всех, кто к ней обращался, молилась, говорила им волю Божию — ей было это открыто. Молилась она особенно необычно и трогательно. И в храме, и дома она разговаривала с иконами на своём языке, обращаясь к образу на иконе как к живому. Любушка всех просителей посылала в храм: «Иди помолись! Ты ко мне приехал? Если хочешь со мной поговорить, иди в церковь молиться Богу». К ней приезжали за утешением и получали это утешение, но получали его — от Бога. Любушка говорила: «Если люди будут так же грешить и не будут каяться в грехах, наступит страшное время… Когда я умру, вам тяжело будет… Запасайте хлебушек, сухарики, год холодный, год голодный… «
Еще говорила: «Я Любушка , нищая Христа ради» А у нее спросят: Любонька, ну зачем ты так себя мучаешь? А она: «Нельзя! Боженька не услышит!»А когда вымолит чей-то грех, уже в лёжку лежит. Ботинки у нее суконные, подошва тонкая, как газета. Ей туда травки наложат, она ее выбрасывает. Говорила, что война с Китаем будет, но недолго, всего пять месяцев. Китайцы до Урала дойдут, полезут дальше, но их отобьют. Любушка никогда не спала, как спят люди. Закутается, бывало, в одеяло, подремлет, сидя на диване, вот и весь сон. Разговаривала мало… . Скольким людям она помогала и помогает сейчас, даже после смерти! Особенно блаженная любила детей и голубей, всегда их подкармливала! Любушка всегда защищала несправедливо гонимых. В последнее время Любушка повторяла: «Матерь Божия Казанская придет и меня заберет».
— Любушка , а люди покаются?
«Мало каются…» — отвечала Любушка Сусанинская
— А мы долго жить будем?
«Жизнь от Бога, как Он даст. Мир страшный, но жизнь от Бога… У Бога пища…»
— А будет ли гонение?
«Живите и не думайте об этом. Призывайте Бога, просите у Него милости!»
Еще скажет: «Я странница. Так меня и поминайте…»Все что говорила и делала блаженная, очень трудно описать и передать, потому что все это было так просто и тонко, порою спасая от серьезных ошибок и падений. За две недели до кончины Любушка сказала, подняв руки: «Держите Православие!» Все чудеса творимые Старицей читайте на страницах нашего сайта о Любушке Сусанинской ! Храни всех Господь!

Блаженные

Я знала еще одну блаженную, ее звали Мария Федоровна, в схиме Серафима. Она жила неподалеку от нас на Петроградской, часто приезжала в Вырицу. Где и кем она была пострижена, не знаю, просила называть ее по-мирскому. Она юродствовала – носила платья, ленты, шляпки. За два месяца предсказала митрополиту Никодиму, что его отравят в Риме… Они с Любушкой были знакомы. Как-то я сказала: «Мария Федоровна, давай чай пить, Люба еще из церкви не пришла». Вернувшись, Любушка сразу уловила присутствие постороннего человека: «Кто здесь был?» Они, блаженные, всегда друг друга духом чуяли…

Из воспоминаний

Лукии Ивановны Мироновой

Любушка впоследствии и сама перебралась в Сусанино. От прихода ей выделили маленькую деревенскую избу и келейницу. В избе всегда было множество людей, приходивших и приезжавших к Любушке со всякими просьбами. Любушка принимала всех, но говорила притчами, не все понимали ее – келейница помогала прихожанам понять Любушкин язык. Иногда она принималась кормить прихожан, да так обильно, что они не могли осилить пищи – это считалось благословением, духовным одариванием.

Перед кончиной блаженная старица посетила некоторые монастыри и оказала им существенную помощь. Женский монастырь в Шамордино (обитель основана преподобным Амвросием Оптинским) нуждался в расширении, то есть в возвращении всего-то одного здания. Но вопрос никак не разрешался. По молитвам блаженной Любушки монастырь получил свое здание. В Вышнем Волочке Казанский монастырь после посещения Любушки сумел вернуть себе все здания. Настоятельницей монастыря в то время была игуменья Феодора, духовная дочь старицы. Блаженная старица слушала просьбы игуменьи, не отвечала на них вслух, а только молилась…

В Дивеево старица отказалась подойти к мощам преподобного Серафима Саровского: «Здесь он живой, зачем к мощам?» Насельники поняли, что старица общается с преподобным Серафимом своим внутренним миром и этот мир сокрыт для всех окружающих.

После странствования по монастырям Любушка опять вернулась в Вышний Волочок и спросила матушку Феодору: «Ты здесь навсегда останешься?» «А вы со мной останетесь?» Любушка ответила утвердительно. В Вышнем Волочке она провела последние годы и отошла ко Господу.

В Вышнем Волочке блаженная старица установила свой порядок. Она попросила закрывать ворота монастыря. Посетители должны были звонить в звонок. Насельницы никому не отказывали в приеме, но и превращать монастырь в туристскую зону блаженная старица не позволила. Это способствовало проявлению строгого монашеского затвора и собранности.

Дату кончины своей Любушка знала заранее. Как-то в начале 1997 года она сказала игуменье Феодоре: «Потерпи до лета…» Матушка Феодора тогда не поняла ее слов. Потом Любушка много болела, перенесла операцию. Из больницы попросилась «домой», то есть в монастырь.

Свидетельство игуменьи Феодоры:

11 сентября, в день Усекновения главы Иоанна Предтечи, в 11 часов ее причастили, до последней минуты она была в сознании и молилась. За полчаса до смерти лицо ее начало просветляться. Видя ее последние минуты жизни на земле, мне было неловко за свою нерадивую жизнь и за то, что в келии никого не было и я одна вижу блаженную кончину великой угодницы Божией. Я начала читать канон на исход души, затем Любушка три раза тихонько вздохнула и предала свою праведную душу Господу. Сразу же на ее лице запечатлелась блаженная улыбка. Она еще при жизни говорила, что Сама Матерь Божия Казанская придет за ней в белом платье. Похоронили блаженную старицу Любовь 13 сентября 1997 года, в субботу, возле Казанского собора с правой стороны алтаря. А на следующий день, 14 сентября (по старому стилю 1 сентября), – начало церковного новолетия. Только в этот день я, недостойная, поняла, почему она велела потерпеть до лета, оказывается, это значило – до церковного лета. Она, как только приехала к нам, уже знала день своей кончины…

Блаженную старицу Любовь (Лазареву) похоронили в монастыре рядом с Казанским собором. После появления блаженной Любушки в монастыре собор этот был восстановлен из разрухи за один год – старица много молилась о его восстановлении. О храме так и говорили: «Любушка поставила». Теперь около собора есть часовенка над ее могилкой.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Странничество как духовное явление было известно еще со времен Ветхого Завета. Святые пророки, по сути, и были самыми настоящими странниками: они не сидели на месте, обходили обширные земли, обличали и давали советы правителям, делали свои пророчества, основанные на Воле Божьей. Во времена Нового Завета продолжателями традиций святых пророков стали святые апостолы, занимающиеся странничеством для того, что проповедовать Слово Божье, привести к христианству как можно большее количество людей, что у них и благополучно получалось. На Руси к странникам было особое отношение: благочестивые семьи с особой теплотой и любовью принимали гостей, угощали, давали кров, а в ответ получали назидательные истории, душеполезные советы, кто-то стал свидетелем множества чудес старцев и стариц, которые посвятили себя странничеству. В двадцатом веке, как бы это ни показалось странным, странничество было также распространено в нашем государстве, и этому способствовали не только вековые традиции, но и гонения на верующих людей, поэтому человек, занимающийся странничеством, был вынужден менять места своего проживания, чтобы не оказаться под арестом. Одним из последних ярких примеров странничества является жизнь Любушки Сусанинской, благодатной старице, отдавшей не один десяток лет этому благочестивому занятию.
Эту книгу трудно описать, потому что она почти полностью состоит из воспоминаний духовных чад Любушки Сусанинской о своей духовной матери. Прежде всего, что бросается в глаза при чтении книги, это отсутствие содержательного и объемного жизнеописания старицы, ведь житие уложилось в несколько десятков страниц, и чем –то мне напомнило краткие хронологические описания исторических деятелей в учебниках истории, которые излагают лишь самые яркие и основные этапы жизни. Но когда я стал читать книгу дальше, то понял, что и этих кратких описаний ее жизни достаточно, потому что самое интересное и самое полезное в книге содержат именно воспоминания о блаженной старице. Эти воспоминания принадлежат людям разных профессий, кто-то из них прожил всю жизнь в миру, кто-то посвятил себя Богу в монашеском чине, кто-то являлся представителем белого священства, но всех их объединяет безграничная любовь к своей духовной руководительнице, которая в один прекрасный день переменила их жизнь, о чем они и делятся со страниц этой книги. Обычно в духовных книгах воспоминания людей о святых подвижниках представляют собой небольшие, краткие рассказы, но в этой книге воспоминания людей можно без преувеличения отнести к категории статей, в которых люди не только вспоминают странницу Любушку, но и сами рассуждают о ее жизни, о ее духовных подвигах, дают собственную оценку ее деятельности, описывают черты ее характера, благодатные дары, помощь, которую она оказывала безвозмездно каждому человеку. В воспоминаниях иногда вскользь, иногда более подробно описаны и святые старцы и старицы современности, которые имели духовную связь с Любушкой Сусанинской, будь то отец Иоанн Крестьянкин, старец Николай Гурьянов, архимандрит Наум из Троице-Сергиевой Лавры или преподобный Серафим Вырицкий, поэтому в книге можно прочитать уникальные вещи и о них. Кроме всего прочего, очень познавательными мне показались отдельные статьи, посвященные таким явлениям, как юродство и странничество, в которых описывается не только зарождение и развитие этих духовных явлений, но и самые яркие представители, начиная с древних времен и заканчивая более современным временем.
На мой взгляд, книга получилась очень хорошей, после ее прочтения на душе ощущается покой и любовь, а это самое главное, что может быть, когда читаешь духовную литературу, поэтому книга заслуживает самой высокой оценки. Оценка книги 10/10.

(1912–1997)

Блаженная Любушка мало рассказывала о себе, известно только что родилась она 17 сентября 1912 года в многодетной крестьянской семье «на Смоленщине». Отец её Иван Лазарев был старостой деревенского храма. В четырёхлетнем возрасте Любушка осталась без матери, вскоре в годы репрессий погиб и её отец. Девочку взяла к себе близкая родственница. Когда ей исполнилось 18 лет, она уехала в Ленинград к старшему брату, он помог ей устроиться на фабрику «Красный треугольник». Примечательно то, что молоко, которое выдавалось всем работником на «вредном» производстве бесплатно, Любушка отдавала сослуживцам, у которых были дети. Вскоре она заболела, врачи порекомендовали сменить работу. Пришлось перейти на должность кастелянши на склад. Здесь её стали принуждать обманывать, делать приписки, Любушка ушла и с этой работы, а чуть позже решила уйти и из дома брата и стать странницей. Ночевала, где придётся, часто в лесу под открытым небом. Странница побывала во многих церквях и монастырях России, но самым дорогим для неё местом стала Вырица, здесь жил её духовный отец иеромонах Серафим (недавно прославленный прп. Серафим Вырицкий). И после смерти старца Серафима, Любушка часто возвращалась в Вырицу, часами молилась у могилы старца.

Из воспоминаний Лукии Ивановны Мироновой: «Жила я в ту пору в Вырице, что под Ленинградом. Однажды пришла в собор на службу и слышу, все перешептываются: «Любушка, Любушка…» Смотрю – старушка, одета очень просто, вроде ничего особенного, но было в ней что-то такое, что выделяло ее среди других. Она вся была в молитве, как бы не от мира сего. Многие после службы к ней подходили, но я робела…

Пришла Любушка к нам в праздник святых апостолов Петра и Павла в 1974 году… Встретились мы с Любушкой на улице… Любушка спросила меня, где я живу и попросилась переночевать. Я сказала ей тогда, что я грешная и недостойная, но буду рада. Только у меня внуки маленькие…

– Я детей не боюсь, – ответила Любушка…

Мы постелили ей на раскладушке, другого места не было. Так она и осталась жить в нашем доме… По благословению Любушки мы купили дом в Сусанино, рядом с храмом иконы Казанской Божией Матери, которую она особо чтила. Эту покупку она нам предсказала заранее, за три года. Любушка много молилась, особенно ночами. Она знала наизусть много акафистов. В Сусанино к ней все чаще стали обращаться люди, особенно в беде, в горе. Она за всех, кто к ней обращался, молилась, говорила им волю Божию – ей было открыто. Она чаще всего по своей ручке читала, словно книгу жизни открывала. По молитве, конечно, которая ее, праведницы, доходила до Бога. Многих Любушка отправляла молиться в монастырь на Карповку к святому прав. Иоанну Кронштадтскому или к блж. Ксении. Она их очень почитала… Она особо почитала Матерь Божию. Любушка, сирота, любила Ее всем сердцем, всей душою, как свою родную мать. И тоже в сердечной простоте по-своему с Ней говорила. Любушка рассказывала мне, что Царица Небесная неоднократно к ней являлась…

Молилась Любушка необычно и трогательно. И в храме, и дома она разговаривала с иконами на своем языке, обращаясь к образу на иконе как к живому. Иногда слезно просила о чем-то, иногда радовалась. Молилась она за всех, кто к ней обращался, молилась за Петербург, за Россию. Как-то сказала, что если люди будут всё так же грешить и не будут каяться в грехах, наступит страшное время… Молилась она истово, особенно по ночам. Любушка никогда не спала, как люди спят. Закутается, бывало, в одеяло, подремлет, сидя на диване, вот и весь сон. Молилась она непрестанно, а разговаривала мало… Скольким людям она помогала! Особенно любила детей и голубей, всегда их подкармливала…

В последние годы не было дня, чтобы к нам не приезжали люди, бывало, что и ночью, и не только миряне, но и монашествующие, духовенство. Отец Наум, архимандрит из Троице-Сергиевой лавры, часто к нам своих чад отправлял. Он и сам не раз бывал у нас, в Сусанино. Помню, предлагал Любушке постричь ее в монашество, однажды куклу прислал в монашеской одежде. Но Люба упорно отказывалась. Она говорила всегда: «Я странница. Так меня и поминайте…» (Блаженная Любушка прожила у Лукии Ивановны 22 года.)

Священник Михаил (Малеев) рассказывает: «Благословение на свой молитвенный подвиг Любушка получила от блаженной старицы Марии, жившей в Никольском соборе… Так странница поселилась в Вырице, а потом переехала в Сусанино. Таким образом, название посёлка стало для людей с разных концов России так же значимо, как название святых мест, бывших доселе… Мне довелось побывать у матушки несколько раз. Сусанино – посёлок, находящийся в часе езды от г. Ленинграда – стал местом паломничества людей со всех концов не только России, но и других стран.

Неоднократно мне приходилось сталкиваться с тем, что Любушка заранее знала, кто к ней едет и откуда. Предсказывала, затем выходила встречать гостей…

Она могла часами беседовать со святыми на иконах Сусанинского храма и в своём святом углу… Присутствовать на службах, где молилась Любушка, было до слёз умилительно и благостно. Молитвы она совершала только стоя, не позволяла себе за время Богослужения даже немного присесть…Наряду с особым молитвенным заступничеством старицы, можно говорить и о сокровенном прозрении ею таинственных судеб Божиих. Так, накануне трагедии в Оптиной пустыни на пасху 1993 года один из иноков спросил у неё, что его ждёт, и услышал в ответ: «Убьют, но только не тебя»…

Навсегда останется в памяти светлый образ этой, такой смиренной молитвенной души, ответами которой руководствовались не только простые верующие, но и те, которым поручено «кормило Церкви»: опытные духовники, владыки, духовенство…

Из воспоминаний Клавдии Георгиевны П.:

– Странница осела в Вырице, в семье Лукии Ивановны Мироновой, а когда хозяйка переселилась в Сусанино, поехала туда с ней… За стеной жила соседка. Она была недовольна, что ночи напролет из Любушкиной комнаты доносились громкие рыдания: блаженная плакала о мире погибающем, вымаливала народ.

Иеросхимонах Серафим Вырицкий говорил, что настанет время, когда за каждого верующего сорок грешников цепляться будут, чтобы он вытащил их из болота греховного. Таким спасителем для знавших ее стала блаженная Любушка. Она помогала в деле спасения от голода духовного не только в годы блокады, но и в мирное время, когда люди нуждаются в заступнике и утешителе не меньше, чем на войне. Домик в Сусанино стал народным прибежищем – туда устремились сотни, а затем и тысячи посетителей. Люди шли к Любушке, как к пророчице: что Господь возвестит, то она и скажет, и принимали ее ответ, как из уст Божиих.

В 1992 году в Сусанино прибыл протоигумен Горы Афонской. При встрече и прощании он просил блаженную записать его имя для молитвенной памяти и дважды услышал потрясший его ответ: «Не надо писать, я знаю отца Афанасия». Это «знаю» было произнесено с таким выражением, с каким она говорила об отдаленных от нее не только расстоянием, но и временем молитвенниках. Так она беседовала со святыми на иконах в Сусанинском храме Казанской иконы Божией Матери и в своем святом уголке…

Она спасала не только отдельных людей, но и целые города. В 1991 году в пригороде Сосновый Бор на ЛАЭС была авария. События развивались по той же схеме, что и на Чернобыле. Накануне Любушка очень волновалась, говорила: «Огонь, огонь!». Крестила дорогу к городу, до утра не спала, молилась – и беды не произошло…

Недальновидные, мы часто считаем, что беда отступает сама собой, плохое не происходит по случайности.

Блаженная Любушка Сусанинская совершала свои молитвы днем и ночью, не позволяя себе не только прилечь, но даже присесть. Она брала принесенный богомольцами хлеб, откусывала от него кусочек и по-детски простыми словами поминала приносящих. Люди, видя это, начинали плакать слезами любви и покаяния. Как короста спадала с их душ, оставался единственный вопль: «Господи, помилуй мя грешного!» Потом Любушка брала с собой остатки этого хлеба и кормила им птиц в церковной ограде.

Любушка всегда защищала несправедливо гонимых. На кого клевещут, кого обижают, на кого возводят напраслину – за таких молилась сугубо и всегда вымаливала. Но бывала и нелицеприятна – если человек того заслуживал, он мог подвергнуться от нее обличению, весьма ощутимому и болезненному. Благословение она обычно давала, указывая на святого, которому нужно было особо молиться, отслужить молебен или прочитать акафист. Некоторым Любушка благословляла ставить свечи, говоря об этом, как об очень важном деле. Посетителям, которые приходили с сложными семейными и служебными проблемами, не мудрствуя, советовала: «Читайте молитвы дома, учите детей молиться». И действительно, в жизни этих людей не хватало главной ее основы, единого на потребу. Вследствие отсутствия молитвы и возникли проблемы, как естественное следствие жизни в доме, «построенном на песке» (Мф. 7, 26–27).

Из воспоминаний монаха Моисея (Малинского): «В 1991 году я проповедовал Христа, тогда на Западной Украине, откуда я родом, было гонение на Православие. Власти решили выслать меня в Израиль. Пока оформляли визу, я поехал к отцу Науму в Троице-Сергиеву Лавру (отец Наум называл блаженную Любушку «живой продолжательницей блаженной Матроны»), а тот направил меня к Любушке. «Матушка, меня высылают в Иерусалим», – сказал я. А она как захлопает в ладоши, как воскликнет с радостью: «В Иерусалим! В Иерусалим!». Я понял, что такова воля Божия, и с легким сердцем покинул Родину. Грек архимандрит Дионисий постриг меня в Святогробском братстве с наречением имени в честь Законоучителя Моисея.

Вернувшись в Россию, я поспешил с друзьями к Любушке. Она повела нас в церковную сторожку: «Буду вас кормить». И все накладывала, накладывала, мы уже не можем кушать, а она все насыпает: «Ешьте». Это большой дар, когда старец или старица тебя кормит – значит, благодатью делится.

В другой раз отец Василий Швец послал нас в Санкт-Петербург, сказав: «Побываете у блаженной Ксенюшки, потом на Карповке, потом поедете к Любушке». Мы стали искать ночлег, нашли с трудом, а утром отправились в Сусанино. Когда вошли, старица строго заметила: «Вам же было сказано: к блаженной Ксении, потом на Карповку, и только потом ко мне». Мы поняли, что нарушили последовательность благословения: указание духовного отца надо соблюдать дословно, без изменений».

Анна Петровна (регент) вспоминает: «Однажды блаженная стояла на паперти и вдруг говорит: «Там убивают, не ходи, туда ходить не надо». – «Куда, Любушка?» – удивилась я, но она не объяснила. Вскоре на моего мужа Ивана напали, чуть не убили. Она всегда притчами говорила, наше дело было разуметь. Питалась скромно, брала не от всех.

Как-то я себя плохо почувствовала и попросила: «Любушка, помолись за меня». – «Молюсь, молюсь». – «Плохо мне, худо, Любушка». – «Пой Господу, пока ножки ходят». Вот я и пою. Сама она все время на паперти стояла, и все на ножках, на ножках – сидеть не любила. Великой души была человек!» Матушка Людмила вспоминает: «Я думала: мы спрашиваем ее о своих житейских вопросах, а нам надо бы смотреть, как молится эта угодница Божия, пока она еще рядом с нами, на земле. Однажды Любушка долго молилась, потом подошла и сказала мне два греха, о которых никто кроме меня не знал: «Отмаливай, иначе Господь на Страшном суде взыщет».

Из воспоминаний матушки Валентины: «К Любушке мы ездили всей семьей… Однажды заболел мой внук Георгий: сочится гной, стафилококк… Я к Любушке: «Георгий умирает!» Она помолилась и сказала: «Будет жить». И все обошлось. Потом дочь заболела краснухой, и опять по молитвам Любушки болезнь прошла… Как-то глубокой осенью я даже дышать не могла, в носу были полипы.

Мы приехали к Любушке. Я рассказала ей о своей болезни. «Молись Богу и получишь помощь от Матери Божией, от Спасителя и Николая Угодника», – сказала Любушка. Я до платформы дойти не успела, как нос задышал нормально… Молилась она по руке. Пальчиком ведет и повторяет имена. Все ее духовные чада записаны у нее на руке – все мы, вся Россия. Для нашей семьи она была духовной «скорой помощью», и сейчас незамедлительно помогает, только попроси. Хоть Господь призвал ее к вечному блаженству, Любушка не оставляет нас, убогих, она всегда живая с нами».

Из воспоминаний Клавдия П.: «Перед кончиной Любушка посетила несколько обителей, и там почувствовали ее помощь… Так, после того, как блаженная старица побывала в Шамордино, женской обители, основанной прп. Амвросием Оптинским, им передали дом, который очень долго не отдавали монастырю. Матушка игумения попросила Любушку помолиться о передаче дома, и в скором времени хозяева принесли им ключи. Так и в Казанском монастыре в Вышнем Волочке, где она нашла вечное упокоение, обители передали все корпуса после того, как там поселилась блаженная.

Из воспоминаний игуменьи Феодоры:

– Господь сподобил меня, недостойную, приехать первый раз к Любушке в Сусанино по благословению духовного отца (схиархимандрита Серафима (Тяпочкина)) 14 января 1987 года. С тех пор одиннадцать лет, до самой блаженной кончины ее, я слушала ее и жила только по ее благословению и ее святыми молитвами.

В 1990 году мне предложили принять Вышневолоцкой Казанский женский монастырь, храмы и колокольня лежали в развалинах, сестрам жить было негде и не на что. А Любушка благословила: «Принимай». Несколько раз порывалась я оставить монастырь, так как приходилось жить с одной или двумя сестрами без средств к существованию, но когда приезжала к Любушке и говорила об этом, она и слушать не хотела: «Оставишь монастырь, он закроется, и Матерь Божия тебе не простит. Строй, строй и строй, построишь монастырь – Господь пошлет Свою милость». Только блаженная Любушка своими святыми молитвами помогла возродиться этой святой обители в честь Казанской Божией Матери, а в конце жизни и сама упокоилась здесь, вот Господь и послал Свою милость…

По прибытии в монастырь (29 января 1997 года) она сказала: «Вот я приехала домой». Когда мне было очень тяжело, я говорила Любушке: «Вас не будет, и я не смогу без Вас». А она мне отвечала: «Потерпи до лета». Я с тревогой ждала, что пройдет лето, и Любушка уедет. Но лето проходило, а Любушка у нас все жила, только начала болеть. И когда после сложной операции, которую ей сделали в Твери, она попросила отвезти ее в Казанский монастырь, я поняла, что Любушка останется у нас. Неожиданно ей стало хуже. Ее каждый день причащали. За сутки до смерти в 22 часа Любушка попросила еще раз причастить ее и этим дала понять, что скоро умрет. Все сестры и близкие чада, которые были в монастыре, начали подходить прощаться с ней. Она у всех просила прощения и молилась за нас. Все время писала пальцем по руке.

11 сентября в день Усекновения главы Иоанна Предтечи в 11 часов ее причастили, до последней минуты она была в сознании и молилась. За полчаса до смерти лицо ее начало просветляться. Видя ее последние минуты жизни на земле, мне было неловко за свою нерадивую жизнь и за то, что в келии никого не было, и я одна вижу блаженную кончину великой угодницы Божией. Я начала читать канон на исход души, затем Любушка три раза тихонько вздохнула и предала свою праведную душу Господу. Сразу же на ее лице запечатлелась блаженная улыбка. Она еще при жизни говорила, что Сама Матерь Божия Казанская придет за ней в белом платье. Похоронили блаженную старицу Любовь 13 сентября 1997 года в субботу возле Казанского собора с правой стороны алтаря. А на следующий день 14 сентября, по старому стилю 1 сентября – начало церковного новолетия. Только в этот день я, недостойная, поняла, почему она велела потерпеть до лета, оказывается, это значило – до церковного лета. Она, как только приехала к нам, уже знала день своей кончины…

Господи, упокой блаженную Любушку, со святыми упокой, и её молитвами спаси нас!

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *