См. также Библейский культурно-исторический комментарий. Ветхий Завет

О книге

Предисловие Введение Введение в евангелия Евангелие от Матфея Введение Евангелие от Марка Введение Евангелие от Луки Введение Евангелие от Иоанна Введение Деяния святых апостолов Введение Новозаветные послания Введение Послание Иакова Введение Первое послание Петра Введение Второе послание Петра Введение Первое послание Иоанна Введение Второе послание Иоанна Введение Третье послание Иоанна Введение Послание Иуды Введение Послание к Римлянам Введение Первое послание к Коринфянам Введение Второе послание к Коринфянам Введение Послание к Галатам Введение Послание к Ефесянам Введение Послание к Филиппийцам Введение Послание к Колоссянам Введение Первое послание К Фессалоникийцам Введение Второе послание К Фессалоникийцам Введение Первое послание к Тимофею Введение Второе послание к Тимофею Введение Послание к Титу Введение Послание к Филимону Послание к Евреям Введение Откровение Иоанна Богослова Введение

О книге

«Библейский культурно-исторический комментарий. Новый Завет» Крейга Кинера – сжатый, качественный комментарий, отражающий современное состояние библейских исследований. Помогает лучше понять контекст новозаветных событий. Автор – весьма эрудированный протестант традиционных взглядов.

Крейг Кинер пишет в предисловии к своему «Библейскому культурно-историческому комментарию»: «Культурно-исторический фон помогает прояснить и глубже понять практически каждый текст Нового Завета, однако большая часть этого материала была недоступна простому читателю. Хотя существует много комментариев, ни один из них не посвящен полностью рассмотрению культурно-исторического фона библейских произведений. Именно этот фактор – культурно-исторический фон, который показывает, каким образом новозаветные авторы и первые читатели понимали весть Нового Завета, требует своего освещения и служит источником сведений для обычного читателя в процессе изучения Библии (большинство других составляющих, напр, контекст, содержится непосредственно в самом библейском тексте).»

Текстология.руЛитератураЛитература Древней РусиСлово о полку ИгоревеИсторический фон в «Слове»

Автор «Слова» всегда стремится оценить современные ему события в историческом плане, сравнивая настоящее с прошлым, «свивая славы оба полы времени». В экспозиции сюжета автор заявляет, что будет вести свою повесть «от старого Владимера до нынешняго Игоря».

В обширной исследовательской литературе о «Слове» нет единого мнения, о каком Владимире здесь идет речь. Одни ученые склонны считать, что автор имел в виду Владимира Мономаха, другие — Владимира Святославича.

По-видимому, более правы по​следние. Действительно, в «Слове» вовсе отсутствуют всякие упоми​нания о событиях после смерти Владимира Мономаха, т. е. после 1125 г., но зато немало упоминаний об исторических событиях середины и конца XI в. «Слово» связывает с именем старого Владимира, т. е. Владимира Святославича, период расцвета Киевского государства, сопоставляя его с «невеселой годиной» — с периодом феодальной раз​дробленности.

Кроме того, «Слово», упоминая о Владимире Мономахе («Владимир по вся утра уши закладаше в Чернигове»), не называет его «старым».

Автор «Слова» устанавливает свою поэтическую и довольно четкую периодизацию истории родной земли: «века Трояна» — это период далекого языческого прошлого; он сменяется периодом расцвета при Владимире и летами княжения его сына Ярослава, после смерти которого начался период княжеских раздоров и крамол, продолжаю​щийся до «нынешняго Игоря».

Начало княжеских междоусобиц автор «Слова» связывает с дея​тельностью Олега Святославича черниговского, деда Игоря. Поэтому не случайно в текст «Слова» в самый напряженный момент повество​вания о битве русских с половцами вводится исторический эпизод о крамолах Олега.

Именно дед Игоря начал «мечем крамолу ковать и стрелы по земле сеять». Кратко и выразительно напоминает автор «Слова» отдельные эпизоды междоусобной борьбы Олега.

В этой борьбе Олег первый прибег к помощи половцев, наведя их на Русскую землю. Вспоминает автор «Слова» и о кровавой битве на Нежатиной ниве в 1078 г., когда обе стороны понесли большие потери, а союзник Олега юный самонадеянный Борис Вячеславич пал в бою.

Но главное — это тягостные последствия крамол Олега для Русской земли: «Тогда… сеяшется и растяшетъ усобицами; погибашеть жизнь Даждьбожа внука; в княжих крамолах веци человекомъ скратишасъ. Тогда по Руской земли ретко ратаеве кикахутъ, нъ часто врани граяхутъ, труппа себе деляче; а галици свою речь говоряхутъ, хотятъ полетети на уедие».

Крамолы Олега наносили ущерб народу — «ратаям», их мирному труду. Междоусобные войны приводили к экономическому оскудению страны (погибла «жизнь Даждьбожа внука» — достояние русского народа), к гибели людей. Поэтому автор и назвал Олега Гориславличем, ибо горестную славу в Русской земле стяжал себе этот горемыка князь-крамольник.

Подобно летописцам, автор «Слова» придерживался родового взгляда на историю. Он считал, что политика нарушения феодальных обязательств, распрей, союза с половцами, начатая Олегом, продолжает проводиться его внуками — северскими князьями. Поражение Игоря рассматривается в «Слове» как следствие той политики, которая была начата родоначальником «храброго гнезда» Ольговичей.

Вспоминает автор и о другом зачинщике феодальных распрей — о Всеславе Брячеславиче Полоцком. Рассказ о Всеславе связан с автор​ским обращением к внукам Ярослава и Всеслава — прекратить старую вражду и «выскочить» из худой дедовской славы, объединить свои силы для борьбы с внешними врагами Руси. «Вы бо своими крамолами начясте наводити поганыя на землю Рускую», — говорит автор.

Начало вражды полоцких князей с киевскими летопись связывает с женитьбой Владимира Святославича на полоцкой княжне Рогнеде, которая, согласно преданию, пыталась убить ненавистного ей мужа, мстя ему за убийство отца и братьев.

Ее ннук, полоцкий князь Всеслав Брячеславич, как сообщает летопись, был рожден «от волхования», вследствие чего имел «язвено на главе» и «сего ради немилостив» был Всеслав «на кровопролитие». В 1066 г., начав борьбу с Ярославичами,

Всеслав захватил Великий Новгород «с женами и с детми, и колоколы съима у святыя Софие». Об этом факте автор «Слова» сообщает весьма лаконично, но художественно выразительно: «…отвори врата Новуграду, разшибе славу Ярославу».

В 1067 г. войска Всеслава и Ярославичей (Изяслава, Святослава и Всеволода) сошлись на Немиге, где «бысть сеча зла и мнози падоша», и Всеслав вынужден был бежать. Вскоре князья примирились и «целовали крест», но, не веря Всеславу, Изяслав нарушил крестное целование. Он захватил Всеслава и посадил его в Киеве в поруб.

В 1068 г. половцы нанесли первое в истории поражение русским князьям Изяславу, Святославу и Всеволоду. Киевляне, «створиша вече», потребовали у Изяслава оружие и коней, чтобы идти против врагов. Князь отказался удовлетворить это требование, и тогда вос​ставшие горожане 15 сентября освободили Всеслава из поруба, по​скольку тот пообещал им коней.

В «Слове» весь этот эпизод, изложенный в «Повести временных лет», передан так: «Тъй (Всеслав.— В. К.) клюками (хитростями) подпръся окони и скочи к граду Кыеву и дотчеся стружием злата стола киевского». Всеслав пробыл великим князем несколько недель и вынужден был бежать.

О чем в «Слове» в образно-символической форме сказано: «…скочи от них лютым зверем в плъночи из Белаграда, обесися сине мьгле» (буквально: повиснув на синем облаке, т. е. под покровом тумана).

Автор «Слова» нарушает хронологию: он сначала говорит о собы​тиях 1068 г., а затем 1066 и 1067 гг. Ему важно показать пагубные последствия междоусобной распри Ярославичей с Вссславом, когда «Немизе кровавы брезе не бологом бяхуть посеяны, посеяни костьми руских сынов».

Как отмечает Д. С. Лихачев, Всеслав в «Слове» изображен не только с осуждением, но и с известной теплотой: это неприкаянный князь, мечущийся по Руси как затравленный зверь, изумляющий быстротой своего передвижения современников, которые прозвали его «вещим» — волшебником-оборотнем, и в то же время это несчастный горемыка, неудачник, о судьбе которого Боян сложил «припевку»: «Ни хытру, ни горазду, ни птицю горазду, суда божиа не минута».

Говоря о распре полоцких Всеславичей с киевскими Ярославичами, автор «Слова» отмечает, что она не принесла славы ни одной из сторон, а привела только к усилению врагов Руси — половцев и литовцев.

Источником исторических сведений, очевидно, служила для автора «Слова» «Повесть временных лет» и народный исторический эпос. Однако, используя факты летописи, автор «Слова» никогда не дает им религиозно-моралистической трактовки, а оценивает их с точки зрения народных интересов.

Цель исторических отступлений, к которым прибегает автор «Слова»,— напомнить своим современникам, потом​кам злосчастного Всеслава и крамольника Олега, к чему приводят раздоры, и призвать к установлению прочного княжеского союза для совместной борьбы с врагами Русской земли.

Для того чтобы лучше понять и объяснить настоящее, автор «Слова» прибегает к воссозданию картин прошлого. При этом он исторически пытается объяснить также поступки половцев.

Совершая набеги на Русскую землю, они «лелеют месть Шароканю», т. е. стремятся ото​мстить за разбитого наголову Владимиром Мономахом в 1106 г. Шарукана — деда Кончака.

Об этом поют «готьскш красные девы» «на брезе синему морю». Они «поют время Бусово», т. е. время, когда предводитель готов Виннитар разбил антов, а их вождя Бооза казнил.

Таким образом, автор «Слова» рассматривает каждое современное ему событие в исторической перспективе, дает поэтическое обобщение истории Русского государства XI—XII вв.

Кусков В.В. История древнерусской литературы. — М., 1998 г.

Одной из первоочередных целей Христа было иполнение пророчеств.Это следует напр. из Лк.8:9-10,где Иисус использует слова из кн. пророка Исайи.В связи с этим,становится интересно,а все ли пророчества традиционно относимые к Мессии исполнил Иисус,и если да,то как?Например читая знаменитое место из Зах.9:9 относимое к Мессии,и сравнивая с Евангелием получаем несколько различные картины,где главным образом интересен сам контекст события:
1.Мф.21:1-11.Предварительно послав двоих учеников с Елеонской горы,Иисус повелевает им привести ему ослицу и молодого осла,в чём Матфей, как наиболее поздний из синоптиков, прямо говорит нам в своей редакции об исполнении пророчества из Зах.9:9.Обращаем внимание также на то,что по Матфею, множество народа постилая одежды и ветви,встречали пророка из Назарета!
2.Мк.11:1-11.Иисус посылает двоих учеников за молодым ослом(ст.2,ср.Мф.21:2).У Марка вход Иисуса,приветствуют «многие»(Мк.11:8).
3.Лк.19:28-40.У Луки как и у Марка Иисус говорит о молодом осле(Лк.19:30,ср.Мф.21:2),но Иисуса встречают ученики(!),постилавшие одежды и славившие Бога «ЗА все чудеса, какие ВИДЕЛИ они»(!)(Лк.19:37).
4.Ин.12:12-19.У Иоанна «множество народа, пришедшего на праздник,услышав,что Иисус идет в Иерусалим»,встречали его с «пальмовыми ветвями»(ст.13)при этом(ср.Мф.и Мк.)их не постилали.Иисус САМ НАХОДИТ(ср.с синоптиками)молодого осла(!)(Ин.12:4).Иоанн в отличие от синоптиков делает очень важную ремарку по поводу того,почему вход Иисуса в Иерусалим стал праздником,- «Он вызвал из гроба Лазаря и воскресил его из мертвых. Потому и встретил Его народ, ибо СЛЫШАЛ, что Он сотворил это чудо.»(Ин.12:17-18)
Таким образом можно сделать вывод,что именно у Матфея из всех синоптиков наиболее выражена тенденция описания событий через призму ветхозаветных пророчеств.Возможно,даже подобный, в чем-то апологетический, метод Матфея,мог наносить некий ущерб историчности евангельского повествования.Однако это ярко показывает,что цель Христа в исполнении пророчеств,со временем становится важным аспектом вероучения,для Его Церкви.[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *