Содержание

Роман «Бесы» Достоевского был написан в 1872 году. Это одно из наиболее политизированных произведений писателя, которое он написал под впечатлением от деятельности зарождавшихся террористических и революционных движений в России.

Рекомендуем читать онлайн краткое содержание «Бесов» по главам и частям. Пересказ книги будет полезен для читательского дневника и подготовки к уроку литературы.

Главные герои

Варвара Петровна Ставрогина – богатая и влиятельная помещица, деспотичная, высокомерная женщина.

Николай Всеволодович Ставрогин – единственный сын Варвары Ставрогиной, красивый, прекрасно воспитанный, но пресыщенный молодой человек, дамский угодник.

Степан Трофимович Верховенский – учитель Николая Ставрогина, близкий друг Варвары Петровны, добрый, но совершенно непрактичный, безвольный человек.

Петр Степанович Верховенский – сын Степана Трофимовича, основатель революционной «пятерки», хитрый, умный молодой человек, главный интриган.

Лизавета Николаевна Тушина – умная, образованная, но слабая и несчастная девушка.

Другие персонажи

Прасковья Ивановна Дроздова – близкая подруга Ставрогиной, мать Лизаветы Николаевны.

Маврикий Николаевич – жених Лизаветы Николаевны, готовый закрыть глаза на ее измену.

Иван Павлович Шатов – член революционного движения, успевший разочароваться в его идеях.

Дарья Павловна Шатова – сестра Ивана Павловича, воспитанница Варвары Петровны.

Игнат Тимофеевич Лебядкин – капитан, пьяница, поэт.

Мария Тимофеевна Лебядкина – слабоумная сестра капитана Лебядкина по прозвищу Хромоножка, жена Ставрогина.

Федька Каторжный – вор и убийца, пропащий человек.

Алексей Нилыч Кириллов – молодой человек, считавший самоубийство наивысшей формой проявления своеволия.

Липутин, Виргинский, Лямшин, Толкаченко, Шигалев – революционная «пятерка» Верховенского.

Андрей Антонович фон Лембке – губернатор, тихий, спокойный человек.

Юлия Михайловна – жена губернатора, наивная, недальновидная женщина, мечтавшая раскрыть заговор.

Часть первая

Глава 1. Вместо введения: несколько подробностей из биографии многочтимого Степана Трофимовича Верховенского

Повествование ведется от лица некоего Г-ва, участника описываемых событий. В центре – известный идеалист 40-х годов Степан Трофимович Верховенский. Он был дважды вдовцом: от первого брака остался сын, который «воспитывался всё время на руках каких-то отдаленных теток, где-то в глуши».

Верховенский с радостью принял предложение «Варвары Петровны Ставрогиной, супруги генерал-лейтенанта и значительной богачки» заняться воспитанием ее единственного сына, и немедля приступил к своим обязанностям. Их дружба «закрепилась с лишком на двадцать лет» и представляла собой весьма странные отношения, когда «оба друга один другого почти съесть хотят, всю жизнь так живут, а между тем расстаться не могут».

Со временем вокруг Степана Трофимовича «утвердился кружок приятелей», который жителям тихого уездного городка представлялся как «рассадник вольнодумства, разврата и безбожия». На самом же деле это была лишь исконно русская, ни к чему не обязывающая «веселенькая либеральная болтовня».

Одно время Верховенский пробовал писать, но за десять с лишним лет из-под его пера не вышло ни строчки. Мысли о своем ничтожестве он прогонял игрой в карты и шампанским.

Глава 2. Принц Гарри, сватовство

На свете существовал только один человек, к которому Варвара Петровна была привязана более, чем к Верховенскому – это был «единственный сын ее, Николай Всеволодович Ставрогин». В детстве воспитанник Степана Трофимовича был тихим, застенчивым мальчиком. Но, повзрослев и поступив на военную службу, он заметно переменился: стал более развязным, разнузданным, своевольным. Николай даже стрелялся на дуэли, за что был разжалован в рядовые, но смог быстро выслужиться.

Неожиданно для всех Николай решил погостить. Это был «очень красивый молодой человек, лет двадцати пяти», прекрасно образованный, обходительный, словом, истинный джентльмен. Однако очень быстро «зверь вдруг выпустил свои когти». Николай надерзил в обществе, схватил за нос и протащил несколько шагов почтеннейшего старшину клуба, укусил за ухо губернатора, при всех поцеловал чужую жену.

Скандальное поведение Николая вскоре объяснилось белой горячкой. Поправившись, молодой человек поспешил уехать за границу.

Тем временем Варвара Петровна решила выдать замуж за Верховенского свою двадцатилетнюю воспитанницу Дарью Шатову. Однако эта новость возмутила Степана Трофимовича, который не собирался «подчиняться праздным фантазиям взбалмошной женщины».

Глава 3. Чужие грехи

Под давлением обстоятельств «Степан Трофимович согласился стать женихом». В это время появился инженер Липутин, который был хорошо знаком и с Петрушей Верховенским, и с Николаем Ставрогиным. Он дал понять Степану Трофимовичу, что его предстоящая свадьба с Дарьей – попытка прикрыть «честным именем чужие грехи», в которых напрямую замешан Николай.

В поместье приехала Лизавета Николаевна Тушина – бывшая воспитанница Верховенского. Ее мать, Прасковья Ивановна Дроздова, была лучшей подругой Ставрогиной. Узнав, что Иван Павлович Шатов в совершенстве знает три языка, Лизавета Николаевна попросила передать ему, что нуждается в помощнике.

Глава 4. Хромоножка

«Дело у Лизаветы Николаевны до Шатова» оказалось исключительно литературным: девушка собралась издать книгу и нуждалась в помощнике. Узнав же, что капитан Лебядкин в письме признался Лизавете Николаевне в любви и, по сути, сделал предложение, Шатов решительно отказался от сотрудничества.

Сразу после обедни к Ставрогиной подошла попросить милостыню Марья Лебядкина, за свою хромоту прозванная в народе Хромоножкой. Она смотрела на Варвару Петровну «с самым детским взглядом, с каким дети ласкаются», и та дала ей 10 рублей. Ставрогина вспомнила об анонимном письме, присланном накануне. В нем указывалось, что большую роль в ее жизни сыграет хромая незнакомка. Варвара Петровна пригласила к себе Марью Лебядкину и Лизу Тушину, которую также встретила в церкви.

Глава 5. Премудрый змей

При появлении Даши Марья Лебядкина обвинила ее в том, что она передала ее брату только триста рублей, а не большую сумму, обещанную Николаем Ставрогиным. Возмущенная подобной клеветой, Варвара Петровна пообещала воспитаннице защитить ее. При виде Даши в глазах Лизаветы Николаевны «засверкали ненависть и презрение, слишком уж нескрываемые».

Вскоре пожаловал капитан Лебядкин, объяснивший присутствующим, что его сестра не в своем уме. Он принялся намекать на некую тайну, чем окончательно разозлил Варвару Петровну. Впрочем, она не успела излить на капитана свой гнев, поскольку появился Петруша Верховенский, а вслед за ним – Николай Ставрогин.

Мать прямо спросила Николая, является ли Марья Лебядкина его законной женой. Молодой человек ничего не ответил. Он бережно взял Марью под руку и повел к карете.

Петр Верховенский рассказал присутствующим, что в Петербурге Николай помогал Лебядкиным, которые «не имели своего угла и скитались по чужим». Николай глубоко поразил Марью, и она стала всем рассказывать, что это ее жених. Именно об этом и написали Варваре Петровне неизвестные доброжелатели.

Ставрогина была растрогана поведением сына. Она даже решила удочерить «это бедное, это несчастное существо». Неожиданно с Лизаветой Николаевной случилась форменная истерика.

Шатов подошел к Николаю «и изо всей силы ударил его по щеке». Ставрогин был из тех людей, который мог на месте убить обидчика за подобное оскорбление, но он только сильно побледнел. Не выдержав напряжения, Лиза упала в обморок.

Часть вторая

Глава 1. Ночь

После происшествия в доме Ставрогиных «по городу пошли самые разнообразные слухи» о Николае и Лизе. Многие стали проявлять повышенный интерес к «загадочной хромоножке». Все эти дни Николай Ставрогин никого у себя не принимал, даже своего доброго приятеля Петра Верховенского. Последний сообщил о тайном обществе, на котором они непременно должны появиться.

Ставрогин отправился к инженеру Кириллову с просьбой стать его секундантом на дуэли с Гагановым, который публично нанес ему оскорбление. Кириллов придерживался той философии, что человек, отрицающий существование Бога, сам становится Богом и ни перед кем не держит ответ за свои поступки.

Затем Николай навестил Шатова, чтобы признаться в том, что Марья Лебядкина является его законной женой. Также он предупредил мужчину о готовящемся на него покушении. Виной тому была идея Шатова о народе-богоносце, но сам он в Бога не верил.

Глава 2. Ночь (продолжение)

По дороге к Лебядкиным Николай встретил на улице Федьку Каторжного. Его подослал Петр Верховенский, пообещавший беглому каторжнику выправить паспорт, если тот послужит барину. Ставрогин прогнал навязчивого бродягу.

К удивлению Николая, Лебядкин встретил его трезвым. Капитан неустанно заискивал и лебезил перед важным гостем. Он планировал выманить у Николая, как делал все эти годы, определенную сумму за молчание о браке с сестрой. Ставрогин, действительно, женился на Марье Лебядкиной «после пьяного обеда, из-за пари на вино». Чтобы прекратить вымогательства, он решил в ближайшие дни обнародовать это событие.

Николай вошел в комнату к Марье и предложил ей уехать с ним в Швейцарию, чтобы вести тихую, уединенную жизнь. Однако несчастная сумасшедшая не признала его, принялась кричать и хохотать.

На обратном пути Николая вновь встретил Федька, предложивший устранить проблему с Лебядкиными. Ставрогин рассмеялся и бросил прямо в грязь все деньги, какие у него были.

Глава 3. Поединок

На следующий день «предположенная дуэль состоялась», на которой особенно настаивал Гаганов. Он даже поставил обязательное условие – стреляться по три раза. Однако все три раза Гаганов промазывал, в то время как Ставрогин намеренно стрелял в воздух. Тем самым он еще больше оскорбил своего противника.

Вернувшись домой, Николай объяснился с Дарьей Павловной и предложил на время прервать их связь, о которой стала догадываться Варвара Петровна. Даша заявила, что ее место рядом с ним и рано или поздно они будут вместе.

Глава 4. Все в ожидании

История с дуэлью благотворно сказалась на репутации Ставрогина. В один момент он стал самой обсуждаемой личностью в обществе. Варвара Петровна была довольна тем, как сложились обстоятельства, и лишь мысль о Хромоножке не давала ей покоя.

Тем временем Петр Верховенский пожаловал к отцу и передал слова его покровительницы. Варвара Петровна была оскорблена тем, что Степан Трофимович не хотел жениться «на чужих грехах». Она объявила об окончательном с ним разрыве, назначив приличный пансион.

Глава 5. Пред праздником

Петр Степанович впал «в милость в губернаторском доме за игру на фортепиано» и принялся всячески укреплять свои позиции в отношении губернатора Андрея Антоновича фон Лембке и его супруги Юлии Михайловны.

В городе и губернии стали происходить невиданные доселе бесчинства: была осквернена икона, началась эпидемия холеры, участились проявления недовольства рабочих, повсюду полыхали пожары, появились прокламации, призывающие народ к бунту.

Варвара Петровна лично навестила Верховенского, чтоб объясниться с ним. Она упрекнула его в неблагодарности и в том, что он самым подлым образом оклеветал ее.

Глава 6. Петр Степанович в хлопотах

Андрей Антонович «с каждым днем становился молчаливее», что очень угнетало его супругу, по приказу которой были предприняты меры для «усиления губернаторской власти». Юлия Михайловна разуверилась в силе мужа и планировала при помощи Петра Верховенского раскрыть государственный заговор.

Последний встретился с губернатором, чтобы выдать ему Кириллова и Шатова, причастных к революционным прокламациям в городе. Затем он отправился к приятелям и попросил их непременно явиться на собрание.

К Николаю пожаловал Маврикий Николаевич – жених Лизы Тушиной. Он переживал, что девушка испытывала к Ставрогину сильные, противоречивые чувства, и предложил сопернику жениться на ней. Николай решительно отказал, сообщив о своем браке. После этого разговора он с Петром Верховенским отправился на тайное собрание.

Глава 7. У наших

Собрание было организовано у Виргинских: под предлогом празднования именин хозяина «собралось гостей человек до пятнадцати». Эти люди представляли собой «цвет самого ярко-красного либерализма» в городе. К тому времени Петр Верховенский уже успел слепить основной костяк – «пятерку», в которую вошли Виргинский, Липутин, Шигалев, Лямшин и Толкаченко.

На собрании Шигалев предложил программу «конечного разрешения вопроса», согласно которой потребуется «разделение человечества на две неравные части». При этом одна десятая, привилегированная, часть общества будет управлять остальными людьми, постепенно превращенными в стадо.

Петр Верховенский поинтересовался у присутствующих, смогли бы они донести в полицию, если бы узнали о запланированном убийстве. Шатов при всех назвал Верховенского подлецом и покинул помещение. Вслед за ним ушли Ставрогин и Кириллов.

Глава 8. Иван-царевич

Николай понял, что Верховенскому «Шатова кровь нужна»: именно его он наметил в свои жертвы, чтобы скрепить созданную им «пятерку» революционеров. Также он догадался об истинном намерении Петра Степановича, когда тот через Федьку предлагал расправиться с Лебядкиным и сумасшедшей женой. Это нужно было Верховенскому, чтобы иметь безграничную власть над Николаем.

Проглотив оскорбление, Петр Степанович стал посвящать собеседника в детали своего грандиозного плана. Он собирался организовать смуту, проникнуть «в самый народ». Когда же начнется «раскачка», люди вспомнят своих «богов», и уж тогда придет черед Ставрогина выступить в роли «Ивана-царевича» – очередного, чудом уцелевшего самозванца. Петр Степанович не скрывал от Николая, что он «мошенник, а не социалист». Ради согласия Ставрогина он готов был и без денег убить Марью Лебядкину, и привести к нему Лизу.

Глава 9. Степана Трофимовича описали

У Степана Трофимовича был произведен обыск, во время которого у него изъяли «заграничные издания Герцена», дневники, личные записи. Верховенский был очень расстроен: он переживал, как бы эта история не отразилась на его положении в обществе. После он признался Г-ву, что у него описали также некие прокламации, и теперь его непременно «посадят в кибитку, и марш в Сибирь на весь век, или забудут в каземате».

Успокоившись, Степан Трофимович решил отправиться «прямо в львиную пасть» и прийти на праздник к Лембке.

Глава 10. Флибустьеры. Роковое утро

Андрей Антонович узнал, что в городе неспокойно. Однако мирных просителей со шпигулинской фабрики донельзя раздраженный губернатор принял за бунтовщиков и чуть было не наказал розгами. Под горячую руку Лембке попал и Степан Трофимович. Окончательно вывело из себя градоначальника вызывающее поведение Юлии Михайловны, а также разговоры о социализме. Он объявил, что «флибустьеры» определены и «меры приняты».

При появлении в салоне Николая Всеволодовича Лиза намеренно громко попросила его унять Лебядкина, который регулярно пишет ей письма, называет себя ближайшим родственником Ставрогиных и предлагает раскрыть некую тайну. Николай во всеуслышание признался, что является мужем «его сестры, урожденной Лебядкиной, вот уже скоро пять лет».

Часть третья

Глава 1. Праздник. Отдел первый

Несмотря на все «недоумения прошедшего «шпигулинского» дня», праздник, организованный Юлией Михайловной в пользу гувернанток, все же состоялся. Всеобщее внимание приковала к себе Лиза, которая была необыкновенно хороша в тот день.

Известный писатель Кармазинов прочел присутствующим свое произведение, посвященное принципам нигилизма. Степан Трофимович решил было возразить, но был освистан публикой.

Глава 2. Окончание праздника

Уязвленный Степан Трофимович написал прощальное письмо своей несостоявшейся невесте Дарье Шатовой, в котором просил простить его великодушно.

Стало известно о скандальном поведении Лизаветы Николаевны, которая посреди бела дня «изволила пересесть в карету Ставрогина и улизнула с «сим последним» в Скворешники».

Чтобы скрасить неприятное впечатление от первой части праздника, было решено устроить бал у предводителя дворянства. В самый разгар праздника всех потрясло известие о пожаре в Заречье и убийстве капитана Лебядкина и его сестры Хромоножки. Андрей Антонович поспешил на место трагедии, где на него упала доска, и он лишился чувств.

Глава 3. Законченный роман

Утром между Лизой и Николаем произошло объяснение. Ставрогин предложил девушке уехать с ним в Швейцарию, но она отказалась, тем самым сильно задев самолюбие Николая.

В Скворешниках появился Петр Верховенский, сообщивший о пожаре и смерти Лебядкиных. Лиза догадалась, что это дело рук Николая, и в истерике убежала от него. Ее догнал Маврикий Николаевич, прождавший ее всю ночь возле дома Ставрогина. Он успокоил Лизу и попросил не прогонять его.

По дороге они встретили Степана Трофимовича, который в спешке покидал город. Лизавета Николаевна перекрестила его, попросив хоть иногда молиться «за «бедную» Лизу».

При виде Лизы, пришедшей к месту пожарища, «кто-то крикнул: «Это ставрогинская!»». Никто не сомневался, что убийца Лебядкиных – Николай Ставрогин, а Лиза была с ним заодно. Получив несколько сильных ударов из толпы, девушка потеряла сознание и вскоре умерла.

Глава 4. Последнее решение

«Ночной пожар, убийство Лебядкиных, буйство толпы над Лизой» – все это глубоко потрясло местное общество. Ставрогин поспешил покинуть город, в то время как Петр Верховенский продолжил активную деятельность. Собрав свою «пятерку», он сообщил о доносе, который якобы сделал на них Шатов. Верховенский убедил всех остальных в том, что от «предателя» нужно избавиться как можно быстрее.

Зная, что Кириллов готов покончить жизнь самоубийством ради общей идеи, Петр Степанович убедил его взять на себя вину за убийство Шатов. У Кириллова Верховенский застал Федьку, которому удалось убежать от разгневанного Петра. Однако тот сообщил, «что он в последний раз в жизни пил водку». На следующее утро был найден труп Федьки с пробитой головой. Липутин, который хотел было бежать, был раздавлен этой новостью: теперь он уже не сомневался в тайном могуществе Петра Степановича.

Глава 5. Путешественница

Неожиданно к Шатову приехала его жена Марья, бросившая его три года назад. Она призналась, что у нее совсем нет денег, и попросила временного пристанища. Шатов «вдруг весь смягчился и просветлел»: он все еще любил эту женщину. Ночью у Марьи начались роды, и Шатов решил усыновить ребенка. Он принял решение начать новую жизнь, но для этого ему нужно было «развязать» со старой. Поздним вечером он отправился в парк, где его уже поджидала вся «пятерка».

Глава 6. Многотрудная ночь

Шигалев решительно отказался принимать участие в предстоящем убийстве, которое представляет собой «уклонение от нормальной дороги». Сподручные Верховенского схватили Шатова, а Петр Степанович лично «наставил ему револьвер прямо в лоб, крепко в упор и — спустил курок». Затем к телу привязали большие камни и скинули его в пруд. Верховенский проконтролировал, чтобы Кириллов в своей предсмертной записке взял на себя вину за убийство Шатова, после чего в срочном порядке покинул родной город.

Глава 7. Последнее странствование Степана Трофимовича

Последним пристанищем Степана Трофимовича стала крестьянская изба. Перед смертью он познакомился с книгоношей Софьей Михайловной, которой, словно на исповеди, рассказал всю свою жизнь. Ночью у Верховенского случился приступ. Послали за Варварой Петровной, на руках которой он и скончался.

Глава 8. Заключение

Последние события убедили местных жителей, что в городе «действительно есть тайное общество убийц, поджигателей-революционеров, бунтовщиков». Не выдержав напряжения, Лямшин сдал всех участников убийства Шатова, за исключением Петра Верховенского.

Вскоре Дарья Шатова получила письмо от Ставрогина, в котором он предлагал уехать с ним в Швейцарию. Он признался, что его здоровье ослаблено и его мучают галлюцинации. Дарья «тотчас же пошла и показала письмо Варваре Петровне». Женщины стали собираться в дорогу, но слуга доложил о возвращении молодого хозяина в Скворешники и о его странном поведении. Николай повесился в небольшой светелке, а рядом с ним лежала записка «Никого не винить, я сам»…

На примере общества небольшого губернского городка Достоевский хотел показать всю опасность атеистических и радикальных революционных идей, которые все больше охватывали умы современников писателя.

После ознакомления с кратким пересказом «Бесов» рекомендуем прочесть роман в полной версии.

Тест по роману

Проверьте запоминание краткого содержания тестом:

  1. Вопрос 1 из 10

    Кто является автором произведения «Бесы»?

    • Федор Достоевский
    • Михаил Булгаков
    • Лев Толстой
    • Николай Гоголь

Начать тест(новая вкладка)

Рейтинг пересказа

Действие романа происходит в губернском городе ранней осенью. О событиях повествует хроникёр Г-в, который также является участником описываемых событий. Его рассказ начинается с истории Степана Трофимовича Верховенского, идеалиста сороковых годов, и описания его сложных платонических отношений с Варварой Петровной Ставрогиной, знатной губернской дамой, покровительством которой он пользуется.

Вокруг Верховенского, полюбившего «гражданскую роль» и живущего «воплощённой укоризной» отчизне, группируется местная либерально настроенная молодёжь. В нем много «фразы» и позы, однако достаточно также ума и проницательности. Он был воспитателем многих героев романа. Прежде красивый, теперь он несколько опустился, обрюзг, играет в карты и не отказывает себе в шампанском.

Продолжение после рекламы:

Ожидается приезд Николая Ставрогина, чрезвычайно «загадочной и романической» личности, о которой ходит множество слухов. Он служил в элитном гвардейском полку, стрелялся на дуэли, был разжалован, выслужился. Затем известно, что закутил, пустился в самую дикую разнузданность. Побывав четыре года назад в родном городе, он много накуролесил, вызвав всеобщее возмущение: оттаскал за нос почтенного человека Гаганова, больно укусил за ухо тогдашнего губернатора, публично поцеловал чужую жену… В конце концов все как бы объяснилось белой горячкой. Выздоровев, Ставрогин уехал за границу.

Его мать Варвара Петровна Ставрогина, женщина решительная и властная, обеспокоенная вниманием сына к её воспитаннице Дарье Шатовой и заинтересованная в его браке с дочерью приятельницы Лизой Тушиной, решает женить на Дарье своего подопечного Степана Трофимовича. Тот в некотором ужасе, хотя и не без воодушевления, готовится сделать предложение.

Брифли существует благодаря рекламе:

В соборе на обедне к Варваре Петровне неожиданно подходит Марья Тимофеевна Лебядкина, она же Хромоножка, и целует её руку. Заинтригованная дама, получившая недавно анонимное письмо, где сообщалось, что в её судьбе будет играть серьёзную роль хромая женщина, приглашает её к себе, с ними же едет и Лиза Тушина. Там уже ждёт взволнованный Степан Трофимович, так как именно на этот день намечено его сватовство к Дарье. Вскоре здесь же оказывается и прибывший за сестрой капитан Лебядкин, в туманных речах которого, перемежающихся стихами его собственного сочинения, упоминается некая страшная тайна и намекается на какие-то особенные его права.

Внезапно объявляют о приезде Николая Ставрогина, которого ожидали только через месяц. Сначала появляется суетливый Петр Верховенский, а за ним уже и сам бледный и романтичный красавец Ставрогин. Варвара Петровна с ходу задаёт сыну вопрос, не является ли Марья Тимофеевна его законной супругой. Ставрогин молча целует у матери руку, затем благородно подхватывает под руку Лебядкину и выводит её. В его отсутствие Верховенский сообщает красивую историю о том, как Ставрогин внушил забитой юродивой красивую мечту, так что она даже вообразила его своим женихом. Тут же он строго спрашивает Лебядкина, правда ли это, и капитан, трепеща от страха, все подтверждает.

Продолжение после рекламы:

Варвара Петровна в восторге и, когда её сын появляется снова, просит у него прощения. Однако происходит неожиданное: к Ставрогину вдруг подходит Шатов и даёт ему пощёчину. Бесстрашный Ставрогин в гневе хватает его, но тут же внезапно убирает руки за спину. Как выяснится позже, это ещё одно свидетельство его огромной силы, ещё одно испытание. Шатов беспрепятственно выходит. Лиза Тушина, явно неравнодушная к «принцу Гарри», как называют Ставрогина, падает в обморок.

Проходит восемь дней. Ставрогин никого не принимает, а когда его затворничество заканчивается, к нему тут же проскальзывает Петр Верховенский. Он изъявляет готовность на все для Ставрогина и сообщает про тайное общество, на собрании которого они должны вместе появиться. Вскоре после его визита Ставрогин направляется к инженеру Кириллову. Инженер, для которого Ставрогин много значит, сообщает, что по-прежнему исповедует свою идею. Её суть — в необходимости избавиться от Бога, который есть не что иное, как «боль страха смерти», и заявить своеволие, убив самого себя и таким образом став человекобогом.

Брифли существует благодаря рекламе:

Затем Ставрогин поднимается к живущему в том же доме Шатову, которому сообщает, что действительно некоторое время назад в Петербурге официально женился на Лебядкиной, а также о своём намерении в ближайшее время публично объявить об этом. Он великодушно предупреждает Шатова, что его собираются убить. Шатов, на которого Ставрогин прежде имел огромное влияние, раскрывает ему свою новую идею о народе-богоносце, каковым считает русский народ, советует бросить богатство и мужицким трудом добиться Бога. Правда, на встречный вопрос, а верит ли он сам в Бога, Шатов несколько неуверенно отвечает, что верит в православие, в Россию, что он… будет веровать в Бога.

Той же ночью Ставрогин направляется к Лебядкину и по дороге встречает беглого Федьку Каторжного, подосланного к нему Петром Верховенским. Тот изъявляет готовность исполнить за плату любую волю барина, но Ставрогин гонит его. Лебядкину он сообщает, что собирается объявить о своём браке с Марьей Тимофеевной, на которой женился «…после пьяного обеда, из-за пари на вино…». Марья Тимофеевна встречает Ставрогина рассказом о зловещем сне. Он спрашивает её, готова ли она уехать вместе с ним в Швейцарию и там уединённо прожить оставшуюся жизнь. Возмущённая Хромоножка кричит, что Ставрогин не князь, что её князя, ясного сокола, подменили, а он — самозванец, у него нож в кармане. Сопровождаемый её визгом и хохотом, взбешённый Ставрогин ретируется. На обратном пути он бросает Федьке Каторжному деньги.

Реклама:

На следующий день происходит дуэль Ставрогина и местного дворянина Артемия Гаганова, вызвавшего его за оскорбление отца. Кипящий злобой Гаганов трижды стреляет и промахивается. Ставрогин же объявляет, что не хочет больше никого убивать, и трижды демонстративно стреляет в воздух. История эта сильно поднимает Ставрогина в глазах общества.

Между тем в городе наметились легкомысленные настроения и склонность к разного рода кощунственным забавам: издевательство над новобрачными, осквернение иконы и пр. В губернии неспокойно, свирепствуют пожары, порождающие слухи о поджогах, в разных местах находят призывающие к бунту прокламации, где-то свирепствует холера, проявляют недовольство рабочие закрытой фабрики Шпигулиных, некий подпоручик, не вынеся выговора командира, бросается на него и кусает за плечо, а до того им были изрублены два образа и зажжены церковные свечки перед сочинениями Фохта, Молешотта и Бюхнера… В этой атмосфере готовится праздник по подписке в пользу гувернанток, затеянный женой губернатора Юлией Михайловной.

Реклама:

Варвара Петровна, оскорблённая слишком явным желанием Степана Трофимовича жениться и его слишком откровенными письмами к сыну Петру с жалобами, что его, дескать, хотят женить «на чужих грехах», назначает ему пенсион, но вместе с тем объявляет и о разрыве.

Младший Верховенский в это время развивает бурную деятельность. Он допущен в дом к губернатору и пользуется покровительством его супруги Юлии Михайловны. Она считает, что он связан с революционным движением, и мечтает раскрыть с его помощью государственный заговор. На свидании с губернатором фон Лембке, чрезвычайно озабоченным происходящим, Верховенский умело выдаёт ему несколько имён, в частности Шатова и Кириллова, но при этом просит у него шесть дней, чтобы раскрыть всю организацию. Затем он забегает к Кириллову и Шатову, уведомляя их о собрании «наших» и прося быть, после чего заходит за Ставрогиным, у которого только что побывал Маврикий Николаевич, жених Лизы Тушиной, с предложением, чтобы Николай Всеволодович женился на ней, поскольку она хоть и ненавидит его, но в то же время и любит. Ставрогин признается ему, что никак этого сделать не может, поскольку уже женат. Вместе с Верховенским они отправляются на тайное собрание.

Реклама:

На собрании выступает мрачный Шигалев со своей программой «конечного разрешения вопроса». Её суть в разделении человечества на две неравные части, из которых одна десятая получает свободу и безграничное право над остальными девятью десятыми, превращёнными в стадо. Затем Верховенский предлагает провокационный вопрос, донесли ли бы участники собрания, если б узнали о намечающемся политическом убийстве. Неожиданно поднимается Шатов и, обозвав Верховенского подлецом и шпионом, покидает собрание. Это и нужно Петру Степановичу, который уже наметил Шатова в жертвы, чтобы кровью скрепить образованную революционную группу-«пятёрку». Верховенский увязывается за вышедшим вместе с Кирилловым Ставрогиным и в горячке посвящает их в свои безумные замыслы. Его цель — пустить большую смуту. «Раскачка такая пойдёт, какой мир ещё не видал… Затуманится Русь, заплачет земля по старым богам…» Тогда-то и понадобится он, Ставрогин. Красавец и аристократ. Иван-Царевич.

События нарастают как снежный ком. Степана Трофимовича «описывают» — приходят чиновники и забирают бумаги. Рабочие со шпигулинской фабрики присылают просителей к губернатору, что вызывает у фон Лембке приступ ярости и выдаётся чуть ли не за бунт. Попадает под горячую руку градоначальника и Степан Трофимович. Сразу вслед за этим в губернаторском доме происходит также вносящее смуту в умы объявление Ставрогина, что Лебядкина — его жена.

Реклама:

Наступает долгожданный день праздника. Гвоздь первой части — чтение известным писателем Кармазиновым своего прощального сочинения «Merci», а затем обличительная речь Степана Трофимовича. Он страстно защищает от нигилистов Рафаэля и Шекспира. Его освистывают, и он, проклиная всех, гордо удаляется со сцены. Становится известно, что Лиза Тушина среди бела дня пересела внезапно из своей кареты, оставив там Маврикия Николаевича, в карету Ставрогина и укатила в его имение Скворешники. Гвоздь второй части праздника — «кадриль литературы», уродливо-карикатурное аллегорическое действо. Губернатор и его жена вне себя от возмущения. Тут-то и сообщают, что горит Заречье, якобы подожжённое шпигулинскими, чуть позже становится известно и об убийстве капитана Лебядкина, его сестры и служанки. Губернатор едет на пожар, где на него падает бревно.

В Скворешниках меж тем Ставрогин и Лиза Тушина вместе встречают утро. Лиза намерена уйти и всячески старается уязвить Ставрогина, который, напротив, пребывает в нехарактерном для него сентиментальном настроении. Он спрашивает, зачем Лиза к нему пришла и зачем было «столько счастья». Он предлагает ей вместе уехать, что она воспринимает с насмешкой, хотя в какое-то мгновение глаза её вдруг загораются. Косвенно в их разговоре всплывает и тема убийства — пока только намёком. В эту минуту и появляется вездесущий Петр Верховенский. Он сообщает Ставрогину подробности убийства и пожара в Заречье. Лизе Ставрогин говорит, что не он убил и был против, но знал о готовящемся убийстве и не остановил. В истерике она покидает ставрогинский дом, неподалёку её ждёт просидевший всю ночь под дождём преданный Маврикий Николаевич. Они направляются к месту убийства и встречают по дороге Степана Трофимовича, бегущего, по его словам, «из бреду, горячечного сна, искать Россию» В толпе возле пожарища Лизу узнают как «ставрогинскую», поскольку уже пронёсся слух, что дело затеяно Ставрогиным, чтобы избавиться от жены и взять другую. Кто-то из толпы бьёт её, она падает. Отставший Маврикий Николаевич успевает слишком поздно. Лизу уносят ещё живую, но без сознания.

Реклама:

А Петр Верховенский продолжает хлопотать. Он собирает пятёрку и объявляет, что готовится донос. Доносчик — Шатов, его нужно непременно убрать. После некоторых сомнений сходятся, что общее дело важнее всего. Верховенский в сопровождении Липутина идёт к Кириллову, чтобы напомнить о договорённости, по которой тот должен, прежде чем покончить с собой в соответствии со своей идеей, взять на себя и чужую кровь. У Кириллова на кухне сидит выпивающий и закусывающий Федька Каторжный. В гневе Верховенский выхватывает револьвер: как он мог ослушаться и появиться здесь? Федька неожиданно бьёт Верховенского, тот падает без сознания, Федька убегает. Свидетелю этой сцены Липутину Верховенский заявляет, что Федька в последний раз пил водку. Утром действительно становится известно, что Федька найден с проломленной головой в семи верстах от города. Липутин, уже было собравшийся бежать, теперь не сомневается в тайном могуществе Петра Верховенского и остаётся.

К Шатову тем же вечером приезжает жена Марья, бросившая его после двух недель брака. Она беременна и просит временного пристанища. Чуть позже к нему заходит молодой офицерик Эркель из «наших» и сообщает о завтрашней встрече. Ночью у жены Шатова начинаются роды. Он бежит за акушеркой Виргинской и потом помогает ей. Он счастлив и чает новой трудовой жизни с женой и ребёнком. Измотанный, Шатов засыпает под утро и пробуждается уже затемно. За ним заходит Эркель, вместе они направляются в ставрогинский парк. Там уже ждут Верховенский, Виргинский, Липутин, Лямшин, Толкаченко и Шигалев, который внезапно категорически отказывается принимать участие в убийстве, потому что это противоречит его программе.

Реклама:

На Шатова нападают. Верховенский выстрелом из револьвера в упор убивает его. К телу привязывают два больших камня и бросают в пруд. Верховенский спешит к Кириллову. Тот хоть и негодует, однако обещание выполняет — пишет под диктовку записку и берет на себя вину за убийство Шатова, а затем стреляется. Верховенский собирает вещи и уезжает в Петербург, оттуда за границу.

Отправившись в своё последнее странствование, Степан Трофимович умирает в крестьянской избе на руках примчавшейся за ним Варвары Петровны. Перед смертью случайная попутчица, которой он рассказывает всю свою жизнь, читает ему Евангелие, и он сравнивает одержимого, из которого Христос изгнал бесов, вошедших в свиней, с Россией. Этот пассаж из Евангелия взят хроникёром одним из эпиграфов к роману.

Все участники преступления, кроме Верховенского, вскоре арестованы, выданные Лямшиным. Дарья Шатова получает письмо-исповедь Ставрогина, который признается, что из него «вылилось одно отрицание, без всякого великодушия и безо всякой силы». Он зовёт Дарью с собой в Швейцарию, где купил маленький домик в кантоне Ури, чтобы поселиться там навечно. Дарья даёт прочесть письмо Варваре Петровне, но тут обе узнают, что Ставрогин неожиданно появился в Скворешниках. Они торопятся туда и находят «гражданина кантона Ури» повесившимся в мезонине.

Основная героиня исповеди «От Ставрогина», 14-летняя (в другом месте сказано — 10-летняя) девочка, дочь «мещан из русских», у которых Ставрогин снимал комнату для свиданий с любовницей. Матреша ему прислуживала и убирала у него за ширмами. «Она была белобрысая и весноватая, лицо обыкновенное, но очень много детского и тихого, чрезвычайно тихого». Ставрогин задумал пощекотать свои нервы и однажды, когда родителей девочки дома не было, «приласкал» ее. «Я опять стал целовать ей руки, взяв ее к себе на колени, целовал ей лицо и ноги. Когда я поцеловал ноги, она вся отдернулась и улыбнулась как от стыда, но какою-то кривою улыбкой. Всё лицо вспыхнуло стыдом. Я что-то всё шептал ей. Наконец вдруг случилась такая странность, которую я никогда не забуду и которая привела меня в удивление: девочка обхватила меня за шею руками и начала вдруг ужасно целовать сама. Лицо ее выражало совершенное восхищение. Я чуть не встал и не ушел — так это было мне неприятно в таком крошечном ребенке — от жалости. Но я преодолел внезапное чувство моего страха и остался».

Сразу после случившегося Матреша поняла-осознала, что совершила «неимоверное преступление» — «Бога убила». Через несколько дней она повесилась по сути на глазах Ставрогина, и тот ей не помешал, лишь смотрел-наблюдал перед этим за красным паучком на листе герани, который потом будет мучить его воспоминаниями. Матреша однажды явилась ему: «Я увидел пред собою (о, не наяву! если бы, если бы это было настоящее видение!), я увидел Матрешу, исхудавшую и с лихорадочными глазами, точь-в-точь как тогда, когда она стояла у меня на пороге и, кивая мне головой, подняла на меня свой крошечный кулачонок. И никогда ничего не являлось мне столь мучительным! Жалкое отчаяние беспомощного десятилетнего существа с несложившимся рассудком, мне грозившего (чем? что могло оно мне сделать?), но обвинявшего, конечно, одну себя! <…> Нет — мне невыносим только один этот образ, и именно на пороге, с своим поднятым и грозящим мне кулачонком, один только ее тогдашний вид, только одна тогдашняя минута, только это кивание головой. Вот чего я не могу выносить, потому что с тех пор представляется мне почти каждый день».

Уже после смерти Достоевского Н.Н. Страхов, предавший и оболгавший писателя в печально известном письме к Л.Н. Толстому (от 28 ноября 1883 г.), писал о Достоевском: «Его тянуло к пакостям, и он хвалился ими. Висковатов стал мне рассказывать, как он похвалялся, что в бане с маленькой девочкой, которую привела ему гувернантка. <…> Лица, наиболее на него похожие, — это герой «Записок из подполья», Свидригайлов в «Преступлении и наказании» и Ставрогин в «Бесах». Одну сцену из Ставрогина (растление и пр.) Катков не хотел печатать». Как видим, сопоставление автора, в частности, со Ставрогиным идет сразу вслед за сплетней из вторых рук о мифической похвальбе писателя своим педофильством, а завершается абзац-пассаж намеком, что-де и М.Н. Катков этому безоговорочно верил. Против этой гнусной сплетни категорически протестовала вдова писателя А.Г. Достоевская, а также лица, хорошо знавшие Достоевского.

Решающим побудительным толчком для создания романа «Бесы» (1871–1872) послужило так называемое «нечаевское дело». Пребывая в конце 1869 года за границей, Достоевский обратил внимание на заметку в «Московских ведомостях»:

«Нам сообщают, что вчера, 25 ноября, два крестьянина, проходя в отдаленном месте сада Петровской Академии, около входа в грот заметили валяющиеся шапку, башлык и дубину; от грота кровавые следы прямо вели к пруду, где подо льдом виднелось тело убитого, опоясанное черным ремнем и в башлыке… Тут же найдены два связанные веревками кирпича и еще конец веревки».

Из последующих сообщений газеты выяснилось: речь идет об убийстве слушателя Петровской земледельческой академии Ивана Ивановича Иванова пятью членами тайного общества «Народная расправа» во главе с его руководителем Сергеем Геннадьевичем Нечаевым.

Программа нелегальной организации предусматривала подрыв государственной власти, христианской религии, социальных установлений, нравственных устоев. Цель – осуществление анархо-революционных преобразований в России. Для этого Нечаев создал несколько пятерок, состоявших преимущественно из студентов.

Достижение поставленных задач предполагало неукоснительное повиновение руководителю. Участников скрепляло использование любых, самых безнравственных и разбойничьих средств, взаимного шпионства и кровавой мести.

Фактологическую основу «Бесов» составили: политические предпосылки, организационные принципы общества «Народная расправа», особенности личности Сергея Нечаева, его деятельности, обстоятельства идеологического убийства.

Достоевскому было важно не только раскрыть содержание и смысл актуального события, но и выявить его происхождение, определить питательную почву для такой идейной практики.

Убийство студента в очередной раз воскресило в сознании писателя воспоминания молодости. В кружке Петрашевского он сам увлекался теориями утопического социализма и, по собственному признанию, внутренне был готов на аналогичный поступок:

«Нечаевым, вероятно, я бы не мог сделаться никогда, но Нечаевцем, не ручаюсь, может, и мог бы… в дни моей юности».

Художественный замысел романа, по словам самого Достоевского, состоял в следующем:

«Я хотел поставить вопрос, и сколько возможно яснее, в форме романа дать на него ответ: каким образом в нашем переходном и удивительном современном обществе возможны не Нечаев, а Нечаевы, и каким образом может случиться, что эти Нечаевы набирают себе под конец нечаевцев».

Идейно-художественный замысел «Бесов» требовал такого изображения единичного события, чтобы в нем отразились основные тенденции развития современного общества, раскрылись связи настоящего с прошлым и будущим, проявились бы едва уловимые переходы высокого в низкое.

Раскрытие образов

Достоевский подчеркивал, что в его произведении нет реальных «портретов или буквального воспроизведения нечаевской истории». Ему важно было создать тип псевдореволюционера, который мог нисколько не походить на реального Нечаева, но который должен был вполне соответствовать совершенному злодейству.

В образе Петра Верховенского и его сообщников, в их мыслях и действиях концентрированно и выпукло проявляется истинный облик и реальные мотивы поведения мнимых борцов за справедливое переустройство общества.

Достоевский показывает, каким бумерангом может обернуться и оборачивается нигилистическое стремление уничтожить те самые социальные формы и установления, через которые из века в век, от поколения к поколению, и передавались эти ценности, идеалы, традиции.

Воинствующее безверие, отсутствие семейного очага и главного занятия, поверхностное образование, незнание народа и его истории – эти и подобные им духовно-психологические предпосылки формируют «ум без почвы и без связей – без нации и без необходимого дела», развращающе действуют на душу.

В результате главный герой романа «Бесы» Петр Верховенский оказался не в состоянии понимать благородные и «идеалистические» измерения жизни, но своим «маленьким умом» хорошо усвоил, каким образом можно использовать слабости человеческой натуры (сентиментальность, чинопочитание, боязнь собственного мнения и самобытного мышления).

Люди для Петра Верховенского – своеобразный «материал, который надо организовать» для какого-то невнятного прогресса.

«Бесенята»

Служение человечеству в теории, которым заняты в романе и «бесенята», на деле оборачивается духовным и физическим уничтожением. В основе такого служения – презрительное разделение людей на имеющих право «гениев» и бесправную «толпу».

Например, Шигалев предлагает «в виде конечного разрешения вопроса – разделение человечества на две неравные части. Одна десятая доля получает свободу личности и безграничное право над остальными девятью десятыми. Те же должны потерять личность и обратиться вроде как в стадо и при безграничном повиновении достигнуть рядом перерождений первобытной невинности, вроде как бы первобытного рая, хотя, впрочем, и будут работать…».

Лямшин же хотел бы несколько преобразовать методический деспотизм Шигалева, чтобы ускорить конечное разрешение вопроса: «А я бы вместо рая… взял бы этих девять десятых человечества, если уж некуда с ними деваться, и взорвал их на воздух, а оставил бы только кучку людей образованных, которые и начали бы жить-поживать по-ученому…»

Самое страшное то, что этими идеями одержимы не только теоретики, так называемые идеологи «ученой» и «прогрессивной» жизни. «Мутное» влияние этого принципа «всеобщего разрушения для добрых окончательных целей» испытывают опасающиеся отстать от моды и прослыть ретроградами другие персонажи романа.

Отец главного «беса» Степан Трофимович Верховенский задается вопросом:

«Почему же все эти отчаянные социалисты и коммунисты в то же время и такие неимоверные скряги, приобретатели, собственники, и даже так, что чем больше он социалист, чем дальше пошел, тем сильнее и собственник. Почему это?»

Дело в том, что Верховенский старший не понимает тех законов, по которым снижаются, изменяются и перерождаются исповедуемые им самим гуманистические идеи.

«Вы представить себе не можете, какая грусть и злость охватывает всю вашу душу, когда великую идею, вами давно уже и свято чтимую, подхватят неумелые и вытащат к таким же дуракам, как и сами, на улицу, и вы вдруг встречаете ее уже на толкучем, неузнаваемую, в грязи, поставленную нелепо, углом, без пропорции, без гармонии, игрушкой у глупых ребят! Нет! В наше время было не так, и мы не к тому стремились.»

Сам Степан Тимофеевич наиболее ярко выражает в романе собирательные черты русских западников и типизирует особенности мировоззрения, умонастроения и психологического склада «либералов-идеалистов» 1840-х годов.

Внешнему и внутреннему облику, мыслям, чувствам, желаниям Степана Трофимовича Верховенского свойственны, с одной стороны, возвышенность, благородство, «что-то вообще прекрасное», а с другой – какая-то невнятность, неочерченность, половинчатость. Он блестящий лектор, но на отвлеченные от жизни исторические темы, автор поэмы «с оттенком высшего значения», ходившей, однако, лишь «между двумя любителями и у одного студента». Верховенский-старший собирался обогатить науку и какими-то исследованиями, но благие намерения умного и даровитого ученого ушли, как говорится, в песок полунауки.

Для Верховенского-отца родная страна «есть слишком великое недоразумение, чтобы нам его разрешить, без немцев и труда».

По замыслу Достоевского, непонимание России, ее исторических достижений и духовных ценностей, безусловное подражание Западу без анализа всех (не только положительных, но и отрицательных) вытекающих отсюда последствий создавали благоприятные условия как для заимствования «коротких» и туманных идей, так и для последующего снижения.

В конце романа ироническое освещение образа Верховенского-старшего дополняется драматическими интонациями, когда он выходит в «последнее странствование», осознает трагическую оторванность своего поколения от народа и его духовных ценностей, стремится проникнуть в сокровенный путь Евангелия. В самой возможности такого «странствования» писатель видит залог подлинного возрождения своего героя, доверяет ему авторское истолкование эпиграфа романа, вкладывает в его уста мысль апостольского послания о любви как могущественной силе и «венце бытия».

Таким образом, Достоевский предполагает и такой выход из неопределенного великодушия «чистого и идеального» западничества «отцов», хотя в действительности «верховенство» оказалось на стороне тенденций «нечистого» нигилизма «детей». Кстати, сама фамилия героев несет в произведении вполне определенную смысловую нагрузку. В записной тетради автор отмечает, что отец постоянно «пикируется с сыном верховенством».

В одном из писем Достоевский подчеркивал, что хотя нечаевская история и ее обобщенно-памфлетное изображение находятся на переднем плане романа, все это тем не менее «только аксессуар и обстановка» поступков действительно главного героя.

В представлении писателя беснующийся нигилист, его «команда» и «болельщики» не только обретают питательную среду в недодуманных идеях и незаконченных теориях, но и находят себе поддержку и оправдание в глубинах сознания так называемых «лишних», праздных, страдающих от отсутствия подлинного дела людей.

По-настоящему «верховенствующий» в «бесах» – Николай Ставрогин. Это некое предельное, заостренное и полемическое выражение онегинско-печоринского типа личности.

Главным губительным следствием разрыва высшего слоя общества с «почвой» и «землей» Достоевский считал потерю живых связей с традициями и преданиями, сохраняющими атмосферу непосредственной христианской веры. Образ Ставрогина как бы сгущает и обнажает результаты той ситуации современного мира, в которой, если воспользоваться известными словами Ницше, «Бог умер». По словам Достоевского, Ставрогин предпринимает «страдальческие судорожные усилия, чтобы обновиться и вновь начать верить».

Сердце Ставрогина иссушено и делает его неспособным к искренней вере. Вместе с тем он прекрасно понимает, что без «полноты веры» и соответственно абсолютного осмысления человеческое существование приобретает комический оттенок и теряет подлинную разумность. Поэтому Ставрогин пытается добыть веру «иначе», своим умом, рассудочным путем. Но этот «самодвижущийся нож разума» (И. Киреевский) уводит его еще дальше от желанной цели.

В результате Ставрогин оказался словно распятым (сама его фамилия происходит от греческого слова σταυρός – крест) между безмерной жаждой абсолюта и столь же безмерной невозможностью его достижения.

Достоевский признавался, что взял Ставрогина не только из окружающей действительности, но и из собственного сердца, поскольку его вера прошла через горнило жесточайших сомнений и отрицаний.

В отличие от своего создателя, Ставрогин, однако, оказался органически неспособным преодолеть трагическую раздвоенность и обрести хоть сколь-нибудь заполняющуюся пустоту души «полноту веры».

В «Дневнике писателя» Достоевский писал о том, что без веры в бессмертие души и вечную жизнь бытие личности, нации, всего человечества становится неестественным, немыслимым, невыносимым: «только с верой в свое бессмертие человек постигает всю разумную цель свою на земле. Без убеждения же в своем бессмертии связи человека с землей порываются, становятся тоньше, гнилее, а потеря высшего смысла жизни несомненно ведет за собою самоубийство».

Достоевский показывает, что «пожар в умах» пленяет вслед за «дряннейшими людишками» не только всякую «сволочь», «флибустьеров» и «буфетных личностей». Он с глубоким сожалением обнаруживает, что во времена потрясений и перемен, сомнений и отрицаний в чудовищные общественные злодеяния вовлекаются и простодушные, чистые сердцем люди. «Вот в том-то и ужас, что у нас можно сделать самый пакостный и мерзкий поступок, не будучи вовсе иногда мерзавцем!..»

Отсутствие коренного духовно-нравственного стержня и подлинно великого начала жизни обусловливает, по логике автора, формирование неполного, незаконченного, недосиженного человека, способного на неоднозначные действия.

Без совершенных личностей не может быть и совершенного общества.

А Верховенский-отец в очередном недоумении спрашивает сына: «Да неужто ты себя такого, как есть, людям взамен Христа предложить желаешь?»

Вопрос Степана Тимофеевича автор рассматривал как основную проблему, от решения которой зависит будущее России и всего человечества и которая по-своему ставится в эпилоге. Серия больших и малых катастроф в последней части произведения завершается холодно-рассудочным самоубийством Ставрогина, как бы свертывающим художественную перспективу романа в безнадежный апокалиптический круг.

Основная идея романа

Но именно в потере вековечных идеалов, великих мыслей, в отсутствии высшего сознания, высшего развития, высшего смысла, высших целей жизни, в исчезновении «высших типов» вокруг Достоевский видел корни и главную причину духовных болезней своего века. «Почему же мы дрянь?» – спрашивал он и отвечал: «Великого нет ничего». И не образованием, не внешней культурностью и светским лоском, не научно-техническими достижениями, а лишь «возбуждением высших интересов» можно перестроить глубинную структуру эгоистического мышления.

В представлении писателя, выбор пути всего человечества связан с духовным благоустроением, увеличением света и любви в душе отдельной личности. Творческий опыт «Бесов» учит везде и во всем искать нравственный центр, шкалу ценностей, которые руководят помыслами и действиями людей определять, на какие, темные или светлые, стороны человеческой души опираются разные явления жизни. Говоря о своем произведении и драматических исканиях современной молодежи, Достоевский подчеркивал:

«Жертвовать собою и всем для правды – вот национальная черта поколения. Благослови его Бог и пошли ему понимание правды. Ибо весь вопрос в том и состоит, что считать за правду. Для того и написан роман».

Литература

Б.Н. Тарасов. Вечное предостережение. // Федор Достоевский. Бесы. М., 1993. С. 5–26.

Н.И. Якушин. Ф.М. Достоевский в жизни и творчестве: учебное пособие для школ, гимназий, лицеев и колледжей. М.: Русское слово, 2000

БЕСЫ ДОСТОЕВСКОГО В ДРАМАТУРГИИ БУЛГАКОВА

И. Е. ЕРЫКАЛОВ А

Связь произведений М. А. Булгакова с творчеством Ф. М. Достоевского отмечалась в современных исследованиях. М. Йованович писал, что некоторые существенные мотивы, в том числе мотив «неявного убийства» у Булгакова, ведут свое происхождение от прозы Достоевского. Сравнение эпиграфов к Бесам Достоевского и к роману Булгакова Белая гвардия сделал И. Бэлза. Влияние романа Братья Карамазовы и его мхатовской инсценировки на первую московскую пьесу Булгакова рассмотрел в своей книге А. Смелянский.

Без фантастического реализма Достоевского невозможно в полной мере осознать природу булгаковской фантастической образности. В первой же фантастической повести Булгакова Дъяволиада ощутимы мотивы Двойника Достоевского и влияние Гоголя опосредовано творчеством его великого наследника. В пьесе Булгакова Белая гвардия (Дни Турбиных) появляется фантастический персонаж — Кошмар Алексея Турбина, явно ведущий свое происхождение от собеседника Ивана Карамазова. Эта, по выражению Смелянского, «пробная встреча с нечистой силой», обозначила не только характер фантастической образности писателя, но и ее истоки.

В книге Михаил Булгаков в Художественном театре Смелянский уделяет внимание именно первой авторской редакции пьесы Белая гвардия. По его мнению «будущий театр Булгакова просматривается в ней насквозь, примерно так, как просматривается весь Чехов в первой, огромной и столь же «нетеатральной» пьесе, которую сейчас играют под названием Платонов1. Действительно, именно в первой редакции Белой гвардии были заложены две характерные черты творчества Булгакова: оценка социальных процессов через библейскую образность и категории христианской нравственности и появление нечистой силы как способа раздвинуть исторические границы и проникнуть в мир вечный.

1. А. М. Смелянский, Михаил Булгаков в Художественном театре, М., 1989, стр.72.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *