КОНСПЕКТ ПРОПОВЕДИ
К сожалению, в своей жизни мы часто не ценим то хорошее, что у нас есть, пока не потеряем. Например, мы начинаем ценить здоровье только тогда, когда понимаем, что уже срочно надо принимать какие-то меры, чтобы его вернуть. Мы устаём от того, что дети постоянно зовут нас. Мы не понимаем, что надо ценить то, что мы родители и мы нужны нашим детям. Когда всё хорошо в семье, с нами, с детьми или родителями, нет никаких несчастий, никто смертельно не болен, и всё идёт своим чередом, нам следует благодарить Бога за этот мир, за это спокойствие и благо, потому что это не само собой всё происходит! Всё это Божий дар, который следует ценить и за который важно быть благодарным. Нам следует ценить взаимоотношения в церкви, возможность открыто поклоняться Богу и прославлять Его на богослужениях, как мы того желаем и как понимаем. Не везде в мире людям доступна такая религиозная свобода, какой мы пользуемся сейчас в России. Да и здесь не всегда так было!
Недавно Павел с семьёй был в музее Иоганна Гутенберга. Гутенберг вошел в историю мировой цивилизации как изобретатель не только печатного станка, но и принципиально нового способа печати. Изобретение Иоганна Гутенберга было мощным прорывом в развитии мировой цивилизации, который позволил не только сохранять информацию, но и печатать бесчисленное множество копий. Первыми работами Гутенберга были официальные документы, папские декреты и учебники. Но вскоре он взялся за гигантский труд — Библию на латыни. Благодаря изобретению Гутенберга в кратчайшие сроки Библия стала доступна для простого народа. В наши времена Библия стала настолько доступной, что мы, порой, начинаем пренебрегать ей, забывая, что она самое важное, что у нас есть, – Божье слово! До изобретения печати Библия была не доступна для простого народа, тогда простые прихожане зависели от толкования Библии священниками. Нам следует помнить об этом и хранить в сердце благодарность Богу за то, что нам сейчас доступно Его слово и мы можем самостоятельно изучать Его.
Евангелие от Иоанна 3:18
18. Верующий в Него не судится, а неверующий уже осужден, потому что не уверовал во имя Единородного Сына Божия.
Самое важное в нашей жизни – это наше спасение, и за него мы должны быть также благодарны Богу. Нам прощены грехи, и мы освобождены от наказания, которое мы заслужили. Чем больше мы думаем о чуде нашего спасения, тем больше мы благодарны Богу за это. Смысл большинства наших песен прославления – это благодарность Господу за то, что Он дал нам. Молитвы также начинаются с благодарности. Мы стремимся к правильным поступкам из благодарности Богу, мы поступками выражаем нашу благодарность Отцу.
Наша жизнь порой не соответствует записанному в законе, например, в 10 заповедях. Нарушая заповеди, мы грешим. Грех в глазах Бога – преступление. Каждый человек хотя бы раз в жизни нарушил что-то из закона и заслуживает наказания. Поэтому мы нуждаемся в спасении.
Иногда мы пытаемся самостоятельно спасти себя. Но надо понимать, что как бы много хороших дел ты ни совершил, наказание за нарушение каких-то пунктов закона этим не отменяется. Бог так милостив к нам, что Он сделал всё, чтобы спасти нас: Отец отправил Сына на землю, чтобы Иисус стал нашим Спасителем. Иисус прожил жизнь без греха, следовательно, не заслуживал наказания. Но Его распяли – наказали ЗА НАС! Он принял наше наказание добровольно! И у нас появилась возможность обратиться к Богу – через Иисуса!
Дьявол – обвинитель. Если на суде дьявол начал бы обвинять нас в том, что мы совершили преступление, то он был бы прав: мы заслуживаем наказания! Но дело в том, что Сам верховный Судья – Бог – хочет нас спасти и Сам решает заплатить за нас цену!
Римлянам 8:31
31. Что же сказать на это? Если Бог за нас, кто против нас?
Здесь речь идёт о нашем спасении: Бог вступился за нас и цена заплачена. Иисус пришёл, чтобы дать нам жизнь.
4 духовных закона
1.Бог любит тебя и хочет иметь личные отношения лично с тобой.
Евангелие от Иоанна 3:14-16
14. И как Моисей вознес змию в пустыне, так должно вознесену быть Сыну Человеческому,
15. дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную.
16. Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную.
Бог все сделал, чтобы восстановить то, что было утрачено.
Евангелие от Иоанна 3:17
17. Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него.
Мы нуждаемся в спасении, а не в осуждении! Без Иисуса мы и так осуждены! Но через Иисуса мы получаем прощение! И слово о спасении должно быть словом радости и любви, а не осуждения.
Евангелие от Иоанна 3:18
18. Верующий в Него не судится, а неверующий уже осужден, потому что не уверовал во имя Единородного Сына Божия.
Евангелие от Иоанна 10:10
10. Вор приходит только для того, чтобы украсть, убить и погубить. Я пришел для того, чтобы имели жизнь и имели с избытком.
Иисус пришёл, чтобы спасти лично тебя! Нам надо понимать, что это Божья воля, это Его желание – чтобы каждый был спасён! И Бог для этого всё сделал!
2.Грех мешает этим отношениям, он отделяет нас от Бога
Римлянам 3:23,24
23. потому что все согрешили и лишены славы Божией,
24. получая оправдание даром, по благодати Его, искуплением во Христе Иисусе…
Римлянам 6:23
23. Ибо возмездие за грех — смерть, а дар Божий — жизнь вечная во Христе Иисусе, Господе нашем.
Сами мы не можем приблизиться к Богу и восстановить отношения.
3. Бог отправил Своего Сына, чтобы Он осудил грех и восстановил отношения с Богом.
Римлянам 5:8
8. Но Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками.
Иисус пришёл, чтобы решить нашу проблему.
4. Наше личное решение. Бог всё сделал для нашего спасения, но что-то зависит от нас – мы должны принять решение следовать за Иисусом.
Римлянам 10:9
9. Ибо если устами твоими будешь исповедывать Иисуса Господом и сердцем твоим веровать, что Бог воскресил Его из мертвых, то спасешься…
Молитва покаяния – это не волшебные слова, которые переводят тебя из царства тьмы в Царство света. Спасение приходит от того, что ты от всего сердца и вслух говоришь, что Иисус – сын Божий. Бывает так, что кто-то от всего сердца верует, что Иисус является Божьим Сыном и Спасителем, и говорит другим об этом, но никогда не молился молитвой покаяния, спасён ли такой человек? – Да, спасён!
А другой, напротив, молился молитвой покаяния, но сомневается сам и сеет сомнения в других. В спасении такого человека стоит сомневаться!
Иногда люди задают вопросы. Например:
— Как Бог будет спасать кого-то из далекого африканского племени? Нужна ли им встреча с Иисусом?
Ответ: нужна. Всё вокруг нас свидетельствует о том, что есть Бог. Раз есть творение, то есть и Творец! Совесть подсказывает нам, что мы поступаем неправильно и нуждаемся в спасении.
Деяния 17:30
30. Итак, оставляя времена неведения, Бог ныне повелевает людям всем повсюду покаяться…
— Есть ли другой путь к Богу? Можем ли мы дать взятку Богу с помощью добрых дел?
Мы нуждаемся в прощении и Спасителе. Написано: ВСЕ согрешили! Нет человека без греха, который бы был Богу ничего не должен! Только ИИСУС соответствует Божьим стандартам святости!
Господь Себя отдал для того, чтобы мы имели с Ним общение.
В Книге Откровение, обращаясь к Ефесской церкви, Иисус говорит, чтобы они вернулись к первой любви. Чтобы вспомнили ту радость, восторг от того, что у нас есть спасение. И этот призыв актуален для нас и сегодня.
Согласимся с Богом, что мы без Бога грешники и единственное решение для нашей ситуации – это Иисус. Давайте доверять Богу в том, что только Он может нас спасти. Мы нуждаемся в прощении всегда, не только в момент первого покаяния.
Помните: Взаимоотношения с Богом – это Божий дар!
Ефесянам 8-9
8. Ибо благодатью вы спасены через веру, и сие не от вас, Божий дар:
9. не от дел, чтобы никто не хвалился.
Даже первое появление веры в сердце – это подарок от Бога, без него мы и не смогли бы поверить!
ВОПРОСЫ
1. Желает ли Бог иметь отношения лично с каждым человеком?
2. Почему мы нуждаемся в спасении?
3. Что зависит от нас в вопросе восстановления отношений с Богом?

3.1. Беседа с Никодимом

Первая обширная беседа, которую приводит ап. Иоанн, – это беседа с Никодимом – неким начальником иудейским, человеком книжным и влиятельным. Никодим приходит к Христу, будучи наслышан о необычных делах Христа или став свидетелем каких-то чудес. Приходит он ночью, не решившись проявить свой интерес и тягу к Христу при свидетелях.

Свт. Иоанн Златоуст, приступая к толкованию третьей главы Евангелия от Иоанна, дает такую характеристику Никодиму: «Никодим был благорасположен к Христу, но не столько, сколько следовало, и не с надлежащей мыслью о Нем: он был еще подвержен иудейским слабостям. Потому он и приходит ночью, боясь сделать это днем. Никодим еще долу вращается; еще человеческое понятие имеет о Христе и говорит о Нем как о пророке, не предполагая в Нем ничего особенного по знамениям». Никодим начинает «с мысли еще еретической, когда говорит, что Иисус совершает Свои дела при постороннем содействии»: «Равви! мы знаем, что Ты учитель, пришедший от Бога; ибо таких чудес, какие Ты творишь, никто не может творить, если не будет с ним Бог» (Ин. 3: 2). Господь не обличил Никодима в трусости и в лукавстве, не укорил в том, что он, таясь, пришел к Нему ночью. Вместо этого Христос помог столь робко выраженным начаткам веры укрепиться, поступив по сказанному пророком: «Он трости надломленной не переломит и льна курящегося не угасит» (Ис. 42: 3).

Далее Христос Сам задает тему беседы с Никодимом – условия вхождения в Царство Небесное (в Евангелии от Иоанна термин «Царство Небесное» упоминается всего два раза, и оба раза в беседе с Никодимом; далее в беседах Христа в изложении этого Евангелия звучит понятие «жизнь вечная», что является синонимом Царства Небесного).

Первое указанное Спасителем условие – рождение «свыше» или «рождение от воды и Духа», без чего войти в Царство невозможно (Ин. 3: 3, 5). Под рождением от воды и Духа подразумевается крещение. Это рождение от Бога, о котором говорит Пролог: «А тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими, которые ни от крови, ни от хотения плоти, ни от хотения мужа, но от Бога родились» (Ин. 1: 12–13).

Никодим – ученый человек, знающий закон и обычаи, но его поведение в продолжение этой беседы кажется по меньшей мере странным – он очевидным образом шокирован этим разговором о рождении для Царства. Чтобы его понять, подумаем, а как, собственно, представляли себе иудеи вхождение в Царство Мессии.

Главная «техническая характеристика», требуемая для вхождения в Царство, – причастность избранному народу. Искажая смысл обетования, данного Аврааму о семени, «в котором благословятся все народы земли» (Быт. 22: 18), которое относится к Христу, иудеи считали себя таким благословенным семенем Авраама и с формальным признаком происхождения по плоти связывали свои упования. Вспомните, что св. Иоанн Предтеча, проповедуя покаяние, призвал иудеев не заблуждаться на этот счет: «И не думайте говорить в себе: «отец у нас Авраам”, ибо говорю вам, что Бог может из камней сих воздвигнуть детей Аврааму» (Мф. 3: 9). Кроме того, жизненная программа любого иудея – дожить до Царства Мессии, которое будет вечным. Умирая, он надеется, что его дети доживут до Царства Мессии и тем самым оправдают, приобщат к Царству, понимаемом как вечное материальное благополучие, все предыдущие поколения родственников. Поэтому так страшно остаться бездетным; закон ужичества служил тому, чтобы ничье «имя не изгладилось во Израиле» (Втор. 25: 5–6).

Слова Христа о духовном рождении как единственном пути стяжания Царства подразумевают, что нельзя спастись формальной принадлежностью к народу или наличием детей. Господь говорит о неудобном пути спасения, о чем говорили и поздние пророки: каждый несет личную ответственность за вечную жизнь и за свой вход в Царство Божие, и этот вход есть «рождение свыше» в Таинстве. Ум Никодима изнемогает перед этим учением, так что он пытается спрятаться за детской наивностью: «Никодим говорит Ему: как может человек родиться, будучи стар? неужели может он в другой раз войти в утробу матери своей и родиться?» (Ин. 3: 4) – и заслуживает укор Христа: «Ты – учитель Израилев, и этого ли не знаешь?» (Ин. 3: 10). Смущение Никодима понятно: понять слова Христа означает принять их, а принять – значит принципиально изменить свою жизнь. Но упрек Спасителя показывает, что Никодим должен был понять, о чем ему говорится.

Вторым условием вхождения в Царство в этой беседе названа вера в Сына Божия. Никодим приходит к Иисусу как к человеку, Господь говорит о Себе как о Сыне Божием. При этом прикровенно, с отсылкой к книге Чисел и образу медного змея, говорится о Сыне как о Мессии страдающем и возносимом на крест: «Как Моисей вознес змию в пустыне, так должно вознесену быть Сыну Человеческому, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин. 3: 14–15). Вера, как и необходимость нового рождения, не связана с представлениями о земном благополучии – верить нужно в Распятого.

Отметим, что Господь, говоря о медном змее как о прообразе Его спасительных страданий, связывает события ветхозаветной истории и новозаветной, показывает достоинство и значение книг Ветхого Завета. Для нас после истории грехопадения и проклятия диавола именно с ним ассоциируется образ змея. Почему здесь Господь к Себе самому относит образ змеи? «Сличи, пожалуй, образ с истиною. Там подобие змия, имеющее вид змия, но не имеющее яда: так и здесь Господь – Человек, но – свободный от яда греха, пришедший в подобии плоти греха, то есть в подобии плоти, подлежащей греху, но Сам не есть плоть греха. Тогда – взирающие избегали телесной смерти, а мы – избегаем духовной. Тогда повешенный исцелял от ужаления змей, а ныне – Христос исцеляет язвы от дракона мысленного». «Через страдания, коих змей не мог испытывать по природе своей, было указано, что на Кресте пострадает Тот, Кто по Своей природе не умирает». Таким образом, сравнение со змием построено на подобии: медный змей как подобие змеи настоящей, а Господь пришел «в подобии плоти греховной» (Рим. 8: 3).

На протяжении всего служения Христова мысль о Мессии Страдающем внушала отторжение Его ученикам, она совсем не вязалась со сложившимися представлениями иудеев о Мессии. Но, часто говоря об этом, Господь приводил учеников к мысли о добровольности Его страданий. В беседе с Никодимом также дается объяснение, почему Мессия умрет. «Распятие совершилось не по немощи Распятого и не потому, что восторжествовали над Ним иуде и, а потому, что возлюбил Бог мир». «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин. 3: 16). Эта одна фраза уже целое Евангелие и учение об Искуплении всего человеческого рода – не только иудеев, но и язычников. Господь возлюбил мир, а не один богоизбранный народ, и жизнь вечную получит всякий верующий, а не потомок Авраама по плоти.

Мессия пришел именно для спасения всех людей, а не для суда: «Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него» (Ин. 3: 17) (ср.: «И если кто услышит Мои слова и не поверит, Я не сужу его, ибо Я пришел не судить мир, но спасти мир» – Ин. 12: 47). Но суд все равно совершается. Господь возвращается к начальной теме беседы с Никодимом – о личной ответственности человека: «Верующий в Него не судится, а неверующий уже осужден, потому что не уверовал во имя Единородного Сына Божия» (Ин. 3: 18). Суд Божий неминуем, но он будет в конце веков, как окончательное осуждение грешников, как «процедура», выявляющая правду. До этого суд над неверием совершается самим неверием. Как это? «Суд же состоит в том, что свет пришел в мир; но люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы; ибо всякий, делающий злое, ненавидит свет и не идет к свету, чтобы не обличились дела его, потому что они злы, а поступающий по правде идет к свету, дабы явны были дела его, потому что они в Боге соделаны» (Ин. 3: 19–21). Приход Христа в мир, как и действия Бога до Боговоплощения, вызвали разделение среди людей на верующих и не принимающих Его; выбор людей и есть суд.

Чем завершается эта беседа, не сказано, но Никодим еще дважды упоминается в Евангелии в ситуациях, говорящих за себя: когда при других членах Синедриона он защищает Христа (Ин. 7: 50–51) и когда открыто участвует в погребении позорно Распятого (Ин. 19: 39).

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Никто не восходил на небо, как только сшедший с небес Сын Человеческий, сущий на небесах. И как Моисей вознес змию в пустыне, так должно вознесену быть Сыну Человеческому, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную. Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную. Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, что- бы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него.

Толкование на Евангелие

Архиепископ Аверкий Таушев

Изгнание торгующих из храма и чудеса, совершенные Господом в Иерусалиме, так сильно подействовали на иудеев, что даже один из «князей», или начальников иудейских, член синедриона (см. Иоан. 7:50) Никодим пришел ко Иисусу ночью, очевидно желая слышать Его учение, но опасаясь навлечь на себя злобу своих сотоварищей, враждебно настроенных по отношению к Господу. Придя к Господу, Никодим называет Его: «Равви», т. е. «учителем», тем самым признавая за Ним право учительства, которого, по воззрению книжников и фарисеев, Иисус, как не окончивший раввинской школы, не мог иметь. Это уже доказывает расположение Никодима к Господу. Затем он называет Его «учителем, пришедшим от Бога», признавая, что Он творит чудеса соприсущею Ему Божиею силою. Говорит это не только лично от своего имени, но и от имени всех уверовавших в Господа иудеев, может быть, даже кое-кого из фарисейской секты и из членов синедриона, хотя в основной массе своей эти люди несомненно были враждебно настроены к Господу. Вся дальнейшая беседа замечательна тем, что она направлена на поражение ложных фантастических воззрений фарисейства на Царство Божие и условия вступления человека в это Царство. Беседа эта распадается на три части:1) Духовное возрождение, как основное требование для входа в Царство Божие, 2) Искупление человечества крестными страданиями Сына Божия, без которого невозможно было бы наследования людьми Царства Божия, и 3) Сущность Суда над людьми, неуверовавшими в Сына Божия.

Тип фарисея в то время был олицетворением самого узкого и фанатического национального партикуляризма: «несмь, якоже прочие человецы». Фарисей считал, что он уже по одному тому, что он иудей, а тем более и фарисей, тем самым есть непременный и достойнейший член славного Царства Мессии. Сам Мессия, по воззрениям фарисеев, будет подобным им Иудеем, который освободит Иудеев от чужеземного ига и оснует всемирное царство, в котором Иудеи займут господствующее положение. Никодим, очевидно, разделявший эти общие для фарисеев воззрения, хотя, может быть, в глубине души и чувствовавший ложность их, пришел к мысли, не есть ли в самом деле Иисус, о замечательной личности Которого распространилось так много слухов, ожидаемый Мессия. И он решил сам пойти к Нему, чтобы удостовериться в этом. Господь и начинает Свою беседу с ним с того, что сразу же разбивает это ложное фарисейское воззрение.

«Аминь, аминь глаголю тебе», говорит Он ему: «аще кто не родится свыше, не может видети Царствия Божия», т.е. недостаточно быть по рождению иудеем: нужно полное нравственное перерождение, которое дается человеку свыше, от Бога, надо как бы заново родиться, стать новою тварью (в чем и состоит сущность христианства). Так как фарисеи представляли себе Царство Мессии царством чувственным, земным, то нет ничего удивительного, что Никодим понял эти слова Господа тоже в чувственном смысле, т.е. что для входа в Царство Мессии необходимо вторичное плотское рождение и высказал свое недоумение, подчеркивая нелепость этого требования: «Како может человек родитися, стар сый? Еда может второе внити во утробу матери своея и родитися?» Тогда Иисус разъясняет ему, что Он говорит не о плотском рождении, а об особом духовном рождении, которое отличается, как причинами, так и плодами, от рождения плотского. Это — рождение водою и Духом. Вода является тут средством или орудием, а Святый Дух — Силою, производящий новое рождение, как Виновник нового бытия: «Аще кто не родится водою и Духом, не может внити во Царствие Божие». Это новое рождение отличается от плотского и по своим плодам. «Рожденное от плоти плоть есть» — когда человек рождается от плотских родителей, то наследует от них первородный грех Адамов, гнездящийся во плоти, мыслит сам плотское и угождает плотским страстям и похотям. Эти недостатки плотского рождения, и исправляются рождением духовным: «Рожденное от Духа дух есть». Кто принял возрождение от Духа, тот сам вступает в жизнь духовную, возвышающуюся над всем плотским и чувственным. Видя, что Никодим все же этого не понимает, Господь начинает объяснять ему, в чем состоит это рождение от Духа, сравнивая способ этого рождения с ветром. «Дух, в данном случае «духом» Господь здесь называет ветер, идеже хощет дышет, и глас его слышиши, но не веси, откуду приходит и камо идет: тако есть всяк человек рожденный от Духа». Иными словами, в духовном возрождении человека наблюдению доступна только та перемена, которая происходит в самом человеке, а возрождающая сила, пути, коими она приходит, способ, которым она действует, — все это для человека таинственно и неуловимо. Это подобно тому, как мы чувствуем на себе действие ветра, слышим «глас его», т.е. шум, но откуда приходит он и куда несется, столь свободный в своем стремлении и столь мало зависящий от нашей воли, — мы не видим и не знаем. Точно также и действие Духа Божия, нас возрождающего, очевидно и ощутительно, но таинственно и неизъяснимо. Никодим продолжает не понимать, причем в его вопросе: «како могут сия быти?» выражается и недоверие к словам Иисуса, и его фарисейская гордость с претензией все понять и объяснить. Это фарисейское высокомудрствование и поражает в своем ответе Господь со всей силою, так что Никодим не смеет уже потом ничего больше возражать, и в своем нравственном самоунижении мало-помалу подготовляет в своем сердце ту почву, на которой Господь сеет потом семена Своего спасительного учения: «Ты еси учитель Израилев, и сих ли не веси?» Этими словами Господь обличает не столько самого Никодима, сколько все высокомерное фарисейское учительство, которое, взяв ключ разумения тайн Царствия Божия, ни само не входило в него, ни других не допускало войти. Как было фарисеям не знать учения о необходимости духовного возрождения, когда и в Ветхом Завете так часто встречалась мысль о необходимости обновления человека, о даровании ему от Бога сердца пло-тяного вместо каменного (Иезек. 36:26). Ведь и царь Давид молился: «Сердце чисто созижди во мне, Боже, и дух прав обнови во утробе моей» (Пс. 50:12).

Переходя затем к откровению высших тайн о Себе и о Своем Царстве, Господь, как бы в виде вступительного замечания, говорит Никодиму, что в противоположность фарисейскому учительству, Он Сам и ученики Его возвещают новое учение, которое основывается на непосредственном знании и созерцании истины: «Еже вемы, глаголем, и еже видехом, свидетельствуем, и свидетельства нашего не приемлете», т.е. вы — фарисеи, мнимые учители Израилевы.

Далее в словах: «Аще земная рекох вам, и не веруете, како, аще реку вам небесная, уверуете?» Господь под «земным» разумеет учение о необходимости возрождения, так как и потребность возрождения и его последствия бывают в человеке и познаются его внутренним опытом, а под «небесным» возвышенные тайны Божества, которые выше всякого человеческого наблюдения и познания: как о предвечном совете Троичного Бога, о принятии на Себя Сыном Божиим искупительного подвига для спасения людей, о сочетании в этом подвиге Божественной любви с Божественным правосудием. Что совершается с человеком ив человеке, об этом может отчасти знать сам человек. Но кто из людей может взойти на небо и проникнуть в таинственную область Божественной жизни? Никто, кроме Сына Человеческого, Который и сошедши на землю, не оставил небес: «Никтоже взыде на небо, токмо сшедый с небесе, Сын Человеческий, сый на небеси». Этими словами Господь открывает Никодиму тайну Своего воплощения; убеждает его в том, что Он больше, чем обыкновенный посланник Божий, подобный ветхозаветным пророкам, каким считает Его Никодим, что Его явление на земле в образе Сына Человеческого есть низшествие из высшего состояния в низшее, уничиженное, потому что Его вечное, всегдашнее бытие не на земле, а на небе.

Затем Господь открывает Никодиму тайну Своего искупительного подвига. «И якоже Моисей вознесе змию в пустыни, тако подобает вознестися Сыну Человеческому». Почему Сын Человеческий для спасения людей должен быть вознесен на крест? Это именно и есть то «небесное», чего нельзя постигнуть земной мыслью. Как на прообраз Своего крестного подвига, Господь указывает на медного змия, вознесенного Моисеем в пустыне. Моисей воздвиг перед израильтянами медного змия, чтобы они, поражаемые змеями, получали исцеление, взирая на змея. Так и весь род человеческий, пораженный язвой греха, живущего во плоти, получает исцеление, с верою взирая на Христа, пришедшего в подобии плоти греха (Рим. 8:3). В основании крестного подвига Сына Божия лежит любовь Божия к людям: «Тако бо возлюби Бог мир, яко и Сына Своего единородного дал есть, да всяк веруяй в Онь не погибнет, но имать живот вечный». Вечная жизнь устрояется в человеке благодатью Св. Духа, а доступ к престолу благодати (Евр. 4:16) люди получают чрез искупительную смерть Иисуса Христа.

Фарисеи думали, что дело Христа будет состоять в суде над иноверными народами. Господь поясняет, что Он послан теперь не для суда, но Для спасения мира. Неверующие же сами себя осудят, ибо в этом неверии обнаружится их любовь к тьме и ненависть к свету, происходящая от их любви к злым делам. Творящие же истину, души честные, нравственные, сами идут к свету, не боясь обличения своих дел.

Ин. III, 1-21: 1 Между фарисеями был некто, именем Никодим, один из начальников Иудейских. 2 Он пришел к Иисусу ночью и сказал Ему: Равви! мы знаем, что Ты учитель, пришедший от Бога; ибо таких чудес, какие Ты творишь, никто не может творить, если не будет с ним Бог. 3 Иисус сказал ему в ответ: истинно, истинно говорю тебе, если кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия. 4 Никодим говорит Ему: как может человек родиться, будучи стар? неужели может он в другой раз войти в утробу матери своей и родиться? 5 Иисус отвечал: истинно, истинно говорю тебе, если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие. 6 Рожденное от плоти есть плоть, а рожденное от Духа есть дух. 7 Не удивляйся тому, что Я сказал тебе: должно вам родиться свыше. 8 Дух дышит, где хочет, и голос его слышишь, а не знаешь, откуда приходит и куда уходит: так бывает со всяким, рожденным от Духа. 9 Никодим сказал Ему в ответ: как это может быть? 10 Иисус отвечал и сказал ему: ты — учитель Израилев, и этого ли не знаешь? 11 Истинно, истинно говорю тебе: Мы говорим о том, что знаем, и свидетельствуем о том, что видели, а вы свидетельства Нашего не принимаете. 12 Если Я сказал вам о земном, и вы не верите,- как поверите, если буду говорить вам о небесном? 13 Никто не восходил на небо, как только сшедший с небес Сын Человеческий, сущий на небесах. 14 И как Моисей вознес змию в пустыне, так должно вознесену быть Сыну Человеческому, 15 дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную. 16 Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную. 17 Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него. 18 Верующий в Него не судится, а неверующий уже осужден, потому что не уверовал во имя Единородного Сына Божия. 19 Суд же состоит в том, что свет пришел в мир; но люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы; 20 ибо всякий, делающий злое, ненавидит свет и не идет к свету, чтобы не обличились дела его, потому что они злы, 21 а поступающий по правде идет к свету, дабы явны были дела его, потому что они в Боге соделаны.

Руководство к изучению Четвероевангелия.

Прот. Серафим Слободской (1912-1971).
По книге «Закон Божий», 1957.

Беседа Иисуса Христа с Никодимом

(Ин. III, 1-21)

Среди людей, пораженных чудесами Иисуса Христа и уверовавших в Него, был фарисей Никодим, один из начальников иудейских. Он пришел к Иисусу Христу ночью, тайно от всех, чтобы не узнали об этом фарисеи и начальники иудейские, невзлюбившие Иисуса Христа.

Никодим хотел узнать, действительно ли Иисус Христос есть ожидаемый Спаситель мира, и кого Он примет в Свое Царство: что нужно сделать человеку, чтобы войти в Его Царство. Он сказал Спасителю: «Равви (учитель)! мы знаем, что Ты – Учитель, пришедший от Бога; потому что таких чудес, какие Ты творишь, никто не может творить, если не будет с Ним Бог».

Спаситель в беседе с Никодимом сказал: «истинно говорю тебе: кто не родится снова, тот не может быть в Царствии Божием».

Никодим очень удивился, как может человек родиться снова.

Но Спаситель говорил ему не про обычное, телесное рождение, а про духовное, то есть, – что человеку необходимо измениться, сделаться совершенно иным по душе своей – совершенно добрым и милосердным, и что такая перемена в человеке может произойти только силою Божиею.

Спаситель сказал Никодиму: «истинно, истинно говорю тебе: если кто не родится от воды (через крещение) и от Духа (который сойдет на человека во время крещения), не может войти в Царствие Божие».

Спаситель объяснил Никодиму, что человек, родившись только от земных родителей, остается таким же грешным, как и они (значит, недостойным Царства Небесного). Родившись же от Духа Святого, человек становится чистым от грехов, святым. А как совершается такая перемена в душе человеческой, этого дела Божия людям не понять.

Потом Спаситель сказал Никодиму, что Он пришел на землю пострадать и умереть за людей, не на царский престол взойти, а на крест: «как Моисей вознес змию в пустыне (т. е. повесил на древо медного змея, чтобы спасти от смерти укушенных ядовитыми змеями евреев), так должно вознесену быть Сыну Человеческому (т. е. так же должен быть поднят на дерево крестное и Христос – Сын Человеческий), чтобы всякий (каждый) верующий в Него не погиб, но имел вечную жизнь. Бог так любит мир, что для спасения людей отдал единородного Сына Своего (на страдания и смерть), и послал Его в мир не для того, чтобы судить людей, а чтобы спасти людей.

Никодим с этого времени сделался тайным учеником Иисуса Христа.

Архиеп. Аверкий (Таушев) (1906-1976)
Руководство к изучению Священного Писания Нового Завета. Четвероевангелие. Свято-Троицкий монастырь, Джорданвилль, 1954.

2. Беседа Господа Иисуса Христа с Никодимом

(Ин. III, 1-21)

Изгнание торгующих из храма и чудеса, совершенные Господом в Иерусалиме, так сильно подействовали на иудеев, что даже один из «князей», или начальников иудейских, член синедриона (см. Иоан. 7:50) Никодим пришел ко Иисусу ночью, очевидно желая слышать Его учение, но опасаясь навлечь на себя злобу своих сотоварищей, враждебно настроенных по отношению к Господу. Придя к Господу, Никодим называет Его: «Равви», т. е. «учителем», тем самым признавая за Ним право учительства, которого, по воззрению книжников и фарисеев, Иисус, как не окончивший раввинской школы, не мог иметь. Это уже доказывает расположение Никодима к Господу. Затем он называет Его «учителем, пришедшим от Бога», признавая, что Он творит чудеса соприсущею Ему Божиею силою. Говорит это не только лично от своего имени, но и от имени всех уверовавших в Господа иудеев, может быть, даже кое-кого из фарисейской секты и из членов синедриона, хотя в основной массе своей эти люди несомненно были враждебно настроены к Господу. Вся дальнейшая беседа замечательна тем, что она направлена на поражение ложных фантастических воззрений фарисейства на Царство Божие и условия вступления человека в это Царство. Беседа эта распадается на три части:1) Духовное возрождение, как основное требование для входа в Царство Божие, 2) Искупление человечества крестными страданиями Сына Божия, без которого невозможно было бы наследования людьми Царства Божия, и 3) Сущность Суда над людьми, неуверовавшими в Сына Божия.

Тип фарисея в то время был олицетворением самого узкого и фанатического национального партикуляризма: «несмь, якоже прочие человецы». Фарисей считал, что он уже по одному тому, что он иудей, а тем более и фарисей, тем самым есть непременный и достойнейший член славного Царства Мессии. Сам Мессия, по воззрениям фарисеев, будет подобным им Иудеем, который освободит Иудеев от чужеземного ига и оснует всемирное царство, в котором Иудеи займут господствующее положение. Никодим, очевидно, разделявший эти общие для фарисеев воззрения, хотя, может быть, в глубине души и чувствовавший ложность их, пришел к мысли, не есть ли в самом деле Иисус, о замечательной личности Которого распространилось так много слухов, ожидаемый Мессия. И он решил сам пойти к Нему, чтобы удостовериться в этом. Господь и начинает Свою беседу с ним с того, что сразу же разбивает это ложное фарисейское воззрение.

«Аминь, аминь глаголю тебе», говорит Он ему: «аще кто не родится свыше, не может видети Царствия Божия», т.е. недостаточно быть по рождению иудеем: нужно полное нравственное перерождение, которое дается человеку свыше, от Бога, надо как бы заново родиться, стать новою тварью (в чем и состоит сущность христианства). Так как фарисеи представляли себе Царство Мессии царством чувственным, земным, то нет ничего удивительного, что Никодим понял эти слова Господа тоже в чувственном смысле, т.е. что для входа в Царство Мессии необходимо вторичное плотское рождение и высказал свое недоумение, подчеркивая нелепость этого требования: «Како может человек родитися, стар сый? Еда может второе внити во утробу матери своея и родитися?» Тогда Иисус разъясняет ему, что Он говорит не о плотском рождении, а об особом духовном рождении, которое отличается, как причинами, так и плодами, от рождения плотского. Это — рождение водою и Духом. Вода является тут средством или орудием, а Святый Дух — Силою, производящий новое рождение, как Виновник нового бытия: «Аще кто не родится водою и Духом, не может внити во Царствие Божие». Это новое рождение отличается от плотского и по своим плодам. «Рожденное от плоти плоть есть» — когда человек рождается от плотских родителей, то наследует от них первородный грех Адамов, гнездящийся во плоти, мыслит сам плотское и угождает плотским страстям и похотям. Эти недостатки плотского рождения, и исправляются рождением духовным: «Рожденное от Духа дух есть». Кто принял возрождение от Духа, тот сам вступает в жизнь духовную, возвышающуюся над всем плотским и чувственным. Видя, что Никодим все же этого не понимает, Господь начинает объяснять ему, в чем состоит это рождение от Духа, сравнивая способ этого рождения с ветром. «Дух, в данном случае «духом» Господь здесь называет ветер, идеже хощет дышет, и глас его слышиши, но не веси, откуду приходит и камо идет: тако есть всяк человек рожденный от Духа». Иными словами, в духовном возрождении человека наблюдению доступна только та перемена, которая происходит в самом человеке, а возрождающая сила, пути, коими она приходит, способ, которым она действует, — все это для человека таинственно и неуловимо. Это подобно тому, как мы чувствуем на себе действие ветра, слышим «глас его», т.е. шум, но откуда приходит он и куда несется, столь свободный в своем стремлении и столь мало зависящий от нашей воли, — мы не видим и не знаем. Точно также и действие Духа Божия, нас возрождающего, очевидно и ощутительно, но таинственно и неизъяснимо. Никодим продолжает не понимать, причем в его вопросе: «како могут сия быти?» выражается и недоверие к словам Иисуса, и его фарисейская гордость с претензией все понять и объяснить. Это фарисейское высокомудрствование и поражает в своем ответе Господь со всей силою, так что Никодим не смеет уже потом ничего больше возражать, и в своем нравственном самоунижении мало-помалу подготовляет в своем сердце ту почву, на которой Господь сеет потом семена Своего спасительного учения: «Ты еси учитель Израилев, и сих ли не веси?» Этими словами Господь обличает не столько самого Никодима, сколько все высокомерное фарисейское учительство, которое, взяв ключ разумения тайн Царствия Божия, ни само не входило в него, ни других не допускало войти. Как было фарисеям не знать учения о необходимости духовного возрождения, когда и в Ветхом Завете так часто встречалась мысль о необходимости обновления человека, о даровании ему от Бога сердца плотяного вместо каменного (Иезек. 36:26). Ведь и царь Давид молился: «Сердце чисто созижди во мне, Боже, и дух прав обнови во утробе моей» (Пс. 50:12).

Переходя затем к откровению высших тайн о Себе и о Своем Царстве, Господь, как бы в виде вступительного замечания, говорит Никодиму, что в противоположность фарисейскому учительству, Он Сам и ученики Его возвещают новое учение, которое основывается на непосредственном знании и созерцании истины: «Еже вемы, глаголем, и еже видехом, свидетельствуем, и свидетельства нашего не приемлете», т.е. вы — фарисеи, мнимые учители Израилевы.

Далее в словах: «Аще земная рекох вам, и не веруете, како, аще реку вам небесная, уверуете?» Господь под «земным» разумеет учение о необходимости возрождения, так как и потребность возрождения и его последствия бывают в человеке и познаются его внутренним опытом, а под «небесным» возвышенные тайны Божества, которые выше всякого человеческого наблюдения и познания: как о предвечном совете Троичного Бога, о принятии на Себя Сыном Божиим искупительного подвига для спасения людей, о сочетании в этом подвиге Божественной любви с Божественным правосудием. Что совершается с человеком и в человеке, об этом может отчасти знать сам человек. Но кто из людей может взойти на небо и проникнуть в таинственную область Божественной жизни? Никто, кроме Сына Человеческого, Который и сошедши на землю, не оставил небес: «Никтоже взыде на небо, токмо сшедый с небесе, Сын Человеческий, сый на небеси». Этими словами Господь открывает Никодиму тайну Своего воплощения; убеждает его в том, что Он больше, чем обыкновенный посланник Божий, подобный ветхозаветным пророкам, каким считает Его Никодим, что Его явление на земле в образе Сына Человеческого есть низшествие из высшего состояния в низшее, уничиженное, потому что Его вечное, всегдашнее бытие не на земле, а на небе.

Затем Господь открывает Никодиму тайну Своего искупительного подвига. «И якоже Моисей вознесе змию в пустыни, тако подобает вознестися Сыну Человеческому». Почему Сын Человеческий для спасения людей должен быть вознесен на крест? Это именно и есть то «небесное», чего нельзя постигнуть земной мыслью. Как на прообраз Своего крестного подвига, Господь указывает на медного змия, вознесенного Моисеем в пустыне. Моисей воздвиг перед израильтянами медного змия, чтобы они, поражаемые змеями, получали исцеление, взирая на змея. Так и весь род человеческий, пораженный язвой греха, живущего во плоти, получает исцеление, с верою взирая на Христа, пришедшего в подобии плоти греха (Рим. 8:3). В основании крестного подвига Сына Божия лежит любовь Божия к людям: «Тако бо возлюби Бог мир, яко и Сына Своего единородного дал есть, да всяк веруяй в Онь не погибнет, но имать живот вечный». Вечная жизнь устрояется в человеке благодатью Св. Духа, а доступ к престолу благодати (Евр. 4:16) люди получают чрез искупительную смерть Иисуса Христа.

Фарисеи думали, что дело Христа будет состоять в суде над иноверными народами. Господь поясняет, что Он послан теперь не для суда, но Для спасения мира. Неверующие же сами себя осудят, ибо в этом неверии обнаружится их любовь к тьме и ненависть к свету, происходящая от их любви к злым делам. Творящие же истину, души честные, нравственные, сами идут к свету, не боясь обличения своих дел.

Был среди членов Синедриона некто по имени Никодим, отличающийся от прочих руководителей иудейских высокой духовной жизнью. Святой евангелист Иоанн подробно передает беседу Иисуса Христа с Никодимом, во время которой Господь открывает ему назначение Своего пришествия на землю для искупления людей от первородного греха и тайну крестного пути.

Прежде чем начать разговор с ним, Христос говорит, что Царствие Божие невозможно достигнуть для человека иначе, чем путем перерождения его природы творческой силой Божией. Как большинство из иудеев, Никодим ошибочно верил, что пришествие Мессии будет подобно могущественному земному царству. Жившие в течение многих столетий под властью сменявших друг друга языческих царей, иудейские массы под влиянием фарисейства приняли эти искаженные и фантастические представления, которые в конечном счете сводились к стремлению господствовать над другими народами.

Искупителе и о предстоящих Ему крестных страданиях.Мессия — Спаситель представлялся им не как кроткий и смиренный Учитель правды и добра, искупитель от скверны греховной, а как могущественный царь, который восстановит иудейское царство в прежнем его величии, покорит все языческие народы и сделает их бесправными рабами иудеев. Фарисеи, считавшие себя прямыми потомками Авраама, в силу одного своего происхождения от Авраама, надеялись быть членами царства Мессии. Уподобляя Мессию самим себе, фарисеи были далеки от мысли о Божественном достоинстве Мессии

Этих же взглядов придерживался и Никодим, будучи членом фарисейской партии. Встреча с Господом, однако, породила в честной и искренней душе Никодима сомнения в их справедливости. Он решил лично побеседовать с Ним, чтобы разрешить свои сомнения. Боясь огласки и неминуемой расправы от фарисеев, он тайно ночью пришел ко Христу, и Господь милостиво удостоил его Своей беседы. Никодим выражает удивление по поводу виденных им чудес, совершенных Иисусом Христом. Его скрытый вопрос заключается в следующем: Мессия ли Иисус, Которого ожидают фарисеи? Оставляя в стороне слова, сказанные Никодимом, Господь — Сердцевидец отвечает на этот вопрос: «Истинно, истинно говорю тебе, если кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия». Не плотское происхождение (рождение от Авраама), а духовное рождение свыше (от Бога) открывает двери в Царство Небесное. Царство Мессии наступает не путем какого-либо политического переворота, а путем личного нравственного перерождения человека. Никодим не сразу осознает слова Иисуса Христа. Необходимость родиться вновь представляется ему чем-то нелепым: «Как может человек родиться, будучи стар? Неужели может он в другой раз войти в утробу матери своей и родиться?»

Господь поясняет, что речь идет не о плотском рождении, а о духовном, нравственном: «Если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие», ибо «рожденное от плоти есть плоть».

Как ученый фарисей, Никодим знал о крещении водой, котоpoe совершал Иоанн Креститель, но считал его простым покаянным обрядом. Господь же говорит о крещении не только водой, но и Духом, Который Своим наитием разрешает человека от скверны первородного греха и рождает для новой духовной жизни в Церкви Христовой. Господь Иисус Христос сравнивает действие Духа Святого с дуновением ветра, которое можно ясно ощущать, хотя человек и не видит ветра. Он слышит его шум, хотя и не знает, откуда он исходит, где его начало и конец.

Ты не видишь и души, однако же веришь, что у тебя есть душа и что она нечто другое, а не тело». учит святой отец. Рожденный Духом Святым точно также отчетливо сознает и чувствует совершившийся факт своего возрождения, но не может понять, как и в какой момент совершилось это возрождение. Возрождающее действие Святого Духа в таинстве крещения недоступно для наблюдения со стороны. Это, однако, не означает, что следует отрицать само его существование. Святитель Иоанн Златоуст сомневавшимся в возрождающем действии Духа Святого в таинстве крещения так говорит: «Не оставайся в неверии потому, что ты не видишь этого,

Никодим все еще недоумевает: «Как может быть это?» С сокрушением о слепоте фарисеев, гордившихся знанием Священного Писания, Иисус Христос говорит Никодиму: «Ты  Учитель Израилев, и этого ли не знаешь?» Дабы разрешить его от этой слепоты, Христос открывает ему тайну Своей Божественной природы, ибо с фарисейской точки зрения Он мог быть назван не более как пророком, учителем. Христос же говорит ему, что с ним беседует Сам Бог, сошедший с небес для спасения людей. Он объясняет ему тайну своего воплощения и крестного страдания. «Как Моисей вознес змию в пустыне, так должно вознесену быть Сыну Человеческому, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную. Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного».

В Евангелии не сказано о том, какое впечатление произвела эта беседа на Никодима. Мы знаем лишь, что Никодим вместе с Иосифом Аримафейским принимал деятельное участие в погребении Иисуса Христа. Это дает нам право полагать, что Никодим был тайным учеником и последователем Иисуса Христа. По преданию, его крестили апостолы Петр и Иоанн. После того, как он стал открыто исповедовать веру в Иисуса Христа, его лишили звания члена синедриона, а во время гонений на христиан со стороны иудеев он, подобно первому мученику архидиакону Стефану, принял мученическую смерть.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *