Бело-Бережская мужская Пустынь Брянский район Брянской области

Бело-Бережская мужская Пустынь в честь Рождества Предтечи и Крестителя Господня Иоанна (п. Белые Берега)

Белобережская пустынь расположена в урочище Белые Берега, среди леса, на берегу р. Снежеть, на границе с Карачевским районом. Основана как мужская пустынь в нач. 18 в. поселившимися здесь монахами упраздненного в 1706 г. Белопесоцкого Предтеченского Зарецкого монастыря в Брянске, которые построили сперва деревянную часовню. В 1722 г. вместо нее возведена была деревянная церковь Рождества Иоанна Предтечи. Вскоре в пустыни началось каменное строительство. В 1732-35 гг. «тщанием» строителя Серапиона сооружается Владимирская соборная церковь с приделами Иоанна Воина и Николая Чудотворца, которая в кон. 1730-х гг. 18 в. (после 1738 г.) была надстроена вторым этажом с престолом Троицы. В 1747 г. на пожертвования императрицы Елизаветы Петровны была построена надвратная церковь Захария и Елизаветы, а затем — деревянная ограда с башнями по углам. На протяжении недолгого времени, с 1770 по 1775 г. пустынь была упразднена, но быстро восстановлена благодаря стараниям целого ряда ее благожелателей. Поочередно она находилась в подчинении нескольких монастырей и только в 1808 г. стала совершенно самостоятельной. В 1809 г. здесь сооружается деревянный больничный корпус с церковью Богоматери Троеручицы (в 1861 г. была выстроена заново на каменном основании) и с храмом Покрова.

В последующее время, вплоть до нач. 1920-х гг. пустынь не подвергалась каким-либо существенным изменениям.

После закрытия пустыни в 1918 г. ее постройки постепенно стали приходить в запустение, а часть из них была разобрана и перестроена. Полностью разрушены были храмы. К настоящему времени от обширного комплекса остались несколько жилых и хозяйственных корпусов.

Белобережская пустынь до разрушения. Литография 1882 г.

Белобережская Иоанно-Предтеченская пустынь, заштатная, общежительная, на урочище Белые берега, при реке Снежоти. в 15 верстах от города Брянска, в 30 верстах от города Карачаева. Основана около 1661 года иеромонахом Серапионом (в схиме Симеон). Здесь находится принесенная им Белобережская икона Божией Матери Троеручица, прославившаяся многими чудесами. Кроме 28 июня, в честь этой Святой иконы совершается празднование 18 июля. В память избавления от холеры в 1831 году, эта святая икона приносится в города Карачаев, Брянск и другие места. При монастыре больница с амбулаторией и с бесплатной для бедных выдачей лекарств; в 4 верстах от пустыни на монастырском хуторе при деревне Малое Полбино — школа грамоты и одноклассное училище.

Бело-Бережская обитель основана в 1714 году как Бело-Бережский Предтеченский Скит в урочище Белые Берега Брянского уезда Орловской губернии, в живописном предместье города Брянска, монахом Серапионом, в схиме Симеоном (+1741). 9 февраля 1721 года последовал Указ императора Петра I об устроении вместо Скита Пустыни, назначении ее строителем монаха Серапиона и построении в ней деревянного храма в честь Рождества Святого Иоанна Предтечи. В 1755 году вместо деревянного был воздвигнут каменный двухэтажный четырех-Престольный храм во Имя Святой Живоначальной Троицы с приделами: Владимирской иконы Божией Матери; Святителя Николая Чудотворца и Рождества Святого Иоанна Предтечи. В 1777 году Пустынь была упразднена и приписана к Брянскому Петро-Павловскому монастырю.
В 1800 году начальником Пустыни был назначен ученик Афонских и Молдавских старцев старец Василий (Кишкин, +1831), который стал возобновителем обители. В 1804 году Пустынь была вновь включена в штатные монастыри на своем содержании, настоятель ее носил титул строителя. С 1804 по 1808 год строителем обители был Преподобный Лев Оптинский.
В 1847-1856 годах была возведена каменная пятиярусная колокольня с часами, а в 1878 году в монастыре освятили новый пятиглавый двухэтажный каменный соборный храм в честь иконы Божией Матери «Троеручица». При Пустыни был устроен Скит с деревянным храмом. К 1916 году в монастыре было 9 храмов и 32 корпуса: настоятельский, братские, трапезные, больничный, гостинный, странноприимный, различные мастерские (иконописная, бондарная, слесарная, маслобойная и др.), конный и скотный дворы. В середине XIX века в обители подвизалось около 200, а к 1916 году — около 400 человек братии.
Главной Святыней монастыря была икона Божией Матери «Троеручица». Этот образ был принесен в Пустынь строителем старцем Серапионом 12 июля 1824 года. От него источались многие чудотворения. В праздничные дни Пустынь посещало до пяти тысяч Богомольцев. Обитель славилась безвозмездным гостеприимством, в голодные годы безплатное питание предоставлялось 300-400 неимущим. Монастырь имел большую библиотеку и архив.
В 1918 году началась конфискация имущества обители. Братия объединилась в трудовую коммуну и продолжала совершать Богослужения. С 1920 года в стенах монастыря разместилась детская трудовая колония, и из обители выселили всю братию. С 26 июля 1924 года в обители прекратилось Богослужение.
Все монастырские храмы были разрушены, на месте Соборного храма в честь иконы Пресвятой Богородицы «Троеручица» построено здание детского санатория. От монастырской ограды осталась одна башня и небольшой участок стены, разрушена также большая часть монастырских корпусов.
Территория монастыря с находящимися на ней постройками и коммуникациями передана Брянской Епархии 14 января 2004 года. Решением Священного Синода Русской Православной Церкви от 17 августа 2004 года (Журнал № 42) мужской монастырь Бело-Бережской пустыни в честь Рождества Предтечи и Крестителя Господня Иоанна был возобновлен. Настоятелем назначен иеромонах Глеб (Шматов). В настоящее время на территории Пустыни Брянской Епархией ведутся ремонтно-воcстановительные работы.

Первоначально монастырь довольствовался небольшой колокольней, имевшейся при «старом» соборе. В 1836 году была начата постройка отдельно стоящей каменной колокольни, в 35 сажен вышины. По непрочности фундамента и кладки, 22 сентября 1840 года, во время обеда, колокольня внезапно обрушилась, не причинив, впрочем, никакого вреда ни людям, ни другим постройкам. Из кирпича, оставшегося от рухнувшей колокольни, в последующие годы были построены два двухэтажных жилых корпуса, гостиница, конный двор и столярня. Строительство колокольни было вновь начато в мае 1847 года, при орловском губернском архитекторе И.П.Лутохине, который осуществлял общий надзор за постройкой. Величественная пятиярусная колокольня, покрытая белым железом, была полностью возведена к 1849 году. Ее высота составила 33 сажени (1 сажень = 2,134 метра). На колокольне установили 10 колоколов, самый большой из которых, весом в 646 пудов (1 пуд = 16,38 килограмма), подняли только в 1856 году. Другие колокола имели вес 317 пудов, 157 пудов, 52 пуда и так далее. Звон белобережских колоколов в хорошую погоду был слышен за 10–12 верст. С третьего яруса колокольни можно было любоваться видами окрестности; отсюда просматривались и город Брянск, и Свенский монастырь. В начале XX века между третьим и четвертым ярусами колокольни были установлены часы с боем. Размер черного с позолоченными цифрами циферблата был около полутора метров, что позволяло определять время с расстояния до двух километров. Механизм тонкими тросами связывался с колоколами на третьем ярусе, и часы мелодично отбивали время каждые 15 минут. Часы приводились в движение с помощью двух тросов с гирями по 40–50 кг, которые поднимали при помощи ворота. Одного завода часов хватало на две недели. Около 1926 года по вине воспитанников детгородка вся внутренняя деревянная часть колокольни сгорела вместе с часами. В уцелевшем кирпичном корпусе колокольни лесничество оборудовало вышку для обнаружения лесных пожаров. В первые месяцы Великой Отечественной войны колокольня, служившая хорошим ориентиром для вражеской авиации среди лесного массива, была полностью снесена.

Близ пустыни находился скит с возведенной в 1856 году двухэтажной церковью: нижней каменной – во имя Всех святых и верхней деревянной – в честь Печерской иконы Божией Матери. Для монашествующих в скиту были построены четыре деревянных корпуса с кельями, где проживали старые монахи–отшельники. Богомольцы скит не посещали. В ограде скита, вокруг церкви, располагалось небольшое кладбище, на котором хоронили умерших белобережских монахов. Снаружи скита, у самых его ворот, находилось другое кладбище, где погребались умершие в обители странники и богомольцы. Пустынь имела также подворья в Брянске и Карачеве. Наиболее известным владением пустыни являлся постоялый двор, в 12 верстах от обители, называемый «Житная поляна», состоявший из деревянного корпуса и келий для приезжих. В начале XX века в Белобережской пустыни проживало около 200 монахов, к 1916 году их численность возросла до 400 человек. Так же к 1916 году в монастыре было свыше 30 корпусов: настоятельский, братские, трапезные, гостиничные, больничный, различные мастерские (иконописная, бондарная, слесарная, маслобойная и другие), конный и скотный дворы. Скотный двор и гостиничные корпуса располагались вне монастырской ограды, но большинство построек находилось непосредственно на территории монастыря. Обитель владела 1895 десятинами леса, 473 десятинами пахотной и луговой земли. С 1900 года на монастырском хуторе при деревне Малое Полпино стала действовать школа, а в 1901 году она была преобразована в церковноприходскую. В неурожайные годы в трапезной монастыря помимо братии ежедневно кормили по 300–400 человек. Случалось, неимущие матери оставляли у стен обители своих детей. Пустынь отчисляла средства на содержание епархиальных училищ, брянского госпиталя Красного Креста, а с 1905 года по 150 рублей ежегодно в фонд пострадавших в русско–японской войне, в 1916 году – 600 рублей в императорскую канцелярию «на нужды войны», за что император страстотерпец Николай–II выразил братии благодарность.

Белые Берега. Иоанно-Предтеченская Бело-Бережская мужская пустынь. Церковь Рождества Иоанна Предтечи.

БЕЛЫЕ БЕРЕГА

ПУСТЫНЬ БЕЛОБЕРЕЖСКАЯ,

18-19 вв.

Расположена в урочище Белые Бере­га, среди леса, на берегу р. Снежеть, на границе с Карачевским р-ном. Основана как мужская пустынь в нач. 18 в. поселившимися здесь монахами упразд­ненного в 1706 г. Белопесоцкого Пред-теченского Зарецкого монастыря в Брянске, которые построили сперва де­ревянную часовню. В 1722 г. вместо нее возведена была деревянная церковь Рождества Иоанна Предтечи. Вскоре в пустыни началось каменное строи­тельство. В 1732-35 гг. «тщанием» строителя Серапиона сооружается Вла­димирская соборная церковь с приде­лами Иоанна Воина и Николая Чудо­творца, которая в кон. 1730-х гг. 18 в. (после 1738 г.) была надстроена вто­рым этажом с престолом Троицы. В 1747 г. на пожертвования императрицы Елизаветы Петровны была построена надвратная церковь Захария и Елизаве­ты, а затем — деревянная ограда с баш­нями по углам. На протяжении недол­гого времени, с 1770 по 1775 г. пустынь была упразднена, но быстро восста­новлена благодаря стараниям целого ряда ее благожелателей. Поочередно она находилась в подчинении несколь­ких монастырей и только в 1808 г. стала совершенно самостоятельной. В 1809 г. здесь сооружается деревянный болышчный корпус с церковью Бого­матери Троеручицы (в 1861 г. была выстроена заново на каменном основа­нии) и с храмом Покрова.

Широкое каменное строительство развернулось в пустыни в 20-40-х гг. 19 в. при иеромонахе Моисее. В 1824 г. возводится двухэтажная трапезная, в 1828 г. — новая ограда с башнями. В 1837 г. расширен собор с устройством во втором этаже новой пристройки придела Богоматери Взыскания погиб­ших, а в первом — Трех святителей. Од­новременно был сооружен целый ряд каменных жилых и хозяйственных построек: гостиница и три корпуса братских келий с восточной стороны обители, конный двор, столярня, амба­ры, а также флигели для рабочих. Вы­сокая колокольня при соборе, соору­женная в 1836 г. и неожиданно в 1840 г. рухнувшая, была восстановлена в 1847 г. губернским архитектором Лотохиным. В 50-60-х гг. 19 в. гостиницу надстроили вторым этажом, а к западу от пустыни, в лесу возвели скит с двухэтажной церковью в нижней части каменной (Всех Святых), а в верхней — деревянной (Печерской Богоматери), с деревянными жилыми корпусами и оградой с во­ротами. Наконец в 1861 г. была зало­жена огромная каменная церковь Бого­матери Троеручицы, законченная только в 1876 г.

В последующее время, вплоть до нач. 1920-х гг. пустынь не подвергалась каким-либо существенным изменениям. Ее ансамбль занимал прямоугольный в плане участок, вытянувшийся вдоль Снежети по линии восток-запад. Невы­сокая глухая кирпичная ограда с че­тырьмя башенками по углам окружала его по периметру. Главный вход — Свя­тые ворота с надвратной одноглавой церковью Захария и Елизаветы — распо­лагался с южной стороны, сильно сдви­нутый с центра стены к правой башне, причем стены перед ним отступали внутрь территории полукругом. Внутри ограды слева от ворот возвышался крупный массивный пятиглавый храм Богоматери Троеручицы, выполненный в русском стиле, — самое значительное сооружение ансамбля, безраздельно господствующее в его панораме. К западу от него, ближе к угловой башне стояла небольшая церковь Покрова с больничным корпусом. В центральной части территории размещалась группа построек, главной из которых был двухэтажный Троицкий собор с пятью приделами (внизу — Николая Чудо­творца и Трех святителей, вверху — Бо­гоматери Взыскания погибших, Пресвя­той Богородицы и Рождества Иоанна Предтечи). Сравнительно небольшое вытянутое в плане здание собора было окружено двухэтажными братскими кельями. К западу от него стояла мощ­ная пятиярусная колокольня — высотная доминанта ансамбля, хорошо просмат­ривавшаяся издалека. Протяженные корпуса одноэтажных келий и хозяйст­венных построек располагались вдоль всех стен ограды. Из них выделялись три жилых корпуса с мезонинами и пор­тиками, поставленные в ряд справа от главной дороги, идущей от Святых во­рот. К северо-востоку от Троицкого со­бора находилась двухэтажная трапез­ная, за которой стояла квасоварня. Да­лее в северной стене были сделаны вто­рые, задние ворота пустыни, еще силь­ней сдвинутые к востоку и выходившие в сад на берегу Снежети. Неподалеку от юго-восточной башни, за монастырской оградой располагался скотный двор, а прямо против Святых ворот — корпуса гостиниц для приезжих богомольцев. В лесу в четверти версты к западу от оби­тели стоял в ограде скит с церковью и кельями.

После закрытия пустыни в 1918 г. ее постройки постепенно стали приходить в запустение, а часть из них была ра­зобрана и перестроена. Полностью раз­рушены были храмы. К настоящему времени от обширного комплекса оста­лись несколько жилых и хозяйственных корпусов (в т.ч. корпус с мезонином) и часть ограды с юго-восточной башней.

Жилой корпус с мезонином предста­вляет собой своеобразную монастыр­скую постройку 19 — нач. 20 в., выпол­ненную в духе классицизма и следую­щую традиционным формам усадебной архитектуры. Сооружен в 30—=Ю-е гг.

  1. в. из кирпича и оштукатурен; в нач.
  2. в. фасад переделан с добавлением колонного портика. После Великой Отечественной войны пострадавшее здание восстановлено.

Одноэтажный прямоугольный в пла­не и сильно вытянутый в длину корпус с вальмовой кровлей имеет над цент­ральной частью мезонин с кровлей на два ската. На главном фасаде более вы­сокая часть корпуса выделена четырех-колонным портиком с двумя парами расставленных в центре колонн и дере­вянным фронтоном. По сторонам пор­тика расположены два входных крыль­ца на двух колонках, поддерживающих деревянный навес с фронтоном на тор­це. От прежнего фасадного убранства сохранился лишь завершающий стеныширокий профилированный карниз. Форма проемов изменена при послево­енном ремонте; тогда же выполнена и окраска фасада с «рустовкой» углов и обрамлением окон.

Справа к корпусу примыкают воро­та, широкая арка которых фланкиро­вана массивными парными колоннами на крупных постаментах.

Ограда принадлежит к интересным примерам монастырских стен периода позднего классицизма на Брянщине. Со­хранилась лишь частично, в виде неболь­ших фрагментов с разных сторон. Она представляет собой кирпичную стену сравнительно небольшой высоты, кото­рая расчленена пилястрами на отдель­ные короткие прясла и завершена карни­зом. Каждое из прясел украшено ромбо­видной нишей-филенкой, что придает стене некоторую нарядность.

Выразительна уцелевшая угловая башня, выполненная в виде четырехгран­ного объема со срезанными углами, воз­вышающегося над оградой. Завершает башню пологая граненая купольная кро­вля с коротким шпилем. По краям широ­ких граней поставлены колонны, поддер­живающие венчающий антаблемент, а сами эти грани украшены арочной ни­шей, двумя тягами над ней и прямоуголь­ным выступом-доской в верхней части.

Белобережская пустынь — монастырь в Брянской области, расположенный на левом берегу реки Снежеть и со всех сторон окруженный лесами.

Пустынь была основана в 1714 году старцем Серапионом — монахом Брянского Петропавловского монастыря. Пустынь отличалась строгим уставом, в ней соблюдались традиции древнего монашества. В 1722 году был построен первый деревянный храм — в честь Рождества Иоанна Предтечи. В 1732—1735 годах в обители воздвигли каменный Владимирский собор с приделами в честь Иоанна Воина и святителя Николая Чудотворца. Вскоре был надстроен второй этаж. В 1747—1759 годах на Святых воротах пустыни была выстроена каменная церковь во имя святых Захарии и Елисаветы. К 60-м годам пустынь захирела и с 1777 года приписывалась к разным монастырям.

Восстановление монастыря началось в 1800 году. Настоятелем стал старец Василий (Кишкин), который ввел в пустыни устав афонских монастырей, возродил традиции старчества (духовного наставничества). С 1804 по 1808 год настоятелем был иеромонах Лев — будущий знаменитый старец Оптиной пустыни.

К 1916 году в монастыре жили 200 монахов. Во времена Первой мировой на территории обители находился лазарет для раненых. В 1918 году монастырь был упразднен, в 1924 году закрылись все храмы. В разные годы советской власти на территории монастыря находились детская трудовая колония и санаторий.

Монастырь был возвращен Церкви 14 января 2004 года.

В рубрике «Малые города России» мы оправимся в Брянскую область в Белые Берега. Датой их основания считается 1868 год, именно тогда там появилась железная дорога и открылась станция. Правда еще в 1700 годах в тех местах был основан мужской монастырь — Белобережская пустынь, по названию которой и стали называть эти места. Сейчас Белые берега славятся своими мебельными фабриками. Галина Ковач продолжит.

Белые Берега часто называют поселком мебельщиков. Здесь работают сразу три мебельные фабрики. Игорь Балдин — владелец самой крупной. В девяностые вместе с компаньоном он начинал свой бизнес в гараже. Теперь его предприятие занимает восемь гектаров и выпускает практически все виды мебели.

На фабрике работают восемьсот человек. Некоторые приезжают сюда из областного центра.

Игорь Балдин, директор мебельной фабрики «Мебельград»: «Уровень зарплаты выше, чем в Брянске. Поэтому из Брянска к нам едут в поселок Белые Берега. У нас ходит свой автобус. Сейчас мы купили второй автобус, чтобы доставлять людей».

Сергей Конобеев работает на фабрике уже девять лет. Он — инженер по охране труда и экологии. Следит за безопасностью на производстве. А в свободное время возглавляет общественную организацию, которую полтора года назад создали жители поселка. В первую очередь они расчистили местное озеро от мусора и водорослей.

Сергей Конобеев, житель п. Белые Берега: «Началось все с зарыбления, с акции «Живи, озеро». Инициативные люди решили восстановить популяцию рыбы. Тем самым и бороться с орехом — чилим, который заполняет водоем».

Кроме того, активисты — где отремонтировали, а где построили с нуля — четыре пешеходных мостика через речки и ручьи, которые впадают в озеро, а также облагородили его берега. Теперь это — любимое места отдыха жителей поселка. Здесь отмечают праздники и проводят фестивали, в том числе рыболовные. Теперь в планах общественников — расчистка русла местной реки Снежеть.

Сергей Конобеев, житель п. Белые Берега: «Была популярна река Снежеть сплавом от города Карачева до Белых Берегов на байдарках. В данный момент это невозможно, так как река заросла, много повалов деревьев. Хотим это расчистить».

Почти на всех картинах в мастерской Александра Ивахненко — природа Белых Берегов. Художник рассказывает: родился на Камчатке, а когда отец — военный летчик — вышел на пенсию, семья рассматривала несколько вариантов переезда из гарнизона. Выбрали квартиру в поселке Белые Берега — в основном из-за близости озера. В его красоте Александр Михайлович теперь черпает вдохновение для своих пейзажей.

Ивахненко — единственный художник в Брянской области, который работает в редкой технике — маркетри. Это — мозаика из шпона.

Александр Ивахненко, член союза художников России: «Мебельная фабрика — одна, вторая. Шпона — предостаточно. Не тот, что идет в мебель, а тот, который идет в брак. Такие завитки, древесные пороки, — они более интересные».

Детали, вырезанные из разных сортов шпона, Александр наклеивает на фанеру. Но сначала подбирает их по тону и подгоняет по размеру.

Александр Ивахненко, член союза художников России: «Чтобы найти нужную пластиночку, нужную врезочку, нужно перелопатить много шпона; пересмотреть, какой более удачный».

Этот многоквартирный дом застройщик так и не стал достраивать. Как и многих других жильцов, Раису Жилину сюда переселили из аварийного барака семь лет назад. Но радость от новоселья длилась недолго. В новой квартире в первый же год по стенам и потолку пошли трещины, под обоями и линолеумом образовалась плесень. А вентиляция — как не работала, так и сейчас не работает.

Раиса Жилина, жительница п. Белые Берега: «Утром встаешь, во рту горько. Вы представляете, котел работает, окна закрыты. Мы не можем дышать, задыхаемся».

Грубый строительный брак был обнаружен во всех десяти новостройках — это больше ста квартир. Дома, построенные в 2012 году, уже через два года признали аварийными и приказали снести. Скандал дошел до президента. Губернатор Брянской области лишился кресла, а руководитель фирмы-застройщика получила четыре года колонии. Восемь из десяти домов быстро расселили.

Но две оставшихся трёхэтажки, в том числе ту, где живет Раиса Филипповна, никто расселять не собирается. Ее сосед Дмитрий Прадед рассказывает — власти периодически присылают к ним рабочих, чтобы устранить то здесь, то там мелкий строительный брак, но к лучшему ситуация не меняется.

Дмитрий Прадед, житель п. Белые Берега: «Сделали ремонт газовых каналов, убрали вытяжку из кухни. Теперь у меня нет вытяжки. Говорят, открывайте окна».

Последняя, четвертая по счёту, независимая экспертиза, которую за свои деньги сделали жители двух домов, признала оба здания аварийными и непригодными для жилья. Однако, муниципальная межведомственная комиссия постановила: жить в домах можно. Суд отменил это решение. Но жители радоваться не спешат — ведь власти собираются подать апелляцию, а значит, решение вопроса о расселении снова откладывается.

В 12 километрах от поселка находится мемориальный комплекс «Брянская поляна». Место это историческое. Накануне немецкой оккупации, в сентябре 1941 года, там был проведён общий сбор Брянских партизанских отрядов. Сейчас на территории мемориала можно посмотреть на военную технику, спуститься в партизанскую землянку и побывать у памятника корреспондентам, работавшим в годы Великой отечественной войны.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *