Барклай-де-Толли: генерал, оставшийся в тени

Уже в четыре года родители Барклая-де-Толли увезли мальчика в Россию: родственники жены из Санкт-Петербурга занялись его воспитанием. Образование он получил по тем временам просто шикарное: дядя позаботился о том, чтобы юнец говорил на русском, немецком и французском, знал арифметику, фортификацию и военную историю. Набор знаний, полученных Барклаем-де-Толли в детстве, в чём-то предопределил его судьбу: в 1776 году он поступил на службу в Псковский карабинерный полк.

Можно предположить, что такому способному молодому человеку с хорошей родословной чины сыпались один за другим, как из рога изобилия. На самом деле совсем не так: хоть Барклай-де-Толли и принадлежал к старинному шотландскому роду, в России его происхождение не считали знатным, из-за чего путь до чина полковника занял у Михаила Богдановича больше 20 лет.

За это время русский военный шотландских кровей отличился при штурме Очакова в 1788 году, в 1794 году дрался против польских повстанцев, а в 1805-ом со своей бригадой опоздал на сражение под Аустерлицем. Однако на другое сражение с Наполеоном Михаил Богданович, командовавший авангардом армии Беннигсена, успел вовремя, в результате чего был тяжело ранен в правую руку.


Аустерлиц — сражение, на которое Барклай-де-Толли так и не попал

Барклай-де-Толли зарекомендовал себя как хитрый стратег во время русско-шведской войны 1808−1809 годов. Начало войны русские полководцы проиграли: некоторым частям даже пришлось капитулировать. Тогда-то и появился со своей дерзкой идеей Барклай-де-Толии, который предложил поднять армию прямо с зимних квартир и отправить по льду Ботнического залива в тыл к шведам, в их столицу — Стокгольм. Русские солдаты, достигнув шведского берега, брали оборонительные рубежи, поскольку противник никак не был готов к такому повороту событий. Тактический ход, разработанный Михаилом Богдановичем, заставил шведских полководцев пойти на переговоры. К России по результатам войны отошла вся Финляндия, а Барклай-де-Толли стал её генерал-губернатором.

Заслуги перед Отечеством позволили Михаилу Богдановичу спустя несколько лет стать военным министром. Находясь в этой должности, он начал разработку плана войны с Наполеоном, который подразумевал так называемую тактику «выжженной земли». Умелый стратег Барклай-де-Толли использовал, наверно, единственную верную тактику в войне с превосходящими силами противника: он заставлял французов растягивать войска, временами даже голодать. Однако имевшая большое влияние при дворе «русская партия» всеми возможными способами высказывала своё недоверие к иноземцу и требовала снять его с поста главнокомандующего. Барклай-де-Толли впоследствии напишет: «Я предаю строгому суду всех и каждого дела мои. Пусть укажут другие способы, кои возможно было бы употребить для спасения Отечества»


Памятник Барклаю-де-Толли в Санкт-Петербурге

В конце лета 1812 года командование войсками перешло в руки Михаила Кутузова, а за несколько дней до Бородинского сражения Барклай-де-Толли лишился должности военного министра, что не помешало ему в самой схватке командовать правым крылом и центром русских войск. Очевидцы утверждают, что во время битвы, не в силах дальше терпеть осуждение армии и общества, Михаил Богданович намеренно вставал под огонь врага. После всего этого ему хватило смелости на совете в Филях настаивать на оставлении Москвы. Это решение, как выяснится позже, было действенным, тактику же, придуманную Барклаем, Кутузов вообще практически перенял, но, несмотря на это, военачальники со всех сторон пытались ограничить полномочия Барклая-де-Толли. В начале осени иностранный генерал был фактически отстранён от управления войсками: взяв отпуск, он уехал в своё имение в Лифляндии. Публичной реабилитации в глазах общественности он так и не дождался.

Михаил Богданович Барклай де Толли

В Бородинском сражении Барклаю де Толли подчинялся центр и правый фланг русских позиций, он принимал участие в отражении вражеских атак на самых опасных участках. Его умелое руководство войсками при Бородино получило высокую оценку Кутузова, считавшего, что во многом благодаря проявленной им твердости было «удержано стремление превосходящего неприятеля» на центр русской позиции.

На военном совете в Филях Михаил Барклай де Толли первым решительно высказался за оставление Москвы с целью сохранения армии. Им было организовано прохождение отступающих войск через Москву.

Затем Барклай де Толли счел необходимым оставить действующую армию, командование которой полностью сосредоточилось в руках Михаила Кутузова, и осенью 1812 года покинул занимаемые посты.

Во время заграничных походов русской армии (1813-1814) в феврале 1813 года он вступил в командование 3-й армией. Войска под его началом взяли крепость Торн (Западная Пруссия, ныне город Торунь, Польша), отличились в сражении при Кенигсварте (ныне город в Австрии), участвовали в Бауценском сражении.

В 1813 году Барклай де Толли был назначен главнокомандующим русско-прусскими войсками, а после вступления Австрии в ряды союзников командовал русско-прусскими войсками в составе Богемской армии. Под его руководством была одержана победа под Кульмом (Швейцария, ныне город Хелмно, Польша), за что он был награжден орденом Георгия I класса.

За победу в Лейпцигском сражении Барклай де Толли был возведен в графское достоинство.

В кампании 1814 года он успешно командовал войсками при Фер-Шампенуазе и при взятии Парижа, за что получил чин генерал-фельдмаршала. После окончания военных действий Барклай де Толли возглавил 1-ю армию, во главе которой совершил поход во Францию в 1815 году.

30 августа 1815 года после блестяще проведенного смотра под Вертю, который порадовал царя Александра I порядком в армии, Барклай де Толли был возведен в княжеское достоинство.

В 1817 году Барклай де Толли сопровождал императора Александра I в путешествии по стране, предпринятом с инспекционными целями. По возвращении, пробыв короткое время в Санкт-Петербурге, в 1818 году Михаил Богданович испросил себе отпуск в Германию, надеясь восстановить свои силы на минеральных водах. Проезжая через Восточную Пруссию, неподалеку от Инстербурга (ныне город Черняховск Калининградской области РФ), он почувствовал себя плохо. Во время вынужденной остановки на мызе Штилицен (поместье Жиляйтшен, ныне поселок Нагорное Черняховского района), что в шести верстах от города Инстербург, 26 (14 по старому стилю) мая 1818 года полководец скончался. Сердце Барклая де Толли было похоронено на небольшом возвышении в 300 метрах от мызы Штилитцен, а набальзамированный прах доставлен в имение его жены Бекгоф, в 1,5 километрах от нынешнего эстонского населенного пункта Йыгевесте.

За свою жизнь Михаил Барклай де Толли был награжден многими орденами Российской империи и иностранных государств. Он удостоен российских орденов Святого Андрея Первозванного (1813), Святого Георгия I, II, III и IV классов (1813, 1812, 1807, 1794), Святого Владимира I, II и IV степеней (1811, 1807,1788), Святого Александра Невского (1809 и 1813), Святой Анны I степени (1807).

Был удостоен прусских орденов Черного Орла (1813) и Красного Орла I степени (1807), шведского военного ордена Меча I класса (1814), австрийского ордена Марии Терезии (1813), французских орденов Святого Людовика (1816) и Почетного Легиона I степени (1815), английского ордена Бани I степени (1815), нидерландского военного ордена Вильгельма I степени (1815), саксонского ордена Святого Генриха I степени (1815), а также медалями, золотыми крестами и шпагами с алмазами.

Михаил Барклай де Толли был женат на своей двоюродной сестре Хелене Августе фон Смиттен (1770-1827). Его сын, Эрнст Магнус (Максим Михайлович) Барклай де Толли (1798-1871), полковник и флигель-адъютант, был женат первым браком на баронессе Леонилле фон Кампенгаузен, вторым браком — на баронессе Александре фон Тизенгаузен, но оба брака были бездетными и княжеский титул Барклая был оставлен в наследство его двоюродному племяннику, генералу от инфантерии Александру Магнусу Фридриху (Александру Петровичу) фон Веймарну (1824-1905).

Память о полководце была запечатлена в нескольких памятниках. Первый монумент Барклаю де Толли по инициативе короля Фридриха Вильгельма III был сооружен в Германии в 1818 году над местом захоронения сердца полководца, на мызе Штилитцен в Восточной Пруссии (ныне территория России).

В 1823 году на могиле Барклая де Толли его вдовой был сооружен мавзолей по проекту архитектора Аполлона Щедрина с надгробным монументом работы скульптора Василия Демут-Малиновского.

В 1837 году был открыт памятник Барклаю де Толли в Санкт-Петербурге у Казанского собора (скульптор Борис Орловский).

В 1849 году памятник Барклаю де Толли работы скульптора Василия Демут-Малиновского был сооружен в Тарту (Эстония).

В 1913 году памятник полководцу был открыт в Риге (Латвия). В годы первой мировой войны монумент пропал, в 2002 году его восстановили мастера из Санкт-Петербурга на средства рижского предпринимателя Евгения Гомберга.

В 2007 году памятник Михаилу Барклаю де Толли работы скульптора Владимира Суровцева был установлен в Черняховске Калининградской области (бывший Инстербург).

Материал подготовлен на основе информации из открытых источников

Мавзолей фельдмаршала Барклая-Де-Толли в Эстонии

Михаил Барклай-де-Толли происходил из старинного рода шотландских баронов. Его предки в начале 17 века из-за религиозных преследований переселились в Германию, а затем — в Прибалтику.

Дед полководца был бургомистром Риги, отец служил в русской армии и вышел в отставку в чине поручика. В 1767 году десятилетний мальчик был записан на службу гефрейт-капралом в Новотроицкий кирасирский полк вот так начался путь Великого полководца.

Бородинское сражения в судьбе Михаила имело огромное значение.: войска приветствовали появление Михаила Богдановича громовым «Ура!». Даже Багратион, у которого с Барклаем были разногласия, увидев, с каким упорством сражается генерал, воскликнул: «Спасение армии в его руках… Господи, да сохрани его!»

Я думаю,что многие слышали и читали и знают этого героя Бородинского сражения,а вот о месте его захоронения мало кто знает.

Умер Великий полководец в 57 лет от болезни сердца,по пути в Германию на лечение на минеральные воды.
Произошло это во время вынужденной остановки из-за недомогания Барклая-де-Толли на мызе Штилитцен (Жиляйтшен; ныне пос. Нагорное Черняховского района Калининградской области России) в шести верстах от восточнопрусского города Инстербург (ныне г. Черняховск).
Сердце Барклая-де-Толли было похоронено на небольшом возвышении в 300 метрах от мызы Штилитцен, а набальзамированный прах доставлен в имение Бекгоф, в 1,5 км от нынешнего эстонского населенного пункта Йыгевесте,Валгамаа,родовое имение его супруги.

В самом Йыгевесте полководец бывал редко, но известно, что он любил гулять по берегу реки Вяйке Эмайыги. Постройки имения Бекгоф до наших дней не сохранились, будучи разрушенными в годы 2-й мировой войны.

Спустя пять лет после смерти мужа вдова Барклая-де-Толли построила в Йыгевесте по проекту петербургского архитектора Аполлона Феодосиевича Щедрина мавзолей в строгом классическом стиле, который сохранился до наших дней.

По своей форме фасад мавзолея символизирует триумфальную арку. На фронтоне портика помещен герб Барклая-де-Толли и его девиз: «Верность и терпение».
Над фронтоном расположено полукруглое окно с цветными стеклами, долженствующее символизировать солнце, постоянно освещающее могилу генерал-фельдмаршала.

Внутри мавзолея находится надгробный монумент выполненный из гранита, мрамора, порфира и бронзы.
На фоне трехметрового гранитного обелиска, на пьедестале из белого мрамора, стоит бронзовый бюст полководца в натуральную величину, рядом с ним – фигура богини войны Афины Паллады, венчающей героя лавровым венком. С левой стороны бюста — фигура Скорбящей России, оплакивающей потерю великого человека

В верхней части изображение семи звезд, расположенных по кругу, символизирующих семь великих побед полководца.

До недавнего времени через старинный парк к мавзолею вела прямая аллея из высоких пирамидальных лиственниц. Однако во время январской бури 2005 года деревья погибли,сейчас посажена аллея из дубов.

Внутреннее помещение мавзолея размером примерно небольшое ,посередине идет лестница вниз, перекрытая заградительным шнуром.
Сейчас туда не пускают.В подземном помещении мавзолея видны два гроба – князя (слева) и его супруги.

Черный бархат гроба княгини был заменен, в то время как бархатная обивка дубового гроба князя сохранилась оригинальной. Во время 2-й мировой войны гроб княгини был вскрыт, но впоследствии восстановлен.
Последний раз саркофаги вскрывались около 60 лет назад, и было констатировано хорошая сохранность останков, мумифицировавшихся, но с узнаваемыми чертами.

Рядом с мавзолеем похоронен сын полководца Эрнст Магнус Барклай-де-Толли с супругой Леокадией .
Первоначально предполагалось, что мавзолей предназначен для всех членов семьи полководца, однако Магнус отказался быть похороненным в мавзолее, полагая себя недостойным лежать «в лучах отцовской славы»
Детей у Магнуса не было, и княжеский титул Барклая был оставлен в наследство сыну приемной дочери Кристли.

Во время 2-й мировой войны здесь шли кровопролитные бои, имение было разрушено и не сохранилось до наших дней,но во время перестрелок обе стороны старались сохранить мавзолей великого полководца.
Ибо немцы, как и россияне, также считали его своим.
Рядом с мавзолеем можно видеть памятник солдатам Советской армии, павшим в боях 2-й мировой войны осенью 1944 г. на берегу реки Вяйке Эмайыги (архитектор Алан Мурдмаа). На памятнике более 300 имен.

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *