Причины борьбы светской и церковной власти

После смерти Карла Великого, его империя распалась на три самостоятельных государства. Одним из них было Восточно-франкское (позднее Германское) королевство, управляемое представителями саксонской династии. Германия, в отличие от других европейских стран, переживавших период раздробленности, обладала политическим единством. Особых успехов, в области становления сильной королевской власти добился Оттон I, подчинив своей воле всех крупных феодалов. Следующей целью правителя стало получение императорской короны из рук Римского папы.

К $X$ веку, положение пап было крайне нестабильным. Церковь представляла собой жесткую централизованную систему с влиятельной епископской властью, и, фактически представляла собой государство в государстве. Она получала от королей земельные пожалования, и к $XV$ веку владела $\frac{1}{3}$ обрабатываемой земли, контролировала просвещение, сделав, монастыри основными его центрами. Однако, несмотря на свое богатство и могущество, она сильно зависела от воли светских властей.

Готовые работы на аналогичную тему

  • Курсовая работа Священная Римская империя и Папы 470 руб.
  • Реферат Священная Римская империя и Папы 230 руб.
  • Контрольная работа Священная Римская империя и Папы 250 руб.

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту Узнать стоимость

Принятый Оттоном императорский титул, поставил его вровень с римским папой. А сакральный его смысл позволял императорам полностью контролировать церковные институты на территории государства. Избрание епископов и аббатов проводилось с санкции светских правителей, где до официальной церемонии клирики должны были принести императору клятву верности и оммаж.

Определение 1

Оммаж – главная часть обряда принесения вассальной присяги сеньору, где задавался главный вопрос: «Хочешь ли ты быть моим человеком?». После положительного ответа, сеньор брал руки вассала в свои ладони и оба приносили друг другу клятву верности – Фуа. Завершением обряда являлась инвеститура – наделение вассала земельным участком.

Так, церковь была включена в светскую политическую структуру империи, превратившись в главную опору правителя. Германские императоры свободно распоряжались церковными кафедрами в Италии, низлагали и возводили на престол пап. Первые императоры бесцеремонно вмешивались в выборы пап, заменяя неугодных своими ставленниками. Последний раз, такой шаг был сделан императором Генрихом $III$ – сторонником Клюнийской монастырской реформы, которую с энтузиазмом претворял в жизнь императорский кузен, папа Лев $IX$ ($1049 – 1054$). Естественно, такое положение вещей не устраивало понтификов, которые повели борьбу за освобождение от назойливой опеки императоров и захват не только духовных, но и политических позиций в католическом мире.

Можно выделить следующие причины борьбы светской и духовной власти.

  • Спор за инвеституру, прекратившийся в связи с принятием Вормсского конкордата в $1122$ г.
  • Стремление императоров занимать господствующие позиции в Италии и самостоятельно здесь властвовать.
  • Теократические притязания германских императоров на территории Италии. В $XII$ веке началось возрождение римского права, во главе которого стояла идея державной власти, переданной императору народом. Её не могла ограничить ничья сила и воля. Император представлялся «владыкой мира», «покровителем церкви». Конечно, папы не могли смириться с данной теорией, шедшей вразрез с их собственными притязаниями.

Борьба церкви и королевской власти

Ситуация постепенно изменилась к концу $XI$ века, когда папство вновь стало набирать силу и укреплять власть. Церковь постепенно освободилась от имперской опеки. Первый шаг к этому сделал Николай II, учредив конклав кардиналов.

Определение 2

Конклав – коллегия кардиналов-епископов из семи человек (собирающихся в одноименном помещении), созываемая через несколько дней после смерти папы, для избрания преемника. Учрежден Николаем $II$ в $1059$ году.

Так церковь начала борьбу за независимость от влияния светских властей. Следующим этапом стал открытый конфликт между папами и императорами на почве борьбы за инвеституру. Издавна, привилегией императора считалось назначение епископов в пределах государства.

Епископы стояли на верхних ступенях имперской иерархии, наделялись крупными земельными ненаследственными (в отличие от светских феодалов) держаниями, поэтому инвеститура для императора имела огромное значение. Однако, в $1075$ году папой Георгием $VII$ была осуждена данная церемония, а император Генрих $IV$ был вызван в Рим для ответа о допущенных прегрешениях. Генрих $IV$ пытался низложить папу, но тот, в свою очередь, отлучил светского правителя от церкви. Положение усугубилось внезапно вспыхнувшими восстаниями феодалов, вследствие чего, император вынужден был отправиться в Каноссу, где три дня простоял босиком на снегу, вымаливая у понтифика прощение. Это событие показало резко возросший авторитет Ватикана.

Завершил борьбу за инвеституру Вормсский конкордат, заключенный $23$ сентября $1122$ г. между императором Генрихом $V$ и папой Каликстом $II$. Договор был ратифицирован на Первом Латеранском соборе в $1123$ году. Согласно нему, право инвеституры было разделено между церковной и светской властью. Духовную инвеституру осуществлял папа. Император даровал епископам светскую инвеституру, жалуя владения и наделяя вассальными обязанностями. Однако, папа пошел на три крупные уступки:

  • признал вассальные обязанности епископов перед императорами
  • допускал присутствие императора при избрании епископов в Германии
  • разрешал императору высказывать в спорных вопросах свое мнение.

Император обязался проводить выборы без симонии и принуждения. Он также не мог присутствовать на выборах епископов в Италии и вручал символы светской инвеституры лишь спустя шесть месяцев после вступления епископа в должность.

Определение 3

Симония – купля-продажа церковных должностей и духовного сана

Вормсский конкордат стал крупной победой церкви. Однако, борьба на этом не закончилась. Она продолжалась и в правление представителя династии Гогенштаунфенов Фридриха $I$ Барбароссы (Рыжебородого), правившего во второй половине $XII$ века ($1152 -1190$). В то время, как Барбаросса отправился в Италию за короной императора, здесь вспыхнуло восстание против папы и знати. Инсургенты овладели городом, но охотно бы признали власть нового императора, если бы тот не испугался восстания, потребовав восстановить на папском престоле низложенного Адриана $IV$. Северо-итальянские городские общины, превратившиеся в настоящие республики, не захотели признать Барбароссу и восстановить его регалии.

Определение 4

Регалии – совокупность прав и привилегий короля в феодальной Европе, зафиксированные в ряде договоров в эпоху борьбы королей со светскими и духовными феодалами ($XII$ в.). К регалиям относились феодальные права сюзерена (опека над малолетними вассалами, утверждение наследства и т.д.), права на выморочные и бесхозяйственные имущества, остатки от кораблекрушений, найденные сокровища, выдача охранных грамот, таможенная, монетная, почтовая регалии. Король мог жаловать различные регалии своим вассалам.

Первоначально, император сломил сопротивление ломбардцев, во главе которых стоял Милан. Разрушил город, поставил в Северной Италии своих судей и обложил денежными взносами местное население. Между тем, восстановленный в правах Адриан $IV$, умирает. На конклаве двумя группировками были выбраны два понтифика – немецкого и итальянского происхождения. Собор решил спор в пользу немца, однако, многие страны отказались принять это решение. Воспользовавшись ситуацией, итальянский претендент на престол Александр $III$, укрывшись во Франции, послал Фридриху отлучение от церкви. В этой неоднозначной ситуации вновь вспыхнуло восстание в Северной Италии. Не имея достаточных военных сил, император не смог оказать достойного сопротивления, и вынужден был отказаться от притязаний на северо-итальянские области и признать верховную власть новоизбранного папы.

Наивысшей власти церковь достигла при папе Иннокентии $III$ ($1198–1216$), правившем $37$ лет. Он объявил себя не только преемником апостола Петра, но и наместником Бога на земле, заставляя преклонять перед собой колени и целовать туфлю. Такими знаками почета не пользовался ни один европейский светский правитель. При Иннокентии $III$ расширились границы папской области, он активно вмешивался во внутренние дела европейских государств, одно время даже смещал и возводил на престол императоров, считался верховным судьей для католиков. Так, церковь стала открыто выказывать притязания не только на духовную, но и светскую власть.

В борьбе светской и духовной власти за первенство верх одержала последняя. Однако и она приходит в упадок вскоре, после ослабления Священной римской империи. Что было обусловлено следующими причинами.

  • Перенос папской резиденции из Рима в Авиньон в начале $XIV$ века. Пока существовала Священная Римская империя, города находили поддержку церкви в борьбе с императорами и немецкими феодалами. Однако, с исчезновением этой опасности, итальянские города погрязли в усобицах, вследствие чего, папы посчитали не совсем удобным проживание в Риме.
  • Окончательное укрепление власти национальных светских правителей.
  • Подрыв нравственного авторитета церкви, которая, в борьбе с династией Гогенштауфенов преследовала в первую очередь, сугубо политические и материальные интересы.

Папская революция- когда римские папы начинают претендовать на руководство всем христианским миром, римско-католическая церковь превращается в своеобразную надтерриториальную и общеевропейскую теократическую монархию.

В XI—XII вв. в период «папской революции» складывается «новое право» (jus novum). Именно в это время заканчивается процесс складывания канонического права в качестве самостоятельной правовой системы западноевропейского общества. Более четким становится его юридическое содержание. Утверждается само понятие «каноническое право» (jus canonicum). Главенствующим источником нового канонического права становятся папские конституции (буллы, бреве, энциклики, рескрипты и др.). С папы Григория VII начинается преподавание канонического права в университетах.

Решающую роль в переходе к новому каноническому праву сыграл составленный в 1140—1141 гг. декрет Грациана («Гармония несогласующихся канонов» — Concordia discordantium canonum), в котором были сведены воедино около 3800 канонических текстов. В последующем значительный вклад в преподавание и развитие канонического права внесли путем толкования и комментирования декрета Грациана профессора канонического права (канонисты).

В XII—XIII вв. папское правотворчество получило особенно широкий размах, в связи с чем возникла необходимость дальнейшей систематизации канонического права. По указанию папы Григория IX в 1234 году был составлен сборник декреталий, не вошедших в декрет Грациана и объединенных в пяти книгах (Liber extra). В 1298 году при папе Бонифации VIII в дополнение к этому сборнику на базе более поздних церковных постановлений была создана шестая книга (Liber sextus), а при папе Иоанне XXII в едином сборнике были сведены декреталий и другие акты последующих римских пап, начиная с Климентия (Constitutiones Clementinae).

Процесс систематизации канонического права в средние века имел своим конечным результатом составление в 1500 году обширного свода, который с 1580 года был признана качестве официального источника права римско-католической церкви. По аналогии с Кодификацией Юстиниана он получил название Свода канонического права (Corpus juris canonici). Средневековое каноническое право охватывало широкий круг вопросов и играло важную роль в правовой жизни западноевропейских стран. Оно регламентировало организацию церковной власти (право римского папы назначать на церковные должности, процедуру рассмотрения споров между священниками и т.п.), а также отношения церкви со светской властью, статус церковной собственности и режим владения и пользования церковными землями, источники доходов церкви и т.д.

В каноническом праве содержались нормы, относящиеся к уголовному праву, в частности предусматривался список епитимий, налагаемых за убийство, ложную клятву и некоторые другие преступления. В нем закреплялись нормы, относящиеся к договорному праву, к завещаниям, наследованию и особенно к брачно-семейным отношениям.

Вопрос 34. Источники права средневековой Франции.

В истории французского права нашли свое наиболее полное отражение типические черты средневекового права Западной Европы. В течение всей эпохи средневековья множественность и партикуляризм источников права, отражавшие разобщенность самого феодального общества, препятствовали образованию во Франции единой национальной правовой системы. Несмотря на политическое объединение страны, религиозно-духовную общность и утверждение абсолютизма, французское право вплоть до революции 1789 года представляло собой конгломерат многочисленных правовых систем, действие которых распространялось или на определенный круг лиц (духовенство, торговцы и т.д.), или на какую-либо конкретную, часто небольшую по размерам территорию. Как язвительно заметил Вольтер, во Франции, «меняя почтовых лошадей, меняют право». Важнейшим источником права, придававшим ему особую пестроту, был обычай. К Х в. во Франции практически перестали действовать Салическая правда и другие варварские обычаи, которые применялись по персональному принципу. На смену им в условиях феодальной раздробленности пришли территориальные правовые обычаи (кутюмы) отдельных регионов, сеньорий и даже общин. В рамках крупных феодальных владений (Нормандия, Анжу, Бретань и др.) они отличались большим разнообразием. Особенно велика была роль кутюмов в северной Франции, которую даже называли в связи с этим «страной обычного права». Обычаи складывались в устной форме (отсюда север Франции носил название «страны неписаного права»); они формировались на основе обыкновений, признававшихся из поколения в поколение на какой-либо определенной территории, местного или регионального масштаба. Сила и авторитет обычного права определялись тем, что оно отражало реальные потребности территориальных коллективов феодального общества, возникало, как правило, из компромисса и не зависело всецело от произвола государственной власти. Поэтому и соблюдение кутюмов в большинстве случаев было добровольным, хотя они и приобретали обязательную силу, подкрепляемую прежде всего судебной властью. Для признания обычаев в судах было необходимо, чтобы они были известны с «незапамятных времен», т.е. по крайней мере 40 лет. Начиная с XII в. отдельные кутюмы стали записываться, а к середине XIII в. в Нормандии был составлен сравнительно полный сборник обычного права — Большой кутюм Нормандии, который использовался в судебной практике. С этого времени появляется ряд частных записей местного обычного права, сделанных королевскими судьями и логистами. Одной из таких ранних записей стал «Совет другу» (1253 год), принадлежавший перу Пьера де Фонтена. Но наиболее известным и популярным в средневековой Франции,. стал сборник обычаев — Кутюмы Бовези (около 1283 года), автором которых был королевский бальи Филипп де Бомануар. Хотя этот сборник опирался прежде всего на запись кутюмов одного из судебных округов графства Клермонта (на северо-западе Франции), Филипп де Бомануар дал в своем сочинении более широкий обзор обычного права со ссылками на кутюмы других судебных округов и с добавлением ряда положений канонического и римского права. Сборник, состоявший из пролога и 70 глав, хотя и не давал системного и цельного изложения правового материала, описывал большое количество кутюмов по различным вопросам права (организация суда и процесс, правовой статус разных категорий лиц, юридический режим земельных владений и т.д.). Кутюмы Бовези подтверждали принцип непреложности правовых обычаев не только для местных жителей, но и для государственной власти: «Король должен сам соблюдать обычаи и заставлять других соблюдать эти обычаи».

За Кутюмами Бовези последовал ряд других подобных сборников: Кутюмы Тулузы (1296 год), Древний кутюм Бретани (1330 год). Особым авторитетом в судах пользовался сборник Большой кутю Франции, составленный в 1389 году.

Источники права. В истории французского права нашли свое наиболее полное отражение типические черты средневекового права Западной Европы. В течение всей эпохи средневековья множественность и партикуляризм источников права, отражавшие разобщенность самого феодального общества, препятствовали образованию во Франции единой национальной правовой системы. Несмотря на политическое объединение страны, религиозно-духовную общность и утверждение абсолютизма, французское право вплоть до революции 1789 года представляло собой конгломерат многочисленных правовых систем, действие которых распространялось или на определенный круг лиц (духовенство, торговцы и т.д.), или на какую-либо конкретную, часто небольшую по размерам территорию. Как язвительно заметил Вольтер, во Франции, «меняя почтовых лошадей, меняют право». Важнейшим источником права, придававшим ему особую пестроту, был обычай. К Х в. во Франции практически перестали действовать Салическая правда и другие варварские обычаи, которые применялись по персональному принципу. На смену им в условиях феодальной раздробленности пришли территориальные правовые обычаи (кутюмы) отдельных регионов, сеньорий и даже общин. В рамках крупных феодальных владений (Нормандия, Анжу, Бретань и др.) они отличались большим разнообразием. Особенно велика была роль кутюмов в северной Франции, которую даже называли в связи с этим «страной обычного права». Обычаи складывались в устной форме (отсюда север Франции носил название «страны неписаного права»); они формировались на основе обыкновений, признававшихся из поколения в поколение на какой-либо определенной территории, местного или регионального масштаба. Сила и авторитет обычного права определялись тем, что оно отражало реальные потребности территориальных коллективов феодального общества, возникало, как правило, из компромисса и не зависело всецело от произвола государственной власти. Поэтому и соблюдение кутюмов в большинстве случаев было добровольным, хотя они и приобретали обязательную силу, подкрепляемую прежде всего судебной властью. Для признания обычаев в судах было необходимо, чтобы они были известны с «незапамятных времен», т.е. по крайней мере 40 лет. Начиная с XII в. отдельные кутюмы стали записываться, а к середине XIII в. в Нормандии был составлен сравнительно полный сборник обычного права — Большой кутюм Нормандии, который использовался в судебной практике. С этого времени появляется ряд частных записей местного обычного права, сделанных королевскими судьями и логистами. Одной из таких ранних записей стал «Совет другу» (1253 год), принадлежавший перу Пьера де Фонтена. Но наиболее известным и популярным в средневековой Франции,. стал сборник обычаев — Кутюмы Бовези (около 1283 года), автором которых был королевский бальи Филипп де Бомануар. Хотя этот сборник опирался прежде всего на запись кутюмов одного из судебных округов графства Клермонта (на северо-западе Франции), Филипп де Бомануар дал в своем сочинении более широкий обзор обычного права со ссылками на кутюмы других судебных округов и с добавлением ряда положений канонического и римского права. Сборник, состоявший из пролога и 70 глав, хотя и не давал системного и цельного изложения правового материала, описывал большое количество кутюмов по различным вопросам права (организация суда и процесс, правовой статус разных категорий лиц, юридический режим земельных владений и т.д.). Кутюмы Бовези подтверждали принцип непреложности правовых обычаев не только для местных жителей, но и для государственной власти: «Король должен сам соблюдать обычаи и заставлять других соблюдать эти обычаи».

За Кутюмами Бовези последовал ряд других подобных сборников: Кутюмы Тулузы (1296 год), Древний кутюм Бретани (1330 год). Особым авторитетом в судах пользовался сборник Большой кутю Франции, составленный в 1389 году.

Обычное право — кутюмы . Особенно велика роль кутюмов была IX—XII вв. в Северной Франции , которая получила название «страна обычного права», страна «неписаного права».

Римское право. Особенно было сильно на юге Франции, «страна писаного права». В XIV—XV вв. преобладает по всей стране.

Каноническое право было распространено по всей стране.

Городское право.

Международное морское и торговое право Законодательство королей (появлялось по мере усиления власти).

Авиньонское пленение пап

Авиньонское пленение пап, вавилонское пленение пап, вынужденное пребывание рим. пап в Авиньоне в марте 1309 — янв. 1377 (с перерывом в 1367-1370). Пленению предшествовала победа французского короля Филиппа IV над папой Бонифацием VIII в споре о прерогативах духовных и светских властей. Французский ставленник папа Климент V под давлением Филиппа IV перенёс в 1309 году свою резиденцию в Авиньон (принадлежавший неаполитанскому королю, но находившийся на франц. терр.; в 1348 Авиньон был куплен папой). Авиньонское пленение пап было проявлением упадка папской власти, подтачиваемой крепнущими феод, монархиями. Папство в период Авиньонского пленения пап находилось в полной зависимости от французских королей (в частности, подчинявшийся воле Филиппа IV Климент V распустил в 1312 году орден тамплиеров). Из 8 авиньонских пап 7 были французами. При авиньонских папах ещё более усилился фискальный гнёт рим. курии (продажа церковных должностей, торговля индульгенциями, сбор крестоносной десятины, аннатов и др.). Огромные суммы шли на содержание папского двора. Находясь во Франции, папы не прекращали борьбы за подчинение Италии (неудачно пытались использовать с этой целью восстание Кола ди Риенцо 1347 года) и продолжали поддерживать с ней тесные экономические связи. Воспользовавшись затруднениями Франции во время Столетней войны (1337-1453), папа Григорий XI перенёс папскую резиденцию обратно в Рим. Однако это не улучшило положения папства: начался великий раскол.

АВИНЬОНСКОЕ ПЛЕНЕНИЕ ПАП, «вавилонский плен» (март 1309 — январь 1377, с перерывом 1367-1370), — пребывание римских пап в Авиньоне (Avignon, Франция) в политической зависимости от французского короля; привело к обострению отношений между европейскими странами. Предпосылкой Авиньонского пленения пап была политическая победа французского короля Филиппа IV над папой Бонифацием VIII, притязавшим на подчинение светских государей своей власти; Авиньонское пленение пап было проявлением упадка папской власти, подтачиваемой крепнущими феодальными монархиями. Французский ставленник папа Климент V (1305-1314) перенес в 1309 году под давлением Филиппа IV свою резиденцию в Авиньон, принадлежавший неаполитанскому королю (куплен папой в 1348 году). Подчинение Климента V французскому королю проявилось, в частности, в роспуске ордена тамплиеров (Вьеннский собор 1311-1312 годов),. В период Авиньонского пленения пап еще более усилился фискальный гнет римской курии, особенно при Иоанне XXII (1316-1334), Огромные суммы, получаемые от продажи церковных должностей, управления некоторыми церквами, торговли индульгенциями, сбора крестоносной десятины, аннатов и т. п., а также доходы от юбилейных лет и прочие шли на содержание папского двора, обогащение родственников пап, подкуп кардиналов. Борьба в 1317-1347 годы Людовика Баварского, поддерживаемого Марсилием Падуанским, с папами Иоанном XXII, Бенедиктом XII и Климентом VI, рост национальной оппозиции в Англии (выступление с 1366 года Уиклифа) и других странах способствовали утрате папством политического значения. Одной из предпосылок освобождения папства из-под влияния Франции было ее ослабление в ходе Столетней войны 1337-1453 годов. Полная анархия в самой Папской области, захват части ее могущественными феодалами и городами, экономический упадок Рима, народные волнения, вызванные тягостным папским режимом, также побудили пап после неудачной попытки использовать в своих целях восстание Кола ди Риенци 1347 года к возвращению в Рим (в 1367-1370 годы временно; в 1377 году — окончательно). Однако это не улучшило положения папства: начался (в 1378 году) так называемый «Великий раскол».

M. Л. Абрамсон. Москва.

Советская историческая энциклопедия. В 16 томах. — М.: Советская энциклопедия. 1973—1982. Том 1. ААЛТОНЕН – АЯНЫ. 1961.

Литература: Mollat G., Les papes d’Avignon (1305-78), 9 éd., P., 1949.

Авиньонское пленение пап, март 1309 — январь 1377 года

Авиньонское пленение пап — пребывание папской курии в Авиньоне (март 1309 — январь 1377 года с перерывом 1367-1370). Вошло в историю под уничижительным названием, парафразом метафоры «вавилонского пленения» (изгнанием евреев из Палестины), использовавшимся итальянцами (впервые — Петраркой), недовольными отъездом паи из Рима. Считалось современниками, а за ними и историками долгое время периодом упадка папской власти и ее зависимости от Франции (поскольку на папский престол в этот период избирались французские прелаты, большинство кардиналов и ¾ членов курии были французы). На деле стало временем укрепления автономии папства по отношению к формирующимся национальным государствам и периодом наилучшей организации работы Папской курии. Возникает на фоне отхода папства от теократических претензий предыдущего периода и поражения папы Бонифация VIII в столкновении с королем Франции Филиппом IV Красивым. Формирование национальных государств вынуждало папство устанавливать иные отношения с королями, без согласия которых теперь невозможно было получать церковные доходы. Перенос папской резиденции в Авиньон был осуществлен папой Климентом V (1 309-1314) в связи с подготовкой и проведением Въеннского собора (1311—1312). Авиньон, находясь в непосредственной близости от Французского королевства, не входил в его состав: он принадлежал Неаполитанскому королевству и находился в графстве Прованса. В 1348 королева Жанна Неаполитанская, графиня Прованская, надеясь избежать обвинения в убийстве первого мужа, продала город папскому престолу, что упрочило его положение. Стратегически город, расположенный на Роне и окруженный графством Венессен (принадлежащим папству с 1274 года), находился в центре католического мира, что давало ему ряд преимуществ по сравнению с политически нестабильным Римом. Папство сделалось объектом соперничества европейских монархов за право влиять на его политику. Со своей стороны, папы проводили в этот период независимую политику, вмешивались во все конфликты эпохи, пытались возобновить крестоносное движение и вели активную миссионерскую работу на Востоке.

Первоначально перенос Папской курии представлялся временным и был спровоцирован, помимо собора, обострением борьбы кланов Колона и Орсини в Риме и Папской области, а затем — конфликтом пап с Римско-германской империей. Климент V во время своего понтификата много времени проводил во Франции, собирая сведения для процесса над тамплиерами, а также пытаясь урегулировать конфликт между королями Франции и Англии вокруг Гиени, с целью осуществления новых крестовых походов. При его преемнике папе Иоанне XXII (1316-1334) этот временный переезд закрепляется и Авиньон становится подлинной сто-лицей католического мира. Одновременно трансформируются функции Папской курии по аналогии с дворами светских правителей Целью пап становится укрепление их власти над церковным имуществом и доходами. Численность Папской курии существенно возрастает, специализируются функции различных служб, а официальные церемонии отличает особый блеск. Апогей авиньонского папства приходится на понтификат Климента VI (1342-1352). В период Авиньонского пленения пап были проведены реформы орденской жизни, ограничены финансовые злоупотребления, повышен образовательный уровень духовенства. Существенные реформы коснулись высшего управления папства. Внутри Папской курии выделяются Апостолическая палата и Казначейство, занимающиеся финансами и рассылающие коллекторов по всем диоцезам; Канцелярия, принимающая жалобы и прошения о бенефициях на имя папы, а также ведущая всю папскую документацию; различные судебные палаты; наконец, отдельная служба ведала раздачей милостыни. Папская курия существенно расширила свои финансовые возможности, получая огромные суммы от продажи церковных должностей и индульгенций, достигших невиданных прежде масштабов, от сбора крестоносной десятины и аннатов, от празднования юбилейных лет. При понтификате Иоанне XXIII усиливается контроль за раздачей бенефициев, а десятина становится регулярным налогом, что подкрепилось созданием образцовой финансовой администрации и податных округов. В результате папа стал одним из самых богатых правителей эпохи. После увеличения доходов возрастают и расходы Папской курии. Пребывание папского двора в Авиньоне принесло процветание городу и округе. Современники критиковали роскошь и продажность папского двора, однако папы воспринимали богатство курии как важную часть служения «викария Бога» и прославления Церкви. Эта критика, однако, поставила остро вопрос о проведении реформы Церкви, породив предреформационные идеи и соборное движение. Все папы периода Авиньонского пленения пап намеревались возвратиться в Рим, а их приезда ожидали с нетерпением жители Папского государства. Те же цели преследовали император Священной Римской империи и правители италальянских городов. На короткое время переезд осуществил в 1367 папа Урбан V, начав реставрацию собора Св. Петра и разрушенной Латеранской базилики, но под давлением правителей Милана из рода Висконти был вынужден вернуться в Авиньон (1370). Окончательно покинул Авиньон папа Григорий XI 13.09.1376, но умер в Риме 27.03.1378, не закончив процесса переноса Папской курии, что спровоцировало папскую схизму.

С. К. Цатурова.

Российская историческая энциклопедия. Т. 1. М., 2015, с. 74-76.

Далее читайте:

Весь мир в XIV веке (хронологическая таблица).

Литература:

Renouard Y., La papaute a Avignon, P., 1954;

Renouard Y., Les relations des papes d’Avignon et des compagnies com-merciales et bancaires de 1316 a 1378, P., 1941.

«Скьярра Колонна дает пощечину папе Бонифацию VIII, 1303». Гравюра из «Истории пап» Мориса Лашатра, 1842–1843

Фото: Stefano Bianchetti

Часто кажется, что первая тысяча лет с небольшим истории христианской церкви — это параллельное существование двух очень разных модусов: на востоке спорят, изощряются, ссорятся, слабеют в этой словесной борьбе, на западе без затей держатся Рима, как он скажет, так и будет. По иронии судьбы именно папство оказалось единственным унаследованным от издыхающей Западной Римской империи универсальным институтом, который благополучно пережил темные века, накапливал все больший престиж и все большее могущество, прочерчивал границы средневековой Европы, возводил на трон и низлагал светских владык. Однако времена менялись, и, замешкавшись на закате Средневековья перед лицом новых обстоятельств, папство на время выпустило вожжи и вынуждено было довериться внешним политическим силам. Один из скандальнейших расколов в церковной истории длился не очень долго, 39 лет, но для дальнейшего исторического бытия христианства — причем не только католического — эти неприличные события оказались судьбоносными

справка

Великая западная схизма — период раскола в Римско-католической церкви (конец XIV — начало XV века), последовавший за так называемым Авиньонским пленением — переносом резиденции папы римского из Рима в Авиньон. C 1378 по 1409 год на главенство в Западной церкви претендовали двое соперничающих пап, а с 1409 по 1417-й — даже трое, причем каждый из альтернативных понтификов пользовался поддержкой отдельных европейских государств или их групп. Конец расколу положил Вселенский собор католической церкви в Констанце (1414–1418).

Всему виной тамплиеры, скажут диванные конспирологи. Филиппу IV Красивому, королю Франции, нужно было что-то сделать со связавшим его по рукам и ногам финансовыми обязательствами великим рыцарским орденом, и потому-то он решил прибрать к рукам римского понтифика, чтобы тот ему в этом помог.

На самом деле и без Бафомета в отношениях власти светской и власти духовной бывает много чего дьявольски трудного. Особенно если власть духовная упускает из виду неизбежные перемены общественного устройства. В 1000 году какой монарх Запада мог представлять серьезный интерес, кроме императора Священной Римской империи? Да никакой, и потому папы, короновавшие императоров, вступили с ними в сложные отношения «любви-войны», в которой на стороне Рима бывали великие победы — вроде хрестоматийной сцены с императором Генрихом IV, босым, одетым во вретище и вымаливающим прощение в Каноссе. Но в 1300 году все уже было совсем иначе, национальные королевства (и их монархи) потихоньку набирали силу, обнаруживали всякие сложные политические интересы континентального значения и были не очень склонны принимать чей бы то ни было посторонний диктат в этой области. А в Риме сидел папа Бонифаций VIII, которому казалось, что на дворе по-прежнему XI столетие и что по его указанию любой строптивый монарх, надев власяницу, приползет испрашивать прощение. Филиппу IV Французскому действительно были нужны деньги — он портил монету, отнимал собственность у евреев, наконец, обложил податью французское духовенство, и вот тут-то случилась драма.

Папа Бонифаций отлучил короля (а с ним и всю Францию) от церкви, а заодно еще раз звучно провозгласил печально известную доктрину. Те «два меча», о которых походя говорится в Евангелии (Лк. 22:38),— это полнота власти духовной и светской, которая вручена-де апостолам, а значит, и преемникам апостола Петра — папам. Духовной властью распоряжается сам понтифик, а светскую милостиво вручает на время по своей воле королям и князьям, но контракт этот папа вправе расторгнуть в любой момент, поскольку «каждому человеку для спасения совершенно необходимо подчиняться римскому понтифику».

Что было дальше — известно. Бонифация VIII унизили и уморили в заточении (1303). Его преемника Бенедикта XI, хоть он и снял отлучение с короля Франции, говорят, отравили после восьмимесячного понтификата. А потом француз, избранный в папы в 1305-м и принявший имя Климента V, начал уступать один рубеж за другим — отдал королю пятилетние церковные сборы со всей Франции, дезавуировал громокипящую буллу папы Бонифация о двух мечах и, наконец, перенес Святой престол сначала в Пуатье, потом в Авиньон.

цитата

«Удивительно слышать, как лживые языки призывают то же Имя, и видеть, как ничтожные пергаменты с помощью свинцовой печати обращаются в сети, коими — именем Христовым, но действом Велиаловым — уловляются стаи неосторожных христиан… Вместо святого одиночества видим нечестивые сборища и толпу мерзких приспешников, вместо трезвения — роскошные пиршества… Говоря короче, кажется, что мы у персидского или парфянского царя, перед которым надлежит раболепствовать и к которому нельзя приблизиться без мзды»

(Франческо Петрарка, Liber sine nomine, V)

В этом ничего ужасного как будто бы даже и не было; Авиньон, вопреки обычному представлению, вовсе не был владением Франции аж до 1790-х, а что до самой ситуации «епископ города N сидит в городе Z» — то канонически она нормальна: на Востоке патриарх Антиохии давно резидировал в Дамаске, патриарх Александрии — в Каире, да и на Западе развилась практика назначения титулярных епископов in partibus infidelium, «в странах неверных» (зовешься ты каким-нибудь епископом Карфагенским, а на самом деле ты — коадъютор архиепископа Кёльнского). Вдобавок в Риме, превратившемся в осиное гнездо, где местные феодалы перестреливаются друг с другом из тех замков, в которые они превратили античные руины, папам было откровенно неуютно. А в Авиньоне — уютно: административные и финансовые дела церкви наконец-то приобрели приятную определенность.

Но, во-первых, в коллегии кардиналов получили большинство французы — а это уже не всем было по вкусу. Во-вторых, простонародному благочестию было трудно переварить сам факт отъезда «преемника князя апостолов» в дальние края (паломнический поток в Рим не сокращался — а как это так, побывать в Риме и не повидать папу?); когда в середине XIV века разразилась «черная смерть», великая эпидемия чумы, то иные говорили, что именно Авиньонское пленение ее и навлекло. В-третьих, нарождающиеся светские интеллектуалы в лице Петрарки, посмотрев на лениво-роскошную жизнь папского двора в Провансе, тоже негодовали. Да еще Столетняя война началась, и виды Франции на будущее выглядели поначалу, прямо скажем, скверно.

Понтифики засобирались обратно в Рим. Из семи недолговечных авиньонских пап дораскольного времени шестой — Урбан V (1362–1370) — даже съездил в старую апостольскую столицу, но ненадолго. Седьмой, Григорий XI (1370–1378), последний папа из французов до сего дня, все же решил вернуть и свою резиденцию, и все учреждения римской курии на берега Тибра — где и умер.

И вроде бы все пошло своим чередом, конклав избрал нового папу, виртуозно ответив всем ожиданиям. Толпа кричала: «даешь папу-римлянина или хотя бы итальянца» — и папой стал Бартоломео Приньяно, епископ Бари, но он был подданным неаполитанского короля Людовика Анжуйского, сына короля Франции Иоанна Доброго, так что налицо было некое подобие преемственности с французским периодом. Однако новый папа, Урбан VI, сходу сказал привыкшим к беспечности и богатству французским кардиналам, что их время вышло, что доходы курии надо тратить более благочестиво,— а потом и пополнил кардинальскую коллегию целой пачкой итальянских епископов.

Французы рассердились, собрались в Фонди под Римом и там, объявив избрание Урбана VI недействительным (дескать, пришлось уступить давлению толпы), выбрали нового понтифика, Климента VII. Свежеиспеченный антипапа, как можно было догадаться, вернул свою резиденцию в старый добрый Авиньон.

Тут уж началась беда. И прежде бывало, что на престоле св. Петра сидели моральные уроды — но все-таки можно было в этом увидеть их личное несчастье, а не урон для престижа папства. И прежде бывали антипапы, папы-соперники — но это были в основном локальные конфликты, не затрагивавшие все западное христианство в целом. Но теперь-то возникли два центра власти со своими кардиналами, со своими дворами и со своими внушительными притязаниями на каноническую полномочность. Кому-то из них нужно было слать десятину и прочие подати, с кем-то надо было договариваться о замещении епископских кафедр, да и на каждой мессе в каждом храме кого-то из них надо было поминать, в конце концов.

А значит, Европа впервые разделилась по формально-религиозному признаку. «Авиньонских» пап, Климента VII и Бенедикта XIII, поддерживали короли Франции, Шотландии, Арагона, Неаполя, Кипра, Кастилии и Леона — и герцоги Бургундские. «Римских» пап (их за то же время было четверо: Урбан VI, Бонифаций IX, Иннокентий VII, Григорий XII) — Священная Римская империя, Англия, Венгрия, Польша, королевства Скандинавии, Венецианская республика.

«Накануне битвы при Роозебеке в 1382 г. французские военачальники испытывают сомнение, развернуть или нет перед своими войсками орифламму против фламандских повстанцев, ибо священное королевское знамя могло употребляться только в священных войнах. И решение таково: фламандцы — сторонники Урбана VI, а значит, безбожники. Похоже, что на исходе XIV в. в народе всерьез верили, что с начала Великой Схизмы никто уже более не попадал в рай»

(Йохан Хёйзинга, «Осень Средневековья»)

Это было возмутительно, поскольку было непонятно и непривычно. Отцы, деды и прадеды наши жили с ощущением, что за всех нас, от Атлантики до Балтики, где-то там молится один папа — а теперь что? Где тот камень, который не сокрушат врата адовы? К тому же соперники не жалели гомерически изобретательных, сложных, устрашающе красноречивых анафем в адрес друг друга. С одной стороны, изобилие этих проклятий в перспективе несколько подрывало саму веру масс в их серьезность и величие. С другой — делало священную войну из политических распрей, скажем, Англии с Шотландией, Франции с Фландрией, да и Англии с Францией: Столетняя война как-никак еще тянулась.

Вот тут в Западной церкви возникло упование на собор. До сих пор на Западе смотрели на церковные соборы как на что-то по большому счету церемониальное, как на совещательный орган при особе римского епископа, но теперь на кону оказывалась судьба самой этой особы. Сначала вышло неудачно. Вселенский собор, собравшийся в 1409 году в Пизе с одобрения ряда государей, а также университетов Парижа и Оксфорда, низложил соперничающих Бенедикта XIII и Григория XII, выбрав нового папу, Александра V. Но это низложение мало кто признал, хотя у Александра V, а затем его преемника Иоанна XXIII образовались вполне влиятельные сторонники — так что двоецарствие в Римской церкви превратилось в троецарствие.

Моральный авторитет всех троих понтификов крепче не становился, но и политические обстоятельства складывались так, что никто из европейских монархов не мог сколотить альянс в поддержку какой бы то ни было из трех сторон — не было бы счастья, да несчастье помогло. Пришлось, сконцентрировав влияние и вконец одумавшихся светских правителей, и богословов, и проповедников, созвать новый собор в Констанце — который низложил теперь уже трех пап и выбрал им очередного преемника, но на сей раз нового понтифика, Мартина V из рода Колонна, признал весь католический мир.

Каких-то сорок лет помыкались, сами справились, молодцы — и все равно для папства это была катастрофа. Внезапно оказалось, что залог здоровья церкви — не единоличный викарий Христа, а собор, и с этой претензией на коллективный голос в решении важнейших церковных вопросов папам пришлось бороться не один век. Даже Флорентийский собор, устроивший в 1439 году унию с православными греками, был весьма горд именно тем, что восстанавливает «кафолическую» соборную полноту церкви первых веков христианства — а не только тем, что приводит схизматиков под римское иго. Оказалось, далее, что Европа разобщена, дружба дружбой, а табачок врозь, вера в римские «два меча» под большим вопросом, и если королю такому-то по его практическим резонам удобно поддержать папу такого-то, то анафемы против него бессильны — никто больше не придет каяться в Каноссу. Наконец, приходится вспомнить, что еще одним эпохальным деянием Констанцского собора было осуждение и сожжение Яна Гуса (1415). Надлом, случившийся в церкви безо всякой связи с догматикой, совестью, благочестием, пастырством, спровоцировал ту волну реформационных движений, без которой заведомо не было бы и Лютера.

История Авиньона началась с незапяматных времен. В древности Авиньон был столицей галльского племени каваров и ещё до сих пор сохранил многие остатки римской эпохи.

  • История укрепления Авиньона
  • История папского дворца Авиньона

Авиньон в античный период

Археологические находки, сделанные в городе, позволяют считать, что первое поселение на месте современного Авиньона возникло около 3000 года до н.э. К 2000 году до н.э. крупный город эпохи неолита занимал уже несколько гектаров.

В античный период город был крупным торговым центром и даже печатал собственную монету. В 120 г. до н.э. поселение, тогда именовавшееся Avennio или Avenio, было присоединено к Риму (в статусе «союзника»), став частью Нарбонской Галлии.

  • Римский мост Авиньона

В течение всего римского владычества, продолжавшегося более 500 лет, город оставался богатым и процветающим, регулярно упоминался в документах. К моменту заката Римской Империи (4-5 века н.э.) население города составляло около 27 000 человек.

В 3 веке недалеко от городских стен обосновывается небольшая христианская община. Точная дата христианизации города не известна, но уже в 439 году в Авиньоне существовало епископство.

Мост св. Бенезе (Pont Saint-Benezet), или, как его часто называют, мост Авиньона (Pont d’Avignon).

История Авиньона после падения Рима:

С падением Римской Империи Авиньон несколько раз подвергается разорению племенами варваров (готами, франками, бургундами), неоднократно переходит из рук в руки, даже был завоеван арабами в начале 8 века. Наконец, в 1003 году в составе Арльского королевства Авиньон вошел в состав германской Священной Римской империи.

Слабость графов Прованса и Тулузы, под управлением которых находился город, позволила Авиньону в 1129 установить местное самоуправление (коммуну). Город управлялся местной аристократией и богатыми горожанами под эгидой епископа.

Во время крестового похода против альбигойцев город поддержал тулузского графа-еретика Раймунда IV, и в 1226 году был захвачен войсками французского короля Людовика VIII, после чего потерял свою независимость.

В 1303 году здесь был основан один из первых университетов в Европе.

История Авиньона в средневековье:

К началу 14 века Авиньон принадлежал Анжуйскому дому, владевшему также обширными территориями на юге Италии (Неаполь, Сицилия), и был тихим, но зажиточным городом. В 1309 году произошло событие, изменившее ход истории Авиньона — его выбрал римский папа Климент V для своей резиденции.

Одним из самых важных факторов, определяющих ход истории, в средние века была борьба императоров Священной Римской империи и Римских пап за лидерство в христианском мире. Противостояние это продолжалось с переменным успехом несколько столетий. Однако во второй половине 13 века, после того, как на императорском престоле Гогенштауфенов сменили Габсбурги, в имперской политике произошли серьезные изменения. Новые властители решили отказаться от итальянских амбиций, дорого обошедшихся их предшественникам, и сосредоточиться на своих немецких делах. Рудольфу Габсбургу даже приписывают выражение: «Рим подобен пещере льва, туда ведет множество следов, но не видно, чтобы кто-то возвращался».

Казалось, папы одержали столь долгожданную победу и могут теперь спокойно заняться укреплением своего государства и своей власти в католической церкви. Однако завершение противостояния с императорами только ухудшило положение пап.

Анархия в Италии

После исчезновения германской угрозы в Италии началась настоящая анархия. Если раньше города и сословия вынуждены были объединяться перед общей угрозой, то теперь их ничего не сдерживало. Между собой воевали соседние города, почти в каждом городе аристократия сражалась с горожанами, один клан с другим. И Рим не был исключением.

Во второй половине 13 века папы вынуждены были несколько раз убегать из Вечного города, опасаясь то войск соседнего государства, то взбунтовавшихся римских граждан. Некоторые из пап стали выбирать местом своих резиденций не Рим, а Перуджу, Аквилу, Ананьи или Неаполь. В самой коллегии кардиналов также не было единства. Выборы нового папы превращались в столкновение кланов. Новый папа старался назначить кардиналами своих родственников и сторонников, а с проигравшей партией стремился расправиться.

При этом папа продолжал вести себя как глава христианского мира, стоящий над светскими государями. Такая политика в начале 14 века привела к обострению отношений между папой Бонифацием VIII и французским королем Филиппом IV Красивым. И тут проявилась вся слабость земной, светской власти папы.

Унижение папства

Когда противостояние в 1303 достигло апогея, и папа собирался предать короля анафеме, тот направил своего канцлера Гильома Ногарэ в Италию. За день до предполагаемого отлучения Ногарэ во главе нескольких сотен рыцарей, большинство из которых были итальянцами из партии противников папы, ворвался в папский дворец, стащил Бонифация VIII с трона, избивая и унижая 86-летнего старика. Бонифаций, не вынеся позора и избиений, через месяц скончался. И хотя перед смертью он проклял и Ногарэ и Филиппа, его преемник Бенедикт IX немедленно объявил нападавших на Бонифация VIII невиновными.

Случилось то, что до этого трудно было даже представить: по приказу христианского короля папа был избит, унижен, фактически сведен в могилу. При этом королю даже не потребовалась армия, а виновные были немедленно прощены. Стало очевидно, что без поддержки светской власти папа больше не сможет исполнять свою роль в католической церкви. За поддержкой папы обратились к самому сильному государству того времени – Франции.

Авиньон — новая резиденция папы римского

Если за короткий период своего понтификата (1303 — 1304) Бенедикт IX еще пытался обосноваться в Риме (откуда был изгнан горожанами и вынужден был разместить свой двор в Перудже), то его приемник Климент V, бывший кардинал Бордосский, за всю свою жизнь ни разу даже не побывал в Италии. Необходимо было выбрать новое место для папской резиденции, откуда он мог спокойно, не опасаясь ни внутренних, ни внешних врагов, управлять католической церковью.

С одной стороны, для обеспечения безопасности папского престола, ему необходимо находиться поближе к французским границам. С другой, нахождение на французской территории могло быть негативно воспринято не только на Аппенинском полуострове (где привыкли считать папский престол своей собственностью), но в других государствах. Кроме того, папы традиционно считали, что должны быть сюзеренами в своих землях, а получив для своего государства территорию во Франции или другом государстве, папы неминуемо становились вассалами короля.

Идеальным вариантом для пап стал небольшой город Авиньон в Провансе. Вместе с графством Авиньон он относился к владениям империи, переданным императором в феод неаполитанскому королю. Папа помог в свое время неаполитанскому королю занять престол, за что тот признал папу своим сюзереном. Так что формально папа располагался на землях своего вассала, а не на французской территории.

Переехав в Авиньон в 1309 году, папы останутся здесь на много десятилетий, сделав небольшой город на берегу Роны столицей католического мира. Хотя впоследствии этот период назовут «авиньонским пленением пап», переезд этот был добровольным, а пребывание в Авиньоне куда более спокойным и комфортным, чем в Риме.

Сначала казалось, что это лишь временное пристанище, но выгодное положение и статус города сделали пребывание здесь пап более спокойным, чем в Риме, поэтому папы надолго обосновались в Авиньоне. Более того, в 1348 папа Климент VI выкупает город у неаполитанской королевы Джованны I. История этой покупки весьма интересна.

Покупка Авиньона

Муж Джованны, королевы Неаполя и графини Прованса, Андрей Венгерский был в 1345 году задушен в собственном дворце. Общественное мнение открыто называло убийцами кузенов королевы, действовавших по её приказанию. Более того, за одного из них королева в 1346 вышла замуж, только усилив подозрения. Брат убитого, венгерский король Лайош I (в европейской традиции, Людовик I Великий), решил отомстить убийцам. Сначала он хотел добиться справедливости с помощью силы, но потом согласился на независимое расследование под патронажем римского папы. Вердикт папы был поистине удивителен: «Джованна участвовала в убийстве, но она невиновна, так как её действиями руководил дьявол». Лайош I вынужден был признать вердикт, и возвратиться ни с чем. А вскоре королева уступила папе город Авиньон за очень скромную сумму.

Расцвет Авиньона

Переезд папского двора мгновенно изменил облик города. За несколько десятилетий Авиньон стал одним из самых крупных и богатых городов Европы. Его население к концу 14 века превышало 100 000 человек (для сравнения, в Риме в то время насчитывалось менее 20 000 жителей). Сюда приезжали короли и императоры, многие известные художники и писатели (например, при папском дворе в Авиньоне некоторое время жил Петрарка).

В 1376 папа Григорий XI покидает Авиньон и переезжает в Рим.

Однако вскоре после его смерти в 1378 произошел великий раскол католической церкви, и в 1379 в Авиньоне вновь появился папа – Климент VII. Хотя впоследствии авиньонские папы буду признаны антипапами, в течение более 30 лет они руководили половиной католического мира, их двор по богатству и роскоши не уступал римскому.

Когда наконец в 1417 году раскол был преодолен, папы окончательно вернулись в Рим. Авиньон же, оставаясь территорией папского государства, управлялся легатами. Граница между Авиньоном и Францией проходила по Роне, причем река считалась территорией короны. Рассказывают анекдот, что во время наводнений в затопленных кварталах города появлялись королевские чиновники и требовали уплаты французских налогов.

Авиньон во время французской революции

Во время Французской революции Декретом Национального собрания от 14 сентября 1791 года Авиньон был присоединен к Франции на основании желания «торжественно изъявленного большинством коммун и граждан». Хотя ни папа, ни остальные европейские государства не признали сразу это присоединение, военные победы Франции заставили это сделать. В 1796году войска генерала Бонапарта после громких побед в Северной Италии вошли в Папскую область. Папа Пий VI был вынужден подписать мир в Толентино. Договор в числе прочего признавал отторжение Авиньона в пользу Франции.

Рядом с городом находятся залежи песка хорошего качества, который и сегодня судами вывозят на экспорт в Италию для производства стекла. В Средние века продажа песка для стекла приносила папству хороший доход.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *