Село Нижняя Колыбелька позвало нас в дорогу. О людях, с которыми мы там познакомились, о земле, которую они возделывают, и о вере, которую берегут, мы с большим удовольствием и благодарностью рассказываем

Так бывает. Найдёшь какое-нибудь село с красивым названием или интересной историей, а руководитель поселения не­охотно идёт на контакт, стесняется или, может, боится встречаться с прессой. А бывает иначе. Николай Николаевич Ушаков – глава администрации сельского поселения Нижняя Колыбелька, что в Хлевенском районе – выписал наш журнал, прочитал с интересом о житье-бытье соседей да опечалился: почему про его родную землю так мало сказано-напечатано. Вот и позвонил сам в редакцию, рассказал много чего занимательного, акцентируя повествование на местной святыне – Покровском храме. Позвал в гости. Мы с радостью откликнулись. Как же не пойти навстречу заинтересованному респонденту. И вот мы в Нижней Колыбельке…

Ось

ФОТО

Колыбель – первое место (после материнского лона), где каждый человек чувствует себя дома. Мы вырастаем, колыбель становится нам мала, её меняют на более комфортабельное пристанище. Люди, основавшие в XVIII веке Нижнюю Колыбельку, дали такое название своему селу неслучайно. С одной стороны, конечно, речка Колыбель «постаралась». С другой, различные словари русского языка трактуют колыбель, как источник, родину в переносном, метафоричном смысле слова. Вот уже как минимум 250 лет Нижняя Колыбелька даёт жизнь тысячам и тысячам людей. Сейчас в ней проживает 610 человек, из них – 20 дошколят и 28 учеников местной школы. В 1995 году село стало центром Нижне-Колыбельского сельского поселения, в которое также входят деревни Дерезовка, Трещевка и Калинина-Дубрава. И тогда же его возглавил Николай Ушаков.

– Я родился на хлевенской земле, в селе Воробьёвка, – рассказывает Николай Николаевич. – Окончил школу, получил в Воронеже специальность инженера-механика, отслужил в армии и вернулся в родной совхоз – стал заведовать мастерскими. Но через три месяца в руководстве района решили, что я больше пригожусь на комсомольском фланге – три года проработал вторым секретарём райкома комсомола, затем секретарём партбюро. В 1992 году опять вернулся в мастерские. А через три года, после образования нашего сельского поселения, меня избрали главой. Я считаю, что самая главная, самая прочная основа общества – это семья. Чем крепче семьи, тем лучше живётся людям. Только за шесть месяцев нынешнего года у нас, в том числе и в межнациональных браках, родилось пять деток. Так что пока демографическая динамика положительная. Отсюда и уверенность – у села хорошее будущее. Мы одними из первых в области начинали реализовывать программу, которую в народе прозвали «рубль на рубль». Более двадцати двух километров дорог приведены в порядок: в асфальте – пять километров, пятнадцать – отсыпаны щебёнкой, остальные – почти три километра – грунтовые, ждут своего часа. Люди в селе живут трудолюбивые, многие работают на маслозаводе в Дмитряшевке, в крестьянско-фермерском хозяйстве Александра Егоровича Каменева, который многое делает для благоустройства села.

Николай Николаевич хорошо знает не только историю Нижней Колыбельки, людей, что здесь живут. Свою родословную Ушаков ведёт аж с 1022 года от некоего Радели. Говорит, что когда двадцать два года тому назад впервые избирался главой, обещал людям, что вернётся домой храм Покрова Богородицы, зазвучит на колокольне перезвон. Это случилось, но не сразу – в 2010 году.

Дивный покров

В крестьянской избе колыбель всегда висела на крюке. Дети, внуки вырастали, уходили из дому, колыбель снимали и приспосабливали под другие хозяйственные нужды, а крюк так и оставался в потолке, как ось, как собиратель памяти. Как ни странно, даже если у дома появлялся новый владелец, крюк не убирали.

Церковь Покрова в Нижней Колыбельке сродни тому крюку. Менялись времена и нравы, одно столетие уступало очередь другому, приходили и уходили хозяева земель и властители дум, а храм в селе стоял. Конечно, в тридцатые годы прошлого века его закрыли, разорили, выбили окна и отрезали языки колоколов, но разрушить не смогли. По различным источникам, Покровская церковь появилась в селе или в 1766 году, или в 1772-м. Поначалу была деревянной. Архиепископ Дмитрий (Самбикин) в документах середины 1880-х годов писал: «Церковь в Нижней Колыбелке, Землянскаго уезда, деревянная с такою же колокольнею и каменною оградою, построены в 1772 году. Земли пахатной 33 десятины. Прихожан 780 душ. Деревни: Дерезовка, Трещовка и Калина-Дуброва».

В 1883 году храм перестроили в камне. В конце XIX века в его штате числились священник Димитрий Константинович Нефедьев и псаломщик Алексей Иванович Иванов. Церкви принадлежали 37 десятин земли. Дворов в селе насчитывалось 172, в них проживало 1723 человека.

Последним священником, служившим здесь в XX веке, был Филипп Иванович Снежко (в монашестве – Феофан). Постановлением тройки УНКВД по Воронежской области батюшку приговорили к расстрелу. Вместе с ним репрессировали и ктитора церкви Дарью Леонтьевну Сеченых, осудив её на десять лет лишения свободы.

По воспоминаниям старожилов, после закрытия храма как дома Божьего, сюда поместили зерносклад, зачастую в его стенах можно было увидеть и лошадей. В 1992 году постановлением главы администрации Липецкой области Покровскую церковь села Нижняя Колыбелька признали памятником архитектуры, объектом исторического и культурного наследия регионального значения. Но о восстановлении святыни тогда речи не шло.

Всё случилось в 2010 году, когда в Нижнюю Колыбельку заглянул архимандрит Парфений. По селу ходит легенда, будто незадолго до этого батюшке во сне явился расстрелянный настоятель храма Феофан и попросил восстановить церковь. Примечательно, что в Нижнюю Колыбельку отец Феофан пришёл из монастыря, что в воронежском местечке Дивногорье. А отец Парфений спустя полвека не просто пребывал в Свято-Успенской Дивногорской обители, а возрождал её из руин. Есть и другие мистические совпадения. Отец Феофан погиб 28 августа 1937 года, и ровно через 73 года – 28 августа 2010 года – на Успение в Покровском храме совершили первое богослужение после начавшейся реставрации. Батюшку Феофана реабилитировали 6 июня 1989 года, а архимандрит Парфений (Пётр Иванович Шалатонов) родился тоже 6 июня, только 1960 года.

Отец Парфений – цветущая ветвь огромного семейного куста, из которого вышло немало священников и монахов Русской Православной Церкви. Вот откуда – мощь веры, сила духа и умение доводить начатое дело до конца. Прихожане повторяют, как говорят, сказанные настоятелем слова: батюшка окончил четыре строительные академии, то есть восстановил три церкви и монастырь. Освобождать Нижне-Колыбельский храм от мусора и другой всячины начали в июне 2010 года. Собрали двадцать КамАЗов хлама и навоза, завезли тридцать грузовиков с песком, утрамбовали и приступили к ремонтным работам. Трудились, как и положено, всем миром – сразу же объявились меценаты, готовые жертвовать немалые суммы, на помощь любимому батюшке приезжали верующие из Воронежской и Белгородской областей, других регионов, не отставали и местные жители. Так общими усилиями и зажгли наново свечу веры в селе. А сейчас при храме есть и воскресная школа для ребятишек.

– Наш народ любит и почитает Божию Матерь, поэтому в округе – в Хлевном и в соседней Дмитряшевке – храмы посвящены её Покрову, – рассуждает матушка Мария, сестра настоятеля. – Нас у мамы было девять детей. Овдовев, она приняла постриг с именем Назария. Бабушка была схимонахиней, сорок лет прожила при монастыре в воловском селе Ожога, пришла туда ещё задолго до отца Серафима. А мы там проводили летние каникулы. Сейчас об этом можно говорить, а тогда, при коммунистах, жизнь бабушки и мамы скрывалась ото всех. Хотя иконы у нас дома всегда висели, и их никто не прятал. А прабабушка инокиня Антонина жила при храме в Бурдино. В нашем роду много монахинь и священнослужителей. Так что отец Парфений продолжает начатое предками дело служения Господу.

Храм Покрова Богородицы виден сразу же, как въезжаешь в Нижнюю Колыбельку. Он – как ось, вокруг которой село живёт. И как бы ни плелось историческое кружево, а дороги колыбельские как вели, так и ведут к храму. Среди его благоустроителей как бабушки, несущие свою копеечку в общую казну, так и люди, делающие солидные вложения. Среди них – Николай Владимирович Карасиков, который руководил газовым хозяйством в Липецкой и Воронежской областях. Он провёл в церковь отопление, газ, поставил котельную, а затем и подарил святыне голос – колокола.

– Все мы жаждем чуда, – говорит липецкий предприниматель Виталий Евгеньевич Алексеев, также помогавший в восстановлении храма. – Но не всегда понимаем, как оно выглядит. Мы с женой – городские люди – долго искали местечко, где можно было бы свить своё родовое гнездо. Когда приняли решение остановиться в Нижней Колыбельке, сразу же пришли к храму и стали помогать возрождать осквернённую святыню. После первой службы на Успение душа ликовала. Когда на Пасху в одиннадцатом году звонил в колокола, всё никак не мог поверить: ещё год назад я смотрел в пустые глазницы храма, мечтал о том, что услышу благовест, а сегодня уже звоню на отремонтированной колокольне! И что это, если не чудо! И батюшка наш – тоже чудо, молитвенник, трудяга.

Для Виталия Евгеньевича нижне-колыбельская земля стала родной – здесь они с супругой Галиной воплощают свои сельскохозяйственные идеи, выращивают экологически чистый урожай, обходясь без химической защиты. Так, например, колорадских жуков на картошке, что растёт в ящиках в соломе, съедают цесарки – как говорится, и волки (то есть птицы) сыты, и овцы (чистота картофеля) целы.

Натальин куст

Испокон веков люди на территории современного Нижне-Колыбельского поселения работали на земле. С давних времён занимались местные и различными промыслами: плели корзины, лукошки, лапти, чуни, валяли валенки. Женщины умели прясть, ткать, плести кружева, вязать, вышивать.

Наталья Перцева – из таких, рукодельных. У них с мужем Алексеем большое хозяйство – корова, птица, свиньи, лошадь, другая живность. Да ещё трое детей. Старшая дочь Оксана учится в Задонске, средний сын пойдёт в восьмой класс. Сама Наталья Васильевна ждёт не дождётся первого сентября – в этот день в Нижней Колыбельке откроется новый детский сад в здании местной школы. Туда Наталья поведёт своего третьего – Виталия, а сама станет работать младшим воспитателем.

– У нас считается, что Виталик ходит на работу вместе с мамой, а не как все дети – в детсад, – смеётся Наталья. – Мы с мужем вообще-то о большой семье не мечтали. Одно время я вообще думала, что матерью стать не смогу. Поэтому каждого ребёнка воспринимаю как подарок. У моей бабушки Марии Фёдоровны было одиннадцать детей! Я родом из Данкова, после смерти папы уехали к бабушке в Воронежскую область. В Нижнюю Колыбельку я вышла замуж, а потом и моя мама нашла себе здесь супруга. Вся наша большая семья – близкие и дальние родственники – живёт в труде, но за это дети получают и компьютер, и планшет, и отдых мы себе позволяем хороший. Правда, старшие говорят, что оставаться в деревне не хотят, мечтают о городской жизни. Посмотрим, как заговорит младший, когда подрастёт. А я город не понимаю, всегда хотела сельского быта, мне нравится копаться в земле, ухаживать за скотиной. Мы сюда приехали в двухтысячном году – народу много, ферма своя, свекловичницы весёлые, жизнь кипела, работы много… Но потом ферму закрыли, устроиться негде. Хорошо, что школа есть и детсад, клуб. Мы с дочерью постоянно участвовали в концертах, смотрах самодеятельности. Оксана научила меня плести из бисера. Дочка уехала, а увлечение осталось – теперь знаю, какие подарки знакомым делать.

Ковчег Щербатых

Одно из самых удивительных подворий в Нижней Колыбельке – усадьба Геннадия Щербатых. Кого у Геннадия Михайловича только нет! Здесь и парочка австралийских эму, и павлины, и куропатки, и фазаны, в том числе разговорчивый ушастый, и белка.

– Нравится мне это всё с раннего детства, – утверждает Геннадий Михайлович. – Работу в селе всегда найти можно, да и дело по душе тоже. Я всю жизнь занимался птицей: начал с фазанов и дошёл до страусов. Прежде чем купить питомца, изучаю его повадки, пристрастия, соответствующую литературу перелопачиваю. Например, африканским страусам нужны просторы, чтобы побегать. Вот теперь думаю, как расшириться, чтобы птицу эту заполучить. «Австралийцам» места нужно намного меньше. Покупал птенцов в разных местах, чтобы исключить родственные связи: одного приобрёл в Задонске, второго – в Усмани. Сейчас они доросли до такого возраста, когда смогут птенцов высиживать, так что жду прибавления. Будит меня по утрам павлиниха. Сейчас я занят поисками пары для неё. У меня несколько разновидностей фазанов, так что приходится их держать подальше друг от друга – уж очень драчливые.

Геннадий Михайлович говорит, что хоть и заводит птицу для души, но всегда готов поделиться своей радостью. Не у всех местных ребятишек есть возможность поехать в городской зоопарк, так он запускает ребятню в свои владения. А ещё Геннадий Щербатых мечтает завести барсуков и енотов. И обязательно по парочке.

– Мои подопечные понимают, что я – хозяин. Чужаков они не принимают, боятся, а со мной ласкаются, бывает, что и «разговаривают». Это удивительный мир, совершенно не похожий на наш. Я не знаю, как жил бы без птиц. Они дарят столько радости, что сторицей компенсирует все труды по их содержанию.

Мечты и реалии

На территории Нижне-Колыбельского сельского поселения действуют четыре кооператива. В кредитный вступили более половины жителей. Ещё три – сельскохозяйственные. В них выращивают коров, бычков, свиней, коз и овец. Самый крупный из них – животноводческий сельскохозяйственный потребительский кооператив «Колыбельский», который создали отец и сын – Владимир и Вячеслав Адамяк. Люди они не местные, в 1998 году переехали в Нижнюю Колыбельку из Казахстана. Да прижились. Вячеславу на момент переезда было всего тринадцать лет. После окончания сельской школы и института физкультуры ему не пришлось ни дня поработать по специальности – хотелось продолжить дело родителей, которые держали большое поголовье свиней.

– Полтора года назад мы купили ферму, – поясняет Вячеслав. – А потом решили стать кооператорами, надеялись на помощь программ, но до сих пор не получили ни одной субсидии. Дело в том, что для этого нужно оформить огромное количество бумаг, а со временем список необходимых документов меняется. Я сам не успеваю следить за новшествами. Только вот было собрал весь необходимый пакет, да опоздал – нужно ещё что-то. А так как работы невпроворот, пока отошёл от этой гонки. Знакомый кооператор вообще нанял сотрудника, чтобы он всей документацией занимался. Думаю, и мне придётся это сделать.

Сейчас в хозяйстве Вячеслава 350 поросят, 43 коровы и бычки, 50 баранов и куры. Такая «широкая специализация», по словам Вячеслава Адамяка, нужна для того, чтобы постоянно быть востребованными на рынке. Когда более «популярна» говядина, им есть что предложить покупателям. Если растёт спрос на свинину, в кооперативе «Колыбельский» есть чем на него ответить.

– На чём-то одном бизнес построить сложно, – утверждает Вячеслав Владимирович. – Реализуем продукцию в Хлевном и в Задонске, сотрудничаем с Райпотребсоюзом и с перекупщиками, иногда родители торгуют в Липецке на Центральном рынке. И всё-таки проблема со сбытом существует. Продав десять коров, мы летом провели свет, огородились, построили домик для пастухов, восстановили башню. Земля и животные от себя не отпускают, поэтому вот уже семь лет мы не знаем, что такое отдых, особенно за пределами Хлевенского района. Мы постоянно развиваемся, ищем новые рынки сбыта, увеличиваем поголовье. Значит, отдохнём позже.

Вячеслав мечтает вырасти в крупного фермера и потому, что сам по себе человек амбициозный, трудолюбивый. И потому, что к большим производителям покупатели что называется «приходят на дом». Благо, земли вокруг Нижней Колыбельки немало, она-то уж всех прокормит и особенно тех, кто умеет на ней работать.

Фото Анатолия Евстропова

Настоятель монастыря св. Павла на Афоне, один из наиболее почитаемых в греческом мире духовников архимандрит Парфений (Мурелатос) рассказал о принесении священной реликвии Афона — Даров волхвов — в пределы Русской Православной Церкви.

По словам архимандрита Парфения, каждый год тысячи паломников со всего мира приезжают в монастырь св. Павла, чтобы поклониться честным Дарам волхвов и святым мощам, хранящимся в обители. Многие из этих паломников — русские. В январе 2014 года реликвия впервые приносится для поклонения и благословения верующих на канонической территории Русской Православной Церкви.

В дни празднования Рождества Христова в 2014 году Дары волхвов будут принесены из афонского монастыря св. Павла в Москву, Санкт-Петербург, Минск и Киев.

Помимо Честного Креста, в мире сохранилось еще очень небольшое количество святынь, связанных с земной жизнью Господа Иисуса Христа. Среди них — приношение от волхвов с востока Новорожденному Господу, напоминает геронда Парфений.

Дары волхвов имеют глубокое символическое значение. Золото было принесено Христу как Царю, ладан — как Богу и смирна — как Человеку на погребение.

«Именно золото есть символ царского достоинства; ладан — символ Божества, так как его возжигают Богу; смирна же — символ смертности, так как ею издревле умащали мертвые тела, чтобы они не тлели и не издавали запаха. Таким образом, трое волхвов своими приношениями показали, что явившийся Младенец есть и Царь, и Бог, и что Он вкусит смерть за людей как Человек», — говорит настоятель монастыря св. Павла.

«Однако наша эпоха и люди века сего отвергаются от Христа как от Царя, хулят Его как Бога, презирают и поносят Его как Человека, — замечает архимандрит Парфений. — И по этой причине велика необходимость, чтобы мы всегда и везде исповедовали Его — Царя наших сердец, Бога всяческих и совершенного Человека, делая это со всею силою нашей души, и, прежде всего, нашей святой жизнью».

Помощью на этом пути может стать реликвия, свидетельствующая о Боговоплощении. «Честные дары волхвов являются для нашей Церкви драгоценнейшей святыней и источником благодати», — говорит отец Парфений.

* * *

Афонский монастырь святого Павла

Обитель святого Павла расположена в юго-западной части Афонского полуострова, у западного подножия горы Афон, в полутора километрах от побережья, на высоте около 150 метров над уровнем моря. Монастырь был основан преподобным Павлом Ксиропотамским в конце IX века и был посвящен Божией Матери.

В XIV веке монастырь пришел в запустение. Возрождение, начавшееся в 1365 году, связано с именами сербских монахов Герасима (Радони) и Антония (Пагаси). Также правители Сербии Лазарь и Георгий Бранковичи оказывали монастырю значительную материальную помощь.

Дочь Георгия Бранковича принцесса Мара много благодетельствовала и покровительствовала монастырю в тяжелые годы, последовавшие за падением Константинополя. Она передала обители Дары волхвов, принесенные в дар Богомладенцу Иисусу Христу: золото, ладан и смирну. Как повествует предание, принцесса Мара намеревалась сама внести эту святыню в обитель, но ей свыше было строго запрещено нарушать афонское правило. На месте передачи реликвии с тех пор стоит памятник в виде небольшой часовни, а у обретенной святыни впоследствии было совершено множество чудес и исцелений.

К середине XVIII века монастырь населяют иноки греческого происхождения. В XIX и ХХ веках из монастыря св. Павла произошли известные иерархи Элладской Православной Церкви, а также многие афонские подвижники благочестия.

В течение пяти лет послушание духовника обители св. Павла нес архимандрит Софроний (Сахаров) (1896–1993) — известный во всем православном мире духоносный старец и автор книги о преподобном Силуане Афонском. Это уникальный в современной истории Афона случай, когда духовником греческого монастыря был русский монах.

С 4 декабря 1974 года и по сей день настоятелем обители св. Павла является игумен Парфений (Мурелатос), пришедший в монастырь в 1954 году. Отец Парфений широко известен как опытный духовник многих монахов, клириков и мирян.

Общее число братии обители вместе с насельниками скитов составляет 110 человек. Кроме иноков греческого происхождения, в монастыре живут и изучают афонскую монашескую традицию монахи и послушники, прибывшие из России, Ливана, Сирии, Румынии, Англии и Америки.

Соборный храм обители освящен в честь праздника Сретения Господня и имеет два придела: великомученика Георгия Победоносца и преподобного Павла Ксиропотамского.

Кроме честных Даров волхвов, освященных прикосновением Спасителя, в монастыре пребывают две большие частицы Животворящего Древа Креста Господня, а также древние чтимые иконы Пресвятой Богородицы «Мироточивая» и «Зерцало». В алтаре соборного храма Сретения Господня хранятся частицы мощей апостола Андрея Первозванного, великомученика и целителя Пантелеимона, святителей Иоанна Златоуста, Василия Великого и Григория Богослова, преподобного Максима Исповедника и других святых.

Пресс-служба Оргкомитета принесения Даров волхвов/Патриархия.ru

Игумен афонского монастыря Святого Павла архимандрит Парфений (Мурелатос) является одним из самых почитаемых афонских старцев. Накануне он поздравил всех читателей и зрителей Царьграда со Светлой Пасхой и выразил скорбь и огорчение по поводу закрытия по всему миру храмов.

Старец признался, что такое на его памяти происходит впервые. Посредством нашего ресурса он обратился к политикам, призвав их открыть храмы, чтобы верующие смогли вымолить поражённый коронавирусом мир:

Я прошу всех политиков и людей Церкви: позовите людей, откройте храмы, пусть люди выйдут на улицы, пусть возьмут иконы, пусть пройдут крестным ходом, пусть молят всемогущего Господа, чтобы избавил от нас от напасти.

Старец Парфений уверен — нас не спасут правящие мира сего: «Лишь всемогущий Господь может это сделать. Один только Он может нас спасти». Игумен афонского монастыря призвал всех молиться Господу об избавлении от коронавируса.

Отец Парфений напомнил сильным мира сего, что Христос всё равно одержит победу над злом: «Вы готовитесь закрыть на замок весь мир, но для вас это обернётся величайшей погибелью, ведь тем самым вы несправедливо поступаете с нами, а мы, христиане, верим во всемогущество Господа нашего, мы крещены и миропомазаны, и это — дар Святого Духа».

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *