Воспомин. о Печорах. Архимандрит Алипий Воронов

Диакон Георгий Малков

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ ОБ ОТЦЕ АЛИПИИ (ВОРОНОВЕ),
  НАМЕСТНИКЕ ПСКОВО-ПЕЧЕРСКОЙ ОБИТЕЛИ

Я впервые оказался в Печерском монастыре в 1959 г., в самом начале августа, когда и отец Алипий  также только что прибыл сюда (почти что инкогнито) – как предполагаемый в дальнейшем наместник: тогда он еще только знакомился с положением дел в обители.
В ту пору мои представления о православной вере были весьма туманны, а в монастырях я вообще никогда не бывал. Тем более я был поражен всем увиденным – и древностью полуразрушенных крепостных стен, и храмами, и пещерами с проводником по ним – отцом Нафанаилом, и даже нищими у стены, ведущей к Никольскому храму, которые были точно такими же, как на фотографиях еще начала XX века.
Передо мной была живая – явно не советская, а настоящая – православная Россия. Замечательно было и добро-назидательное отношение ко мне, еще 18-летнему юноше, полному невежде в духовной сфере, со стороны насельников обители. И я уже не смог не приехать сюда хотя бы на несколько дней и в следующем году, и в следующем – уже с женой, а потом, со временем, – и с сыном: и так продолжается, слава Богу, и по сию пору.
 Лично же познакомиться с о. Алипием привелось мне в начале лета 1964 г., когда я, будучи тогда студентом Исторического факультета МГУ и специализируясь по истории древнерусского искусства, приехал в Печоры с приятелями – художником В. Архаровым и поэтом Г. Сапгиром). Отцу Наместнику мы попались на глаза к вечеру, когда и он, и мы оказались рядом на площади перед Успенским храмом. Поинтересовавшись тем, кто мы такие и чем занимаемся, он сразу же, будучи и сам знатоком православной традиционной культуры и хранителем церковной старины, расположился к нам до такой степени, что тут же повел показывать новейшие свои достижения в деле восстановления монастырских стен и с удивительной бодростью затащил нас на самый верх в могучий шатер башни Верхних решеток. Шатер и дощатая кровля стен были только что просмолены – в истинном духе строгой северной обители 16 века. Было видно, что батюшке здесь дорог каждый камень и что он сам получает удовольствие от этой высоты, от верхового крепкого ветра, от пламенного заката, особенно широко сиявшего при взгляде на него с вершины шатра. Мы же были благодарны о. Наместнику за такую впечатляющую экскурсию и, как оказалось впоследствии, нас (в том числе и меня) он запомнил.
Замечу, что уже через много лет поэт Сапгир, насколько мне известно, крестился и умер вполне по христиански: вероятно, одним из первых значительных моментов на его пути будущего воцерковления стало как раз посещение Печерской обители и такая непосредственная и живая встреча с о. Алипием.
Я же по приезде в обитель в следующий раз, уже через пару месяцев, чувствовал себя в ней попривычнее и по благословению батюшки начал понемногу принимать участие в некоторых послушаниях: чистил колокола, красил крыши, трудился в просфорной. Так продолжалось несколько лет, а с 1969 года я стал приезжать в обитель уже как представитель Владыки Питирима – по линии Издательского отдела Патриархии. Именно с этого времени и по 1974 г. включительно я и имел духовно полезную и просто человеческую радость довольно близкого и откровенного общения с о. Алипием.
Темы бесед были самыми разными: и о жизни монастыря, и о положении Церкви в большевистской России, и о личном жизненном пути самого батюшки, и об искусстве, и о православной культуре, и о поэзии. Иногда он писал какие-то свои бумаги, письма, а я поигрывал в первом зальце на фисгармонии – ему нравился Бортнянский, Сарти, киево-печерские распевы. Сам он был весьма музыкален, неплохо пел и как-то даже пел дуэтом в своих покоях вместе с Козловским, которого мы с архимандритом Агафангелом (Догадиным) потом провожали из монастыря – и великий певец всё никак не мог придти в себя со своей подругой, солисткой Большого театра, от доброго приема, от гостеприимного и остроумного наместника, от замечательно, глубоко черного неба в первом уже часу ночи – с сияющими на нем чистейшими печерскими звездами.
Батюшка ставил выше всего в литературном творчестве, конечно же, псалмы Давида, но любил и светскую поэзию: ему нравился местами Есенин, нравились Кольцов, Тютчев, «Тёркин» Твардовского. Но самым высоким духовным достижением в светской поэзии от считал «Пророка» Пушкина: «как труп, в пустыне я лежал» – это пор нас, про нас! – восклицал он, «и вырвал грешный мой язык» – это нам, нам надо вырывать грешные наши языки!.. а в конце-то, в конце: «глаголом жги сердца людей!»…вот, вот, так никто не говорил и не скажет больше… это-то нам и нужно делать, это-то и нужно! И действительно, в известной мере ему и самому удавалось добиваться этого в своих храмовых проповедях, всегда отличавшихся большой силой веры и замечательной искренностью.
Относительно монашества и ее общественного назначения и роли в жизни страны он также высказывался весьма определенно и всегда бесстрашно, иногда даже и с амвона., что в ту пору гонений на церковь было весьма редким явлением.
О необходимости помогать миру в его христианском просвещении он говорил особенно часто – поскольку это было ему по-человечески близко в силу его всегда неравнодушного отношения к людям, и в силу личного интереса к так сказать христианам-интеллигентам, во всяком случае образованного круга: художникам, поэтам, историкам, врачам, даже физикам и космонавтам. Он считал, что страну нужно поднимать именно с духовного просвещения интеллигенции, которая когда-то – в силу своей именно духовной темноты – во многом страну и разрушила.
От него нередко, например, можно было услышать, что монастыри, конечно же, всегда должны быть светом миру. Но раньше мир сам был христианским и шел к монастырям за молитвой. Теперь же мир оболванен, обманут и самообманут. Теперь нужно идти к нему! Но кто же нам сейчас это позволит?! Поэтому мы, – говорил батюшка, – должны мир сами в монастыри заманивать! Одного заманим – а тот другого приведет… Но чем же монастырь может заманить, чем привлечь? Христианин христианина может привлечь только любовью! А нехристя, язычника? Любовью вдвойне! Поэтому о. Алипий считал чрезвычайно важной и свое личное миссионерство; каждый, кто к нему обращался получал ответную неравнодушную, заинтересованную реакцию: на зло – он отвечал отповедью, иногда весьма ядовитой, на добро – добром вдвойне.
Причем сам он всерьез в общем никогда ни на кого не злился: у него был большой опыт слишком трудной и духовно осмысленной жизни, в свете которого он умел отличать грехи от самого грешника. Даже атеистов (обкомовцев, райкомовцев и всю подобную публику) он скорее жалел и порой выражение этой жалости сопровождал шуткой. Советское начальство он их нисколько не боялся – ни духовно (как воин Христов), ни практически-бытово. Он говорил: «Да они ведь все у меня в ящике сидят!» И на вопрос: «Как это понимать?» – отвечал: «А очень просто. Я ведь их и спаситель, и промыслитель, и поитель-кормитель! Как 1 мая, 7 ноября, Новый год, 8 марта – все эти табельные дни, так у меня – уже запас готов… Туда – ящик икры, туда – ящик коньяку, – туда  красной рыбки… только поворачивайся!» Да и когда гости к ним какие-нибудь или начальство, так они сразу звонят – и их к нам, и сами примазываются – на монастырские-то харчи! В лучшем монастырском ресторане.

Архимандрит Алипий (Воронов): лучшая защита — наступление

Они ведь нынче и налог на нашу трапезную положили: как с ресторанного заведения! Что ж, милости просим… Ящичками и спасаемся…»
Сам же он в отношении трапез был очень скромен, ел мало, и почти не употреблял спиртного: любил угощать и мог делать это по-русски широко, сам же чуть лишь пригубляя «для компании» – как хозяин – и всё… В отношении же братских трапез не слишком экономил, считая, что у братии много работы (да и пришлые «трудники» питались тогда вместе с монашеством) и что кормить их нужно основательно.
При  этом он не допускал самовольного самоограничения кого-либо из братии, считая это проявлениям гордости и своеволия. Известен случай, когда один новоначальный брат стал поститься сверх меры, перестал даже ходить в трапезу, бил бесконечные поклоны, в общем «замолился» – и без духовного при том руководства. Узнав об этом, о. Алипий решил дать этому энтузиасту хорошую духовную выволочку – и, как бывало иногда ему свойственно, не без доли некоторого эпатажа. При всей братии в трапезной он  сказал по этому поводу: «Ишь, какой святой выискался! Это в миру всё темно – там святые и нужны, чтобы  в нем светить, а у нас в монастыре святые не нужны, у нас Пресвятой Богородицы дом – здесь и так светло. А нужно только, чтоб вы из себя человеков делали, да и другим помогали человеками становиться». И затем обратился к о. эконому: «Отче, купи завтра сала и колбасы. И дай ему, чтобы съел. А не будет, так я его из монастыря выпишу! Посмотрим: хватит ли его святости – с колбасой справиться?». Разумеется – колбасы никто не покупал. Однако так батюшка как бы нарочно заостряя ситуацию, провозглашал важнейшую для монаха истину: послушание – паче поста и молитвы, и самовольникам в монастыре – не место…
Необходимость послушания для должного внутреннего устроения монаха вообще была его излюбленной темой. Относительно монашеской активности, но проявляемой без рассуждения и самостийно, он говорил так: «Нужно кипение, но с благословения. А то всё сами-то кипят, кипят, а благословение им не нужно. И по большей части получается, что как крышки на чайнике гремят-гремят, пар выходит, а толку никакого. Нужна рука, которая этот чайник благословит да крепко и возьмет – тогда чайку и попьем. Вот только что и пример состоялся – чт; бывает без благословения: уехал у нас на днях один монах в Псков. Я ему говорил: поедешь – зайди перед тем за благословением. Так нет: меня не было, а он не дождался, взял и поехал. И тут же под машину и попал. Погиб бедняга за непослушание. У другого, может, и обошлось бы, а у монаха – нет. Сам на себя такую тяжесть брал – чтоб не по своей воле жить! А он по своей захотел – монашеская жизнь оказалась не по нраву, так вот теперь и вообще, бедняга, не живет».
Душа о. Алипия была очень значительной широты и вмещала многое. Он мог сердиться, быть жестким с враждебными и агрессивными атеистами, мог иногда пошутить, а иногда и даже чуть-чуть поюродствовать в духовное назидание. Но на службе и во время проповеди голос его мог иногда задрожать от умиления, и глаза его способны были увлажниться от искренней любви к Богу. Он благоговел перед святынями и глубоко почитал также и человеческий подвиг. Так, всегда святой оставалась для него, например, память об Отечественной войне, которую он сам прошел от начала и до конца. Помнится, он как-то за завтраком вновь затронул тему непрекращавшегося тогда преследования со стороны начальственных «товарищей»: «Они говорят – вы, мол, христиане все непротивленцы и психология у вас, рабов Божиих, рабская: всё, мол, щеки подставляете, и толку от вас никакого! Так я им в нос одну штуку сунул!» Он встал, ушел в комнаты, но тут же вернулся с пакетом в руках: «Я им говорю – вот наше христианство!» Тут о. Алипий развернул пакет и достал небольшую книжку. Это оказалось Евангелие. Раскрыв его, батюшка показал мне: внутри оно всё было когда-то залито кровью. «Это мне из Сибири привезли – как великую святыню последней войны. Говорят, под Сталинградом человек погиб. Евангелие у сердца носил. Вот она – кровь, за ближнего пролитая…» Я спросил: «И что же «товарищи»-то сказали?» Он ответил: «А что тут скажешь? Молчат». И добавил: «Такое Евангелие надо в алтаре хранить».
За подобного рода чувствами стояла его природная доброта. Она же постоянно призывала его к делам милосердия, которые он почитал, следуя примеру преподобных Сергия Радонежского, Иосифа Волоцкого, собственного древнего печерского игумена Корнилия, вообще важнейшими в монастырской жизни – особенно в современной. За это ему постоянно грозил местный представитель КГБ – «уполномоченный по делам религии». Но уже с утра, зная любовь батюшки к подаянию милостыни, под балконом наместничьего дома собирались просители. Здесь были и сторонние проходимцы, и местные пьянчужки, и подлинные страдальцы. На смотр их рядов батюшка выходил время от времени на балкон и принимал свою любимую позу, опершись на перила и для основательности поставив ногу между узоров решетки внизу. Батюшка при этом напоминал капитана на корабельном мостике: отсюда он окидывал взором полмонастыря, но самую внешне активную его половину, где толклись зеваки, туристы, богомольцы, искатели правды Божией, а также всевозможные попрошайки. Всех их о. Алипий мгновенно просчитывал и для каждого находил подходящий и достойный ответ, а то и нелицеприятную отповедь. Истинно же нуждавшимся он всегда помогал: мог дать денег и на корову, и помочь погорельцам – так он тут же послал меня на почту отправить деньги на обустройство пострадавшего при пожаре известного местного народного изборского художника П.Д. Мельникова – как только узнал от меня же об этом несчастье. Иногда я разбирал по утрам его корреспонденцию, среди которой немало было жульнических писем и якобы сельсоветских справок ложных «страдальцев» – от эпидемий или тех же пожаров – с туманными оттисками обычных советских пятаков, но и это было свидетельством того, что люди хорошо знали о его душевной отзывчивости: авось, номер да пройдет! Но номер не проходил – такие бумажки своей наивностью батюшку даже как-то умиляли. «Пусть они и надуть хотят, но ведь верят же, что именно Церковь им скорее всего поможет и даже обязана помочь!» – говорил он порой в таких случаях.
Сам он твердо считал, что Церковь должна быть путеводительницей мира во всех смыслах – и в деле спасении, и в деле устроения общества, и в культуре, и в науке, и в экономике, и непременно в политике. «Сейчас, – говорил он, – этого нет, но вечно же так не будет; наши-то дураки еще очнутся, а вот чужие – не вем!» Он был убежден, что вестью о Воскресении Христовом, христианством, его словом и духом, его учением и его делом должна быть пронизана вся наша жизнь и в целом жизнь всей вселенной – ведь вся тварь, естественно, должна повиноваться своему Творцу и Пастырю. При этом батюшка часто говорил: «Мы сейчас все сидим по окопам, война у нас позиционная, а нужно переходить в наступление, атеизм давно прогнил: они и в свое неверие-то давно не верят, тут все давно прогнило, только инерцией ведь и держится».
Однако его заботило и тогдашнее положение Церкви – не только внешнее, но и внутреннее. Он часто печалился о нехватке широко образованных пастырей, равно как и монашества, говоря: «Нас ведь и до революции образованием не очень-то баловали. Только-только начали развиваться (вон какой мудрец тот же Сергий Патриарх был или нынешний  Алексий), только-только в Церковь культурный народ пошел (даже наш здешний о. Николай Верхоустинский у самого Флоренского на тайных курсах при большевиках учился), так революция все разорила, загнала да вогнала – кого в лагерь, а кого в гроб. Тут не до культуры было. А после войны в семинарии образованных не пропускали, чтобы с нами легче потом бороться было и чтоб мы среди интеллигентной публики как лунатики бы выглядели! Как таких просвещать, когда они заранее на тебя, как на темного чудака смотрит? Нам нужно и образование, и культура, и искусство, и наука, и стишки, и кино – иначе нас не послушают: с волками жить – по волчьи выть. Один-другой через душу, может, и поверит – и так придет к Богу, а другой – прежде через голову должен! А с таким нужно на равных говорить». Вероятно, поэтому о. Алипий и сам не брезговал просвещать, как он говорил, и «этих балбесов-художников», и «чудаков-поэтов», и ушлых киношников. «И у них у всех, – говорил он, – живые души. Их только наточить нужно, с душ мирскую тупость снять. Ведь, верно, нравится им здесь – если приезжают…»
И было понятно, что им, конечно же, здесь нравилось, и понятно, что столь же нравился им и сам он: веселый, бодрый, умный, с живым чувством юмора; почти по-детски – искренне, чисто и просто – верящий Христу и во Христа, твердый Его воин, добрый человек и честный русский монах. Таким он запомнился и мне.

29 августа 2004 г., Москва

© Copyright: Диакон Георгий Малков, 2009
Свидетельство о публикации №209072401065

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Диакон Георгий Малков

Рецензии

Написать рецензию

Другие произведения автора Диакон Георгий Малков

Савва Ямщиков, реставратор

Ямщиков Савва (Савелий) Васильевич (1938 — 2009), известный реставратор, ученый и писатель.

Родился 8 октября1938 года в Москве. В 1962 году окончил искусствоведческое отделение исторического факультета Московского государственного университета (МГУ).

С двадцати лет начал работать во Всероссийском реставрационном центре в отделе иконописи. Центр находился в Марфо‑Мариинской обители, основанной св. Елисаветой Феодоровной.

В Марфо-Мариинской обители Савва Ямщиков проработал двадцать лет. Одним из итогов многолетнего труда стала грандиозная выставка "Реставрация и исследование музейных ценностей", ставшая в конце 1980-х событием для всей страны. Именно на этой выставке были открыты миру удивительные провинциальные русские мастера прошлого Ефим Честняков, Николай Мыльников, Федор Тулов, Григорий Островский и другие.

На организованных Ямщиковым в Москве выставках демонстрировалась древнерусская живопись Карелии, Пскова, Ростова Великого. Кроме реставрационных выставок Ямщиков сумел в непростые годы познакомить современников с сокровищами частных коллекций Москвы и Ленинграда – от икон до лучших образцов авангардного искусства.

Большую часть своей жизни Савва Ямщиков провел в русской провинции, сначала занимаясь профилактическими реставрационными работами на произведениях иконописи, а затем обследуя музейные запасники, составляя реставрационную "Опись произведений древнерусской живописи, хранящихся в музеях РСФСР" и отбирая иконы для восстановления в Москве. Савве Ямщикову удалось возродить сотни произведений иконописи, уникальные собрания русских портретов XVIII–XIX вв. из различных музеев России, вернуть многие забытые имена замечательных художников.

Савелий Ямщиков смог собрать уникальную выставку ста икон "Живопись древнего Пскова", отреставрированных под его руководством во Всероссийском реставрационном центре, которая легла в основу псковской музейной экспозиции.

Савва Ямщиков одним из первых в СССР стал заниматься вопросами реституции культурных ценностей, вывезенных в годы Великой Отечественной войны. Во многом благодаря его усилиям возвращена в Псков из Германии православная святыня ‑ Псковско-Покровская икона Божией Матери.

В последние годы жизни Савва Ямщиков вел активную борьбу за сохранение исторического облика древнего Пскова, заповедника "Пушкинские горы".

Ямщиков издал десятки книг, альбомов, каталогов, опубликовал сотни статей и интервью в периодической печати, много лет вел постоянные рубрики на Центральном телевидении, снимал редкие сюжеты в различных городах России и за рубежом.

Савва Ямщиков один из основателей Советского фонда культуры, член его президиума. Организовывал и возглавлял Ассоциацию реставраторов СССР, был председателем Ассоциации реставраторов России.

Архимандрит Алипий (Воронов).

Ямщиков – первый реставратор, получивший за двухсотлетнюю историю Российской Академии художеств ее почетную медаль.

Заслуженный деятель искусств России, академик РАЕН (отделение "Российская энциклопедия").

Савва Ямщиков был ведущим специалистом Всероссийского института реставрации (ГосНИИР), вице-президентом Российского международного Фонда культуры, членом президиума Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры. Многие годы руководил Клубом коллекционеров Советского фонда культуры. Был членом Союза художников, Союза журналистов и Союза писателей России.

Скончался 19 июля2009 года в Пскове.

Награды

Являлся лауреатом премии Ленинского комсомола, был награжден серебряной медалью Академии художеств СССР, орденом Св. князя Даниила Московского, орденом Св. князя Александра Невского, орденом Республики Якутия (Саха).

Использованные материалы

Купить Архимандрит Алипий. Человек. Художник. Воин. Игумен, С. Ямщиков

Иеромонах Алипий (Медведев) МСВВ.

Живёт в Краснодаре. Ср. греко-католичество.

*

13 сентября 2004

Собор духовенства Российской Католической Церкви византийского обряда (ДОКУМЕНТ)

23 – 25 августа 2004 г. от Р. Хр.

Приход святых равноапостольных учителей славянских Кирилла и Мефодия, ПГТ Саргатское, Омской области Российской Федерации.

Протокол № 1

Присутствовали:

1. Настоятель прихода, священник Сергий Голованов 2. Игумен Ростислав (Колупаев) 3. Игумен Филипп (Майзеров) МСВВ 4. Иеромонах Алипий (Медведев) МСВВ 5. Иеромонах Кирилл (Миронов)

Председатель Собора: Настоятель священник Сергий Голованов Секретарь Собора: Иеромонах Кирилл (Миронов)

Повестка дня: 1. Доклад иерея Сергия Голованова. 2. Доклад игумена Филиппа МСВВ об основаниях для проведения Собора. 3. Утверждение плана работы Собора.

+ Господи благослови

1 Сессия

1.1 Слушали:

Предложение плана работы Собора иерея Сергия Голованова. (Приложение №1).

Постановили:

Принять к сведению доклад иерея Сергия Голованова.

1.2 Слушали:

Доклад игумена Филиппа МСВВ. (Приложение №2).

Постановили:

Принять канонические основания для проведения Собора приведённые в докладе игумена Филиппа МСВВ.

1.3 Слушали:

Предложение плана работы Собора иереем Сергием Головановым.

Постановили:

Принять следующий план работы Собора:

1. О названии Экзархата. Существует вариант: Русская Католическая Церковь византийского обряда (традиции). 2. Выборы Протопресвитера. 3. Выборы Советников Протопресвитера. 4. О положении русских католиков византийского обряда, в том числе и на территории РФ и в рассеянии сущих. 5. О принятии в Евхаристическое единство духовенства и монашествующих из отделённых церковных общин. 6. О принятии в Евхаристическое единство мирян из отделённых церковных общин. 7. Об экуменизме и миссионерской деятельности на территории РФ католиков византийского обряда. 8. О практике применения Канонического Права при принятии в Евхаристическое общение, касающееся изменения обряда. 9. Проект и утверждение обращения к Собору мирян Экзархата. 10. Принятие Устава Спасо — Преображенской общины МСВВ. 11. Разное.

1.4 Слушали:

Доклад декана иерея Сергия Голованова о названии Экзархата для официальной регистрации в органах государственной власти в РФ. (Приложение 3).

Постановили:

Принять в качестве названия для регистрации в органах государственной власти, название указанное для Экзархата в Папском ежегоднике «Annuario Pontificio»: « Экзархат для Российских Католиков византийского обряда».

1. 5 Слушали:

Доклад игумена Филиппа (Майзерова) МСВВ, о канонических основаниях для замещения должности временно управляющего вакантным Экзархатом русских католиков византийского обряда.

Постановили:

1. На основании канона: 320 §1 ККВЦ провести замещение должности временно управляющего вакантным Экзархатом. Управление вдовствующим Экзархатом переходит к Настоятелю Прихода, старейшему по пресвитерской хиротонии, священнику Сергию Голованову. Иерей Сергий Голованов, как временно управляющий Экзархатом пользуется всеми полномочиями и привилегиями Экзарха данными Апостольским Престолом священноисповеднику экзарху Леонтию (Леониду) Фёдорову, священномученику экзарху Клименту Шептицкому, епископу Андрею Каткову. Согласно канону 320 §2 ККВЦ, с момента принятия на себя этого ответственного служения священник Сергий Голованов, является Протопресвитером, имеющим привилегии и отличия первые после епископа (Приложение №4).

Алипий (Воронов). Непридуманные истории

Направить ЕГО СВЯТЕЙШЕСТВУ ИОАННУ ПАВЛУ II ПАПЕ РИМСКОМУ прошение о Понтификальном Благословении деятельности Экзархата на благо Святой Церкви и спасение верных в РОССИИ

Уведомить Блаженнейшего Патриарха Игнатия Префекта Конгрегации Восточных Церквей о внесении поправок в пунктах о статистическом состоянии сведений об Экзархате.

2. Создать канцелярию и архив при Протопресвитере (Каноны 252 – 261 ККВЦ).

1. Разработать эскизы для официальных бланка, печати Протопресвитера, печати канцелярии, удостоверений для протопресвитера и духовенства.

2. Провести консультации по вопросу создания научно-информационного центра Экзархата в городе Санкт — Петербурге.

3. Создать официальный интернет сайт и печатный орган Экзархата. Изучить вопрос создания собственной редакционно-издательской базы Экзархата.

4. Провести анализ необходимых условий для обеспечения структур Экзархата богослужебной утварью и литературой.

5. На основании канонов: 320 §2 и 319 §§1, 2, 3, назначить Советников: • Игумена Ростислава (Колупаева),- Советником по Европейской части России. • Игумена Филиппа (Майзерова) МСВВ,- Советником по делам монашествующих. • Иеромонаха Алипия (Медведева) МСВВ Советником по вопросам литургики и церковного искусства.

О чем выдать соответствующие указы.

6. В связи с возрождением Экзархата российских католиков византийского обряда, уведомить конференцию Католических Епископов РФ о необходимости включения в её работу канонического Управляющего Экзархатом.

2 Сессия

2.1 Слушали:

Доклад: Протопресвитера Сергия Голованова о положении российских католиков византийского обряда на территории РФ и в рассеянии. (Приложение 5)

В обсуждении приняли участие:

1. игумен Ростислав (Колупаев). (Приложение 6) 2. игумен Филипп (Майзеров) МСВВ. (Приложение 7) 3. иеромонах Алипий (Медведев) МСВВ (Приложение 8) 4. иеромонах Кирилл (Миронов) (Приложение 9)

Постановили:

1. Доклад и выступления принять к сведению. Выразить озабоченность и серьезную обеспокоенность положением российских католиков византийского обряда, что противоречит актам канонического права. Профанация наград, монашеских и священнических одежд, богослужебных облачений и неуважительное отношение к российско-византийским традициям (храмовая архитектура и внутреннее убранство, иконопись, литургические чинопоследования) со стороны римско — католических священнослужителей вызывает смущение народа Божьего, пастырями которого мы являемся по рождению, крещению и единству традиции. Просить наших собратьев членов латинского клира проявлять должное уважение и корректность по отношению к нам.

2. Указать Конференции Епископата партикулярной Римо — Католической Церкви на недопустимость узурпации термина «Католический» на территории Российской Федерации исключительно ими, доказательством чего является издание церковных календарей латинского обряда и другой латинской церковной периодики под названием «Католический» без обозначения обрядовой принадлежности.

2.2 Слушали:

Сообщение игумена Филиппа (Майзерова) МСВВ о канонических основаниях приема в состав Экзархата духовенства и монашествующих из отделенных церковных общин.

Постановили:

Духовенство из отделенных церковных общин, желающих придти в полное евхаристическое единство с Вселенской Церковью принимать в соответствии с нормами ККВЦ в присутствии двух свидетелей – католических клириков. Принять установленную форму. (Приложение 10). Игумену Филиппу (Майзерову) МСВВ поручить проведение искуса монашествующих, с дальнейшей рекомендацией на воссоединение с Вселенской Церковью.

2.3 Слушали:

Сообщение иеромонаха Кирилла (Миронова) о принятии мирян из отделенных церковных общин в единство с Вселенской Церковью.

Постановили:

При присоединении мирян использовать формулу, предложенную митрополитом Андреем Шептицким, указывая ссылки на ККВЦ. (Приложение 11). Данный документ оформлять в трех экземплярах, Первый экземпляр выдавать на руки присоединенному мирянину, второй экземпляр сохранять в архиве общины или пресвитера совершившего присоединение, третий экземпляр направлять в архив Экзарха.

2.4 Слушали:

Сообщение иеромонаха Алипия (Медведева) МСВВ об экуменизме и миссионерской деятельности.

Постановили:

Продолжая традиции идей российского экуменизма начиная от Владимира Соловьева, священноисповедника Леонтия (Леонида) Федорова, священноисповедника патриарха Тихона (Белавина), Всероссийского Собора 1917-18 гг., Святого Вселенского Ватиканского Собора II, мы заявляем, что не имеем никакого отношения к «профессиональному» экуменизму последователей митрополита Никодима (Ротова) и ОВЦС МП, профанирующих идеи экуменизма. Наш экуменизм выражен формулой: «Да будет едино стадо и един пастырь», мы не ищем других моделей единства. Наши общины являются видимым знаком, живой иконой и конечной целью уже достигнутого Церковного Единства.

Пренебрежение живым опытом, реализованном в Католических Церквях византийской традиции в Украине, Белоруссии, России и в других странах Восточной Европы, на Ближнем Востоке и в диаспоре, — преступно. Безответственно приносить нас в жертву и тешить себя мифом о диалоге с номенклатурой и церковной бюрократией, которая не выражает мнение многомиллионной паствы и опыт тысячелетнего Святого Предания.

На основании вышеизложенного, мы призываем верных Экзархата молиться о Церковном Единстве во главе с одним Архипастырем молитвословиями, написанными священноисповедником Леонтием (Леонидом) Федоровым.

В вопросах экуменизма мы полностью руководствуемся ККВЦ, канонами 902-908.

2.5 Слушали:

Сообщение Протопресвитера Сергия Голованова о практических нарушениях канонического права при принятии в общение, касающееся изменения обряда.

Постановили:

Поручить Протопресвитеру Сергию Голованову подготовить обращение к Конференции Римско-Католического Епископата России, по вопросу недопустимости нарушений норм канонического права, в частности:

a) При присоединении к Вселенской Церкви, лиц принявших крещение в византийской традиции из отделенных церковных общин, не принуждать их к переходу в латинский обряд.

b) На основании канона 896 ККВЦ, верных из отделенных церковных общин, признающих Никео-Цареградский Символ Веры и Римского Первосвященника, как видимого главу Единой Церкви Христовой — необходимо принимать незамедлительно после исповеди, во время Божественной Литургии, после чего, воссоединенному христианину необходимо преподать учение Католической Церкви по Катехизису Католической Церкви, перевод которого подтвержден архиепископом Фаддеем Кондрусевичем от 13 мая 1996 №70/96. Категорически недопустимо обучение католиков восточного обряда латинской литургической традиции и латинским Сакраменталиям и культам: Розарию, Новеннам, Литаниям, «Крестной дороге», и «правильному католическому» крестному знамению на латинский манер в ущерб собственной традиции.

c) О сложившейся практике отлучения от Святого Причастия лиц ищущих Церковного единства на время катехизации, что противоречит ККВЦ и учению о Милосердии Божьем. В то время как, Католическая Церковь, в определенных случаях допускает уделять Святое Причастие членам отделенных церковных общин, равно как и своим верным приступать к причастию у них.

2.8. Слушали:

Сообщение о готовящемся съезде мирян — верных Экзархата в г. С.Петербурге, планируемом ими в ноябре месяце сего года.

Постановили:

Подготовить обращение и войти в контакт с оргкомитетом игумену Ростиславу (Колупаеву).

3 Сессия.

3.1 Слушали:

Доклад игумена Филиппа (Майзерова) МСВВ об основании, духовной жизни и уставе Спасо-Преображенской общины Монахов Святого Василия Великого.

Постановили:

1. Утвердить на уровне Экзархата Устав Монахов Святого Василия Великого. (Приложение 12). О чем выдать Соборное определение.

2. Утвердить Спасо–Преображенскую общину МСВВ, как Ставропигиальный монастырь Экзархата Российской Католической Церкви византийского обряда. О чем выдать Соборное определение.

3. Утвердить игумена Филиппа Настоятелем Ставропигиального монастыря своего права. О чем выдать соответствующий указ.

4. Направить запрос в Конгрегацию Восточных Церквей с просьбой сообщить:

• Состояние проверки Устава МСВВ на стадии утверждения общины, как монастыря Папского права

• Сообщить нормы прохождения официальной переписки через канцелярию Конгрегации

• Просьбу назначить Епископа византийской традиции для возведения игумена Филиппа МСВВ в сан Архимандрита (Приложение 13).

5. Поручить игумену Филиппу МСВВ подготовку документов к регистрации монастыря в Министерстве Юстиции РФ.

6. В связи с тем, что МСВВ является первой и единственной католической монашеской общиной византийского обряда на территории РФ, Спасо–Преображенскую Архимандрию МСВВ основать в г. Санкт–Петербурге или области.

7. Поручить монахам общины поиск подходящего места под строительство монастырского комплекса.

8. Оказать информационную поддержку МСВВ в виде сообщений на официальном сайте Экзархата.

9. Отозвать российскую монашескую общину МСВВ из Рима в Россию, уведомить Конгрегацию о данном решении Собора.

3.2 Разное:

Подготовить к обсуждению на следующем Соборе Экзархата вопросы:

1. Антиминсы и Святое Миро. Подготовить историческую справку и механизм обеспечения.

2. Поручить подготовку Концепции диалога с церковными структурами, практикующими древнерусские традиции до Московского Собора 1666г. — иеромонаху Кириллу (Миронову).

3. Поручить подготовку Концепции диалога с церковными структурами протестантской традиции игумену Филиппу (Майзерову) МСВВ.

4. Разработать предложения по вопросам сотрудничества, координации деятельности и контактам с представителями Поместных Католических Церквей Восточной традиции. (Приложение 14).

5. Разработать предложения по вопросу деятельности наших собратий-монашествующих латинской традиции в плане благодарности их за труды, изучение накопленного опыта и оргвыводов, а также координации их деятельности на нашей территории и в нашей культурной среде.

6. Назначить день поставления Управляющего Экзархатом отца Протопресвитера, после проведения необходимых консультаций. Подготовить необходимее условия и приурочить к этому времени пастырскую встречу по обсуждению организационных рабочих вопросов.

7. Поручить Советнику Протопресвитера по вопросам Литургики и церковного искусства, иеромонаху Алипию МСВВ совместно с иеромонахом Кириллом (Мироновым) провести сравнительный анализ текста разрешительной молитвы для усопших в редакции, принятой в современной РПЦ МП и согласно традиции ревнителей древлего благочестия. Подготовить вариант текста и эскиз этой молитвы для употребления в Экзархате.

К Протоколу прилагается: Приложение в количестве 14 (четырнадцати) документов, всего 100 (сто).страниц. Определения, указы, обращения в количестве 13 (тринадцать) документов, всего 13 (тринадцать) страниц. Брошюра 1 экземпляр.

Богу нашему слава всегда, ныне и присно и во веки веков. Аминь

Председатель Собора Протопресвитер Сергий Голованов Секретарь Собора Иеромонах Кирилл (Миронов)

Члены Собора Игумен Филипп (Майзеров) МСВВ Игумен Ростислав (Колупаев) Иеромонах Алипий (Медведев) МСВВ

Экзархат Российской Католической Церкви византийского обряда

25 августа 2004г.

Его Святейшеству Папе Римскому Иоанну-Павлу II

ВАШЕ СВЯТЕЙШЕСТВО! БОГОМУДРЫЙ ВСЕЛЕНСКИЙ АРХИПАСТЫРЬ И МИЛОСТИВЫЙ ОТЕЦ!

Смиренно, направляю ВАМ настоящее прошение о Понтификальном Благословении на возрождение Экзархата Российской Церкви византийского обряда.

СТРАДАЮЩАЯ ЦЕРКОВЬ НАША — Основана на краеугольном камне Петрового апостольского исповедания веры,

Реально исчисляет Свое бытие от Днепровской купели и Владимирового Святого Крещения, через Поместную Церковь стольного КИЕВА – матери градов русских,

Благословлена Святейшим Вашим Предшественником Святым Папой Пием Х,

Канонические основы получила усердием и провидческим даром Слуги Божьего Высокопреосвященного Митрополита Андрея Шептицкого,

Орошена слезами, оставленными на Сибирских камнях, в Мордовских лагерях и в Казахских степях Блаженнейшим Господином и отцом нашим священноисповедником Патриархом Иосифом Слипым и иже с ним страдавшими,

Засвидетельствована мученическим свидетельством наших Экзархов Священноисповедников Леонида Федорова и Климентия Шептицкого,

Орошена слезами, оставленными на Сибирских камнях, в Мордовских лагерях и в Казахских степях Блаженнейшим Господином и отцом нашим священноисповедником Патриархом Иосифом Слипым и иже с ним страдавшими,

Засвидетельствована мученическим свидетельством наших Экзархов Священноисповедников Леонида Федорова и Климентия Шептицкого,

Принесла плод трудов, страданий даже до крови и молитвенные воздыхания сонма верных своих чад – сынов и дочерей Российского народа.

Чада этого народа есть и мы.

Молимся, терпим и ждем Вашего личного вмешательства, ибо силы наши иссякли, средства исчерпаны.

Верные Святой Вселенской Церкви в России на своем жизненном пути ведущем ко спасению в ЖИЗНЬ ВЕЧНУЮ нуждаются в Таинствах, в архипастырях и пастырях, монастырях и храмах, в реальном Возрождении.

Возвещенный Пресвятой Богородицей и Приснодевой МАРИЕЙ в Ее ФАТИМСКОМ явлении призыв еще не услышан в России.

Вашего Святейший смиренный послушник и усердный богомолец ПРОТОПРЕСВИТЕР СЕРГИЙ ГОЛОВАНОВ с духовенством, монашествующими и верными

Экзархат Российской Католической Церкви византийского обряда

25 августа 2004г.

Его Блаженству Патриарху ИГНАТИЮ Префекту Конгрегации Восточных Церквей

ВАШЕ БЛАЖЕНСТВО! АРХИПАСТЫРЬ И ОТЕЦ!

Направляю ВАМ настоящее УВЕДОМЛЕНИЕ о внесении поправок в документы статистического характера относящиеся к сведениям о Экзархате Российской Католической Церкви византийского обряда для Annuario Pontificio и других официальных документов:

Протопресвитер – 1 Игумены – 2 Иеромонахи – 2 Ставропигиальный монастырь – 1 Приходы и общины – 15

Вашего Блаженства богомолец Протопресвитер Сергий Голованов с духовенством и верными

*

Москва. 4 сентября. ИНТЕРФАКС — В Русской православной церкви крайне удивлены попыткой греко-католиков (также именуются католиками восточного обряда и униатами — "ИФ") учредить в России свой экзархат.

Таким образом официальный представитель Русской церкви протоиерей Всеволод Чаплин по просьбе "Интерфакса" прокомментировал прошедший в Омске в конце августа "Собор духовенства российской католической церкви византийского обряда", который обратился к папе римскому с просьбой благословить возрождение российской греко-католической церкви.

"Так называемый собор проходил в те самые дни, когда готовилось возвращение в Россию списка Казанской иконы Божией Матери, что было призвано продемонстрировать добрую волю Католической церкви в отношении Церкви православной", — сказал представитель патриархии.

"Мы не согласны с попытками насадить и утвердить унию в местах, где ее никогда не было, например, в Омске" — добавил он.

Собеседник агентства напомнил, что в свое время католическая церковь восточного обряда в России утратила всякую преемственность из-за репрессий со стороны советских властей, предпринятых несмотря на попытку католической иерархии с ними договориться.

"Конечно, любые гонения — скорбный момент, — признал отец Всеволод, -но факт этих гонений не дает никаких оснований для попытки учредить с нуля униатскую церковную структуру в России на совершенно новой и очень сомнительной основе — на привлечении бывших клириков нашей Церкви, оставивших священнослужение или отстраненных от него из-за недостойного поведения".

В качестве примера он привел таких представителей униатского духовенства в России, как игумен Филипп Майзеров и иеромонах Алипий Медведев, которые были лишены сана в Мурманской епархии после того, как обнаружилась их склонность к противоестественным порокам. Игумен Ростислав Колупаев, как рассказал священник, также пользовался недоброй славой и в конце концов самовольно оставил свой приход.

"Католической церкви не принесет никакой пользы собирание такого рода людей в свои структуры", — подчеркивает представитель патриархии. "В то же время, — добавляет он, — появление подобной организации неизбежно вызовет боль православных верующих, поскольку будет восприниматься ими как попытка ослабить и расколоть Православную церковь через использование скомпрометировавших себя и отторгнутых ею людей".

Отец Всеволод выразил надежду на то, что "высшая католическая иерархия оценит инициативу упомянутой группировки трезво, не забывая о важности восстановления нормальных православно-католических отношений". "В любом случае уния, тем более ее расширение, это не путь к единству Церкви, а дорога к еще большему разделению", — уверен священник. При этом он отметил, что "речь идет не об исконно католических верующих, а о "православных протестантах" — людях, которые по разным причинам покинули нашу Церковь или отторгнуты ею". "Эта группировка микроскопически мала, но пытается искусственно поднять свое значение", — добавил собеседник агентства.

Отец Алипий

Валерий Ширский

                                             
                               Отец Алипий
            
                  ПСКОВО-ПЕЧЕРСКИЙ  СЯТО-УСПЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ

     Псково-Печерский  монастырь  был  построен в  XV  столетии.  Расположили  его  монахи  весьма  оригинально,  на  ручье Каменце.  Но  сам-то  ручей  протекает  в  глубоком  овраге,  что-то  вроде  каньона.  Само  слово  «печеры»,  это  не  что  иное,  как  пещеры.  Вот,  в  виде  пещер  и  построили  свой  монастырь  монахи  в те давние времена.
Монастырь являл собой и крепость, стоявшую на защите рубежей русского государства.
Снаружи  пещеры  укрепили  камнем,  и  получилась  лицевая  сторона  каждого  строения,  каждой  церкви. Сами же храмы располагаются в пещерах.
  Как же получилось, что так необычно построили Святую обитель?
Вот, что говорит об этом предание.
 В конце XIV изборских охотников привлекло внимание прекрасное пение птиц, исходящее как будто из-под земли, в районе оврага, где протекал Каменецкий ручей. Позже в этом районе поселились крестьяне, а эта земля с оврагом досталась Ивану Дементьеву. Однажды во время рубки деревьев, одно из них падая, зацепило другое и под корнями упавшего, – обнаружилась пещера. Над входом ясно читалось: «Богом зданныя пещеры». (Богом данные). Предание это относится к 1392 году.
  Монастырь же был основан в 1473 году и  его основателем считается первый его настоятель Преподобный Иона, который и приступил к постройке первого пещерного Успенского храма.
Прибыл в эти места Иона с женой Марией и детьми. Однако, не достроив храма, жена его тяжело заболела и перед смертью приняла монашеский постриг. Таким образом, Мария стала первой постриженицей обители.
  Далее опять начинаются чудеса. Человек верующий однозначно их воспринимает, атеист, как всегда сомневается. Но вот, что в летописях дошло до наших дней. Иона отпел и похоронил свою супругу, но наутро она оказалась на поверхности земли. Иона подумал, что что-то напутал в молитве –  вновь отпел Марию и похоронил. Но наутро всё повторилось, и настоятель понял, что это знак свыше. Похоронил Иона свою Марию в пещере, разместив в нише. После этого случая всех монахов, священников и павших воинов  стали хоронить таким же способом. И вот ещё одно чудо, которое  мы, сегодняшние люди можем наблюдать, – никакого тления в пещерах не происходит, все усопшие через несколько лет мумифицируются.
  Славная, и современная история сложилась у монастыря и в наши дни. Наша страна благодарна и монастырю, а вернее монахам его, за победу на Курской дуге, в которую внесли свой вклад и послушники.
Это отступление, несколько уведёт, от главной темы, но история интересна. История показывающая, что русский народ в тяжёлые годы может объединять свои силы, с казалось бы, несовместимыми,  в советский период, объединениями.
  Жил до войны, в Москве епископ Василий Ратмиров. По-разному к нему относилась церковь. Он относился к обновленцем и это не приветствовалось. Считалось, что епископ сдружился с властью и чуть ли не к расколу ведёт церковь. Считали его даже агентом ОГПУ. На самом же деле епископ стремился сохранить церковь и поэтому пошёл на такое сотрудничество.
  И вот настало лихолетье, пришло 22-е июня 1941 года и епископ, ещё не старый человек пришёл в военкомат с просьбой направить его на фронт. Это заинтересовало наши спецорганы и они поняли, что можно извлечь из такого предложения.  Заинтересовалась сама легенда нашей разведки – генерал Павел Судоплатов. Пригласили епископа в соответствующий кабинет на Лубянке, в кабинет П. Судоплатова, туда же вызвали и двух своих сотрудников подполковника В.М. Иванова и сержанта  И.И. Михеева.
  Всем трём была поставлена, прямо скажем, необычная задача. Кое каким профессиональным разведывательным навыком обучили епископа, своих же сотрудников, переодев в иноков, научили церковным канонам и службе, прямо в кабинете П. Судоплатова, предварительно привезя в кабинет иконы, хоругви и прочее церковное имущество. Задача была проста – все трое отправляются в Калинин (Тверь ныне), входят в доверие к немецкому командованию и занимаются разведкой. Что было прекрасно епископом Василием и сделано.
  При отступлении немецкий войск Василию предложили ехать вместе с немцами, но тот, сославшись на здоровье, попросил его оставить со своей паствой. Этим он бросил на себя тень, – а не завербован ли он Абвером?
  Итак, епископ остался, а два наших инока-разведчика, готовящиеся принять монашеский сан, прекрасно освоившие все церковные каноны, отправились с немцами, и попали  в Псково-Печерский монастырь. С ними в монастыре оказалась и радистка Вера. В Москве эту операцию назвали «Операция послушники».
Настоятелем монастыря в это время был митрополит Сергий Вознесенский, который знал всё, что происходит в монастыре и активно включился в такую, невидимую борьбу с фашистами за свою, православную Родину.
  По поводу Вознесенского и сегодня есть разногласия. Почему? Да потому, что ему пришлось встречаться и пожимать руку предателю Власову, провозглашать здравицу немецким воинам. А как же иначе, если ты разведчик. Говорили, что сам Сталин разрешил ему высказываться в проповедях против советской  власти. Погиб Сергий тоже не понятно от кого. Есть предположение, что его расстреляли прямо в машине немецкие спецслужбы.
  Какую же помощь наши «иноки» оказали нашей армии. И Иванов, и Михеев, да и сам Вознесенский сумели внушить немцам, что в городе Куйбышеве есть подполье, работающее против власти. Немцы забросили туда обученных русских предателей, которых немедленно и выловили, и даже перевербовали. Далее шла радио-игра с немецкой разведкой. Делались «ценные» сообщения немцам, что Сталин сосредоточил все свои силы под Москвой и ждёт второго удара немцев именно в этом направлении. И немцы поверили в это, готовясь нанести удар под Курском. Но и игра-то заключалась в том, чтобы не привлечь внимания к подготовке наших сил в районе Курска. Как было дело дальше можно не описывать. Дальше Курско-Орловская битва и окончательный перелом в войне. Вот здесь-то и заподозрили немцы Вознесенского.
А в монастырь заглядывали и наши разведчики и партизаны, которых укрывали в пещерах и даже в церковных куполах.
  Надо напомнить, что монахи на протяжении всей нашей истории были славными воинами. Вспомните Чёрную сотню на Куликовом поле, которая переломила весь ход битвы.
  Предание монастыря сохраняет память об «ангеле-хранителе» советских разведчиков – стареце Симеоне Желнине, ныне прославленный в лике святых. Именно преподобный Симеон помогал укрываться советской радистке в глубоких пещерах монастыря, сохраняя в глубокой тайне истинные цели прибывших «послушников». К сожалению, ничего не известно о судьбе радистки Веры. Что касается Иванова и Михеева, то они дожили до победы. После войны, ставший полковником Михеев ушёл в монахи.                                                                                                                    Служил в монастыре во время войны и игумен Павел Горшков. Он в тяжёлые годы оккупации спас от голода и смерти не один десяток военнопленных и вселил веру в отчаявшихся и обессилевших людей. Однако, после изгнания фашистов, Павел в 1944 году был арестован, как пособник немцам. А ведь Павел прекрасно знал, что происходит и кто прячется в обители и оказывал им помощь.  Надо сказать, что до сих пор личное дело митрополита Сергия Вознесенского храниться в архиве ФСБ и строго засекречено. Зачем?           Не после таких ли событий Сталин понял, что победить можно, объединив все силы народа и партии, и церкви, разрешив открытие Патреархии в стране Советов?
Но пора вернуться в Псково-Печерский монастырь наших дней.                    Посещая обитель, видишь необычную и прекрасную картину, гармонично вписанных в овраг храмов. Вверху оврага-мнастыря, раскинулся фруктовый сад с намёком на Эдемский. В сад простые смертные не допускаются.  Работают  в  саду  и  посещают  его только монахи  и  священники.  Склон  этот с садом  стали  величать  Святой  горой.
 В  монастырь же допуск есть. Приезжают туда экскурсии. Пускают и в пещеры, но  строго по времени и в определённые дни. Монахи строго соблюдают этот режим.  Однако по прежнему, по заведённому в древности порядку, в сад допуска никому нет.
  Когда-то, в послевоенные годы, настоятелем  монастыря  был  Отец  Алипий.   Алипий во время войны сражался с фашистами, как и весь наш народ, имел офицерское звание. 
Однажды под Курском его батальон оказался в окружении, немцы наседали со всех сторон. Бой завязался жестокий. Батальон попал под перекрёстный огонь. Мало  кто остался  в  живых.
Вот тут-то воин и вспомнил о душе, и о Боге, хотя к нему его с детства тянуло. 
 Офицер  поклялся: если останется жив, после войны уйдёт в монастырь и посвятит  свою жизнь служению Всевышнему. 
И остался жив, и ушёл в монастырь Алипий.  И из простого монаха дорос до  настоятеля  монастыря, этого самого –  Псково-Печерского. 
Надо  сказать, Отец  Алипий был прекрасным художником.  Им были написаны многие  иконы в монастыре. Многие росписи восстанавливались его рукой.
  Архимандрит Алипий родился в 1914 году в семье бедного крестьянина в подмосковной деревне Тарчиха.
В 1927 году переехал в Москву, где окончил в 1931 году среднюю школу, но часто возвращался в деревню, помогая своей больной матери.
С 1933 года трудился рабочим на строительстве метро и одновременно учился в художественной студии при Московском Союзе художников.
  Уже тогда, с юных лет он имел глубокую веру и хотел выразить ее, когда-то в служении Церкви.
 Война помогла ему сделать свой выбор и осуществить свою мечту.
27 февраля 1950 года он поступает послушником в Троице-Сергиеву Лавру.
15 августа того же года был пострижен в монашество наместником Лавры архимандритом Иоанном, с наречением имени Алипий, в честь преподобного Алипия, иконописца Печерского.
  12 сентября 1950 года Патриархом Алексием I рукоположен в иеродиаконы, а 1 октября, в праздник Покрова Пресвятой Богородицы, – в иеромонахи с назначением ризничим Троице-Сергиевой Лавры.
  В 1952 году отец Алипий награждается наперсным крестом, а к празднику Пасхи 1953 года возводится в сан игумена. Вместе с несением послушания ризничего ему поручается руководить художниками и мастерами, проводившими восстановительные работы в Сергиевой Лавре.
Затем до 1959 года он принимает участие в восстановлении и украшении ряда московских храмов.
  Указом Святейшего Патриарха Алексия I от 15 июля 1959 года игумен Алипий  назначается наместником Псково-Печерского монастыря.
В 1961 году игумен Алипий возведен в сан архимандрита.
В 1963 году награждается Патриаршей грамотой за усердные труды по восстановлению Псково-Печерской обители.
В 1965 году к престольному дню монастыря – празднику Успения Божией Матери был награжден вторым крестом с украшениями.
В дальнейшем удостаивается орденов святого князя Владимира – III и II степени, и награждается Блаженнейшим Патриархом Антиохийским и всего Востока – Феодосием VI – орденом Христа Спасителя и крестом II степени.                                                                                                                        
 
12-го марта 1975 года в 2 часа ночи отец Алипий сказал:
 – Матерь Божия пришла, какая Она красивая, давайте краски, рисовать будем.

Краски подали, но руки его уже не могли действовать.
Сколько тяжелых снарядов он этими руками перетаскал к орудию в Великую Отечественную войну.
В 4 часа утра архимандрит Алипий тихо и мирно скончался.
Вот таким был настоятель монастыря Отец Алипий. Вот так он закончил свой жизненный путь.

  Далее хочется рассказать ещё одну историю и тоже похожую на легенду.                Однажды в монастырь приехал мой знакомый, очень талантливый документалист  Ленфильма – Эдуард. Фамилию его я запамятовал.
  Поручили ему отснять  фильм  о  монастыре. Времени  на  это,  как  всегда,  выделили  мало,  надо  было поторапливаться.  Разрешение  на  съёмки  Эдуард  получил.  Но, когда  дело  дошло  до  сада,  монахи  стеной  встали, –  не  пускают. Иди,  говорят,  и  проси  специальное  разрешение  у  Отца  Алипия.
  Пошёл  Эдуард  к  дому  настоятеля. 
Алипию  доложили  о  пришельце.  Отец  Алипий  выглянул в окно,  чтобы  узнать,  что  надо  посетителю.  Эдуард  изложил  свою  просьбу.  Алипий  надолго задумался.  После  раздумий  дал  своё  согласие  на  съёмки.  Надо  сказать, что  монахи  восприняли  это  без  энтузиазма. Алипий  же  сказал:  иди,  но  ненадолго  и помни,  что  ты  второй после  Петра I  будешь  в  этом  саду.
  Эдуарда это  заинтересовало.  Он поинтересовался    этим  у  монаха  и  услышал  прелюбопытнейшую  историю. 
Пётр вёл ожесточённую войну со шведами. Меди для пушек не хватало. Корабли интенсивно строились, их надо было вооружать. Вот и приказал Пётр взять на время  войны колокола из церквей. Ну что же, на Петра это похоже, крут был царь и  решителен. Приехал Пётр в монастырь и потребовал колокола. Настоятель монастыря  заявил, что так не полагается делать. На это необходимо разрешение Всевышнего.
 – А где просят разрешение у Всевышнего? – спросил Пётр.
 – Для этого надо переночевать в саду и увидеть сон, придёт во сне Всевышний и скажет своё решение. 
Так  Пётр и сделал.Утром спускается из сада и направляется к настоятелю.
 – Ну, что приснилось, что Всевышний сказал, – спросил настоятель у Петра.
  Что Пётр мог ответить? Это был бы не Пётр,если бы сказал, что-нибудь другое:
 – Да, да,пришёл Всевышний ко мне во сне, и дал разрешение на снятие колоколов.
Что  поделаешь, сам  Всевышний дал добро. Не сомневаться же в правдивости слов  Царя Всея Руси.
Отдали Петру колокола.  А Пётр слово своё сдержал. После победы отлили  монастырю  новые  колокола, которые и звучат поныне над обителью.
Что касается  фильма,  то  он  получился, и неплохо. Спасибо Отцу Алипию.
Всё выше рассказанное мне рассказывал и Эдуард и книги, но вот… 
  Прошло с десяток лет и автор повествования этого, наконец-то собрался посетить Святую обитель.
  К этому времени и прояснилось мирское имя Отца Алипия – это Иван Михайлович Воронов.
Обитель поразила своей красотой неописуемой.

«Страшное дело – примкнуть к толпе»

Спускаясь вниз, где необычно расположился монастырь, совершенно забываешь, что это овраг, где протекал когда-то ручеёк. Величие строений настолько возвышает обитель, что производит впечатление возвышенности.
  В сад по-прежнему не пускают, но делают исключения и их стало гораздо больше чем раньше. Необходимо заранее испросить разрешение у настоятеля. И разрешение для экскурсий даётся, но бывает это всё же не часто.
  Постоял я у дома настоятеля монастыря. Посмотрел на окошко, откуда происходила беседа Алипия с моим знакомым Эдуардом.
  Алипия уже нет и захоронен он в одной из ниш пещеры, там, где покоятся многие иноки, воины и святые земли русской.
  Поклонился и я  Алипию и Ионе.
Наконец-то мечта сбылась.

 

© Copyright: Валерий Ширский, 2015
Свидетельство о публикации №215101701932

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Валерий Ширский

Рецензии

Написать рецензию

Другие произведения автора Валерий Ширский

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *