ПАТРИАРХ НИЖЕГОРОДСКОЙ ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКИ

В январе 2012 г. исполнилось 130 лет со дня рождения профессора, доктора исторических наук Сергея Ивановича Архангельского. Патриарх нижегородской исторической науки, основатель двух исторических факультетов – в горьковских пединституте и госуниверситете – единственный из горьковских исследователей прошлого, который был избран в члены-корреспонденты АН СССР.

Его жизнь пришлась на времена революций, Мировой, Гражданской и Великой Отечественной войн, крутых идеологических и политических переломов. Эти события и обстоятельства не могли не сказаться на научной, преподавательской и организационно-педагогической деятельности С.И. Архангельского. Судьба не баловала его, а потому всем свершениями в науке, преподавании он был обязан своим трудолюбию, исследовательской неутомимости.

О биографии и научном наследии выдающегося историка рассказал доктор исторических наук, зав. кафедрой историографии и источниковедения ННГУ А.А. Кузнецов. В статье также приводятся некоторые ранее неизвестные сведения о научных изысканиях и семейной жизни С.И. Архангельского, обнаруженные А.А. Кузнецовым в личном фонде С.И. Архангельского в Нижегородском областном архиве.

С.И. Архангельский родился 10 января 1882 г. в уездном г. Семенове в семье служащего по делам опеки. Он рано лишился родителей: Вера Константиновна Архангельская умерла в 1889 г., Иван Дмитриевич Архангельский – в 1896 г. Сироту воспитывала его тетка, проживавшая в доме на улице Ошарской (потом он стал прибежищем самого Сергея Ивановича — не сохранился). Первое образование Архангельский получил в Нижегородском Дворянском институте. В VII классе институтской гимназии он пишет сочинение по истории «Борьба патрициев и плебеев на Священной горе». С этой работы ведется отсчет возраставшего с годами интереса С.И. Архангельского к истории. Он был одним из лучших учеников гимназии и окончил ее с золотой медалью. В одном из читальных залов Нижегородской областной библиотеки, расположившейся в здании Дворянского института, сохранился «медальон», где золотом вписано имя выпускника Сергея Ивановича Архангельского.

В 1900 г. С.И. Архангельский стал студентом историко-филологического факультета Московского университета. В 1902 г. он был временно исключен из университета из-за участия в студенческой сходке и два месяца провел в тюремном замке. По причине перерыва учеба Архангельского затянулась до 1907 г. За время обучения С.И. Архангельский прослушал лекции и участвовал в работе семинариев крупнейших историков того времени В.О. Ключевского, П.Г. Виноградова, В.И. Герье, Р.Ю. Виппера, А.Н. Савина, Д.М. Петрушевского, М.М. Богословского. Р.Ю. Виппер писал в 1942 г. С.И. Архангельскому: «Наше знакомство с Вами… представляется мне теперь в виде чего-то молниеносно мелькнувшего и исчезнувшего… Как жалел я потом, что Вы не остались в Москве. С каким удовольствием узнал я 25 лет спустя о Ваших блестящих работах по аграрной истории Англии, где Вы открыли новые пути исследования. Честь и слава Вам, что Вы сумели развить такую богатую содержанием научную деятельность вдали от университетских и библиотечных центров».

В 1907 г. с дипломом I-й степени С.И. Архангельский окончил университет и возвратился в Нижний Новгород, где приступил к преподаванию истории и литературы в Нижегородской Мариинской женской гимназии. Через год С.И. Архангельский единогласно был избран действительным членом Нижегородской губернской ученой архивной комиссии (НГУАК). Появление С.И. Архангельского в кругу нижегородских архивистов не было случайным. Еще в 1905 г. в издании НГУАК появилась статья тогдашнего студента-историка: «Разбор сочинения Адама Шлейсинга: Описание Московского государства в царствование Петра и Иоанна с прибавлением описания Сибири»». Этот важнейший источник по истории России конца XVII в. до сих пор мало исследован, и в числе редких работ, ему посвященных, статья нижегородца занимает важное место. Участие С.И. Архангельского в работе НГУАК заключалось в следующем: член комиссии по подготовке юбилейного сборника в память 50-летия освобождения крестьян, член библиотечной комиссии, подготовка доклада по Нижегородскому ополчению 1812 г. Исследование последнего вопроса не потеряло актуальности до 2012 г. – года 200-летнего юбилея Отечественной войны 1812 г. В 1911 г. в «Журнале Министерства Народного просвещения» увидела свет статья Архангельского «Социальная история Флоренции и политическое учение Макиавелли», написанная на основе университетской выпускной работы. Через 5 лет в столичном издании была опубликована еще одна статья С.И. Архангельского, посвященная историческим взглядам крупного историка XIX в., урожденного нижегородца С.В. Ешевского.

В марте 1917 г. С.И.Архангельский участвовал в работе I Всероссийского съезда деятелей средней школы, выступив с докладом «Административно-хозяйственный строй средней школы свободной России». Тогда же он вступил в партию конституционных демократов, был избран в Городской исполнительный комитет гласных Городской думы.
С 1916 г. С.И. Архангельский начал преподавать социально-исторический цикл дисциплин в только что созданном Нижегородском педагогическом институте (Институте народного образования).

1920-е гг. стали определяющими в творческой биографии С.И. Архангельского. В 1924 г. по инициативе Педагогического института было образовано Нижегородское научное общество по изучению местного края (ННОИМК). Председателем правления до 1929 г. являлся С.И. Архангельский. Время работы в ННОИМК оказалось насыщенным периодом жизни С.И. Архангельского (15 опубликованных работ по истории, прежде всего, Нижегородского края за 4 года). В журнале «Краеведение» в 1927 г. была напечатана статья С.И. Архангельского «Локальный метод в исторической науке». Ей суждено было войти в «золотой фонд» отечественного теоретического краеведения. В профессионально сделанной статье «Волжский водный путь и Нижегородский край в XIII–XIV вв.», опубликованной в 1929 г., С.И. Архангельский продемонстрировал преимущества предложенного им метода. Изучение истории родного Нижегородского края воплотилось позднее в крупный успех. В 1950 г. выходит монография С.И. Архангельского по истории формирования нижегородского промышленного пролетариата XVII–XIX вв. С.И. Архангельский применил локальный метод для исследования зарождения пролетариата, а значит, и капиталистических отношений на Нижегородчине. Ее появление было не случайно, поскольку, как показало изучение архива ученого, он и в 1930–1950-е гг. продолжал краеведческие исследования прошлого Нижегородского края, но по ряду причин не мог их публиковать. Эта книга остается образцовой в нижегородской исторической науке по концептуальному осмыслению обильного фактического материала, собранного в архивах. По инициативе С.И. Архангельского Н.И. Приваловой был издан фундаментальный сборник документов «Нижний Новгород в XVII в.». Редактором сборника стал сам С.И. Архангельский.

С 1924 г., когда исследования нижегородской истории были в самом разгаре, Архангельский обращает свой взор к всеобщей истории и к прошлому Англии. Важным подспорьем в изучении аграрного законодательства Английской буржуазной революции XVII в. стали консультации академика Н.И. Кареева и университетского наставника С.И. Архангельского, одного из основоположников отечественного англоведения, Д.М. Петрушевского. На протяжении 1928–1930-х гг. Кареев, Петрушевский были первыми читателями и критиками рукописей С.И. Архангельского по теме аграрного законодательства английской буржуазной революции. Во второй половине 1920-х гг.

В 1935 г. вышла первая монография С.И. Архангельского «Аграрное законодательство Великой английской революции. 1643–1648 гг.», опубликованная Академией наук СССР. Этот монографический текст лег в основу докторской диссертации, защищенной в 1938 г. Затем исследования истории Англии XVII в. были продолжены и вылились в книгу 1940 г. «Аграрное законодательство английской революции. 1649–1660». В 1941 г. С.И. Архангельскому удалось опубликовать перевод работы классика европейской исторической мысли Анри Пиренна «Средневековые города и возрождение торговли». Перевод и издание этой книги зарубежного мастера исторической прозы и поныне остаются единственным опытом такого рода в нижегородской исторической науке.

С 1938 г. С.И. Архангельский переключается на исследование темы «Внешняя политика Англии эпохи протектората Кромвеля». Результатов этого труда ждали и у нас в стране, и в Британии. В 1945 г. английский историк Кристофер Хилл писал С.И. Архангельскому о том, что с нетерпением ждет его труда по истории внешней политики Англии. К сожалению, полностью результаты этой работы С.И. Архангельского не были обнародованы, за исключением фрагментов, рассыпанных в ряде статей и главок в тематических сборниках.

С.И. Архангельский в 1936 г. возглавил созданный в 1934 г. исторический факультет Горьковского пединститута. Для студентов-историков С.И. Архангельским был написан и издан курс лекций по истории Средних веков, считающийся одним из первых советских учебных текстов для студентов исторических факультетов.

В начале Великой Отечественной войны С.И. Архангельский одним из первых горьковчан пожертвовал значительную сумму денег и облигации внутреннего займа для Красной Армии и оборонной промышленности. В 1941–1945 гг. Сергей Иванович преподавал, продолжал научные исследования и публиковал в местной периодической печати статьи историко-патриотического содержания. 9 мая 1945 г. у входа в пединститут стоял профессор С.И. Архангельский и каждому входящему в здание пожимал руку со словами: «Вот это победа так победа. Это великая историческая победа! Поздравляю!».
Отечественное научное сообщество высоко оценило исследования нижегородского медиевиста. В 1946 г. С.И. Архангельский был избран в члены-корреспонденты АН СССР. В том же году был открыт историко-филологический факультет Горьковского государственного университета. Деканом нового факультета стал С.И. Архангельский, не оставивший работу и в пединституте. И в пединституте, и в университете он долгое время возглавлял кафедры всеобщей истории. С.И. Архангельский для историко-филологического факультета ГГУ подбирал преподавателей. Результатами его кадровой политики в университете стал подбор крупнейших специалистов в разных областях исторического знания: Н.П. Соколов, С.В. Фрязинов, В.Т. Илларионов, В.Г. Борухович…

С.И. Архангельский, судя по воспоминаниям, покорял студенческую аудиторию высокой культурой, широтой и глубиной своих познаний, энциклопедичностью.

Биография С.И. Архангельского была наполнена потерями и испытаниями. В 1918 г. умер от голода и туберкулеза близкий ему двоюродный брат. В 1921 г. от тифа скончалась первая жена ученого. Через несколько лет в письмах и документах Архангельского перестает упоминаться его дочь от первого брака – судьба ее неизвестна. Сын от первого брака – Константин – защитивший в июле 1941 г. докторскую диссертацию по физике, трагично скончался в Средней Азии в конце 1943 г. от аппендицита. Вторая жена С.И. Архангельского скоропостижно умерла в 1936 г. Усыновленный С.И. Архангельским ее племянник Юрий (Георг), студент исторического факультета Московского университета, был арестован июне 1941 г. и осужден на 10 лет лагерей. Чуть ранее репрессиям в Пятигорске подверглась семья другого двоюродного брата, который был приговорен к 5 годам заключения. В 1949 г. С.И. Архангельский в педагогическом институте подвергся жестокой обструкции в связи с борьбой с космополитизмом, который изыскали в упомянутых переводе книги Пиренна и курсе лекций по истории Средних веков. Архангельского критиковали за несоответствие генеральному курсу партии, за мнимые отклонения от марксизма, но в 1949 г. нападки на С.И. Архангельского достигли апогея. Это сказалось на ухудшении здоровья ученого.
Единственным лекарством от утрат и нападок был постоянная, методичная работа историка-ученого, преподавателя и организатора исторического образования в Горьком. Эти качества восхищали коллег С.И. Архангельского из других городов. Известно, что С.И. Архангельский скоропостижно умер осенью 1958 г. во время работы над рукописью работы о крестьянских восстаний в Англии. Нереализованными остались многие планы историка: исследование творческого наследия крупного историка XIX в., урожденного нижегородца, С.В. Ешевского, публикация большой работы о внешней политике Англии, создание крупного сводного труда по истории Нижегородского края.

Еще одним местом отдохновения и отвлечения от вызовов времени был цветник С.И. Архангельского, разбитый в палисаднике его дома.

С.И. Архангельский в 1916 г. был награжден орденом Святого Станислава III-й степени (о чем в Советское время он не упоминал), медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне». В 1950-х гг он был награжден Орденом Ленина и Орденом Трудового Красного Знамени.

Фонд «Бельканто» организует концерты в Москве, в которых звучит музыка Александра Архангельского. На этой странице можно посмотреть афишу предстоящих концертов в 2020 г. с музыкой Александра Архангельского и купить билет на удобную вам дату.

Александр Андреевич Архангельский – один из выдающихся русских духовных композиторов и хоровых дирижёров. И хотя композитор прожил более 20 лет в ХХ веке, все же он остался ярким представителем Петербургской композиторской школы конца XIX века. Родился Александр Архангельский 11 октября 1846 года в семье священника в Пензе. В детстве проявился и главный интерес Александра — к пению и музыке, а музыкальный слух сына воспитывала мать, Елизавета Федоровна , сама любившая пение и музыку. После окончания сельской церковно-приходской школы Саша поступает в ближайшее Краснослободское духовное училище, где его музыкальные способности и прекрасный голос (альт) были сразу замечены и одаренного мальчика включили в число певчих училища. Надо сказать, что хоры духовных училищ и семинарий России были лучшими среди хоров других учебных заведений. В 1859 году голос Саши Архангельского был замечен. И осенью 1859 года талантливого юношу перевели сразу во II класс Пензенского губернского духовного училища и зачислили его певцом-солистом в архиерейский хор. А после успешного окончания училища в 1862 году Архангельского перевели в Пензенскую духовную семинарию. И здесь 16-летнему семинаристу представилась возможность «стать» регентом хора (возникла неожиданная необходимость замены регента). Успех, уважение и авторитет заслужил юный регент в пензенских музыкальных кругах. Летом 1870 года, на 24-м году жизни, молодой регент отправляется в Петербург и становится вольнослушателем хирургического отделения Военно-медицинской академии. Параллельно же накапливает и углубляет свои музыкально-профессиональные знания.

Каким же надо было обладать энтузиазмом, какой огромной силой воли, чтобы уже в 1880 году осуществить давнишнюю свою мечту — создать свой хор! Свой первый концерт хор в составе 75 певцов дал в 1883 году в Петербурге. И сразу получил высокую оценку видных современных композиторов и музыкантов: А.Рубинштейна, П.Чайковского, Н.Направника.

На рубеже XIX-XX веков хор Архангельского утверждает свое положение как «звезда первой величины» наравне с другими «звездами» — Придворной певческой капеллой и московским Синодальным хором.

Своим хором Александр Архангельский руководил 43 года — явление уникальное во всей истории русского хорового искусства.

С началом концертной деятельности хора связаны и успехи Архангельского как композитора. Его духовные сочинения (а это и есть основное в его творчестве) отличались высоким профессиональным уровнем (около ста духовных произведений).

Музыкальный гармонический язык Архангельского естественен, как естественна и выразительна речь человека. Его сочинения отличаются необыкновенной мягкостью, ясностью, теплотой в музыке, молитвенностью. Наверное, поэтому говорили, что вся Россия любила молиться под звуки песнопений А.Архангельского. И до сегодняшнего дня произведения Архангельского поют едва ли не все православные церковные и светские хоры.

Разговор в студии посвящен ключевым культурным событиям истории и актуальным явлениям, а также политическим и экономическим темам – в той мере, в какой они затрагивают интересы культуры. Программа с выраженным авторским началом, с правом на субъективную оценку, но с обязательным правилом: давать разные точки зрения на любую проблему, сталкивать разные подходы.

Ведущий – Александр Архангельский.

В телесезоне 2018 года информационно-аналитическая программа «Тем временем» обновилась и называется «Тем временем. Смыслы».

Программа в эфире – трижды по вторникам: в 12:40; 18:40 и 00:40.

Новая программа будет ставить актуальные вопросы существования культуры, науки, общественных проектов в контексте «большого времени». Теперь она будет поднимать сиюминутные проблемы на философский уровень, всякий раз переходя с языка публицистики на язык современной мысли. «Посмотреть на сиюминутные проблемы с высоты птичьего полёта иногда бывает очень полезно, – рассказывает автор и ведущий программы Александр Архангельский. – Поэтому у нас теперь будет не 6, а 4 гостя, что позволит каждому высказаться более глубоко и более развёрнуто. И второй важный момент. Выросло, сформировалось и заявило о себе новое поколение философов, социологов, о которых наш зритель ничего не знает, и поэтому мы будем предъявлять публике это новое поколение социальных мыслителей. Кроме того, мы будем стараться, чтобы в программе всегда появлялся социальный антрополог, социопсихолог, чтобы посмотреть на любую тему не только изнутри профессионального сообщества, но и более-менее широко».

Изменения коснулись не только концепции программы, но и оформления студии. Участники теперь будут общаться за другим столом – «не за столом, разделённым пространством, когда люди сидят друг напротив друга, и это предполагает, что они обязательно должны во всём расходиться, но и не за круглым, где все со всеми согласны, – продолжает Александр Архангельский. – Это будет некая сложносочинённая петля. Такой стол очень хорош для дискуссий. А разговор в студии будет именно дискуссией, когда человек может прийти к нам с одной точкой зрения, а в конце передачи оказаться с другой. Дальше дискуссия может продолжиться за пределами студии. С этого года мы начинаем более активную жизнь в социальных сетях. Мы запускаем на программу страницы в «Facebook» и «ВКонтакте», чтобы можно было спрашивать у зрителей не только о том, что получилось-что не получилось, но и о том, что их интересует, кого позвать на программу».

В среду 24 февраля в РИИИ состоялась открытая лекция ассоциированного научного сотрудника Санкт-Петербургского института истории, сотрудника Музея русской культуры в Сан-Франциско Михаила Никитича Толстого «Василий Кибальчич — ученик великого Александра Архангельского» (в рамках семинара «Задачи и методы изучения искусств»).

Лекция посвящена российскому периоду биографии знаменитого американского хормейстера Василия Федоровича Кибальчича, ученика великого духовного композитора Александра Андреевича Архангельского. Особенность сведений о биографии Кибальчича в том, что о его жизни, разделенной на два периода — российский и зарубежный, — существуют противоречивые данные. В. Ф. Кибальчич за границей скрывал подробности своей жизни и приключений в России, сочинив легенду, которой пользовались его зарубежные биографы. Будучи талантливым учеником А. А. Архангельского, Кибальчич перенес лучшие черты его хоровой школы в США, создав уникальный симфонический хор.

Впервые вводятся в научный оборот документы о российском периоде жизни В. Ф. Кибальчича, а также материалы архивов Санкт-Петербурга, Москвы, Архангельска, Пензы, Сан-Франциско, Праги, Женевы и Лондона.

священник Анатолий Трушин

«Архангельский прислушивался к тем таинственным глаголам,
которые звучат в душе человека, обуреваемой волнами житейского моря.
В своих лучших произведениях он вводит нас в тайники души страдающей
и ищущей смирения в Боге».

«Русский хоровой сборник1», Прага

Александр Андреевич Архангель­ский – выдающийся русский духов­ный композитор и хоровой дирижер. Хоть он прожил более 20 лет в XX в., все же он остается ярким представителем Петер­бургской композиторской школы конца XIX в.

В сочинениях Архангельского проявляется знание возможностей сочетания отдельных голосов и хоровых групп, нередко встречаются полифонические эпизоды. Александр Андре­евич одним из первых русских композиторов трактовал песнопения Литургии и всенощного бдения как единый цикл, имеющий гармо­нические и интонационные связи. Мелодика его сочинений близка обиходным распевам и народной песне. Переложения древних рас­певов выполнены в строгом диатоническом стиле гармонии с ограничением диссонансов. Некоторые циклы Архангельским были реко­мендованы для церковноприходских школ и духовных учебных заведений.

По оценкам исследователей, составить пол­ную «картину» жизнедеятельности Александра Андреевича не удастся уже, видимо, никогда: к великому сожалению, часть архива Архангельского была утеряна при разграблении его петербургской квартиры в 1924 г.

«Мне редко приходилось встречать людей, так радостно, до конца своих дней воспри­нимавших жизнь. Тот, кто, как я, видел нежный свет в глазах Александра Андреевича в нерадостную пору бо­лезни, поймет, почему он никогда не заканчивал музыкальную мысль на печальном стихе псалма, а всегда приводил ее к успокаивающему разреше­нию. Поэтому не кажется случайностью, что многие из своих сочинений Александр Андреевич начинал простой и умилительной молитвой: «Господи, воззвах к Тебе, услыши мя»» (из воспоминаний современников).

Александр Андреевич Архангельский родился 11 (23) октября 1846 г. в селе Старое Тезиково Наровчатского уезда Пензенской гу­бернии, в семье священника Андрея Иванови­ча Архангельского. Мать, Елизавета Федоровна, устраивала дома в минуты отдыха домашние концерты. Кроме младшего Александра в семье было еще двое детей.

Крестьянский быт и внезапная потеря отца с раннего детства приучили будущего регента и композитора к постоянной упорной работе. В детстве и начал проявляться главный интерес Александра – к музыке.

Заботу по подготовке Александра к по­ступлению в духовное училище взяли на себя его мать и дядя Василий Иванович. В возрасте десяти лет мальчик поступил на обучение в Краснослободское духовное училище. К концу первого года обучения в училище прибыл епи­скоп Пензенский и Саранский Варлаам (Успен­ский). Певческие способности юного Алексан­дра привлекли внимание Владыки – осенью 1859 г. талантливого юношу перевели сразу во II класс Пензенского губернского духовного училища и зачислили его певцом-солистом в архиерейский хор. А после успешного оконча­ния училища в 1862 г. Архангельского перевели в Пензенскую духовную семинарию.

Архангельский быстро приобрел необ­ходимые профессиональные навыки и уже в шестнадцать лет успешно заменял заболевше­го регента, но, несмотря на это, остро ощущал недостаток знаний. Для того чтобы восполнить пробелы, он активно занимался самообразованием и тратил свой скромный заработок на уроки по теории музыки, композиции и гармонии; в течение семи лет учился играть на скрипке у концертмейстера оперного театра Рубиновича. В это же время он познакомился с известным пензенским музыкальным деятелем и композитором духовной музыки Николаем Михайловичем Потуловым2.

По окончании курса Александр работал регентом архиерейского хора и учителем пе­ния в семинарии, организовывал концерты хоровой музыки в Пензенском музыкальном клубе, пробовал силы в композиции и по-прежнему мечтал продолжить образование. Позднее в письме к своему другу Эдуарду Францевичу Направнику3 он напишет: «Еще со времени обучения в семинарии я положил себе необходимым получить высшее образо­вание, даже безотносительно какое. Не знаю почему, но это сильное желание и убеждение, что каждый молодой человек должен окон­чить высшее учебное заведение, просто пре­следовало меня…»

Летом 1870 г., на 24-м году жизни, молодой регент отправился в Петербург и осенью этого же года стал вольнослушателем хирургическо­го отделения Военно-медицинской академии. Но не забывал и о музыке, параллельно нака­пливая и углубляя свои музыкально-профессиональные знания. Он брал частные уроки по фортепиано и сольному пению. Архангельский считал, что регент-дирижер должен сам петь профессионально, знать правила постановки голоса, дабы «не портить» голоса певчих. Не проучившись и года в Медицинской академии, Александр Архангельский перешел в Техно­логический институт. Но и тут он понял, что такая жизнь не соответствовала его духовным интересам и физическим возможностям. И тогда 26-летний студент подал прошение ди­ректору Певческой капеллы Николаю Ивано­вичу Бахметеву о сдаче экстерном экзамена на звание регента. После получения аттестата повышенного разряда Архангельский устроился на должность регента Саперного батальона, потом – Конногвардейского полка и наконец – Придворно-конюшенной церкви. В связи со сложными материальными условиями регент­ство приходилось сочетать с государственной службой бухгалтера при Контрольной палате Министерства путей сообщения.

С середины 1870-х гг. Архангельский думал об организации собственного хора. Благодаря помощи своего земляка, министра путей сооб­щения Ф. Неронова, Архангельский в 1880 г. соз­дает собственный хор из 16-ти человек 4 , и уже через три года впервые состоялось публичное его вы­ступление, которое сразу привлекло к себе вни­мание публики и музыкальных деятелей.

В 1885 г. Александр Андреевич воплотил давно задуманное решение – произвел пере­мены в хоре, заменив мальчиков женским со­ставом, что явилось нововведением в практике исполнения хоровых произведений. Это позво­лило иметь постоянный состав хора и достигать вершин исполнительского мастерства.

С началом концертной деятельности хора связаны и успехи Архангельского как компо­зитора. В его творчестве духовные сочинения занимали значительное место. Исследователи его жизненного пути отмечают, что он, наряду с такими авторами, как Дмитрий Бортнянский, Алексей Львов, Николай Римский-Корсаков, сделал «крупный шаг вперед» по пути создания своей русской самобытной церковной музыки. Духовные сочинения Архангельского (а это и есть основное в его творчестве – около ста) от­личались высоким профессиональным уров­нем. Первые творения композитора вышли в печати в 1887 г. Это были молитвенные пес­нопения: «К Богородице прилежно» и «Утоли болезни» (переложения напевов Александро-Невской лавры), а также две «Милости мира». К текстам церковных песнопений композитор относился с величайшим уважением, не позво­ляя себе делать перестановки слов или их повто­рения. Почти в это же время появляется целый ряд других сочинений: «Литургия Иоанна Златоустаго», «Милость мира» (№ 3, 4, 5), «Всенощ­ное бдение» (это было переложение обиходных напевов для восьми голосов), Службы Триоди, панихиды и др. К 1904 г. Архангельский был уже автором многих духовных произведений (по­мимо названных): восьми Херувимских, восьми «Милость мира», 16 песнопений (вместо запричастных стихов). Свои духовные сочинения композитор часто адресовал церковно-приходским школам, где возможности исполнения были более скромными. Примечательна и его «Заупокойная Литургия5», которая являлась на момент печати единственной Литургией заупо­койного характера.

Хор под руководством Александра Андре­евича приобретал все большую известность в церковных и светских кругах Санкт-Петербурга. Его приглашали руководить объединенны­ми хоровыми коллективами в несколько сот человек, на концерты, устраиваемые по торжественным случаям. В репертуар хора Архан­гельского входили произведения отечественных и зарубежных классиков. Но именно духовная музыка чаще находила своего слушателя, чем любая другая. В рецензиях отмечалось: «Мастер церковного пения и большой знаток церковной музыки, А.А. Архангельский и на концертной эстраде придал церковным песнопениям особое благолепие и ту внутреннюю торжественность, которая свойственна русскому церковному пе­нию… Мы с особым интересом следили за ис­полнением первой половины программы, в ко­торую были включены церковные песнопения».

Концертная деятельность хора Архан­гельского стала яркой страницей в истории мирового музыкального искусства. Лучшие образцы песнопений Православной Церкви были открыты широкой публике. Благодаря таланту и организаторским способностям Ар­хангельский руководил хором 43 года – явле­ние уникальное в истории русского искусства. Александр Андреевич много внимания уделял регентам церковных хоров, помогая им расши­рять и обогащать репертуар.

Хор Архангельского совершал поездки как по России, так и за рубежом, его популярность была необычайной. Александра Андреевича называли лучшим хоровым дирижером мира. Из рецензий того времени можно прочитать: «Господин Архангельский не только серьезный музыкант, но и замечательный знаток того дела, которому он служит с любовью и редкой энергией… Вся Россия любит молиться под музыку А.А. Архангельского».

Его стараниями было создано первое Церковно-певческое благотворительное общество в Санкт-Петербурге, задачей которого было оказание помощи (медицинской и денежной) певцам хоров (не только своего хора) во время болезни, инвалидности и выплаты пенсий по старости. Эта работа по объединению пев­ческих сил в России явилась потом толчком для созыва Первого всероссийского съезда регентов в 1908 г. А петербургский «почин» Архангель­ского уже был подхвачен в России: возникли церковно-певческие благотворительные обще­ства в Москве, Харькове, Пензе, Чернигове, Ростове, Саратове. За организацию благотвори­тельных обществ император Николай II пожа­ловал Архангельскому орден святого Владимира IV степени. А как выдающийся хоровой дири­жер в 1908 г. он удостоен награждения подарком с вензелевым изображением «Высочайшего имени Его Императорского Величества».

Революционные события Александр Андре­евич принял как православный христианин – со смирением, разделяя скорбный удел своего народа. В 1918 г. небольшое имение композито­ра в костромском селе Каликино было разгра­блено. «Народная» власть объявила, что музыкант лишен прав на свое имущество. Репертуар хора теперь утверждал Наркомат просвещения, изгнав всю православную музыку, а сам хор переименовали в Государственный хоровой коллектив. Несмотря ни на что, Архангельский продолжил работать и зимой 1921 г., во время празднования 50-летия хоровой деятельности Архангельского, ему – первому из хоровых ди­рижеров – присвоили звание заслуженного ар­тиста республики.

Но звание никак не помогало Александру Андреевичу выживать. Сохранилось его письмо от 1922 г. другу Алексею Васильевичу Кастор­скому6 в Пензу: «При тяжело сложившихся об­стоятельствах я пишу Вам, мой дорогой Алексей Васильевич; помимо всех бед, обрушившихся на интеллигенцию, у меня и у нас в перспективе – голод. В свою усадьбу я ехать не могу, потому что там уже все расхищено «товарищами», и я не знаю, куда мне приклонить голову на пред­стоящее лето. И вот я решил поехать на свою родину… Могу ли я как-нибудь устроиться в Пензе или в какой-нибудь деревне?..

О своей жизни в Петрограде ничего осо­бенного не могу сказать; хор мой (в уменьшен­ном составе) функционирует, но все окружа­ющее до того тяготит… А что делать? Разруха полная и общая…»

В связи с переименованием Петербургской придворно-певческой капеллы в Государствен­ную академическую капеллу было сочтено «не­совместимым» существование в одном городе двух государственных хоров, Архангельскому предложили организовать Государственную ка­пеллу в Москве. Однако от этого предложения Архангельский отказался, ссылаясь на болезнь и преклонный возраст.

В 1923 г. через Александра Гречанинова ком­позитор получил приглашение поработать в Праге. Вместе с супругой Пелагеей Андреевной переехал он в Чехословакию. Здесь Александр Андреевич успешно работал с Общестуденче­ским русским хором7. Репетиции вновь создан­ного коллектива прерывались в связи с болез­нью руководителя. Летом 1924 г. Архангельского пригласили на лечение в Италию. Почувствовав улучшение, он возвратился в Прагу. Вместе с тем последствия октябрьского переворота на родине оставили тяжелый след в душе компо­зитора. 16 ноября 1924 г. он назначил очередную спевку хора, однако за час до ее начала сердце великого композитора навсегда остановилось…

В октябре 1925 г. прах Александра Анд­реевича, согласно высказанной им воле, был перевезен его женой в Ленинград, и там после соборно совершенной заупокойной Литургии в Казанском соборе, при пении «бывшего» хора любимого регента России, его предали по­гребению на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры. На надгробии начертаны слова: «Внуши, Боже, молитву мою».

Ежегодно, в день кончины Архангельского, Общестуденченский хор (который стал впо­следствии носить имя хора имени А.А. Архан­гельского) участвовал в службах в храме Успе­ния Пресвятой Богородицы на Ольшанском кладбище, где проходила панихида по великому хоровому дирижеру и руководителю Обще­студенческого русского хора и всем умершим участникам хора. После смерти Архангельского правление хора сочло возможным пригласить на должность дирижера профессора Петроград­ской консерватории Александра Григорьевича Чеснокова, брата известного композитора и регента Павла Чеснокова. Будучи уволенным из консерватории «по неизвестным причинам», Александр Чесноков принял предложение хора.

и дал слово «употребить все свои старания и способности, чтобы этот хор был лучшим среди организаций подобного рода». Чесноков отме­чал, что «музыкальная работа в среде зарубеж­ного русского студенчества… задача не только почтительная, но и имеет глубокий смысл для будущего нашей Родины». Но, в конечном сво­ем итоге, хор стал постепенно клониться к упад­ку и в 1935 г. был окончательно расформирован.

Создание русского нотного издательства в Праге, начавшееся еще при Александре Ар­хангельском и продолжившееся при Чеснокове, было особым событием, так как нужда в русских нотах была большой. Архангельский давно шел к мысли о необходимости искать выход из положения «нотного голода». Немно­гочисленные издательства за границей практи­чески ничего не выпускали в области хоровой музыки. То немногое, что существовало на за­граничном нотном рынке, из-за дороговизны было совершенно недоступным для большин­ства русских хоров за границей.

Прежде всего, организованное хором нотное издательство стремилось выпускать ноты по самой низкой цене, не преследуя при этом ника­ких коммерческих целей. Нотное издательство решило выпускать ноты путем так называемой «механической светописи», что при ясности и четкости нотного и словесного текста значи­тельно удешевляло стоимость печатания.

В первую очередь были изданы духовные сочинения Архангельского, а также обработки русских народных песен. В течение нескольких следующих лет были изданы свыше сорока партитур и более тысячи отдельных голосовых партий. Нотная библиотека насчитывала около двух тысяч названий духовной музыки.

Помимо нотного издательства, хор органи­зовал бюро по переписке нот, задачей которого было снабжать русские хоры нотами светской и церковной музыки, переписанными от руки с печатных партитур. Являясь официальным учреждением при хоре, бюро по переписке нот способствовало борьбе с усилившейся в то время безответственной и часто анонимной перепиской нот, что нередко приводило к неве­роятным искажениям оригинальных мелодий. Имеющиеся в распоряжении бюро по перепи­ске нот каталоги церковной и светской музыкис расценкой, утвержденной хором, высылались немедленно по первому требованию.

Архангельский и его хор сыграли одну из ключевых ролей в становлении современной русской хоровой культуры. Его деятельность много способствовала не только созданию ши­рокой сети хоровых коллективов по всей стране и пропаганде лучших образцов хоровой лите­ратуры, но и возникновению новых, рассчи­танных на созданный Архангельским «хоровой стандарт» произведений русских композиторов. Во многом именно благодаря многолетним усилиям «первого регента России» сегодня мы можем слышать «Литургию» Петра Ильича Чайковского, «Всенощную» Сергея Васильевича Рахманинова, хоры Виктора Сергеевича Калин­никова, Ивана Сергеевича Танеева и, конечно, самого Александра Андреевича Архангельского.

Наталия Кузина, руководитель таллинн­ского хора «Радуга», следующими словами охарактеризовала творчество Александра Анд­реевича Архангельского: «Музыкальный язык Архангельского естественен, как естественна и выразительна речь человека. Его сочинения отличаются необыкновенной мягкостью, ясно­стью, теплотой в музыке, молитвенностью».

По наблюдению одного из современников Александра Архангельского, «молящийся оча­ровывается не только красотой голосоведения, но, что самое главное, загорается под влиянием музыки Архангельского еще более сильным ре­лигиозным чувством. Причина этого влияния в глубоком религиозном чувстве самого автора…»8.

* * *

Основу наследия Александра Архангель­ского составляют переложения Церковного обихода. Он написал две оригинальные Литур­гии, до 50-ти мелких сочинений, в том числе 8 «Херувимских» песней, 8 гимнов «Милость мира», 16 песнопений, употребляемых при богослужении вместо запричастных стихов. Им написаны и две «Всенощные», в которых прослеживаются общие музыкальные корни. Первая – это переложения греческого, киев­ского и знаменного распевов. Вторая (более известная многим церковным хорам) – сво­бодная авторская композиция. Многообразны музыкальные средства передачи содержания: богатое варьирование и выразительная напев­ность мелодий, переход их от голоса к голосу создают непрерывность мелодической фразы и многоплановость хоровой фактуры. Создается впечатление, что песнопения «Всенощной» на­писаны на одном дыхании, по велению сердца –настолько воедино слиты слово и музыка.

Яркая индивидуальность и безупречное ма­стерство хорового письма композитора прояви­лись и в сочинениях крупной формы, в много­частных духовных концертах. В них Александр Андреевич использовал богатые приемы вы­разительности для передачи содержания текста. В партиях солистов он стремился выразить все тончайшие оттенки переживаний: глубокие ду­ховные размышления («Внуши, Боже, молитву мою»), примирение с Богом, внутреннее обнов­ление верующего человека («Помышляю день страшный»), глубину и полноту духовной радо­сти («Благословен Господь, Бог Израилев» – из последней части концерта «Блажен разумеваяй на нища и убога»).

  1. «Русский хоровой вестник: ежемесячное издание, посвященное русской хоровой жизни за границей» печата­лось в Праге общестуденческим русским хором имени А.А.Архангельского в 1928 г. Вскоре издание было прекращено в связи с ухудшением материального положения хорового коллектива.
  2. Николай Михайлович (1810 — 18 (30) мая 1873) — русский деятель в области церковной музыки, знаток и исследо­ватель русского церковного пения. Музыкальное образование получил в школе при Синодальном хоре. В своем «Сбор­нике церковных песнопений» он, охватывая почти полный круг церковного пения, отразил теоретические положения В.Ф.Одоевского о применении техники западноевропейского строгого стиля к обработке обиходных мелодий.
  3. Эдуард Францевич Направник (12 (24) августа 1839 — 10 (23) ноября 1916) — чешский и российский композитор, дирижер. В течение почти пятидесяти лет он занимал пост главного дирижера Мариинского театра, под его управле­нием состоялись премьеры практически всех создававшихся в то время русских опер.
  4. Впоследствии хор увеличился в размерах до 75 человек.
  5. Исследователь творчества Александра Андреевича Архангельского Николай Беренский пишет следующее по поводу этой Литургии: «В нашей церковной музыке еще не вполне выработался тип целой Литургии, как это мы ви­дим на Западе, а потому произведение Архангельского представляет для нас двойную ценность».
  6. Алексей Васильевич Касторский (17 января 1869 — 8 сентября 1944) — руководитель хора, композитор, педагог, теоретик. Происходит из семьи священников. Музыкальное образование Касторский получил в Петербургской при­дворной капелле и Петербургской консерватории (учился у Николая Римского-Корсакова). В Пензе дирижировал хо­рами разных церквей, был постоянным дирижером хора церкви Петра и Павла. Преподавал в различных музыкаль­ных заведениях Пензы, организовал хоровую студию, написал несколько учебников, в частности «Начальное пение» в двух частях. Много сочинял для церковного хора. В Абхазии, куда семья переехала в 1927 г., продолжал преподава­тельскую деятельность, написал теоретическое исследование «Абхазская песня». В 1936 г. вместе с семьей переехал в Москву, где до самой смерти преподавал в училище им. Октябрьской революции.
  7. Организаторами Общестуденческого хора были Й.Крбец и Н.Кожин. Александр Андреевич Архангельский проработал с хором всего полтора года.
  8. Из воспоминаний неизвестного сербского регента в одном из номеров периодического издания «Русский хоро­вой вестник».

Список использованной литературы

Василий Николаевич Зиновьев
Священник Анатолий Трушин
После начала Первой мировой войны Зиновьев пишет кантату «Русь святая идет на войну», а средства от ее издания направляет на нужды фронта

Творчество композитора Г.В. Свиридова. Часть 1
священник Анатолий Трушин
Музыку Георгия Свиридова, благодаря ее простоте, легко отличить от произведений других композиторов. Весь свой талант он раскрыл как автор вокальной музыки — романсов, хоров, ораторий. В этом жанровом предпочтении он явно шел против течения, выдвинув на первый план чисто песенную природу творчества в противовес сложной волне инструментализма.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *