Аудио

На вопросы телезрителей отвечает протоиерей Дмитрий Смирнов, настоятель храма святителя Митрофана Воронежского на Хуторской, г. Москва. Передача из Москвы.

– Хочу начать с такого вопроса: «Растолкуйте, пожалуйста, следующее выражение: «И воздаст каждому по делам его», а в другом месте: «По вере вашей дастся вам». Так по делам или по вере воздастся человеку?»

– По делам веры.

– Ибо вера без дел мертва.

– Имеется в виду именно мотивация. Если ради Христа, то это добро, а если, например, из гуманизма – это «не в кассу», хотя «каждый делающий доброе в любом народе приятен Господу».

– То есть по делам нельзя судить о вере человека, ибо неизвестен мотив этих дел…

– Нет, если это добрые дела с точки зрения христианства, то, безусловно, можно, но речь идет о делах веры.

– Часто люди говорят о себе: «Я – человек верующий»…

– Нет, чаще говорят: «Я – человек глубоко верующий», по крайней мере – мне так говорят.

– Вы таких встречали?

– Каждый день встречаю: подходят и заявляют, что глубоко верующие.

– Вы как-то пытались проверить глубину этой веры?

– Всегда проверяю. Говорю: «А Вы Евангелие читали?» На это обычно дают такой ответ: «Я вообще всякую литературу читаю», а некоторые даже отвечают, что у них есть молитвослов.

– Или Библия дома…

– И Библия дома есть.

– А чем определяется глубина веры?

– Насколько слово Божие затронуло человеческую душу. То есть (если вспомнить притчу о сеятеле) на какую почву упало семя слова Божия.

– Какой плод оно приносит…

– Это уже результат, а тут речь идет о том, насколько проросло семя. Либо при этом каменистая почва или при дороге, либо это сорняки, либо удобренное и вспаханное поле.

– Апостол говорит: «Вера от слышания…»

– «…а слышание от слова Божия».

– Но от того, что люди приходят в храм и порой в течение десятков лет слышат слово Божие, вера не очень прибавляется?

– Есть такой феномен: слышат и не разумеют. Ты, как многодетный отец, лучше всех должен знать, когда ребенку говоришь, а он не слышит, хотя ты говоришь не по-английски, а по-русски. Он настолько занят чем-то своим, что привлечь его внимание бывает непросто: нужно звук прибавлять, дополнительные вопросы задавать…

– Привлекать внимание сначала…

– Так же и обычный человек – приходит в храм и чем-то занят: может с кем-то говорить, ставить свечи, размышлять, молиться (но не в полный голос, такое редко бывает, но видно по губам, что человек как-то обращается к Богу), а то, что в это время звучит Священное Писание, он может и не заметить. Например, после чтения Евангелия взять десятерых стоящих в храме и спустя пятнадцать минут спросить, о чем сегодня читалось, то если хотя бы один ответит, это очень хороший результат.

– А остальные в это время отсутствовали…

– Нельзя сказать, что отсутствовали. Во-первых, звучит славянский язык, и хотя славянский язык близок русскому, все-таки это есть некоторый барьер, особенно для пожилых людей, потому что нынешние пожилые – это комсомол 60-х годов, а совсем не те бабушки, которые были в моей молодости. Многие из нынешних пожилых пришли к вере зрелыми людьми, в таком возрасте, когда уже в институты не берут, поэтому у них есть затруднения в понимании. Есть такой феномен: человек как некое упражнение ежедневно читает Евангелие, но оно в него особо не проникает.

– От чего зависит это проникновение? Ведь человек читает с желанием понять, усвоить.

– Этого недостаточно, важнее покаяние.

– То есть то чувство, с которым человек обращается к Богу?

– Да, потому что сказано: «Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят» (Мф. 5-8). Чтобы человек, читая Евангелие, слышал, что с ним Бог говорит, это все-таки не такое частое явление, к сожалению, но весьма желательное.

– Вопрос: «Я не собирался причащаться: была трудная неделя, и подготовиться не успел, да и пост держал не так строго, но, придя в храм, понял, что сам себя обокрал, очень хотелось вместе со всеми подойти к Чаше. Могу ли я в такой ситуации причаститься, а все каноны прочитать после?»

– Этот вопрос нужно задавать тому священнику, у которого исповедуешься. Ситуации бывают самые разные, и как сказано в молитвослове и в той молитве, которую мы читаем на пост, наш приходской священник – «неумытный суди я наш», он скажет, как нам поступить.

– Вопрос: говорится – «много званых, мало избранных». Как попасть в число избранных? По каким признакам Господь избирает?»

– Нельзя сказать: «по признакам». Признаки, скорее всего, рассматривают люди, потому что человек не может проникнуть в глубину души, как Господь, Который без признаков смотрит на сердце и на состояние души и таким образом определяет его. А для людей, конечно, можно некоторые признаки увидеть, когда человек совершает христианские поступки, из них состоит его жизнь, потому что то, что в душе, отражается и в его жизни.

– И попасть в число этих избранных можно, только если вести христианскую жизнь?

– Да.

– И все равно нет никакой гарантии, что тебе некое место приуготовлено?

– Гарантий никаких нет, потому что очень много людей насчет себя и особенно насчет своей правоты заблуждаются.

– Как и насчет своей веры…

– Может быть и так. Я постоянно убеждаюсь, что когда человек говорит: «Ну я же прав», то он находится совсем в другом духе.

– Вопрос: «Жена по характеру лидер, пытается всем и всеми руководить, все держит под своим контролем. Когда пытаюсь восстановить свое главенство в семье, обижается, иногда даже унижает меня при детях. Как лучше поступить: отдать ей первенство ради мира в семье или это не очень полезно для семьи?»

– Этот вопрос решается примерно за полгода до свадьбы. А тут уже надо действовать, как говорят военные, по обстановке.

– За полгода до свадьбы этого не видел.

– Значит мало времени прошло, надо было еще продлить период жениховства.

– Поторопился…

– Так не бывает, что человек вдруг становится таким вот… А вообще все вопросы супруги должны обсуждать, договаривать до конца. Сначала как предисловие: «Ты в состоянии сейчас говорить без раздражения?» Если в состоянии, то: «Хочу обсудить такую-то вещь…» Через пять минут: «К сожалению, ты начинаешь раздражаться, тогда либо отложим, либо успокойся – и продолжим. Для меня то-то и то-то очень важно».

– Это если человек умеет вести диалог, не всякий человек на него согласен.

– А если человек не умеет ходить или чистить зубы? Всякие проблемы бывают, но всему можно научиться ради семьи, ради того, чтобы все было по воле Божией.

– Вопрос: «Мне 32 года. В последние годы пришлось пережить много скорбных обстоятельств и неприятностей, а сейчас начал замечать за собой, что стал сильно восприимчив даже к мелким житейским трудностям: чуть что не так, сразу начинаю волноваться больше, чем следует. Раньше таким не был. Посоветуйте, как мне исправиться».

– Первое – это внимание к себе, и как результат этого внимания, когда человек входит в такое состояние, он должен попробовать сказать себе: «Стоп». Второе – нужно об этом молиться Богу. Надо приобрести такую привычку: за всем обращаться к Богу. А третье – это медикаментозная помощь: надо посоветоваться с доктором, все ему объяснить, и доктор скажет, действительно ли стоит что-то попить или пока еще можно вполне справиться самому. Если можно самому – слава Богу, а если нужно попить что-то успокаивающее, то в этом тоже ничего плохого нет.

– Такая волнительность – это признак слабой веры или это действительно может быть связано с медициной?

– Это может быть что угодно. Например, чихание: человек начал чихать и чихает раз, два, три, четыре раза и т.д. Что это? Это может быть какая-то аллергическая реакция, может, это простуда – что угодно, даже, по-моему, что-то связанное с сердцем может быть. Опытный врач десяток причин чихания найдет.

– Надо исследовать…

– Обязательно. С ходу сказать может только очень опытный человек, как и врач: если он неопытный, то ему нужен весь объем анализов, а опытный быстро определит что-то, анализы уже только подтвердят это.

– Вопрос телезрительницы: «Скажите, пожалуйста, какое у Вас отношение к толкованию Евангелия Олега Стеняева?»

– Я такую книгу не читал, а слушать его передачи просто нет времени, поэтому я в этом совершенный невежда. Надо спрашивать тех людей, которые здесь компетентны.

– А какое толкование на Евангелие Церковью принимается и рекомендуется?

– Классическим является толкование святых отцов, потому что предложенные ими версии засвидетельствованы их святостью, поэтому для нас это самый высший авторитет.

– Вопрос: «Много покупаю духовных книг в надежде, что потом все это прочитаю. Сейчас времени на чтение почти нет. Является ли это страстью многостяжания?»

– Если надо это как-то обозначить, то можно и мшелоимством назвать, то есть человек покупает то, что заведомо не нужно, значит он покрывается мхом. Кстати, книжная пыль вызывает аллергию с чиханием. Это не очень полезно.

– «Выйду на пенсию и буду читать…»

– Это иллюзия. Может, и будет читать, но если нет навыка постоянного чтения, то через три строчки человек будет засыпать, а на второй уже перестанет понимать, что читает, особенно на пенсии.

– Вопрос: «Какие книги Вы посоветуете почитать о правильном воспитании детей, особенно мальчиков, и что вообще надо изучить теоретически о воспитании?»

– Я не могу назвать авторов, я читал по воспитанию детей только классическую литературу, которая является основой нашей европейской педагогики, немного из китайской читал.

– У Вас собственный подход к педагогике, или он зиждется на каком-то учении?

– Мне кажется, он зиждется на Евангелии. Когда я что-то говорю об этом, то всегда чувствую, что за мной стоит Евангелие, потому что меня интересует, как воспитать из маленького человека христианина, я именно это имею в виду.

– Вопрос от телезрительницы: «У нас на приходе есть две женщины, мы в хороших отношениях, у меня муж – инвалид I группы, и они все время ему передают деньги, и немалые: тысячу или две. Мы не шикуем, но и не нуждаемся так, чтобы последний кусок хлеба доедать. Я сначала принимала, как бы боясь обидеть их, но мне совестно принимать. Последний раз они передавали, я не взяла – они обиделись. Я не знаю, как к этому относиться».

– Как к этому относиться? Люди так хотят выразить свое отношение к человеку-инвалиду. Деньги – очень удобная форма. Один древний монах попал в такую же историю. Жил он очень аскетически, ел очень скромно, в основном сухой хлеб, запивая водой, а ему посетители приносили разные дары. Он эти дары не принимал – люди уходили огорченными. Потом к нему приходило много нищих, видя, что этот человек пользуется большим успехом, и просили у него что-то из еды, из одежды, а он говорил: «Я нищий монах, у меня ничего нет», и они уходили огорченными. И в один прекрасный момент он задумался, а может быть, ангел-хранитель ему такую мысль высказал: «Ты огорчаешь и тех, и других». Тогда он решил все брать, а потом все раздавать и стал орудием в руках Божиих.

Я тоже Вам советую попробовать. Наверняка Вы знаете какого-то человека, а я уверен, что такой человек, который нуждается в деньгах, есть всегда. Например, многодетная семья, которая приезжает в храм не на личном транспорте, а на общественном. Все денежки, которые у Вас скопились, можно собрать и отдать им, и они всегда найдут им применение и будут благодарны, и те люди, от которых Вы приняли деньги, тоже будут рады, что они помогли инвалиду. Попробуйте такой путь.

– А когда люди пытаются благодарить за оказанное им благодеяние, тоже смущаются: «Я же ради Христа сделал, зачем мне ваша благодарность?»

– А они ради Христа благодарят, потому что если человек не благодарит, это называется хамством.

– Получается, что и в этой ситуации лучше взять?

– Конечно.

– Одна женщина очень огорчилась, говорит: «Ну как же, я же хотела сделать ради Христа, совершенно бескорыстно, а это получается, что я от Бога награды уже не получу».

– Смотря как к этому относиться. Люди думают, что награда – это что-то такое, что можно потрогать, а награда от Господа – это награда сердечная, имеется в виду благодать Божия.

– Вот человек и хотел ради этого сделать бескорыстный поступок.

– Так он и сделал. Если он про это трубит с целью себя прославить, то, конечно, он получает славу от людей. А если он тихо и скромно примет благодарность другого человека – что тут такого?

– Вопрос: «Живу с родителями, своей семьи нет, постоянно наблюдаю ссоры отца и матери. Мать обвиняет отца в измене, не имея никаких доказательств и никаких поводов со стороны отца. Один раз пытался с мамой поговорить, но в ответ что-то вроде: «Ты ничего не понимаешь». Отец обвиняет меня, что я никак на маму не влияю. Помогите, пожалуйста, что делать в такой ситуации? Как их примирить?»

– Никак. Тут можно только молиться Богу. Это совсем другая семья. Можно им сказать: «Вы знаете, ваши ссоры меня очень сильно огорчают, что хочется из дома бежать». Может, они это как-то воспримут.

– То есть детям как-то влиять на родителей в такой ситуации не получится.

– Яйца курицу не учат. Нет пророка в чести в отечестве своем.

– Но ведь блаженны миротворцы, все-таки как-то, может быть, можно…

– А кто спорит? На здоровье.

– Устраниться всегда легче: «Не мое дело, это ваши проблемы».

– Совсем нет. У меня есть такие прихожанки, которым я на протяжении не только лет, а десятилетий говорю о том, чтобы устраниться. И это все равно как лупить теннисным мячиком по стене – отскок полный. И причем обе меня вопрошают очень активно. Я сопротивляюсь, молчу, пожимаю плечами, потом все-таки, взяв меня за горло, они выдавливают оттуда звуки. Я ничего не могу сказать, кроме того что говорил двадцать лет назад. А результат один: «Ну как же, это же мой сын».

– Вот интересно, что за стена такая не дает человеку услышать?

– Недаром авва Дорофей сказал: «Анафема мне и моему мнению», а человек считает, что он лучше понимает, а лучше сказать – делает то, что он хочет, потому что человек считает нужным то, что он хочет. И спрашивает до тех пор, пока не получит ответ, который ему надо. В этом смысле я довольно упрямый: если считаю, что такой ответ неправильный, я не могу его сказать. Другие люди как-то интерпретируют мой ответ. Иногда говорят: «Отец Димитрий не благословил». Сегодня даже была ситуация. Один батюшка мне звонил по поводу одного нашего давнего прихожанина, которого я не благословил. Я говорю: «Я твердо убежден, что никакой священник ничего не может благословлять или не благословлять в храме, в котором совершенно другой настоятель. Это его интерпретация (этого человека)». Но так как этот священник еще молодой, он пожелал со мной поговорить, что я ему, собственно, и подтвердил.

– Вопрос телезрителя: «Я дал обет не пить много. У меня жена болеет эпилепсией…»

– Понятно, а Вы сейчас, в данный момент, выпивши?

– Сейчас да.

– Давайте мы с Вами встретимся в следующее воскресенье: будьте трезвым, и тогда мы с Вами с удовольствием поговорим. Жене от нас поклон.

– Вопрос: «Как не впадать в гнев? И, если можно, батюшка, поделитесь, как Вы боретесь с гневом и раздражительностью».

– Да я, собственно, особо и не борюсь.

– Не одолевает ни то, ни другое?

– Нет, почему же, бывает.

– И что в этой ситуации предпринимаете?

– Бывает, возникает такое чувство: «Так бы и дал». Но я не бью, жалею.

– То есть нужно потерпеть?

– В общем, да.

– Есть замечательное выражение: «Дать Богу действовать, пока человек терпит».

– Это правильно, но гнев чем неприятен? Во-первых, он «закипает» внезапно: это как в кастрюле пузырек воздуха первый отрывается, а потом сразу все закипает… И все очень быстро происходит, поэтому Богу передать что-то можно только в спокойной обстановке, а не тогда, когда ты «вскипаешь» от какой-то своей мысли. А некоторые опытные люди испытывают наслаждение, чтобы ввести другого в состояние гнева, и им тогда облегчение, потому что их бес гнева мучает, а когда они прогневают какого-то человека, бес в награду на некоторое время от них отступает. Поэтому тут, как и с любой страстью, надо потерпеть, потом она потихонечку уменьшится, будет уже очень редко человека беспокоить. Я не могу сказать, что гнев меня сильно беспокоит или доставляет мне какие-то особые неприятности.

– Один человек рассказывал про гнев, когда я говорил ему потерпеть, что у него тут же наступает как бы помрачение ума и он уже ничего не может сделать.

– Да, сказано: «Гнев не творит правды Божией». В гневе человек всегда делает что-то не то.

– Причем он говорит, что настолько мгновенно это происходит, что он не успевает ни к Богу обратиться, ни просто даже язык себе прикусить, то есть помолчать, – мгновенная реакция.

– Да, гнев так действует, но цель гнева – ввести человека в некое исступление, в результате которого он совершит что-то ужасное: что-то наговорит или ударит кого-то. А тот еще упадет после этого очень неудачно, как все время в детективах показывают: толкнул – упал – умер. Один и тот же прием сценаристы придумывают: упал, об табуретку стукнулся – и прямо насмерть. Ерунда полная, конечно, но как еще объяснить? Поэтому лучше всего навык терпения вырабатывать при любой ситуации: и когда хочется крикнуть, и кому-то что-то доказать.

– Вопрос от телезрительницы: «Недавно было сорок дней после смерти сына, он покончил с собой, но как душевнобольного мне разрешили его отпеть. Я заказывала и сорокоусты, и все нужное, но мне батюшка сказал, что его грехи ложатся на меня».

– Ну раз батюшка сказал, то ложатся.

– И что ей с этими грехами теперь делать?

– Да ничего, пусть полежат.

– В своих-то покаяться можно, а с чужими что делать?

– Не знаю, это какое-то новое суеверие, я не успел с ним ознакомиться.

– Нужно у батюшки уточнить?

– Малоинтересная ситуация, которая скорее связана с каким-то суеверием. Я не могу сказать, что я все книги прочитал, но такого не встречал.

– Не встречали, что грехи переходят от людей к людям?

– Ну это же не вши и не инфекция, можно тоже заразиться, но не так, что грехи переходят. Например, некий мальчик поступил в школу, а там полкласса играют в карты на деньги, и он потихонечку втянулся. В этом случае какой-нибудь человек образно, поэтично может сказать, что грехи этих мальчиков перешли на него, но это не грехи перешли, он сам сел, узнал правила игры, сам стал играть, а само ничего не переходит. А тут (в вопросе телезрительницы) действовали согласно воле священноначалия: человек психически больной – таких отпевают, я не знаю, о чем тут вопрос.

– Известно, что родители в ответе за своих детей также и перед Богом.

– Это же не юридический ответ. Например, родители говорят: «Нам некогда заниматься воспитанием, потому что мы заняты». Хорошо. И ребенок вырастает хамло, родителей ни во что не ставит, точно так же, как родители ни во что не ставили его воспитание. И вот они получают результат, держат ответ: сыночек вырос, он больше папы, он может брать его за бороду и говорить: «Давай деньги, старичок». Этот папа отвечает, что не вложил в сына почитание старших, не внушил, что сейчас он сына поит, кормит, а когда станет стареньким, то уже сын будет ему помогать, его кормить, лечить. Поэтому если человек пренебрегает своим долгом воспитания перед Богом, то он потом отвечает. Вот ответ, а не то, что его тащат на суд какой-то, там зеленая скатерть, графин и ему читают приговор в течение двух дней. Этого не происходит, поэтому надо понимать, что значит отвечать.

– Это когда плоды греха проявляются…

– Плоды греха все равно будут. Вот паренек звонил пьяненький: что он позвонил-то? Потому что какие-то плоды его греха есть. Значит он отвечает за это, сама жизнь с него спрашивает. Или человек сел пьяный за руль, кого-то сбил: он отвечает за это? Отвечает. За что? За пьянство, а не за то, что сел пьяным за руль. Потому что когда человек пьяный, он вообще ничего не соображает. О нем можно сказать, что он невменяемый, но не юридически. Юридически – это отягчающее вину обстоятельство: если пьяный был, получишь больше, чем если бы был трезвый. А то люди думают, что отвечают – это когда с шомполами будут на том свете стоять и сверлить тебя. Ты отвечаешь всей своей жизнью.

– Вопрос от телезрителя: «Какое Ваше отношение к тому, что в храмах во время проведения Божественной литургии собирают деньги? Ходят женщины с подносами…»

– Я знаю. И когда я был молодым и тоже ходил в храм, мне тоже это не нравилось. В нашем храме не ходят с подносами, поэтому я приглашаю Вас в наш храм. В храмах, где я настоятель, никто не ходит и не собирает деньги, а все сами кладут без всяких подносов. Где как заведено.

– То есть это просто храмовая практика, но не общецерковная…

– Да. Если бы была общецерковная, тогда священноначалие объявило бы.

– Вопрос: «Можно ли окрестить ребенка, если один из родителей некрещеный и против крещения ребенка?»

– Надо исследовать. Допустим, если мама в храм не ходит, а просто крещеная, я бы не стал крестить ребенка и воспользовался бы тем, что папа против. Сказал бы: «Ты воспитай из него христианина, и когда он придет ко мне лет в девять и попросит, чтобы я его крестил, я у него спрошу, читал ли он Евангелие, попрошу рассказать, о чем оно, какие он знает молитвы, знает ли «Отче наш», «Богородицу», «Верую». А то вот, например, есть программа «Детский голос»: дети там наизусть всё поют – это могут подготовить, а к крещению ребеночка кто будет готовить? Вот если мама так сделает, я окрещу и без согласия папы. Пусть она десять лет потрудится над своим сыном, подготовит его к принятию этого великого таинства. Пусть он придет осознанно, а так – зачем?

– Вопрос телезрителя: «Был в Иерусалиме, привез 33 свечи, зажженные от Благодатного огня. Могу ли я свечки раздать по родственникам, или это нужно делать как-то по-другому?»

– Можно. Даже можно каждую свечку разделить на три части и раздать девяносто девяти родственникам.

– А то, что я потушил их, это нормально?

– А что тут такого? Свеча может гореть, но можно и погасить ее.

– А Благодатный огонь все равно остается в ней?

– Нет, раз он погашен…Огонь – это реакция горения в кислороде.

– То есть можно погасить и даже разделить на три части…

– И девяносто девяти сродникам сказать: «Вот тебе подарочек из Иерусалима – маленькая свечка».

– Вопрос: «Хотелось бы услышать Ваше мнение об актерской и режиссерской профессиях: насколько они вредят душе?»

– Вредят. Но с другой стороны: а педагог? Очень вредит такая профессия, нервная система совершенно расшатывается.

– Нервная система – это же не вред душе.

– Как же так? А человек из-за расшатанной нервной системы впадает и в гнев, и в осуждение и начинает злословить своих учеников, вместо воспитания издевается над детьми. Очень много всяких вредных профессий. Например, сталевар – это совсем неполезно. Или профессии, связанные с химией, работа на химзаводе – это тоже вредно.

– Это все понятно, а именно актерская деятельность – насколько она вредна?

– Школа Станиславского, конечно, вредная, потому что человек должен вживаться в роль, играть то, что ему не совсем свойственно, ведь он другой человек. Школа представления, когда человек просто формально что-то изображает, а думает о чем-то своем, просто технично играет, – это менее опасно, а когда человек перевоплощается в какого-то разбойника, вдруг в раж войдет? Такое бывает и на сцене, и на съемочной площадке. И потом актерская профессия даже опасна: яркий пример – облили кислотой худрука Большого театра, чуть не выжгли глаза. Отчего такие страсти? Потому что там все время педалируются страсти, и вот человек уже подходит к преступлению реально. Актерская профессия очень неспокойная, и то, что происходит внутри театральных или киностудийных коллективов, – это не приведи Господь.

– Страсти там кипят похлеще, чем в других местах.

– Конечно. Они везде кипят, но здесь как-то даже выше ста градусов кипения.

Поделиться

Пожалуй, нет такого русского монастыря, такой православной библиотеки, в которых бы не нашелся томик поучений Преподо́бного Дорофея. Известны случаи, когда просветители земли русской собственноручно переписывали поучения Дорофея. Его мудрые слова поддерживали иноков в каждодневных послушаниях в монастыре, в беседах с братией, в дни печалей и сомнений. Мудрость Дорофея и по сей день ведет по жизни тех, кто вступил на путь духовного познания.

Авва Дорофей родился в начале шестого века в городе Ашкелон в Палестинских землях. Семья его была весьма состоятельна и Дорофей получил хорошее светское образование. Правда не сразу в нем проснулась тяга к мудрости. Позже он писал: «Когда я приходил брать книгу, то шел как к зверю. Но когда стал я принуждать себя, то Бог помог мне, и я так привык, что не знал, что ел, что пил, как спал, от теплоты, ощущаемой при чтении».

Дорфей мог сделать блестящую светскую карьеру, но отказался от этой стези и поселился в пустыне близ Газы, в монастыре святого старца-аскета аввы Серида. Поначалу он поручил Дорофею принимать путников и паломников, среди которых было немало людей немощных, больных, впавших в отчаянье. И хотя сам Дорофей только что перенес тяжелую болезнь, он без сна и отдыха заботился о благе богомольцев, отлучаясь лишь на молебны.
Когда же брат Дорофея на свои средства построил в монастыре больницу, то Преподобный выбрал для себя новое послушание – он ухаживал за больными. «Поверьте мне, — говорил он о немощных, — я так уважал их, словно от них зависело мое спасение».

Десять лет Дорофей был келейником Иоанна Пророка и не упускал ни одной возможности побеседовать с великим старцем. Он охотно слушал наставления и других отцов обители – преподобных Зосимы и Варсануфия. Дорофей записывал беседы с мудрыми старцами, записывал и свои размышления о духовном пути христианина и монаха.

Эти записи и вошли в классических список аскетической литературы, став настольной книгой для иноков и мирян. Преподобному Дорофею принадлежит 21 поучение, несколько посланий, 87 вопросов с ответами преподобных Варсануфия и Иоанна Пророка. В рукописях сохранились также слова о подвижничестве и наставления Преподобного Зосимы. Главное отличие поучений аввы Дорофея — ясный, легко доступный для понимания стиль изложения.

После смерти отца Иоанна Пророка Преподобный Дорофей ушел из монастыря и уединился в пустыне. Но скоро к нему стали приходить паломники и вокруг Дорофея образовалась новая обитель. Преподобный прожил в монастыре как равный среди прочих иноков до самой кончины.

Преподобный авва Дорофей родился в начале VI в. в Антиохии в состоятельной христианской семье. Он получил хорошее церковное и светское образование, интересуясь чтением главным образом медицинских книг. В молодом возрасте поступил в монастырь аввы Серида около Газы, где следовал духовному руководству преподобных Варсонофия Великого и Иоанна Пророка.
Дорофей хотел полностью отказаться от мира, но старцы, учитывая его слабость и хрупкое здоровье, разрешили ему пользоваться частью семейных средств и книгами, которые он привез с собой. Когда его одолевали нечистые помыслы, святой Варсонофий помогал ему советами.
Далее Дорофей получил послушание сторожить монастырские ворота и принимать приходящих, а также стал келейником Иоанна Пророка. Это дало ему возможность непосредственно обращаться с вопросами к старцу, из поучений которого он извлекал пользу.
Затем ему поручили создание монастырской больницы. Дорофей был хорошо подготовлен к этой работе предыдущим изучением медицины и принялся за труды. Он занимался не только заботами о больных, но и другими делами, которые заставляли его забывать о Боге и безмолвии. Много раз он чувствовал искушение уйти из монастыря и вести отшельническую жизнь, но святой Иоанн не отпускал его, полагая, что это может привести ко грехопадению.
В дальнейшем святой Варсонофий поручил ему духовное воспитание молодого Досифея. И тот, следуя наставлениям Дорофея, быстро достиг совершенства.
Когда Иоанн Пророк и авва Серид скончались, а преподобный Варсонофий ушел в полный затвор, святой Дорофей основал собственный монастырь между Газой и Маиумом. В этой обители авва Дорофей написал книгу «Душеполезные поучения», в которой строгость изложения сочеталась с глубокой мудростью. Эти наставления считаются одним из основных трудов православной монашеской традиции. Данное творение – единственное, что осталось от святого, ни точная дата смерти, ни место погребения которого неизвестны.
[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *