Аллилуйя — в ряде христианских конфессий — молитвенное хвалебное слово, обращенное к Богу.

В некоторых русских переводах Библии передается словосочетанием «восхваляйте Господа» или же просто транслитерируется в «аллилуия» или «аллилуйя», и в такой форме было принято в русский язык, и в христианское богослужение вошло без перевода.

Слово использовано в иудаизме как часть молитв галлель.

Библейские корни

Выражения «аллилуйя» встречается около 24 раз в древнееврейских рукописях Библии: один раз в книге Паралипоменон и около 23-х раз в книге Псалмов.

Среди них — так называемый галель (псалмы 112—117), исполнявшийся, в частности, на Пасху ср. Мф.26:30.

В древнегреческих писаниях Библии (в НЗ), писаной на языке койне, термин встречается 4 раза в книге Откровения Иоанна (Откр.19:1,3,4,6), где слово «аллилуйя» встречается лишь в торжествующей хвалебной песне, преисполненной радостью от того, что пала великая блудница — Вавилон Великий.

Иоанн Богослов в торжественном небесном гимне, воспетом от ангела, сошедшего с неба, после пророческого изображения праведного суда Божия над Вавилоном, слышал «как бы голос громов сильных, говорящих: аллилуйя! Ибо воцарился Господь Бог Вседержитель» (Откр.19:6).

Аллилуйя выступает в повелительной форме множественного числа. Это свидетельствует о том, что в храмовой службе оно являлось обращением руководящего богослужением к молящимся (или слушателям) с целью вызвать их ответное слово.

Со временем аллилуйя стало самостоятельным культовым восклицанием и в таком качестве была воспринята христианским богослужением. При этом в подавляющем большинстве библейских переводов это слово было сохранено без перевода.

Аллилуйя в христианском богослужении

В литургии византийского обряда (Православная церковь и ряд восточнокатолических церквей) пением «Аллилуйя» отмечаются шесть торжественных моментов:

  • на малом входе с Евангелием: «Спаси ны, Сыне Божий, воскресый из мертвых, поющия Ти: Аллилуиа» ,
  • аллилуиарий — песнь перед Евангелием, чаще всего состоящая из трёх блоков «Аллилуйя», разделённых стихами из Псалтири,
  • херувимская песнь, сопровождающая великий вход с предложенными Дарами, завершается троекратным Аллилуйя,
  • причастен (киноник) — стих, исполняемый во время причащения духовенства, завершается троекратным Аллилуйя,
  • по окончании причащения мирян поётся троекратная «Аллилуйя»,
  • благодарственный гимн по причащении («Да исполнятся уста наша…») также завершается троекратным Аллилуйя.

В богослужениях суточного круга Аллилуйя используется как завершение псалмов, их групп (кафизм и так называемых «слав») или даже каждого стиха одного псалма.

Так, на воскресной вечерне с Аллилуйя после каждого стиха поётся «Блажен муж», на воскресной и праздничной утрене — полиелей и продолжающий его псалом 136 (последний исполняется трижды в году — в неделю о блудном сыне, мясопустную неделю и Прощёное воскресенье).

Псалмы или группы псалмов на вечерне, повечерии, полунощнице, утрене и часах завершаются славословием, включающим в себя трёхкратную (трегубую) «Аллилуйя, аллилуйя, аллилуйя, слава Тебе, Боже» (о трегубой Аллилуйя и спорах вокруг неё см. ниже)

В будние дни Великого поста и в некоторые дни трёх других постов (последнее в приходской практике почти не соблюдается), а также в заупокойные (родительские) субботы совершается так называемая «служба с Аллилуйя» — утреня, на которой после шестопсалмия и великой ектении поётся не «Бог Господь» (на слова 117 псалма), а «Аллилуйя» с особыми стихами.

Так как отпевание и панихида представляют собой несколько изменённую заупокойную утреню, то и эти чинопоследования содержат «Аллилуйя» со стихами.

Латинские обряды

Во всех латинских обрядах (римском, амвросианском, мосарабском и исчезнувших — галликанском, кельтском) «Аллилуйя» широко употреблялась.

Помимо аллилуиария, предваряющего чтение Евангелия, возглас «Аллилуйя» завершает ряд изменяемых песнопений мессы (интроит, офферторий, коммунио <причастный антифон>, антифонов пасхального цикла, антифонов и респонсориев оффиция.

Помимо того аллилуйей называется самостоятельный жанр григорианского хорала (cantus planus) в проприи мессы, песнопение респонсорного типа: хор возглашает «Аллилуйя», затем солист распевает псалмовый стих (versus alleluiaticus), затем следует репризное проведение хоровой аллилуйи.

Исполняется в течение всего церковного года кроме Великого поста (также некоторых постных и покаянных дней непосредственно до него) и заупокойных служб, когда на месте аллилуйи исполняется тракт.

Отличается богатой мелизматикой, требующей от солиста высокого певческого мастерства. Заключительный обширный распев в хоровой части получил особое название юбиляции (jubilus).

Поскольку текст хоровой части во всех аллилуйях один и тот же, различные аллилуйи принято идентифицировать по инципитам псалмовых стихов (т.е. по сольной их части), например, Аллилуйя Jubilate Deo, Аллилуйя Confitemini и т.п.

Песня «Аллилуйа» в исполнении Гали Атари и Милк & Хони победила на конкурсе Евровидение 1979.

Вот так, возрадуйтесь, сразу видно, что товарищ словари не читает. А зря, возможно, перевод этого слова заставил бы его немного задуматься.

Я бы не стал эту статью писать ради такого минутного случая, если бы сегодня с утра не решил сам ещё раз почитать про слово аллилуйя в интернете. И то, что я случайно обнаружил, навел меня на интересные размышления.

Что такое аллилуйя?

Аллилу́йя (иврит הַלְלוּיָה] הללויה]‎, в транскрипции халелу-Йа’х; в латинской транслитерации alleluia). Буквальный перевод аллилуйя — Хвалите Ях ( Яхве, Йаг, Иегову) (Википедия)

ДЛЯ СПРАВКИ: Иегова или Яхве — это священное имя Бога, которое встречается в Библии около 7000 раз.

Хочется сразу сказать, что чаще всего слово аллилуйя встречается в еврейских писаниях (ветхом завете). Один раз в книге Паралипоменон и около 23-х раз в книге Псалмов. В отношении этих мест Писания вопросов не возникает: тогда было принято славить Бога и его имя.

Но меня больше удивило то, что слово аллилуйя встречается в Новом завете только 4 раза и только в книге Откровение. Но и это было не самое удивительное.

Самое удивительное было то, в каком контексте использовалось это слово. Привожу тут все 4 стиха, в котором есть слово аллилуйя.

  • После сего я услышал на небе громкий голос как бы многочисленного народа, который говорил: аллилуия! спасение и слава, и честь и сила Господу нашему! (Откр.19:1)
  • И вторично сказали: аллилуия! И дым ее восходил во веки веков. (Откр.19:3)
  • Тогда двадцать четыре старца и четыре животных пали и поклонились Богу, сидящему на престоле, говоря: аминь! аллилуия! (Откр.19:4)
  • И слышал я как бы голос многочисленного народа, как бы шум вод многих, как бы голос громов сильных, говорящих: аллилуия! ибо воцарился Господь Бог Вседержитель. (Откр.19:6)

Что общего у всех этих четырёх стихов? Это общая тема, из-за которой и произнесено 4-х кратное аллилуйя, и она упоминается во втором стихе, в котором этого слова, как раз, нет:

  • Ибо истинны и праведны суды Его: потому что Он осудил ту великую любодейцу (Вавилон Великий), которая растлила землю любодейством своим, и взыскал кровь рабов Своих от руки ее. (Откр.19:2)

Вот где собака зарыта! На небе восхваляют Иегову за то, что он наказал все ложные религии, которые позорили его и учили лжи о нём.

И вы знаете, что так удивило и поразило меня? Почему именно тут сосредоточение этого восклицания — славьте Иегову?

За что наказана вавилонская блудница?

А дело в том, что главная ложь, за которую наказана эта блудница, это ложь в отношении того, кто является истинным Богом и прямое нарушение ПЕРВОЙ и САМОЙ ГЛАВНОЙ заповеди:

  • Я Иегова, Бог твой, … Да не будет у тебя других богов пред лицом Моим. (Исх.20:2,3) Перевод православного священника Макария.

Сегодня христианский мир поклоняется сыну Бога, сделав из него БОГА СЫНА, троице, святым, но не Иегове.

Другие религии поклоняются Аллаху, Будде и так далее, и тем самым тоже нарушают эту важную заповедь.

И ИМЕННО поэтому, уничтожая эту религиозную блудницу, как бы в назидание и в осуждение восклицают все служители Бога на небе:

ХВАЛИТЕ ИЕГОВУ! ХВАЛИТЕ ИЕГОВУ! ХВАЛИТЕ ИЕГОВУ! ХВАЛИТЕ ИЕГОВУ!

Мне показалось это очень символично. И тут ещё раз приходит на ум мысль о том, как важно поклоняться именно истинному Богу!

Ведь от того, КОГО ты будешь хвалить, будет зависеть и ТВОЯ жизнь…

Биография

Принадлежал к старинному княжескому роду с литовскими корнями. Был вторым из девяти детей в семье.

Окончил с золотой медалью Глуховскую классическую гимназию. В 1905-1906 гг. перенёс болезнь, следствием которой стала пожизненная хромота из-за удаления пятки на правой ноге.

С 1906 вместе с братом Георгием жил в Петербурге на квартире И. Билибина, оказавшего на братьев большое влияние. Учился в Петербургском университете последовательно на трёх факультетах — математическом, восточных языков и филологическом; курса не окончил. Летние каникулы проводил у родителей, подрабатывал репетиторством.

Печататься начал в 1908 году (очерк «Соловецкий монастырь» в петербургском журнале «Бог — помочь!»), в декабре того же года опубликовал первые стихи (журнал «Светлый луч»). С начала 1911 сотрудничал как поэт и критик в студенческом журнале «Gaudeamus», где также руководил отделом поэзии. Посещая собрания молодых поэтов у С. Городецкого, сблизился с кругом будущего «Цеха поэтов»; вошёл в Цех с его образованием в октябре-ноябре 1911 года, став адептом зарождающихся идей «адамизма» и «акмеизма».

В октябре 1912, чтобы избежать суда за скандальный сборник «Аллилуиа», при содействии Н. Гумилёва присоединился к пятимесячной этнографической экспедиции в Сомали и Абиссинию. Вернувшись в марте 1913 после амнистии по случаю 300-летия дома Романовых, взялся за издание и редактирование «Нового журнала для всех», но через 2 месяца, запутавшись в финансовых делах, продал права на журнал и вскоре уехал на родину. В годы войны время от времени печатался в столичной и местной периодике.

К 1917 примкнул к левым эсерам, после Февральской революции вошёл в Глуховский совет, склоняясь к большевикам.

В январе 1918 семья Нарбута в своём доме подверглась нападению отряда красных «партизан», которые громили «помещиков и офицеров». При этом был убит брат Владимира Сергей, офицер, недавно вернувшийся с фронта. Владимир Нарбут получил четыре пулевые раны, после чего в местной больнице ему пришлось ампутировать кисть левой руки. Когда выяснилось, что тяжелораненый литератор состоит в партии большевиков, нападавшие посетили больницу и принесли «извинения».

Весной 1918 отправлен в Воронеж для организации большевистской печати; помимо этого в 1918-1919 гг. издавал «беспартийный» журнал «Сирена». В 1919 жил в Киеве, где участвовал в издании журналов «Зори», «Красный офицер», «Солнце труда». Остался в городе после занятия его белыми, затем по контролируемым белыми территориям уехал через Екатеринослав в Ростов-на-Дону, где 8 октября 1919 был арестован контрразведкой белых как коммунистический редактор и член Воронежского губисполкома. В контрразведке дал показания, в которых признался в ненависти к большевикам и объяснил своё сотрудничество с советской властью безденежьем, страхом и отчаянием. Позднее это признание попало в руки ЧК и спустя многие годы, в 1928, было использовано как компромат против Нарбута. Освобождённый при налёте красной конницы, вновь официально вступил в РКП(б).

В 1920 возглавил одесское отделение РОСТА, редактировал журналы «Лава» и «Облава»; подружился с Э. Багрицким, Ю. Олешей, В. Катаевым, который позднее вывел Нарбута в романе «Алмазный мой венец» под прозвищем «колченогий». В 1921-1922 гг. заведующий УкРОСТА в Харькове.

В 1922 переселился в Москву, работал в Наркомпросе; от поэзии отошёл. Основал и возглавил издательство «Земля и фабрика» (ЗиФ), на его базе в 1925 совместно с издателем В. А. Регининым основал ежемесячник «Тридцать дней». В 1924-1927 гг. заместитель заведующего Отделом печати при ЦК ВКП(б), в 1927-1928 гг. один из руководителей ВАПП.

В 1928 исключён из партии за сокрытие обстоятельств, связанных с его пребыванием на юге во время гражданской войны, одновременно уволен с редакторских постов. Жил литературной подёнщиной. В 1933 вернулся к поэзии.

26 октября 1936 арестован НКВД по обвинению в пропаганде «украинского буржуазного национализма». Причислен следствием к членам «группы украинских националистов — литературных работников», которая якобы занималась антисоветской агитацией. Руководителем группы был объявлен И. С. Поступальский, а её членами, помимо Нарбута, — переводчики П. С. Шлейман (Карабан) и П. Б. Зенкевич и литературовед Б. А. Навроцкий. 23 июля 1937 постановлением Особого совещания при НКВД СССР каждый из пятерых был осуждён на пять лет лишения свободы по статьям 58-10 и 58-11 УК РСФСР. Осенью Нарбут был этапирован в пересыльный лагерь под Владивостоком, а в ноябре — в Магадан.

2 апреля 1938, во время кампании массового террора в колымских лагерях (декабрь 1937 — сентябрь 1938), вошедшего в историю под названием «гаранинщина», против Нарбута было возбуждено новое уголовное дело по обвинению в контрреволюционном саботаже. 4 апреля он был допрошен, 7 апреля было составлено обвинительное заключение и постановление тройки НКВД. 14 апреля Нарбут был расстрелян в карантинно-пересыльном пункте № 2 треста «Дальстрой».

В 1960-е годы широкое распространение получила легенда, согласно которой Нарбут вместе с несколькими сотнями заключённых-инвалидов был утоплен на барже в Нагаевской бухте. На протяжении длительного времени эта информация не могла быть проверена вследствие того, что при реабилитации в октябре 1956 родственникам Нарбута была выдана справка с намеренно сфальсифицированной датой смерти — 15 ноября 1944. Подлинные обстоятельства его гибели были установлены только в конце 1980-х гг.

Первое посмертное собрание стихов, подготовленное Л. Чертковым, вышло в Париже в 1983 году.

Статья из «Википедии»

Впечатляющий портрет Нарбута дал Валентин Катаев в повести «Алмазный мой венец», где поэт выведен под именем колченогого.

«С отрубленной кистью левой руки, культяпку которой он тщательно прятал в глубине пустого рукава, с перебитым во время гражданской войны коленным суставом, что делало его походку странно качающейся, судорожной, несколько заикающийся от контузии, высокий, казавшийся костлявым, с наголо обритой головой хунхуза, в громадной лохматой папахе, похожей на чёрную хризантему, чем-то напоминающий не то смертельно раненного гладиатора, не то падшего ангела с прекрасным демоническим лицом…»

Нарбут несколько раз чудом уходил от смерти. Об одном из таких случаев внучка поэта Т. Р. Нарбут пишет: «…На хутор Хохловка, где семья Нарбутов встречала Новый год (это было 1 января 1918 г.), ворвалась банда анархистов и учинила расправу. Отец Владимира Ивановича успел выскочить в окно и бежал, жена с двухлетним Романом спряталась под стол, а остальных буквально растерзали. Был убит брат Сергей и многие другие обитатели Хохловки. Владимира Ивановича тоже считали убитым. Всех свалили в хлев. Навоз не дал замёрзнуть тяжело раненному В. И. Нарбуту. На следующий день его нашли. Нина Ивановна (жена поэта) погрузила его на возок, завалила хламом и свезла в больницу. У него была прострелена кисть левой руки и на теле несколько штыковых ран, в том числе в области сердца. Из-за начавшейся гангрены кисть левой руки ампутировали».

Во время гражданской войны Нарбут воевал на стороне красных, был захвачен в плен и расстрелян, но не убит — ночью ему удалось выползти из-под трупов и скрыться. Однако от сталинского лагеря Нарбут не ушёл. Он был коммунистом, директором издательства «Земля и фабрика», но ещё до ежовско-бериевских чисток лишился всех партийно-издательских постов, поскольку обнаружился документ, подписанный Нарбутом во время допросов в белогвардейской контрразведке.

3 октября 1928 года в «Красной газете» появилось такое сообщение: «Ввиду того, что Нарбут В. И. скрыл от партии, как в 1919 г., когда он был освобождён из ростовской тюрьмы и вступил в организацию, так и после, когда дело его разбиралось в ЦКК, свои показания деникинской контрразведке, опорочивающие партию и недостойные члена партии, — исключить его из рядов ВКП(б)». Ну, а когда после убийства Кирова чекисты стали периодически забрасывать широкий невод, Нарбут, естественно, попался в него довольно быстро. Его арестовали 26 октября 1936 года.

Точных сведений о его смерти нет, есть только рассказ некоего Казарновского, который приводит в своих воспоминаниях Н. Я. Мандельштам, вдова Осипа Мандельштама: «Про него (Нарбута) говорят, что в пересыльном он был ассенизатором, то есть чистил выгребные ямы, и погиб с другими инвалидами на взорванной барже. Баржу взорвали, чтобы освободить лагерь от инвалидов. Для разгрузки…»

Официальная дата смерти Нарбута — 15 ноября 1944 года, скорее всего, фальшивка. «Дата в свидетельстве о смерти, выданном загсом, тоже ничего не доказывает, — пишет Н. Я. Мандельштам. — Даты проставлялись совершенно произвольно, и часто миллионы смертей сознательно относились к одному периоду, например, к военному. Для статистики оказалось удобным, чтобы лагерные смерти слились с военными… Картина репрессий этим затушёвывалась, а до истины никому дела нет. В период реабилитации почти механически выставлялись как даты смерти сорок второй и сорок третий годы»… Очевидцы относят смерть Владимира Нарбута в ледяных волнах Охотского моря к весне 1938 года.

НАРБУТ, Владимир Иванович — русский советский поэт. Родился в семье мелкого помещика. Учился на историко-филологическом факультете Петербургского университета. Первые стихи опубликовал в 1909. С 1910 — сотрудник петербургских журналов «Гаудеамус», «Гиперборей», «Аполлон», «Современный мир» и других. Первый сборник «Стихи» (1910) включал в себя в основном лирику природы. В 1912 Нарбут примкнул к литературной группе «Цех поэтов», представляя вместе с М. А. Зенкевичем левое её крыло, резко выступавшее против пустой красивости и шаблонного изящества в поэзии. Стихи второго сборника Нарбута «Аллилуйя» (1912), конфискованного царской цензурой, насыщены физиологическими образами, посвящены гротескно-сатирическому изображению уездного мелкопоместного быта. После Октябрьской революции Нарбут работал в советской печати. Опубликовал сборники стихов, посвящённые гражданской войне и становлению Советской власти. В 1918-19 в Воронеже редактировал газету «Известия» и журнал «Сирена». В 1920-22 работал на Украине (директор «ЮГРОСТА» в Одессе и «Ратау» в Харькове). В 1922 переехал в Москву. Был директором организованного им издательства «Земля и фабрика», редактором ряда журналов. В 1933-34 после длительного молчания опубликовал в журналах «Новый мир» и «Красная новь» стихи, относящиеся к т. н. «научной поэзии»; подготовил к печати сборник стихов «Спираль». Незаконно репрессирован. Реабилитирован посмертно.

Б. Б. Скуратов

Краткая литературная энциклопедия: В 9 т. — Т. 9. — М.: Советская энциклопедия, 1978

Нарбут Владимир Иванович — поэт. Сын помещика. Родился на хуторе Нарбутовка Черниговской губ. Среднее образование получил в Глуховской гимназии, высшее — в Петербурге. Годы Октябрьской революции Нарбут провёл в Одессе, Ростове-на-Дону, Киеве и здесь вступил в РКП(б). После изгнания из Крыма белых Нарбут переехал в Москву, был руководителем издательства «ЗиФ». В 1928 исключён из партии за сокрытие ряда обстоятельств, связанных с его пребыванием на юге во время белогвардейской оккупации. Печататься начал с 1910 (в СПБ студенческом журнале «Гаудеамус»). В 1912 примкнул к «цеху поэтов».

Первая книга стихов Нарбута, напечатанная церковно-славянским шрифтом с эпиграфом из псалмов, была конфискована царской цензурой за то, что воспевала все «твари божие» вплоть до «погани лохматой». В этих стихах Нарбут изливал славословия всем явлениям бытия. Фетишизирование предметов и некритическое отношение к реальной действительности, за которым скрывалась апология капиталистического строя, характерная для всего творчества акмеистов, составляли основную суть всех дооктябрьских стихов Нарбута. Послеоктябрьские стихи Нарбута (сборник «В огненных столбах») хотя и посвящены революционной тематике, однако отвлечённы, далеки от конкретной классовой борьбы пролетариата. Общее славословие революции, облечённое в выспренные, евангелические тона, — вот характер этих стихов, мало отличающихся от стихов дооктябрьских.

После продолжительного молчания Нарбут впервые опубликовал новые стихи в 1933 («Новый мир», 1933, VI). Нарбут здесь ставит вопрос о переделке и познании мира пролетариатом. Однако перегруженность физиологизмом, тенденции к подмене социальных явлений биологическими говорят о том, что подлинной мировоззренческой перестройки Нарбут не произвел. Кроме стихов Нарбуту принадлежит ряд посредственных рассказов.

II. Гусман Б., 100 поэтов, Тверь, 1923; Гумилев Н., Письма о русской поэзии, П., 1923.

З.-М.

Литературная энциклопедия в 11 томах, 1929-1939

В Википедии есть страница «аллилуйя».

Русский

Морфологические и синтаксические свойства

ал-ли-лу́й·я

Междометие; неизменяемое.

Корень: -аллилуй-; окончание: -я .

Произношение

  • МФА:

Семантические свойства

Значение

  1. религ. молитвенное слово хваления Бога ◆ После сего я услышал на небе громкий голос как бы многочисленного народа, который говорил: аллилуия! спасение и слава, и честь и сила Господу нашему! «Библия Откровение. 19:1»

Синонимы

  1. частичн.: осанна

Антонимы

Гиперонимы

  1. молитва

Гипонимы

    Родственные слова

    Ближайшее родство

    Этимология

    Фразеологизмы и устойчивые сочетания

  • петь аллилуйю

Перевод

Список переводов

  • Английскийen: halleluiah!, hallelujah!, halleluia!
  • Ивритhe: הללויה
  • Интерлингваиia: alleluia
  • Исландскийis: hallelúja
  • Испанскийes: aleluya
  • Итальянскийit: alleluia
  • Немецкийde: halleluja
  • Польскийpl: alleluja
  • Португальскийpt: aleluia
  • Словацкийsk: aleluja
  • Финскийfi: halleluja
  • Французскийfr: alléluia
  • Эстонскийet: halleluuja

Для улучшения этой статьи желательно:

  • Добавить все семантические связи (отсутствие можно указать прочерком, а неизвестность — символом вопроса)

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *