Судьба спасенного Цесаревича Алексея

Борис Романов

Цесаревич АЛЕКСЕЙ (1904-?) и Филипп СЕМЕНОВ (1904-1979)

Несколько раз я публиковал здесь материалы о спасенных в ночь на 17 июля 1918 года младших детях Николая и Александры – Анастасии и Алексее.
Что касается Анастасии (1901-?), то ее очень редкая двусторонняя врожденная деформация стоп (врожденный двусторонний Hallux valgus), которая была также у Анны Андерсон (1901-1984), позволяет с огромной степенью вероятности (1:17 миллионам) утверждать, что Анастасия Романова и Анна Андерсон – одно и то же лицо. Ни одна из других (более 30-ти) известных претенденток на «роль» Анастасии не имела этой деформации стоп.
Отметим также, что медицинская статистика в данном случае более чем в тысячу раз превышает достоверность испытаний ДНК, которые в 1994-1997 годах якобы показали, что Анна Андерсон не имела отношения к Царской семье и что якобы останки Анастасии были найдены под Екатеринбургом (в Коптяковском лесу) и захоронены в Санкт-Петербурге вместе с останками Николая, Александры, Ольги и Татьяны в 1998 году.

ГЕМОФИЛИЯ И КРИПТОРХИЗМ
Насколько известно, претендентов на «роль» спасенного Алексея было немного более десяти. Один или два из них имели то же заболевание крови – гемофилию, как и Алексей, один или два – еще одно редкое заболевание, крипторхизм (не опущение одного яичка), которое также было у Наследника престола.
Однако, только один из всех претендентов – Филипп Григорьевич Семенов – имел оба этих заболевания, что документально зафиксировано в его медицинских документах, в истории болезни. Кстати, мифы о том, что никто из больных гемофилией не живет долго и что любые тяжелые ранения (внешние раны) для них смертельны – это ложные мифы. Известны случаи 50-летней и более продолжительности жизни больных гемофилией, и их выживание после тяжелых ранений:
http://tsarevich.spb.ru/hemo-about.php

Как и в случае с Анной-Анастасией, до последнего времени никому из исследователей не приходило в голову поинтересоваться медицинской статистикой этих заболеваний. Да, все знали, что и гемофилия, и крипторхизм – довольно редкие заболевания, но никто из историков и исследователей не посмотрел медицинскую статистику.
Медицинская статистика гемофилии, по разным источникам, составляет от 1:8000 до 1:100 000; медицинская статистика крипторхизма (для взрослых людей) составляет приблизительно 0.3%, или 1:333.
Следовательно, по минимуму, только один человек из примерно 2 664 000 имеет оба этих заболевания (8000х333=2664000). Следовательно, именно с такой вероятностью мы можем утверждать, что Филипп Семенов действительно, как он утверждал, был Алексеем Романовым.

ФИЛИПП СЕМЕНОВ: 1949-й ГОД
Кажется, первым о Филиппе Семенове написал Эдвард Радзинский в своей книге «Николай Второй. Жизнь и смерть». В Интернете можно посмотреть статьи о нем:
http://www.trud.ru/trud.php?id=200205230862601
http://proza.ru/2007/03/21-57

Здесь я привожу выдержки из статьи Александра Попова «Таинственный цесаревич» (proza.ru):
http://www.proza.ru/2007/03/21-57

<<В январе 1949 года в республиканскую психиатрическую больницу Карелии с диагнозом «маниакальный депрессивный психоз» поступил Семёнов Филипп Григорьевич, заключённый одной из исправительных колоний, что вблизи города Медвежьегорска. В сопроводительных документах значилось, что он дважды перенёс инсульт с последующим параличом. Потом наступило улучшение в такой степени, что он мог даже ходить на работу. Однако 8 января заключённый внезапно почувствовал сильную головную боль, обратился в лагерный лазарет, где ему оказали помощь. А спустя некоторое время Семёнов засобирался куда-то ехать, ругал какого-то Белобородова, перестал узнавать окружающих, отказывался от пищи. Поэтому врач колонии и направил его в Петрозаводск, в психиатрическую клинику.
Именно с этого начинает документально фиксироваться удивительная, полная загадок и мистики история этого необычного пациента.

Цесаревич Алексей Романов

Сохранилась его история болезни под номером 64. На титульном листе значатся его фамилия, имя и отчество, год рождения – 1904, национальность – русский, профессия – экономист-финансист. Далее данные объективного обследования, такие же, как и у многих пациентов таких клиник. Если только вот несколько отличительное – «сознание сохранено, ориентирован по месту и времени».
Через два – три дня состояние острого психоза, с которым поступил Семёнов в клинику, полностью прошло. Вот тогда-то он и поведал врачам свою «необыкновенную» историю, которых они за годы работы с такой категорией больных наслышались предостаточно. На самом деле он царевич Алексей Романов, был спасён во время расстрела Царской Семьи, доставлен в Ленинград, там жил, затем служил в Красной Армии кавалеристом, после войны учился в институте, работал экономистом в Средней Азии. Всю жизнь его преследует некто Белобородов, который знает его тайну, именно он и заставил Семёнова пойти на хищения, из-за чего тот и попал в места лишения свободы…
С «необычным» пациентом в больнице долго общались врачи-ординаторы Юлия Сологуб и Далила Кауфман. Как рассказывала впоследствии Далила Абрамовна, это был высокообразованный человек, знавший несколько иностранных языков, много читавший, особенно классику. Семёнов в течение всего срока пребывания в психиатрической больнице был спокоен, вполне контактен, с ясным сознанием и правильным поведением. Свой «бред», именно так – в кавычках – характеризовала Кауфман откровения пациента, он никому не навязывал, это никак не отражалось на его поведении, как бывает обычно у таких больных, что и ставило врачей в тупик.
И что особенно было поразительно: у Семёнова в истории болезни значилось заболевание крови – следствие гемофилии, а также не опущение одного яичка. Как и у цесаревича Алексея Николаевича Романова! Двух таких совпадений было уже достаточно, чтобы со всей серьёзностью обратить внимание на этого загадочного пациента психиатрической клиники. А если к этому ещё добавить и то, что Семёнов родился в том же 1904 году, что и цесаревич, и на ягодице у него был крестообразный след от ранения… И знал он хорошо все дворцовые церемонии, знал расположение комнат Зимнего, имена и титулы всех членов царской семьи, многое другое из дворцовой жизни Романовых и дореволюционного высшего света.
По утверждению Филиппа Григорьевича, во время расстрела в Екатеринбурге «отец» обнял его и прижал лицом к себе, чтобы мальчик не видел наведённых на него стволов. Он был ранен в ягодицу, потерял сознание и свалился в общую кучу тел…

ФИЛИПП СЕМЕНОВ: РОМАНОВ-ИРИН-СЕМЕНОВ
Но вернёмся к нашему цесаревичу из странноприёмного дома. Его спас и долго лечил какой-то преданный человек, возможно, монах. Несколько месяцев спустя, пришли незнакомые люди и заявили, что отныне он будет носить фамилию Ирин (аббревиатура от слов Имя Романовых – Имя Нации).
Затем мальчика привезли в Петроград, в какой-то особняк будто бы на Миллионной улице, где он случайно услышал, что его собираются использовать как символ объединения сил, враждебных новому строю. Такой участи себе он не желал и поэтому бежал от этих людей. На Фонтанке как раз записывали в Красную Армию. Прибавив себе два года, он попал в кавалерию. Потом учился, работал экономистом. Женился. Сменил фамилию на Семёнова, взяв документы родственника супруги… Затем было заключение, психиатрическая больница…
Филиппа Семёнова показали одному из лучших тогда психиатров страны, профессору из Ленинграда Самуилу Генделевичу. Доктор, к тому же, оказался ещё и весьма компетентен в «царских» вопросах. Он знал расположение и назначение покоев Зимнего дворца и загородных резиденций начала прошлого века, имена и титулы всех членов царской семьи и её династических ответвлений, все придворные должности, протоколы церемоний, принятых во дворце.
Вопросы с подвохом, которые стал задавать Генделевич своему пациенту, ни к чему не привели. Семёнов отвечал с готовностью, не задумываясь, приводя всё новые подробности. Держался спокойно и с достоинством…
<…>
Здесь, правда, сведения о Семёнове, приводимые Далилой Кауфман, несколько расходятся с историей болезни «цесаревича Алексея». Из сделанной в ней записи следует, что Ф. Г. Семёнов в апреле 1949 года после судебно-медицинской экспертизы был направлен в психиатрическую больницу МВД. А это может означать, что исследование его таинственной и бредовой, как считалось тогда, легенды было продолжено под ещё большим покровом секретности.
Обо всём этом Далила Кауфман написала известному писателю Эдварду Радзинскому, который готовил книгу о Николае II. И тот посвятил Семёнову в своей книги «Господи… спаси и усмири Россию. Николай II: жизнь и смерть» целую главу, которую назвал «Гость», где рассказывает об этом странном и таинственном человеке.
<…>
Освободился из ИТК № 1 Филипп Григорьевич Семёнов в 1951 году. Умер – в 1979, как раз когда на Урале впервые обнаружили останки царской семьи. Его вдова Екатерина Михайловна была убеждена в том, что муж – наследник императора. И как вспоминал приёмный сын Семенова, отчим любил бродить по городу, в Зимнем дворце мог находиться часами, предпочитал старинные вещи. О своей тайне говорил неохотно, только с самыми близкими людьми. Никаких отклонений у него не было, в психиатрическую больницу после лагеря он уже не попадал. Хорошо владел немецким, французским, английским и итальянским языками, писал на древнегреческом.
Филиппа Григорьевича Семенова давно уже нет, а тайна его осталась. Осталось и множество вопросов в этой истории. В каких школах могли его научить стольким языкам? Откуда такие поразительные физиологические и медицинские совпадения его с цесаревичем Алексеем, останки которого так до сих пор и не найдены? За какие такие провинности Семёнов надолго был упрятан в сталинские лагеря? Кто такой Белобородов, из-за которого, якобы, Семёнов попадает в них?>>
Это были выдержки из статьи Александра Попова. Что касается Белобородова, то, очень вероятно – это тот самый А.Г.Белобородов – председатель Уралсовета в 1918году…
***
ГЕНДЕЛЕВИЧ и ФЕДОРОВ
Вопрос, который возник у меня после прочтения главы о Филиппе Семенове (из книги Э.Радзинского) и статьи А.Попова заключался в том, откуда врач Самуил Генделевич (а именно он был главным действующим лицом идентификации Семенова как Цесаревича)- откуда он мог знать о гемофилии и крипторхизме наследника Алексея, а также обладал столь обширными знаниями о Царской семье? Может быть, Генделевич был знаком с кем-то из лейб-медиков Царской семьи, которые остались после 1917 года в России?
Несколько известных врачей Царской семьи не эмигрировали после 1917 года и работали в СССР. В частности, Сергей Петрович Федоров (1869-1936) сразу после отречения Николая изменил отношение к нему и затем сотрудничал с большевиками. Тот самый доктор Федоров, который консультировал Николая II относительно здоровья Алексеяi 2 марта 1917 года в Пскове. Он продолжил свою карьеру в СССР, он был директором Институт нейрохирургии в Ленинграде в 1929-1936 годах. Похоронен на «Коммунистической площадке» Александро-Невской лавры Санкт-Петербурга.
Можно не сомневаться, что профессор С.Федоров и профессор С.Генделевич – два крупнейших медика Ленинграда тех лет — были знакомы и общались по разным вопросам. Федоров также имел отношения к проблемам эпилепсии и нервных болезней, где Генделевич был крупнейшим специалистом.
Мы можем уверенно предположить также, что Генделевич имел обширные знания о жизни Царского двора, о царских резиденциях и дворцах, о титулах etc. от Федорова. Вероятно, они не только были знакомы (как известные врачи Ленинграда), но и дружили друг с другом.

ДЕТИ Ф.СЕМЕНОВА
В дополнение к этой статье А.Попова я нашел свои дневниковые записи 1998 года о документальном фильме «Самозванцы» (режиссер Александр Габнис):
Филипп Семенов был женат четыре раза. Первый раз он женился в 1930 году (под фамилией Ирин), его жену звали Софья. В этом первом браке родились три сына: Юрий, Владимир и Константин. В Ленинграде его нашел А.Г.Белобородов – тот самый, который был председатель президиума Уральского областного Совета в 1918 году. Он знал тайну и шантажировал Ирина и требовал денег. Семья бежала от его преследований в Самарканд, где Ирин изменил фамилию на Семенов. Он работал бухгалтером в Самарканде. Однако, Белобородов нашел его в Самарканде также и вновь начал вымогать деньги. Дважды Семенов сообщал Белобородову места расположения тайных кладов Царской семьи, но Белобородов требовал денег снова и снова. Семенов начал красть казенные деньги и был осужден на тюремное заключение на 3 года. Он бежал из тюрьмы. Потом он был женат второй раз (на некоей Асе) и третий раз (на некоей Анне Ивановне). Некоторое время он жил в Тбилиси, но Белобородов нашел его там опять. Следы Белобородова обрываются в 1938 году. В 1941 году Семенов был арестован снова и на этот раз он был приговорен к тюрьме на 10 лет. Дальнейшие события рассказаны в статье выше.
Семенов не имел детей после первого брака. Судьбы Владимира и Константина неизвестны. Возможно, они пропали в вихрях войны 1941-1945 годов. Его сын Юрий в 1998 году был жив. Александр Габнис рассказывал, что в 1994 году англичане якобы провели ему генетическую экспертизу с принцем Филиппом.
Подтверждение этому я нашел в газета «Аргументы и факты» №36, 5 сентября 2007:
http://gazeta.aif.ru/online/aif/1401/45_01
«В конце 1990-х годов по инициативе английской газеты «Daily Express» старший сын Юрий сдал кровь для генетической экспертизы. Питер Гил проводил её в Олдермастенской лаборатории (Англия). ДНК «внука» Николая II Юрия Филипповича Семёнова и английского принца Филиппа сравнивали. Из трёх тестов два совпали, а третий оказался нейтральным».
Насколько известно, Юрий Филиппович Семенов не претендовал на российский престол и место в Доме Романовых. Он хотел знать правду только. Кажется, в 1998 году он собирался уехать из России навсегда (?).

ФИЛАТОВ, ХАММЕТ, СЕМЕНОВ.
Всего, начиная с 1918 года, было известно 11 «претендентов-Алексеев». Наиболее вероятные претенденты – это Филипп Семенов (умер в 1979) и Василий Филатов (умер в 1988), а также Хейно Таммет (он имел крипторхизм, но не болел гемофилией). Сын Василия Филатова, Олег живет в Санкт-Петербурге по настоящее время. Внешне он весьма похож на Николая II. Более подробно об истории Василия Филатова можно прочитать в книге самого О.В.Филатова «История души, или портрет эпохи. Судьба Цесаревича Алексея, сына Императора России Николая II» (СПб, 2000). Генетическая экспертиза, проведенная в Германии, вроде бы подтвердила родство Филатовых с теми жертвами, останки которых были торжественно захоронены в Санкт-Петербурге в 1998 году. Однако, РПЦ и несколько крупных отечественных и зарубежных исследователей до сих пор не признают эти останки как останки членов Царской семьи. Некоторые исследователи (как В.Винер из Екатеринбурга) давно утверждают, что это как раз останки членов семьи-двойника Царской семьи – семьи Филатовых, которая была расстреляна в Екатеринбурге также в июле 1918 года…
Я не знаю, кто из троих (Ф.Семенов или В.Филатов, или Хейно Таммет) мог быть спасшимся цесаревичем Алексеем. Однако, медицинская статистика убедительно говорит за Филиппа Семенова.

Борис Романов

P.S. 20 октября 2015 года я получил рецензию на эту статью от журналиста Василия Вейкки Иванова. Привожу её ниже почти полностью:
"В своей публикации Вы ссылаетесь на Александра Попова. Только смею Вас заверить, что зовут его не Александр, а Алексей. Для меня же никакой он не автор <…>. Статья, выдержки из которой Вы приводите, по большому счёту была списана с моих публикаций 1997-98 и 99 годов. Побывав в Карельской республиканской больнице, можно сказать, по собственной инициативе и заданию редакции журнала "Север", я буквально в течение целого месяца сидел в медицинском Архиве больницы и вручную переписывал многие страницы из Истории болезни (наследника). Первая моя публикация прошла в августе 1997 года в еженедельнике "Губерния", а потом и в майском (1998 год) номере журнала "Север", и называлась она "Наследник престола или самозванец?". Потом я работал в Архиве МВД (Попова туда не пустили бы — он не журналист, а любитель собирать всякую всячину про НЛО). На Проза Ру, но относительно недавно, я публиковал эти материалы. Более того, у меня были напечатаны в журнале и газетах и фотографии самого Ф. Семёнова. Сейчас их, к сожалению, у меня не сохранилось, но события последнего времени наталкивают меня на мысль, что я возобновлю свою поиски."

Полностью рецензию В. Вейкки Иванова можно прочитать в разделе рецензий на эту статью, а статью самого В. Вейкки Иванова "Наследник престола или самозванец?" можно прочитать на Проза.Ру: http://www.proza.ru/2013/01/07/1683   
 

© Copyright: Борис Романов, 2008
Свидетельство о публикации №208061000437

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Борис Романов

Рецензии

Написать рецензию

Здравствуйте, Борис! В своей публикации Вы ссылаетесь на Александра Попова. Только смею Вас заверить, что зовут его не Александр, а Алексей.Для меня же никакой он не автор, а всего-навсего плагиатор и вор. Статья, выдержки из которой Вы приводите, по большому счёту была списана с моих публикаций 1997-98 и 99 годов. Побывав в Карельской республиканской больнице, можно сказать, по собственной инициативе и заданию редакции журнала "Север", я буквально в течение целого месяца сидел в медицинском Архиве больницы и вручную переписывал многие страницы из Истории болезни (наследника). Первая моя публикация прошла в августе 1997 года в еженедельнике "Губерния", а потом и в майском (1998 год) номере журнала "Север", и называлась она "Наследник престола или самозванец?". Потом я работал в Архиве МВД (Попова туда не пустили бы — он не журналист, а любитель собирать всякую всячину про НЛО). На Проза Ру, но относительно недавно, я публиковал эти материалы. Более того, у меня были напечатаны в журнале и газетах и фотографии самого Ф. Семёнова. Сейчас их, к сожалению, у меня не сохранилось, но события последнего времени наталкивают меня на мысль, что я возобновлю свою поиски. А Попов воровал у меня не только про Наследника, но и другие материалы…

Василий Вейкки Иванов   20.10.2015 01:17   &#0149;   Заявить о нарушении

+ добавить замечания

Василий, добрый день.
Я опубликовал Вашу рецензию (почти полностью) в послесловии к моей статье, и там же дал ссылку на Вашу статью "Наследник престола или самозванец?" на Проза.Ру.
Желаю Вам успехов в новых поисках.

Борис Романов   20.10.2015 15:50   Заявить о нарушении

Спасибо, Борис!

Василий Вейкки Иванов   21.10.2015 19:18   Заявить о нарушении

+ добавить замечания

На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные — в полном списке.

Написать рецензию     Написать личное сообщение     Другие произведения автора Борис Романов

Алексей Николаевич Романов

Неужто премьер-министр СССР Алексей Косыгин был сыном… последнего русского царя?


президент Тьюторской Ассоциации
Татьяна Ковалева

Книга с полки

Как учили цесаревича Алексея Романова

Только что закончила читать объемную (704 стр.!) интереснейшую книгу «Наставник. Учитель цесаревича Алексея Романова: дневники и воспоминания». – М.: Патриаршее подворье храма домового мц. Татианы при МГУ г. Москвы, 2013. Этот предновогодний подарок (лучше и не придумаешь!) мне сделала одна из переводчиц этого издания Т.Г. Курепина.

Примеров отечественной тьюторской практики не так уж много: это традиция монастырских наставников – «старцев» и «старчества» на Руси, подробно описанная в романе Ф.М. Достоевского «Братья Карамазовы»; гувернеры в аристократических семьях и организация некоторых образовательных учреждений в дореволюционной России (наиболее ярким примером является Царскосельский лицей); роль В.А. Жуковского в воспитании наследника престола Романовых Александра Николаевича. Именно поэтому для всех российских исследователей в сфере образования каждый раз оказывается бесценным знакомство с неизвестным ранее опытом использования на практике принципа индивидуализации. С этой точки зрения сегодня для всего нашего научного педагогического сообщества представляется необыкновенно интересным «открытие» практики тьюторского сопровождения цесаревича Алексея Романова, с которой мы имеем возможность теперь подробно познакомиться через переводы ранее неизвестных нам исторических материалов.

Говоря об образовании детей в семье императора Николая II, мы до недавнего времени могли ссылаться в основном на описание учебного процесса, организуемого учителем французского языка Пьером Жильяром, чье имя российским историкам образования хорошо знакомо благодаря переводам на русский язык его воспоминаний о царской семье. (Жильяр П. Трагическая судьба Николая II и Царской Семьи / Петергоф, сентябрь 1905 г. – Екатеринбург, май 1918 г. М., 1992).

Об англичанине Чарльзе Сиднее Гиббсе, который также преподавал в царской семье и был наставником цесаревича Алексея, мы узнали лишь сравнительно недавно благодаря книге американской писательницы Кристины Бенаг. В 2000 году она издала книгу «Англичанин при Царском Дворе: Духовное паломничество Чарльза Сиднея Гиббса», перевод которой был опубликован в Санкт-Петербурге в 2006 году. Но ее книга была ориентирована в основном на православных читателей, и в ней обсуждался прежде всего процесс принятия Гиббсом православной веры. Педагогические же взгляды Чарльза Сиднея Гиббса, а также его верность своему воспитаннику, за которым Гиббс поехал даже в ссылку в Тобольск, чтобы продолжать свое наставничество, в этой книге практически не освещались, а сам Гиббс (в отличие от Пьера Жильяра), к большому сожалению, не оставил отдельной книги своих воспоминаний.

С этой точки зрения уникальную ценность имеет это последнее издание: «Наставник. Учитель цесаревича Алексея Романова: дневники и воспоминания» об англичанине Чарльзе Сиднее Гиббсе (1876–1963 гг.) – преподавателе английского языка детей императора Николая II, а затем наставнике цесаревича Алексея. В это издание вошли две книги о нем, последовательно написанные английскими авторами: Джоном Тревином («Учитель Цесаревича: подробное описание последних лет жизни царской семьи, составленное на основе документов Чарльза Сиднея Гиббса») и Френсисом Уэлчем («Романовы и мистер Гиббс: история англичанина, учившего детей последнего русского царя»). Обе эти книги были опубликованы в Лондоне соответственно в 1975 и в 2002 годах и вышли на русском языке впервые только сейчас, в конце 2013 года. В издание также вошли дневники Чарльза Гиббса, которые он вел с начала Первой мировой войны; его письма из Тобольска и воспоминания о царской семье, написанные им в 30–40-е годы XX века.

Представленные в этом издании уникальные биографические материалы – заметки и дневниковые записи самого Гиббса, а также подробные исторические комментарии – позволяют проследить, как за десять лет работы при дворе русского императора Чарльз Сидней Гиббс превратился из учителя-иностранца в близкое и доверенное лицо всей семьи Николая II. Через описание его занятий с цесаревичем Алексеем видно, как постепенно менялась позиция молодого англичанина, который был приглашен в царскую семью в качестве классического учителя английского языка, но затем фактически стал наставником и тьютором цесаревича Алексея. НеслучайнокнигаДжонаТревинатакиназывается: «Tutor to the Tsarevich: An Intimate Portrait of the Last Days of the Russian Imperial Family» (London, 1975).

Приведу сейчас лишь некоторые примеры учебных занятий Чарльза Сиднея Гиббса с цесаревичем Алексеем, взятые из дневниковых записей, опубликованных его приемным сыном уже после смерти самого Гиббса. Их можно проинтерпретировать сначала как классическую образовательную практику, опирающуюся на принцип индивидуального подхода при проведении учебных занятий с цесаревичем, но затем все больше и больше реализующую принцип индивидуализации и дающую возможность самому цесаревичу Алексею осознавать собственные желания и интересы в процессе индивидуального обучения (а это и есть тьюторская практика)…

Итак, Чарльз Сидней Гиббс, англичанин 32 лет, вежливый и хорошо воспитанный молодой человек, был приглашен в Царское Село осенью 1908 года для занятий английским языком со старшими детьми императорской семьи. Английским языком они занимались раньше с учителем-шотландцем, и именно этот акцент Гиббсу предстояло исправить. Вскоре он узнал индивидуальные черты и особенности каждой княжны, проявляющиеся и при обучении, и стал в соответствии с этим готовиться и проводить свои занятия. Этот опыт оказался настолько успешным, что в 1913 году императрица попросила Гиббса начать обучение английскому языку девятилетнего цесаревича (официально – Великого князя Алексея Николаевича, наследника престола), который до этого времени не хотел произносить на английском языке ни одного слова, сколько ни старалась императрица, сначала сама проводившая с ним занятия.

Занятия с маленьким цесаревичем проходили в Александровском дворце, в личных покоях императорской семьи. Цесаревич обладал врожденным умом и отзывчивостью, но сначала мальчик относился к своему учителю английского языка с недоверием и даже некоторым подозрением. Очень постепенно между ними возник и сложился контакт, позволивший Алексею преодолеть свою природную застенчивость.

Приведу лишь несколько фрагментов, показывающих, как в индивидуальных занятиях с цесаревичем педагогическая позиция Гиббса «сдвигалась» в сторону индивидуализации. (А дальше, если вас это заинтересовало, читайте сами!)

Вот как описывает сам Гиббс в своих коротких дневниковых записях (которые англичанин периодически вел начиная с 1914 года) свои уроки с Алексеем в 1914 году:

8 января (среда)

…Я дал читать Цесаревичу историю «ThreeblindMice» («Три слепые мыши») из книги «MotherGooseBook» («Сказки Матушки Гусыни»), которые он повторил со мной, не пытаясь добавить ничего своего. Рассматривал мою одежду и внимательно следил за моими действиями. В конце чтение стихов…

18 января (суббота)

За столом повторял снова «BraveMen». Он раскрасил большую часть картинок красным и синим карандашом. Глядя на книгу «MotherGooseBook», сказал несколько слов механически.

22 января (среда)

…Писал письмо цветными мелками для Анастасии Николаевны, после этого мы сделали бумажную шляпу, и здесь он проявил интерес и сказал несколько слов.

25 января (суббота)

На диване с поджатыми ногами. Разговаривали о собаке, и потом я показал ему новые книги с картинками. Затем каждый из нас сделал бумажные шляпы, которые вывернулись плохо. После стали делать бумажные коробочки. Я показал ему одну полностью законченную. Делая коробочку, он больше говорил по-английски.

1 февраля (суббота)

А.Н. (Алексей Николаевич.

Судьба спасенного Цесаревича Алексея

– прим. авт.) на этом уроке стал неожиданно расхаживать туда и обратно и стал менее застенчив, свободно высказывался по-английски. В целом, это было намного лучше.

3 февраля (понедельник)

Мы рисовали на классной доске с закрытыми глазами. Рисовали хвостики к поросятам, и как всегда из-за своей застенчивости, он терялся.

8 марта (суббота)

Намного лучше. Прежде всего он взял проволоку, и мы отрезали два конца, из которых он сделал телеграфную и телефонную линии. И мы телеграфировали друг другу, держа провод рядом с ухом и между зубами. Он был очень удивлен, что слушает с помощью зубов… (с. 31–33).

Из этих коротких рабочих заметок Ч.С. Гиббса видно, как постепенно, от урока к уроку, растет доверие Алексея к своему учителю английского языка, и как меняется стиль преподавания самого Гиббса, становясь все более непринужденным и открытым навстречу интересам своего воспитанника.

…И это только самое начало пути наставничества, в котором будут и занятия Гиббса со своим воспитанником в Ставке; и моральная поддержка цесаревича во время ссылки всей царской семьи; и домашние театральные постановки, хоть как-то поддерживающие настроение узников в Тобольске…

Советую всем прочитать эту книгу и увидеть, как на практике в то драматичное для России время осуществлялась на примере царской семьи педагогика индивидуализации.

Тезоименитство&#160;— 5 октября по юлианскому календарю.

Канонизирован как страстотерпец (память&#160;— 4 июля по юлианскому календарю).

Рождение

Из телеграммы Барона Фредрикса

Был долгожданным ребёнком: у Александры Фёдоровны одна за другой родились в 1895—1901 годы четыре дочери. Царская чета побывала на прославлении Серафима Саровского 18 июля 1903 года в Сарове, где император и императрица молились о даровании им наследника.

При рождении был наречён Алексеем — в честь святителя Алексия Московского. Крещён в церкви Большого Петергофского дворца 11 августа 1904 года духовником императорской семьи протопресвитером Иоанном Янышевым; его восприемниками были: Императрица Мария Феодоровна, Император Германский Король Прусский, Король Великобританский и Ирландский, Король Датский, Великий Герцог Гессенский, Принцесса Виктория Великобританская, Великий Князь Алексей Александрович, Великая Княгиня Александра Иосифовна, Великий Князь Михаил Николаевич.

Tsarevich of Russia, Алексей Николаевич Романов

Все видео

Болезнь

По линии матери Алексей унаследовал гемофилию, носительницами которой были некоторые дочери и внучки английской королевы Виктории.

Гемофилию своим потомкам передали вторая дочь королевы — принцесса Алиса (1843—1878), в замужестве Великая герцогиня Гессенская и Прирейнская и младшая дочь — Беатриса (1857—1944), в замужестве герцогиня Баттенбергская.

Личный дневник цесаревича Алексея (11 фото)

Дочь принцессы Беатрисы — королева Испанская Виктория-Евгения (1887—1969) передала гемофилию своим сыновьям принцам Альфонсо (1907—1938) и Гонсало (1914—1934). Сестра императрицы Александры Федоровны, тётя цесаревича — принцесса Ирэн (1866—1953), в замужестве принцесса Прусская, передала гемофилию своим двум сыновьям — принцам Вальдемару (1889—1945) и Генриху (1900—1904), что послужило причиной смерти принца в возрасте четырёх лет .

Заболевание гемофилией стало очевидным у цесаревича уже осенью 1904, когда у двухмесячного младенца началось тяжёлое кровотечение из пупка. В 1912 во время отдыха в Беловежской пуще цесаревич неудачно прыгнул в лодку и сильно ушиб бедро: возникшая гематома долго не рассасывалась, состояние здоровья ребёнка было очень тяжёлым, о нём официально печатались бюллетени. Была реальная угроза смерти.

Характер и внешность

Внешность Алексея сочетала в себе лучшее от отца и матери. По воспоминаниям современников, Алексей был красивым мальчиком, с чистым, открытым лицом. Он был слишком худым — сказывалась болезнь.
Характер у мальчика был покладистый, он обожал родителей и сестер, а те, в свою очередь, души не чаяли в юном цесаревиче, особенно Великая Княжна Мария. Алексей был способным в учёбе, как и сестры, делал успехи в изучении языков.

Первое посещение Москвы

В конце мая 1912 года, вместе со своими родителями, впервые посетил Москву — в связи с открытием памятника его деду императору Александру III (разрушен в 1918 году). 30 мая 1912 года в Кремле, у Собственного подъезда Его Величества, при поднесении Наследнику специально написанной Владимирской иконы Богоматери, московский губернский предводитель дворянства А. Д. Самарин обратился к нему с речью: «Благоверный Государь Наследник. Сердечно радуется московское дворянство, видя Тебя в стенах древнего Кремля. Ты в первый раз посещаешь нашу первопрестольную столицу <…>»

Война

Во время Первой мировой войны Алексей, бывший по должности наследника шефом нескольких полков и атаманом всех казачьих войск, с отцом посещал действующую армию, награждал отличившихся бойцов и т. п. Был награждён серебряной Георгиевской медалью 4-й степени.

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *