Александр Привалов: «То, что происходит, – ужасно. Но это легко прекратить»

Глава Рособрнадзора Болотов рассказал много нового об уже свершённых и намеченных на будущее деяниях своего ведомства. Свершена отмена обязательности ЕГЭ по литературе для выпускников школы. Это не значит, что будет возвращено старое доброе выпускное сочинение, — из-за коллизии каких-то минобровских бумажонок выпускное сочинение сейчас незаконно. Это значит, что отныне выпускной экзамен по литературе будут сдавать только желающие. Много ли их будет? Едва ли. Проведена двухходовка по снижению статуса русской литературы в российской школе: вслед за дискредитацией — обнуление. Сначала людей запугали воистину жутким качеством ЕГЭ. А когда словесники взвыли, что это хуже, чем ничего, им сказали: хорошо! пусть будет ничего. Огромное большинство детишек радостно плюнет на то, чего заведомо «не спросят», — и литература в школах по статусу будет близка к, прошу прощения, ОБЖ (что бы это ни значило) или «Этике и психологии семейной жизни» (это про презервативы). Окончательно же все эти дисциплины сравняются — между собой и с плинтусом, — когда Минобр осуществит рассказанный Болотовым план и вообще упразднит оценки в аттестате. Правда, чиновник пообещал, что это случится только по итогам общественной дискуссии, но история ЕГЭ уже показала, как Минобр понимает дискуссию: а) он вбрасывает идею; б) её осуждает большинство высказывающихся; в) она реализуется. Болотовские новости, на мой взгляд, весьма дурны и опасны — сразу в двух отношениях.

Во-первых, сделан огромный шаг по пути, избранному Минобром уже довольно давно: к массовому производству троечников. Такой девиз, разумеется, никогда не провозглашался вслух, но всё происходящее в школьном образовании согласуется с очень нехитрой гипотезой. Государство считает себя обязанным платить только за натаскивание школьника на троечку; за всё остальное должны платить родители — разумеется, при наличии желания и возможностей. (Родители откликаются. Преподаватель мехмата говорил мне недавно, что среди его студентов не осталось ни одного, кто не занимался бы репетиторством; так возрождаются старые, царских ещё времён традиции.) Этот курс можно было бы обсуждать — тем более что сам факт гласного обсуждения позволил бы несколько смягчить его очевидные минусы. Но беда в том, что и представление о тройке, то есть «удовлетворительном» уровне всеобщего образования, на глазах становится всё более и более щадящим. Скептики клевещут, что просто-напросто падает уровень школьного образования, а Минобр непрерывно говорит о торжестве гуманизма: добрые дяди и тёти азартно облегчают жизнь перегруженным учёбой детям. Сама идея, что учиться должно быть легко, не кажется мне бесспорной. Может, в чём-то прав был и старик Франклин, говоривший: «Учение — не бремя, а дар, и тяжкая работа необходима». Но даже если признавать облегчение жизни школьника делом полезным, нынешний тур эмансипации придётся счесть катастрофическим. Ведь суть его в том, что школьникам разрешили не слишком усердствовать (экзамена-то не будет!), обучаясь чтению и письму. И не сказать, чтобы до сих пор читать у нас учили слишком хорошо. Весьма авторитетное международное исследование PISA-2006 по результатам тестирования школьников в 57 странах мира отвело нашим ребятам 37−е место по умению читать (тремя годами раньше было 32−е, в 2000 году — 27−е). Впредь места будут похуже, а регресс побыстрее.

О кресте на русской классике чуть ниже, а пока обратите внимание: избавив школьников от обязательного экзамена по литературе, их избавили от стимула учиться внятно излагать свои мысли о чём бы то ни было. Выпускное сочинение, к которому большинство всё же как-то готовилось, не заменено вообще ничем — «эссе» по физике или по биологии в наших школах не приняты. Людям практически официально позволяется, таким образом, не только несопоставимо меньше читать, но и не учиться писать. Это безумие. Это интеллектуальный холокост. Люди, которые не умеют и не учатся связно говорить и писать, как правило, не умеют и не научаются думать. Снижение языковой потенции, как назвал это явление один умный человек, делает неизбежной дебилизацию. Ставить галочки в клеточках детей ещё какое-то время можно будет натаскивать, но называться образованием это с каждым годом будет во всё более переносном смысле. И настанет экономика знаний.

В какой-то степени нынешние новшества, вероятно, суть выдача нужды за добродетель. Ведь наследство прошлых эпох в российских школах кончается — даже и физически. Только одному из каждых восьми сегодняшних учителей меньше тридцати лет. Средний возраст рязанских учителей — за пятьдесят, тольяттинских — 56 лет, подмосковных — 58. Но тогда стоило бы обходиться без лицемерных разговоров из разряда «о борьбе хорошего с лучшим» и называть вещи своими именами. Прямо заявленное тяжёлое положение в массовом образовании — это повод делать в этой области серьёзные шаги, борьба хорошего с лучшим — повод делать в ней опасные глупости.

(Оговорюсь: в Москве, и не только в ней, есть прекрасные школы, где образование отнюдь не деградирует. Но ситуации со всеобщим образованием в России это, к сожалению, почти не меняет.)

Как ни скверно «во-первых», «во-вторых» ещё хуже. Для чего затеяно обсуждаемое новшество? Болотов отвечает: «Это сделано для технарей. У нас было много вопросов от родителей, чьи дети прекрасно знают математику, физику, но сдать экзамен по литературе не могут. Ну и зачем перегружать ребёнка?» Незачем? Тогда убери из программ правило буравчика и какие-нибудь двудомные. Потому как не они смыкают поколения, не они объединяют нацию. По общеизвестным причинам этнический состав России будет меняться, и нашей стране предстоит волей-неволей становиться «плавильным котлом». А чтобы такой котёл работал, он сам должен сохранять форму в огне. Русский язык, русская история, русская литература — их важность, их сугубая нефакультативность должны подчёркиваться и расти. Так резко снижать их роль в массовой школе — «чтобы не обижать технарей» или под любым другим предлогом — означает заранее подписывать капитуляцию русского мира в предстоящей борьбе за выживание. Вы уполномочивали Минобр на такую капитуляцию? И я нет. Едва ли следует позволять, чтобы чиновники, не умеющие заглянуть дальше своего носа, подталкивали Россию к развалу и хаосу.

Александр Привалов, научный редактор журнала «Эксперт».

Смотрите также:

Предыдущая новостьСледующая новость

Другие матералы рубрики:

Александр Николаевич Привалов (31 мая 1950, Москва) — российский журналист и публицист. Кандидат экономических наук, научный редактор и генеральный директор журнала «Эксперт».

Биография

В 1971 году окончил Московский государственный университет, механико-математический факультет.

В советское время являлся сотрудником НИИ при Госплане СССР, избрав тематику проблем прогнозирования. Занимался преподавательской деятельностью на Высших экономических курсах Госплана СССР. Завершил деятельность в НИИ уже в должности заведующего сектором моделирования управленческих процессов.

С 1993 по 1995 годы — редактор отдела проблем собственности и приватизации еженедельника «Коммерсантъ-Weekly», выпускавшегося издательским домом «Коммерсантъ».

В 1995 году вместе со значительной частью коллектива, выпускавшей «Коммерсантъ-Weekly», покинул издательский дом «Коммерсантъ» и принял участие в создании журнала «Эксперт».

В 1998—2000 годах — первый заместитель главного редактора газеты «Известия».

С 2002 года — декан Высшей школы журналистики (ГУ ВШЭ).

В 2004—2006 годах — генеральный директор ЗАО «Журнал „Эксперт“».

В 2000—2003 годах был одним из ведущих программы «Однако» на «Первом канале». С 2003 до 2007 год вёл еженедельный часовой эфир на радио «Маяк». С 2007 по 2013 год был ведущим информационно-аналитической программы «Угол зрения» на телеканале «Эксперт-ТВ». С 2012 года работает обозревателем на телеканале «Россия-24».

Общественная деятельность

Придерживается право-консервативных убеждений. В январе 2003 года совместно с Михаилом Леонтьевым, Максимом Соколовым и Валерием Фадеевым подписал Меморандум Серафимовского клуба «От политики страха к политике роста».

Александр Привалов является последовательным критиком реформ, проводимых в российском образовании с середины 1990-х годов.

Этой теме были посвящены многочисленные его статьи и публичные выступления. Широкую известность получили интервью «Образование погибло» (октябрь 2013 года), «Школа умерла — никто не заметил» (июнь 2015), выступление на Съезде Общества русской словесности (май 2016) и другие.

Работы

Александр Привалов — автор более 1000 книг, научных трудов и статей. Некоторые произведения:

  • Любитель Отечества. — ISBN 5-367-00182-3 ISBN 978-5-367-00182-2
  • Скелет наступающего. Источник и две составные части бюрократического капитализма в России. — Издательство: Питер, 2008. — ISBN 978-5-91180-749-8
  • Андрей Колесников, Александр Привалов. Новая русская идеология. Хроника политических мифов. 1999—2000. — М.: Издательство ГУ ВШЭ, 2001. — 364 с. — ISBN 5-7598-0098-1

Ссылки

  • Публикации в журнале «Эксперт»
  • Выпуски передачи «Реплика Александра Привалова» на телеканале «Россия-24»
  • Публикации на сайте «Православие.

    Александр Привалов: «То, что происходит, — ужасно. Но это легко прекратить»

    Ru»

  • Александр Привалов на сайте «Православие и мир»
  • Выступления на радиостанции «Эхо Москвы»
  • Архивы выпусков программы «Угол зрения»
  • a_privalov — Александр Привалов в «Живом Журнале»
  • Александр Привалов в передаче «Школа злословия» (22.11.2004)
  • Встреча с Александром Приваловым. Открытый университет Сколково (04.07.2012)
  • Лекция «Информационный рынок — информационный мир — информационная революция» (школа эффективных коммуникаций «Репное»)
  • О Дне Победы (выступление на конференции TEDxMoscow 15.02.2015)
  • «Образование погибло» (18.10.2013)
  • «Школа умерла — никто не заметил» (2.06.2015)
  • Александр Привалов на радио Вести ФМ. «Советское образование оказалось слишком роскошным» (26.11.2015)
  • Александр Привалов на Радио ВЕРА (15.03.2016)
  • Выступление на Съезде Общества русской словесности (26.05.2016)
Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *