Не следует путать с гностицизмом .

Часть серии по

Безбожие

люди

  • Списки агностиков
  • атеисты
  • деисты
  • гуманисты
  • пантеисты
  • Безбожие по стране

Агностицизм — это точка зрения, согласно которой существование Бога , божественного или сверхъестественного неизвестно или непознаваемо . Другое предлагаемое определение — это мнение о том, что «человеческий разум неспособен предоставить достаточные рациональные основания для оправдания веры в то, что Бог существует, или веры в то, что Бога не существует».

Английский биолог Томас Генри Хаксли придумал слово » агностик» в 1869 году и сказал: «Это просто означает, что человек не должен говорить, что он знает или верит в то, что у него нет научных оснований для признания того, что он знает или во что верит». Однако более ранние мыслители писали работы, продвигавшие агностические точки зрения, такие как Санджая Белаттхапутта , индийский философ V века до н.э., который выражал агностицизм по поводу любой загробной жизни ; и Протагор , греческий философ V века до н.э. , выражавший агностицизм в отношении существования «богов».

Агностицизм — это доктрина или постулат агностиков в отношении существования чего-либо за пределами материальных явлений и за ними или знания Первопричины или Бога, и не является религией .

  • English
  • Кыргызча
  • Қазақша

Эксперты отмечают, что агностицизм не означает отрицание Бога или богов, а лишь утверждает невозможность познать это. Сами агностики говорят, что их часто путают с атеистами.

Подпишитесь на нашу страницу в Facebook!

*Материал опубликован в рамках серии статей CABAR.asia, посвященной информированию аудитории о религиозном многообразии в странах Центральной Азии. Авторы не преследуют цель пропаганды той или иной религиозной конфессии.

Официальных данных о том, сколько проживает агностиков в Кыргызстане и Казахстане, нет. Переписи населения и исследования, как правило, учитывают только атеистов либо не разделяют эти понятия. В Кыргызстане в 2016 году Госкомиссия по делам религий в рамках социологического исследования «Влияние религиозного фактора на социально-политическую ситуацию в Кыргызской Республике» проводила опрос о религиозной принадлежности населения. 98,4% ответили, что считают себя верующими, 0,7% не считают себя религиозными, а 0,4% затруднились ответить.

Правозащитная христианская организация «Open Doors» (США) приводит данные, согласно которым, на начало 2019 года 578 тысяч казахстанцев считали себя агностиками или 3,1% от всего населения страны.

Юлия (Казахстан), 22 года:

Я считаю себя агностиком еще с подросткового возраста. Годам к 12 я всерьез начала задумываться о своем происхождении и происхождении своей семьи. С термином «агностицизм» я познакомилась несколькими годами позже.

Я всегда понимала, что жизнь на планете появилась не сама по себе. Я много читала, много изучала, много общалась с людьми, которые рассказывали мне различные взгляды на появление всего живого. Я верила во все понемногу, но в каждой из религий я находила то, с чем абсолютно не могу согласиться.

После прочтения Библии я поняла, что ни одна из существующих религий не подходит к тому, что чувствую и о чем думаю я. Тогда мой хороший друг рассказал мне об агностицизме.

В конце концов, я пришла к тому, что мне не обязательно выбирать кого-то определенного из богов, чтобы как-то объяснять появление самой себя. В религиях мне не нравится то, что каждая конфессия пытается перетащить «бочку” на свою сторону. Религиозные люди постоянно доказывают что-то друг другу, спорят, ссорятся, потому что верят в разных богов. Мне это кажется очень странным.

Я верю в то, что все живое на земле появилось благодаря высшим силам, но я так и не сформировала для себя образ этого самого «Бога». Возможно, эти силы больше абстрактны, а возможно, что они как-то связаны с инопланетными существами, другой жизнью, другой цивилизацией. Именно поэтому я отношу себя именно к агностикам, а не к атеистам, как думают многие.

Я никогда не сталкивалась с давлением, максимум, что мне приходилось слышать – это попытки представителей различных религиозных конфессий убедить меня в том, что со временем я приду к чему-то определенному. Зато я постоянно сталкиваюсь с тем, что многие не различают атеистов и агностиков и считают меня «просто человеком без веры». Это не так, я такая же верующая.

Photo: CABAR.asia

Считается, что термин «агностицизм» вошел в оборот в 1869 году благодаря Томасу Генри Хаксли (Гексли) – ученому-биологу и геологу, последователю Чарльза Дарвина. Он искал слово для обозначения собственной мировоззренческой позиции и изобрел слово «агностик”.

Согласно «Большой российской энциклопедии», агностицизм не­ред­ко трак­ту­ет­ся как до­пу­ще­ние не­воз­мож­но­сти дос­то­вер­но­го зна­ния о Бо­ге (или бо­гах) и «не­ви­ди­мом ми­ре» и ино­гда не­оп­рав­дан­но сме­ши­ва­ет­ся с ате­из­мом.

По словам казахстанского религиоведа Даурена Тойматаева, агностик не отрицает существование некого божественного начала, но и не готов признать его как безусловную и конкретную реальность, так как существующих доказательств для этого мало. Для агностиков вопрос о том, что именно представляет из себя Бог, всегда остается открытым.

«Агностицизм имеет прямое отношение, с позиции философии, к скептицизму, которое представляет собой обоснование идей в том, что человек постоянно начинает познавать окружающий мир, его знания о нем расширяются, но все равно всегда будет та часть нерешенных вопросов, получить ответы на которые человек не сможет, обладая всеми своими знаниями и способностями. Агностицизм не означает отрицание существования высшей силы, он лишь утверждает невозможность познать, есть ли Бог на самом деле», – говорит Тойматаев.

Эксперт делит агностиков и атеистов на три основные группы:

  1. Атеисты-гностики – не верят ни в одного Бога и знают, что его нет.
  2. Теисты-агностики – верят, что Бог есть, но не знают точно.
  3. Теисты-гностики – верят в Бога и точно знают, что он есть.

Даниил Орлов, Кыргызстан:

Даниил Орлов. Фото из личного архива

Я пришел к агностицизму логически. Увлекался точными науками и пришел к тому, что для достаточности модели Вселенной ни авраамический Бог, ни боги, ни даже разумный замысел не являются необходимыми.

Мне не требуются дополнительные понукания в виде ада, геенны огненной или чего-то в этом роде, чтобы быть порядочным. Конечно, это не исключает декартовой вариации всемогущего бога, который не подчиняется законам логики, но это – другая история. Остальные отсекаются бритвой Оккама.

Нетерпимость из-за агностицизма встречается, так же как и случаи нетерпимости на религиозной, межнациональной и любой другой почве. Но сам лично с нетерпимостью не сталкивался и неудобств не испытываю, так как живу в IT-индустрии.

Кадыр Маликов. Фото из личного архива

По словам кыргызстанского теолога Кадыра Маликова, ислам относит агностиков к неверующим, но дает выбор каждому человеку: верить или нет.

«Нет принуждения к вере в исламе. Каждый человек сам выбирает свою дорогу и сам будет отвечать после смерти. Учитывая современное общество, мы живем с разными взглядами на жизнь и веру. Это является естественным сегодня», – говорит Маликов.

Дастан (Казахстан), 18 лет:

Агностицизм, в моем понимании, – это свобода. Свобода от догматов и навязанных ценностей. Я думаю, что у атеистов и агностиков очень много общего, но в то же время, они сильно отличаются. В то время как атеисты точно отрицают существование чего-то большего, я допускаю возможность существования Бога в том или ином его проявлении.

К агностицизму я пришел не так давно. Готовясь к тесту TOEFL, я перечитал тонны научных статей на совершенно разные темы. Биология, химия, экономика, психология – все эти предметы связывало одно – отсутствие абсолютных истин. Каждое исследование, которое, казалось бы, является общеизвестной истиной, ломается под натиском другого исследования, а то, в свою очередь, теряет свою актуальность из-за другого исследования. И так постоянно.

Протоиерей Бишкекской и Кыргызстанской епархии Алексей Сыромятников считает, что не все, кто называет себя агностиками соблюдают принципы агностицизма.

«В первую очередь, агностик – это тот, кто признает, что Бог есть, и что он непостижим. Но считает, что религии не обладают полнотой истины в понимании Бога. И для них, это значит, отсутствие смысла молиться. То, есть настоящий агностик никогда не будет молиться. Когда я такое говорю агностикам, некоторые из них отвечают, что молятся в душе, в уме. Почему они тогда решили, что он внимает к их сердечным молитвам? В таких случаях, я им всегда говорю, почему вы думаете, что Бог слышит вас. Вы же этого знать не можете. То, есть вы уже не агностики», – говорит Сыромятников.

Александр Суворов. Photo: seminaria.kz

Протоиерей Астанайской и Алматинской епархии русской православной церкви Александр Суворов отмечает, что агностики – это люди, которые не определились со своим отношением к Богу.

«Каждый верит в то, что хочет. Любой человек, даже атеист, может превратится в человека верующего, равно как и верующий может стать атеистом. Агностики – это люди, которые не определились с понятиями о Боге, у них нет четкого определения. В каждом человеке могут быть явления, которые позволяет им познать бога. Очень много агностиков, которые не знают что они агностики, а просто следуют принципам детерминизма”, – говорит Суворов.

Данная статья была подготовлена в рамках проекта IWPR «Стабильность в Центральной Азии через открытый диалог».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

АГНОСТИЦИЗМ (от греч. ἄγνωστος – непознаваемый) – философская концепция, согласно которой мы ничего не можем знать о Боге и вообще о любых предельных и абсолютных основаниях реальности, поскольку непознаваемо то, знание о чем в принципе не может быть убедительно подтверждено свидетельствами опытной науки. Идеи агностицизма получили широкое распространение в 19 в. среди английских естествоиспытателей.

Термин «агностицизм» был предложен в 1869 Т.Гексли в одном из его публичных выступлений для обозначения позиции ученого-естествоиспытателя в религиозно-философских дискуссиях того времени. Гексли рассматривал агностицизм в качестве альтернативы тем, кто полагал, что в объективную истинность ряда утверждений следует верить даже в отсутствии логически удовлетворительных свидетельств опыта. Сам Гексли всегда акцентировал гносеологический смысл агностицизма, подчеркивая, что речь идет не о доктрине, а о методе, позволяющем ограничить претензии на знание со стороны тех, кто желает знать о мире больше, чем в принципе могут подтвердить свидетельства опыта. Однако мировоззренческий аспект агностицизма неизменно выступал на передний план практически во всех реальных контекстах обсуждения этой концепции. И именно в качестве мировоззренческой концепции агностицизм становился объектом резкой и далеко не всегда корректной критики со стороны как религиозных кругов (до сих пор ему приписывают атеизм), так и наиболее последовательных материалистических направлений (отождествляющих агностицизм с субъективным идеализмом).

В своей аргументации агностицизм в целом следует гносеологическим идеям Д.Юма и И.Канта, но выстраивает эти идеи особым образом. Заметную роль в формировании агностических взглядов среди английских философов и ученых сыграл критический разбор У.Гамильтоном (1829) рассуждений В.Кузена о познаваемости природы Бога (аргументацию Гамильтона, напр., практически полностью воспроизвел Г.Спенсер). Гамильтон, исходя из идей Канта, утверждал, что наш опыт, лежащий в основании знания, ограничивается лишь причинно обусловленными сущностями, знание же, выходящее за пределы опыта, становится антиномичным. При этом он придавал этим идеям конкретную методологическую направленность: он утверждал, напр., что при попытке получить знание об абсолютных и безусловных, т.е. ничем не обусловленных, конечных основаниях реальности возникают альтернативные, несовместимые описания и пр. Благодаря таким формулировкам представление о границах познания оказывалось соотносимым с повседневной практикой естествоиспытателей и приобретало вид конкретной, интуитивно очевидной для них констатации пределов познания как пределов эффективности опытной науки. Эта конкретная констатация собственно и выражает гносеологическую суть агностицизма – с помощью доступных опытной науке средств мы ничего не можем утверждать о том, что полагается абсолютным и безусловным.

Т.о., агностицизм лишь в самом общем смысле принадлежит к традиции философского скептицизма, критически оценивавшего возможности познания на основании анализа внутренних несообразностей познавательной деятельности. Специфика агностицизма связана как раз с более или менее четкой идентификацией сферы вполне успешной познавательной деятельности. Такая идентификация, конечно, ограничивает познание, но зато гарантирует, как казалось, внутреннюю гармонизацию познавательного процесса и обоснованность его результатов. Несообразности в познании возникают лишь тогда, когда познание выходит за границы вполне определенной, вызывающей бесспорное доверие сферы познавательной деятельности, и лишь в этом пункте агностицизм кладет границы познанию. Границы знания постоянно расширяются, подчеркивал Гексли, хотя за пределами человеческих познавательных способностей всегда остаются вопросы, относительно которых наука в принципе не может доставить надежных свидетельств опыта – это вопросы, касающиеся Бога и всякого рода метафизических реалий. Специфика агностицизма, стало быть, состоит в том, что он пытается использовать скептицизм лишь для того, чтобы ограничить неуемные претензии на знание и таким образом обеспечить своеобразную демаркацию интересов. Агностицизм, напр., отказывает религиозным представлениям в статусе опытного знания и соответственно призывает ученых именно в качестве ученых не участвовать в решении религиозных проблем. Однако в основе такого баланса лежит очевидная концептуальная непоследовательность, ставшая в дальнейшем основным пунктом жесткой критики агностицизма.

Агностицизм выражает позицию ученого как ученого, но при этом вне сферы его критики оказывается сама наука. Агностицизм просто не обсуждает соответствующую проблематику, ссылаясь иногда на практическую эффективность опытного естествознания, иногда на здравый смысл. С близких позиций, но более последовательно эта тема была позднее представлена в позитивистской философии: метафизическим, т.е. не имеющим эмпирически осмысленного решения, в ней объявляется и сам общий вопрос о познаваемости чего-либо (А.Айер), при этом позитивизм сместил внимание с вопроса «Что мы не можем знать?» на вопрос «Что есть научное знание?», решаемый средствами специального исследования науки. Но тем самым позитивизм фактически проблематизирует деятельность ученых, и агностицизм, лишенный очевидных оснований, перестает существовать как особая философская позиция, он как бы растворился в позитивистских программах реконструкции науки, демаркации науки и метафизики и т.д. Эти программы оказались нереализуемыми и позднее – в рамках постпозитивизма соответствующая тематика вообще свелась к традиционному скептицизму.

Самым решительным оппонентом агностицизма является марксистская гносеология. Однако в марксистской критике агностицизма следует различать два плана. Прежде всего это весьма эффективная критика узости концептуальных оснований агностицизма, связанная с марксистской трактовкой познания как момента общественно-исторической практики. Марксизм предполагает развернутую оценку возможностей познания, основания которой выходят за рамки внутринаучной деятельности, и критикует агностицизм за узость его мировоззренческих горизонтов, за отсутствие историзма в оценке возможностей научного познания, за сведение познания только к научному познанию, а науки – к опытному естествознанию и пр. При всей своей жесткости такого рода критика не исключает элемент конструктивности, «позитивного снятия» агностицизма. Иным образом развертывается марксистская критика агностицизма, когда речь фактически идет не о познаваемости мира как таковой, не о том, в каких формах познание реализуется в конкретных познавательных практиках, а о признании материальности мира, агностицизм упрекают в том, что он, ограничивая познание сферой опыта (миром явлений) и отрицая познаваемость того, что лежит в основе опыта (материи, вещи в себе), встает на позиции субъективного идеализма. Но этот упрек предполагает столь расширительное понимание познания, что оно во всяком случае теряет из виду конкретные познавательные практики, и в частности те, на которых фактически основывается агностицизм. Для такого рода критики нет различий между Юмом и Кантом, между Кантом и Гексли, важно лишь, что все они принципиально отгораживают «явление» от того, что является, ощущение от ощущаемого. При этом объектом жесткой, идеологизированной критики оказывается не исторический агностицизм, а скептицизм вообще (как это имеет место в работах В.И.Ленина).

Элементы агностицизма присутствовали во многих сциентистски ориентированных философских доктринах 1-й пол. 20 в. – от прагматизма до критического реализма. В новейших течениях философии науки термин «агностицизм» употребляется, как правило, в историко-философских контекстах.

Литература:

1. Хилл Т.И. Современные теории познания. М., 1965;

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *