Эта статья посвящена современной теологической дискуссии. Чтобы узнать о других значениях, см. Бог Израиля .

Часть серии по

Иудаизм

Ритуальные предметы

  • Портал иудаизма

Часть серии по

Еврейская философия

  • Должности:
  • Люди:

Философские школы и традиции

Часть серии по

Бог

В иудаизме , Бог был задуман в различных формах. Традиционно, иудаизм считает , что Яхве , Бог Авраама , Исаака и Иакова , и национальный бог из израильтян , освободил израильтян из рабства в Египте , и дал им Закон Моисея на библейскую гору Синай , как описано в Торе . Согласно рационалистическому течению иудаизма, сформулированному Маймонидом , который позже стал доминировать в большей части официальной традиционной еврейской мысли, Бог понимается как абсолютное , неделимое и несравненное существо, которое является конечной причиной всего сущего. Традиционные интерпретации иудаизма обычно подчеркивают, что Бог личен, но также трансцендентен , в то время как некоторые современные интерпретации иудаизма подчеркивают, что Бог является силой или идеалом.

В именах Бога используются чаще всего в еврейской Библии являются Тетраграмматон ( YHWH иврит: יהוה ) и Элохой . Другие имена Бога в традиционном иудаизме включают Эль Шаддай и Шехину .

ЗАЙМЕМСЯ ИВРИТОМ? Нам очень важно знать, каково значение имеет слово «Адонай»? Адон — господин, Адони — мой господин, адонАй -Мои Господа. Я большой буквой «а» указал на место ударения в слове АдонАй. Я приведу ещё несколько примеров: аин — глаз, эйни — мой глаз, эйнЕни- мои глаза, регель — нога, регли — моя нога, реглАй -мои ноги. Итак, в большинстве случаев ударное окончание -Ай, -Аи,-Эй указывает на то, что перед нами слово, имеющее двоичное число. Иными словами, слово «адонАй» имеет двоичную природу: это имя Бога и в то же время — это Господь наш, Йешуа Мессия, или Христос, Помазанник Божий, Агнец Божий — Иоан.1:29,36. С одной стороны, это личное имя Бога, а с другой — это Человек с небес — 1Кор. 15:47.
Почему Христос должен обладать в одинаковой степени как «Природой» Человека, так и «Природой» Бога? Давайте рассмортрим те возможности, которые остаются, если Мессия имеет лишь одну природу. Возможно, лишь два варианта в таком случае: а) если Мессия Бог — это значит, что нет возможности Ему выполнить Его главную миссию — ОТДАТЬ СВОЮ ЖИЗНЬ РАДИ ИСКУПЛЕНИЯ жизни всего грешного человечества. Ведь Бог по определению, является бессмертным; б)если Христос — только человек, это означает, что вся Его жизнь напрасна! Ибо человек, не может ИСПОЛНИТЬ МИССИЮ СПАСЕНИЯ. Он умер бы, как умирикают все люди.Больше того! Тогда наша вера будет напрасной! И мы самые несчастные люди в мире! Нo нам хорошо известно, что Христос такое Творение, которого ещё никогда не было в мире. Нам известно, что при творении всей физической вселенной Бог лишь три раза использует слово «Сотворил»: это при творении земли и неба; при сотворении живых существ и при сотворении самого человека- Адама. (См.: Быт. 1:1;21 и 26). НО Адам, как мы знаем, не оправдал тех огромных надежд, которые возлагал на него Бог Иегова. Вот поэтому-то и понадобился Посредник, о Котором говорил ещё страдалец — Иов (см.: Иов.9:33).
Займемся историей? Нам важно определить, пусть и примерно, когда возникает слово «Адонай», переводимое на русский, как Господь? Это несомненно, произошло во времена 2-го Храма, когда над Иудеей взяла власть династия Хасмонеев. Они были одновременно и жрецами, и царями. При них, очевидно, и происходит процесс превращения имени Бога в непроизносимый «тетраномитрон»- четырехбуквенную структуру. Если прежде, во времена 1-го Храма и в начале 2-го Храма все употребляли слово «Йегова», не боясь никакого наказания от Бога, то постепенно, во времена именно Хасмонидов, когда особую роль в Иудее начали играть фарисеи, они и есть «книжники народные» — Мф.2:4;
Если прежде, при династии Давида,основную роль в иудейском обществе играла племенная знать, князья — садукеи, то теперь на первое место выступили фарисеи, первоначально выходцы из средних слоев населения. Это были горожане, знатоки Торы. Они не только комментировали Пятикнижие Моисеево, но и разработали на основе Священнных Книг законодательство Иудеи. Именно о них говорит «Новый Завет», называя
«предания старцев», которое не желал исполнять Иешуа и его ученики, когда срывали колосья с поля.(Мат.15:2-3).
Вот именно эта группа людей и находилась у власти в Иудее,когда жил Йешуа. Из их среды выбирали первосвященника, они и управляли в основном всей религиозной жизнью своего народа. Так, Павел, вспоминая о своем призвании, говорит, что он был евреем из колена Вениаминова, по воспитании фарисей, который сидел у ног Гамалиила — Деян.22:3. Чтобы показать разъяренной толпе, из числа Иудеев по вероисповеданию, он открыто признает, что гнал Церковь Иисуса. И о том, как из насильника и гонителя сего собрания, он стал наиболее успешным проповедником нового учения.
Позже, из четырех партий и религиозных сект иудеев именно фарисеи просуществовали до самого конца 2-го Храма и после 70 г.н.э. возглавили раввинский иудаизм вместо библейского иудаизма, когда фарисеи переносят центр религиозной жизни в городок Явне.
ИТАК, мы исследовали, как с исторической, так и с грамматической точек зрения, когда именно произошла смена понятий: когда вместо Йеговы стали произносить Адонай. Это произошло ок. середины 2-го в. до н.э., при царях Хасмонейской династии. Именно в те годы в Иудее произошел переворот: после ряда восстаний к власти вместо аристократии пришли выходцы из средних слоев городского населения: вместо садукеев пришли фарисеи. Конечно, аристократия тоже никуда не исчезла, они по-прежнему занимали главные места в госаппарате, но в духовной сфере ее сильно потеснили фарисеи. Эти вчерашние «бунтари» и раскольники общества вдруг стали весьма лояльны к аристократии. Вероятно, они добились своего и теперь заключили перемирие со своими вчерашними врагами. Вероятно, к середине 2-го века до н.э.
первосвященники перестали приносить жертву за весь народ в храме, как это требовал закон Моисея. Во всяком случае, к моменту когда Христос начал публичную деятельность, в обязанности первосвященника
входят лишь судебные обязанности, ибо обязаности в храме, в том числе и ежегодная жертва за народ, когда в День Суда, в Йом Кипкур, и то не приносилась, ибо в 150 г. до н.э. умер царь-первосвященник Шимон Праведный. Он не имел права входить в Святая святых, ибо не был коэном, т.е. из рода Аарона, брата Моисея. Очевидно, что случилось то же, что было уже однажды в истории еврейского народа, когда два сына Аарона внесли чуждый Йегове огонь в Его Святое Святых. Вот почему к началу новой эры не только среди народа, но и среди высшего духовенства полностью исчезло слово Йегова из употребления. Вместо него иудеи везде говорили Адонай, что означает Мои Господа. А в переводах на европейские языки исчезает и эта многогранность ивритского слова и вместо него мы получаем одномерные слова: вместо Элогим — Бог, а вместо Адонай — Господь.
Итак, вместо Божьего имени Йегова (по-русски Иегова), которое было дано Евреям на веки, к сер. 2-го в. из-за фарисейских предрассудков, которые все глубже внедрялись в народное сознание, и постепенно вытеснило полностью Имя Божье Йегова на Адонай. Именно в этот период возникают слова — эфвемизмы типа Яхве или а-Шем. а-Шем — это тоже распространенный эвфемизм, который можно перевести, как «это Имя», т.е. снова вместо имени Божьего используется конструкция, главная цель которой дать лишь намек на имя Божье. Но самым широко распространенным словом-эвфемизмом является именно слово «Адонай» — букв. «Мои Господа», а в переводах на европейские языки это слово приобрело еще более краткую форму: Господь. Именно это слово и использует Новый Завет при характеристики Йешуа Мессии. Если в Танахе используется лишь слово Йегова, т.е. как Божественное имя, то в Новом Завете это имя (в звучании Адонай) выступает, как титул Йешуа.

Адонай (אדני‎, «Господь мой»; форма множеств. числа от אדן‎, что значит «господин» или «Господь») — слово, встречающееся в масоретском тексте Библии 315 раз в связи с Тетраграмматоном JHWH (יהוה‎, именно 310 раз предшествуя последнему и 5 раз следуя за ним), а 134 раза без имени יהוה‎. Будучи первоначально обозначением Бога, слово А. явилось заместителем имени Ягве, когда последнее было признано слишком священным для обычного употребления. Тогда-то установилось правило снабжать слово «Ягве» пунктуацией слова А. и читать его «Адонай», за исключением тех случаев, когда в тексте рядом с יהזה‎ уже стоит имя А.; тогда «Адонай-Ягве» читалось «Адонай-Элогим». Вокализация Тетраграмматона в писанном тексте (е, ο, а) определяет, в сущности, как следует произносить это слово (Aedonai), тогда как форма Иегова (Jehovah), введенная в употребление одним христианским писателем около 1520 г., неправильна и основана на недоразумении. Перевод слова יהוה‎ термином «Господь» в различных изданиях Библии — результат чтения Тетраграмматона в форме Α.; следы этого могут быть усмотрены еще в древнейшем переводе Св. Писания, в Септуагинте. Относительно произношения имени «Ягве» или «Шем га-Мефораш» (см.) следует заметить, что еще в первые времена второго храма имя это было во всеобщем употреблении, на что указывают имена собственные, вроде Иегоханана, и возгласы литургические (напр. Halelujah, аллилуйя!); с начала же так наз. эллинистической эры произнесение данного имени было ограничено пределами храма. Из Сифре к Числ., 6, 27, Мишны, Тамид, VII, 2 и Сота, VII, 6 можно вывести заключение, что священникам разрешалось произносить имя Ягве исключительно при благословениях в храме; в других случаях они были обязаны применять описательное произношение (киннуй) — «Адонай». Также и Филон (Vita Mosis, 3, 11) говорит по этому поводу: «Четырехбуквенное имя может быть произносимо и слышимо исключительно священными лицами, уши и уста которых очищены мудростью и больше никем и нигде». У Иосифа Флавия («Древн.», II, 12, § 4) читаем: «Моисей просил Бога сообщить ему имя Свое и произношение его, так чтобы он, Моисей, мог призывать Его по имени при отправлении священнодействия; на это Господь Бог сообщил ему имя Свое, доселе, впрочем, неведомое ни одному человеку; и я совершаю грех, упоминая о том». Итак, с течением времени произнесение имени יהוה‎, даже священнослужителями храма, постепенно выходит из употребления. Тосефта, Сота, 13, 8 (см. Менахот, 109б и Иома, 39б) сообщает, что «со времени смерти Симона Праведного (это — традиционный термин для обозначения начала эллинистического периода) священники воздерживались от благословения народа «именем Божиим»; другими словами, они произносили это имя умышленно крайне неясно. На это указывает и сказанное в Тосефте, Берах., 6, 23: «Раньше они обыкновенно приветствовали друг друга непроизносимым именем Божиим; когда же наступило время упадка изучения закона, старейшины стали неясно произносить это имя». В силу этого и торжественное провозглашение имени Господа Бога первосвященником в Иом-Киппур, которое прежде внятно слышали как священники, так и народ (согласно Мишне, Иома, VI, 2), было заменено едва слышным и неразборчивым произнесением его». Р. Тарфон (или Трифон) сообщает в Иер. Иом., III, 40а: «Я стоял в ряду молодых священников и слышал, как первосвященник пробормотал святое Имя, пока остальные священнослужители пели (гимны)». Таким образом, правильное произнесение имени Божия стало тайною, которая доверялась лишь так. наз. «кашерим» (чистым) или «ценуим» (смиренным), да и тем лишь после установленных очищений и освящений (см. Кидд., 71а; Иер. Иома, III, 40д и Тосеф. Иадаим. в конце, в комментарии Самсона из Сенса). Гемеробаптисты говорили: «Горе вам, фарисеи, произносящим священное Имя каждое утро без установленного очищения!» На это фарисеи не без сарказма отвечали: «Горе вам, произносящим священное частью вашего тела: ведь само тело ваше не свято!» Из Таанит, 19а и Абода Зара, 18а можно вывести заключение, что ессеи произносили Имя Господне при своих молениях и чудодейственных исцелениях, что признавалось впоследствии тяжким грехом (Сангедр., см. также кн. Премудрости, XIV, 21). С течением времени, однако, правильное произношение священного Имени было забыто, и Пинхас бен-Иаир га-Кодеш выражает надежду, что правильное применение этого чудодейственного священного Имени снова воскреснет в мессианскую эпоху (см. Пес., 50а; Мидр. Тегил. к Псалм., 36 и 91). По словам р. Маны, жившего IV в. (Иер. Санг., X, 28б), самаряне произносили священное Имя в своих клятвах, а живший в V в. отец церкви Феодорит сообщает, он слышал, как они произносили его в форме Иаве, т. е. Иагве. С большою заботливостью и осмотрительностью относились копиисты к святому Имени в своих писаниях тракт. Соферим, V, 6). — День, в который фарисеям удалось отменить старинный обычай саддукеев выписывать священное Имя Божие на общественных документах, был отпразднован благодарственным молебствием (см. изложение у Дальмана, корректив к Рош га-Шана, 18б; ср. Иадаим, IV, 8, где сказано: «Горе вам, о саддукеи, пишущие имя земного правителя рядом с Именем Священным!»). Поэтому и греческие переводчики Библии переводили еврейское имя יהזה‎ через Κύριος (Господь), т. е. они читали имя Господне «Адонай». Таким же точно образом произносили его и другие переводчики, зависевшие от Септуагинты. Итак, подставное имя «Адонай» вошло в употребление не из «суеверного страха», или от неправильного понимания третьей заповеди Декалога, или же сказанного в кн. Лев., 24, 11, — но вследствие того убеждения, что святое Имя Господне может быть произносимо лишь священными устами и пред священными ушами. Такой простой прием, как замена имени, при помощи которого священное Имя Божие было бы ограждено от профанации, составляет одно из могущественнейших средств к утверждению за библейским Богом того универсального характера, который Ему присущ как Владыке людей и народов. Ягве как Бог Израиля может быть рассматриваем как божество племенное; Адонай же является Богом не одного только народа: Он — Бог всего мира, абсолютно Единый. См. Имя Божие, Иегова, Шем га-Мефораш, Тетраграмматон, Ягве. — Ср.: Gustaf H. Dalman, Der Gottesname Adonai u. seine Geschichte; Hamburger, Real-Encycl. f. Bib. u. Talm., passim; C. Taylor, Sayings of the Jewish Fathers. 1897, pp. 156 sqq. . ‎4.

См. предыдущие очерки:

«Неименуемое Имя». Очерки об Имени Божием

«Неименуемое Имя». Очерк 2: Как правильно именовать Бога?

«Неименуемое Имя». Очерк 3: Имя и откровение

«Неименуемое Имя». Очерк 4. Имена Бога в Ветхом Завете: Элохим

Мы рассмотрели библейские наименования Бога шаддай (очерк 3) и элохим вместе с эль и элоах (очерк 4). Из самых частых имен в Ветхом Завете нам осталось рассмотреть, прежде всего, адонай и еще несколько менее значительных.

Слово ’adon означает «господин, владыка». Этот корень (’dn в неогласованном, или консонантном, написании, т.е. одними согласными буквами) характерен только для ханаанейской семьи (или подгруппы) семитских языков; другие семитские языки имеют для этого значения другие слова: в аккадском – belu (в Библии Вил – Ис. 46:1, Иер. 50:2, Дан. 14), в арамейском – mare’ (Дан. 2:47, 4:16, 21, 5:23; сирийское «мар» в значении «мой господин» в составе имен епископов и святых: Мар Серапион, Мар Афрем, Мар Авген; сохранилось оно и в современном иврите как уважительная приставка к имени мужчины), в арабском – rabb, в эфиопском – ’egzi’. Этимология слова адон остается темной; возможно, от: 1) угаритского ’ad(n) – «отец»; 2) древне-южно-арабского ’idn – «повеление, предписание»; 3) аккадского adannu – «крепость, сила»; 4) еврейского dun – «судить» (судьи и правители – тождественные или очень близкие понятия в древнем мире); 5) египетского ydnw – «руководитель, вождь» (HALOT; E. Jenni , Штейнберг, Фюрст, Гезениус). От адон происходит греческий Адонис – божество, заимствованное греками у финикийцев или сирийцев (раннее свидетельство об этом – Лукиан, О сирийской богине). Ряд ханаанских имен содержит это слово: Адони-Везек – господин, т.е. правитель города Везек (Суд. 1:5-7), Адониседек – «господин правды» (Иис.Нав. 10:1, 3; ср. Мелхиседек – «царь правды», кстати, по преданию, тоже царь Иерусалима, как и Адониседек), Адония (точнее, Адонияху) – «господин есть Яхвэ» (2 Цар. 3:4 и др.), Адоникам – «господин встал» (Езд. 2:13 и др.), Адонирам – «господин вознесён» (3 Цар. 4:6 и др.). Немало подобных составных имен с корнем ’dn зафиксировано в ассирийских и финикийских памятниках.

Но наиболее интересно и многозначительно употребление адон в значении «господа мои». В евр. языке притяжательные местоимения выражаются суффиксами при соответствующем слове. «Господа мои» нормально пишется ’adonay – с суффиксом 1-го лица -y («мой», «мои») и кратким гласным звуком «а» на конце (он называется патах). Но когда это слово относится к Единому Истинному Богу, вместо краткого гласного «а» в конце слова в масоретском тексте стоит долгий «а» (называемый камац, я обозначаю его «а»): ’adonay; при этом произношение слова на практике не меняется. Традиционная трактовка этой ситуации такова: множ. число есть «множественное величия», а изменение огласовки (с «а» на «а») ограждает от путаницы с обычным «господа мои». Несмотря на всю очевидность и естественность этого объяснения, в науке есть предположение, что ’adonay – не только не форма слова ’adon, но и вообще несемитское слово, «которое лишь позже ошибочно истолковано как «мой господин”» (H. Bauer, P. Leander, Historische Grammatik…, В. I, 1922, S. 16h, также 253, Anm. 3). Эта мысль интересна своим параллелизмом приведенной в предыдущем очерке гипотезе И. Ш. Шифмана об изначальной форме элохим как форме единственного, а не множественного числа. Но, конечно, оба допущения остаются чисто гипотетичными.

Из-за этого произошел казус, до сих пор болезненно ощутимый в навязчивых проповедях и самом названии членов «Свидетелей Иеговы» – чтение священного Имени как Иегова. Дело в том, что согласным буквам слова YHWH масореты приписали гласные слова ’adonay, что указывало, что YHWH следует произносить «адонай». Если прочитать это слово так, как оно написано в еврейской масоретской Библии, т.е. соединить соответствующие согласные и гласные этих двух слов (чего евреи, конечно, никогда не делали), получается сущая химера – «иегова». Впервые это безусловно ошибочное звучание Имени появилось в переводах на европейские языки в XVI-XVII вв. как Jehovah, проникло оно и в Синодальный и другие русские переводы, о чем лучше всего прочесть в Википедии, статья «Иегова».

Два места особенно интересны в связи с употреблением ’adon.

Богоявление Аврааму близ дубравы Мамре, судя по контексту, было явлением Господа в сопровождении двух ангелов. Поэтому первое обращение Авраама к одному из путников «’dny» масореты огласовали как обращение к Господу: «Господин мой , если я обрел у тебя благосклонность, не проходи мимо твоего раба» (Быт. 18:3), хотя, конечно, сам Авраам, надо думать, имел в виду простое почтительное обращение к человеку, а не к Богу. Более обоснованно огласовка ’adonay стоит ниже, когда двое ушли и Авраам разговаривает с Одним (ст. 27 и 31), ведь на этот момент он уже имел возможность ощутить необычность трех путников или Одного из них. Далее рассказывается, как двое ангелов пришли в Содом, как Лот встретил их, подобно Аврааму, земным поклоном и обратился к ним: «Пожалуйте, господа мои , в дом ко мне, вашему рабу. Переночуете у меня, вымоете ноги…» (19:2, перевод РБО). Но далее Лот обращается к одному из них, и ’dny огласовано так, как будто это обращение к Господу: «И сказал им Лот: «Нет, господин мой (’adonay). Вот раб твой обрел у тебя благосклонность, и велика твоя милость, которую ты сделал со мной, сохранив жизнь моей душе» (ст. 18-19). Правда, здесь двусмысленность: слово ’dny стоит в конце стиха, после чего полагается пауза в чтении, а по правилам огласовки в паузе краткий гласный меняется на долгий. Таким образом, здесь ’adonay (с долгим «a», как при именовании Господа) может все-таки означать ’adonay (с кратким «а»), т.е. просто «господа мои» (хотя Лот обращается к одному из них), и именно так толкует это место Авраам Ибн-Эзра (евр. экзегет XII в.): «Это не Святое Имя, а в последнем слоге огласовка камац из-за паузы в конце стиха» (Классические библейские комментарии. Книга Бытия, М., 2010). Но таргум Онкелоса понимает ст. 18 как обращение к Господу: «Пожалуйста, ГОСПОДИ , Владыка мой!» Таргум Псевдо-Ионафана, напротив, предполагает, что Лот не считает своего собеседника Богом: «Пожалуйста, подожди меня чуть-чуть, пока я испрошу милости пред ГОСПОДОМ» (почти так же и другие таргумы). Но Раши (Шломо бар Ицхак, евр. толкователь XI в.), как и таргум Онкелоса (и со ссылкой на него), понимает это как обращение к Богу: «Наши мудрецы говорили, что это – святое Имя, ведь сказано о Нем: «сохранив жизнь моей душе”: «Кто Тот, в Чьей руке умерщвлять и давать жизнь?” «. Современный экзегет (G. Wenham, серия WBC) полагает, что автор умышленно оставил текст загадочным: то ли эти слова обращены к ангелу, то ли к Богу.

Другое замечательное место – начало знаменитого мессианского псалма: «Речение Яхвэ господину моему (’adonī): «Садись одесную Меня, пока не сделаю врагов твоих подставкой для твоих ног”» (Пс. 109\110:1). Септуагинта для обоих слов – «Яхвэ» и «господин» – имеет kyrios, Вульгата – dominus. В науке этот псалом считается одним из «царских псалмов», т.е. гимнов, которые воспевались царю при его восшествии на престол или в дни каких-либо царских праздников. Соответственно, речение Яхвэ обращено к царю, который и назван «господин мой». Но царские псалмы – часто одновременно и мессианские, как считалось в иудейской и христианской традициях: сквозь историческое содержание в них как бы просвечивает мессианский смысл (это узрение одного смысла в другом, как раз в контексте истолкования царских псалмов как мессианских, Диодор Тарсийский, выдающийся представитель антиохийской школы экзегезы, называл «феорией» – созерцанием). Здесь, судя по дальнейшему тексту псалма, речь далеко не просто о царе, но скорее о Мессии; чтобы подчеркнуть это, С. С. Аверинцев передает первую строку так: «Слово Господа к Государю моему». В иудейской традиции этот псалом считался мессианским (ссылки см. в: W. D. Davies, D. C. Allison, A critical and exegetical commentary on the Gospel according to Saint Matthew, vol. III, 1997, р. 253-254).

В Новом Завете и раннехристианской литературе эта строка цитируется или подразумевается не раз (Деян. 2:34-35, 1 Послание Климента 36:5; Послание Варнавы 12:10 и др., ср. 1 Кор. 15:25), от нее происходит образ сидения Иисуса Христа «одесную Отца» (ср. Евр. 1:3, 8:1). Ее процитировал Иисус фарисеям, сопроводив провокационным вопросом: «Итак, если Давид называет Его Господином, как же Он его сын?» (Мф. 22:44-45, Мк. 12:36-37). В самом деле, отец не мог бы назвать сына «господин», возможно только обратное, т.е. сын мог бы так назвать отца (как в Мф. 21:30). Фарисеи были поставлены в тупик: либо Мессия – не сын Давида, что невозможно, либо сын (потомок) каким-то образом выше отца (предка). Но каким? Выход из этой дилеммы один: Мессия, сын Давидов, возвышен над всяким человеком как таковым, следовательно, и над своим отцом, который поэтому пророчески, в Духе, обращается к своему потомку: «Господин мой» (экзегеты приводят Мф. 26:64 как ответ на эту загадку). Не намекал ли здесь Иисус на Свое зачатие от Духа Святого, в силу которого Он является потомком Давида лишь формально, а по существу – Сыном Божьим? Во всяком случае, это так в контексте Евангелия от Матфея, начинающегося с генеалогии Иисуса Христа и рассказа о Его необычайном рождестве. Ап. Петр оканчивает свою первую проповедь в день Пятидесятницы цитированием этой строки псалма и заключает: «Итак, пусть твердо знает весь дом Израилев, что и Господином Его, и Помазанником сделал Бог – этого Иисуса, Которого вы распяли» (Деян. 2:36).

Кроме рассмотренных в трех последних очерках основных имен Божиих – Эль вместе с Эль Шаддай и Эль Эльон, Элохим, Элоах и Адонай, – выделяют еще ряд второстепенных имен-эпитетов, среди которых я назову лишь несколько.

Обычно не переводимый, а транслитерируемый в Синодальной Библии эпитет Саваоф, zeba’ot, прилагаемый к именам Яхвэ, Адонай, Элохим или к их сочетаниям, представляет собой множественное число от zаba’ – «войско, воинство, ополчение». Точный смысл эпитета в приложении к Богу остается дискуссионным; на этот счет есть три основных предположения. 1) Под войсками могут подразумеваться войска Израиля, как это подсказывает, напр., 1 Цар. 17:45: «Я иду на тебя во имя Яхвэ Воинств (zeba’ot), Бога полков Израильских», – по крайней мере, как первоначальное значение, которое позже могло быть переосмыслено. 2) «Воинство» может быть метафорой небесных тел – звезд или звездных сил (Втор. 4:19), далее – ангельских сил как Божьей свиты и, наконец, – совокупности всех небесных и земных существ (в Быт. 2:1 zаba’ относится к только что созданному творению: «И закончены были небо и земля и всё войско их»). 3) Кроме того, множественное число zeba’ot можно понимать как «множественное абстракции»; оно выражает главным образом мысль о могуществе Бога, что подтверждается обычной передачей в Септуагинте zeba’ot как pantokrator – «вседержитель». В других случаях Септуагинта передает это иначе, но в том же смысле, напр., в псалмах почти всегда zeba’ot передано как «силы», чему следует Синодальный перевод: «Господь (или Бог) сил» (хотя в Книге Исайи это слово транслитерировано греч. буквами sabaoth, чему опять-таки следует Синодальный перевод).

В заключение этого краткого обзора Божьих имен нельзя не отметить, что наше русско-украинское «Господь», особенно при обращении (в славянском звательном падеже) «Господи» – исключительно удачная, причем в нескольких отношениях сразу, передача Адонай и тем самым – священной тетраграммы, заменой которой служит это имя.

Во-первых, благодаря использованию старой формы («Господь» вместо «господин» и тем более в звательном падеже, исчезнувшем в русском языке) воссоздается уникальная ситуация (не известная другим языкам), весьма близкая той, что сложилась в евр. языке в силу замены краткой гласной на долгую (т.е. ’adonay вместо ’adonay, как это объяснено выше): только в библейском иврите и у нас есть совершенно особое наименование, которое точнее самого распространенного названия «Бог», т.к. не имеет множеств. числа и абсолютно однозначно указывает на одно-единственное Лицо. Во всех других языках «господин» (lord, Herr, seigneur) может относиться к людям точно так же, как и к Богу; чтобы избежать этого смешения, при печати библейских переводов на Западе иногда выделяют «господин», когда это слово передает тетраграмму, малыми прописными: Lord, Herr, Seigneur.

Но при этом, во-вторых, слово «Господь» – не собственное имя (никакое собственное имя, как полагает развитое монотеистическое сознание, не способно передать Божью сущность, хотя подробнее речь об этом у нас впереди), а нормальное слово языка, пусть старого, сохраняющее, благодаря своему ясному смыслу, очевидную связь как с историей откровения Бога избранному народу, так и с историей русского языка и культуры.

Наконец, в-третьих, странным образом имя «Господь», несмотря на значение власти, господства в этом слове, наполнилось для верующего сердца совершенно особой теплотой, близостью, интимностью, не лишившись притом и некоторой возвышенной строгости и величавости. Иногда даже кажется, что нет ничего общего между холодным, чуждо-официальным звучанием «господин» и родным, глубинно радостным, почти нежным «Господь». В устах неверующего или даже враждебного вере человека вполне нормально звучит «Бог», но невозможно услышать «Господь», разве что иронически; употреби такой человек в разговоре это имя всерьез (напр., случайно, как обмолвку), мы сразу почувствуем диссонанс: неужели он верующий? По-русски как-то особо трогательно звучит это имя, вдруг произнесенное ап. Иоанном, когда ученики не узнавали воскресшего Иисуса: «Это Господь». «Симон же Петр, услышав, что это Господь, опоясался одеждою, – ибо он был наг, – и бросился в море. (…) Из учеников же никто не смел спросить Его: кто Ты?, зная, что это Господь» (Ин. 21:7, 12, Синод. перев.). Проникновенные строки об имени «Господь» есть у Осипа Мандельштама, где оно, в миг внезапного его произнесения, вдруг выпархивает большой птицей, являя свою чудесность и намекая на иудейский запрет его произносить:

«…»Господи!» – сказал я по ошибке, Сам того не думая сказать. Божье имя, как большая птица, Вылетело из моей груди. Впереди густой туман клубится, И пустая клетка позади.»

В следующем очерке мы начнем рассмотрение значения священной тетраграммы Яхвэ.

Магическая печать Соломона, или звезда Давида.

Известен со времён Парацельса.

Сильнейший защитник от сглаза, порчи и наговора, содержащий шесть заклинаний на Сатану, низвергающих его в Ад и заточающих его там. Имя бога Адонай является щитом высших сил. Охраняет от любых влияний черной магии.

Печать Соломона символизирует, в первую очередь, абсолютный закон аналогии, выраженный мистической формулой: «То, что внизу, подобно тому, что сверху». Символ всех существ, которым удалось развить в себе оба начала: излучающее и принимающее; в них есть и сила, и мягкость. Встреча двух треугольников символизирует совершенный союз духа и материи. Именно в этом магическая сила печати Соломона. Верхний треугольник в ее изображении может быть изображен белым, а нижний – черным.

В древности Звезда Давида символизировала союз огня и воды, мужчины и женщины, тела и души. Считается, что шестиконечная звезда объединяет мощь всех семи планет, и её символ приносит успех во всём. Гексаграмма является сильной энергетической защитой, гармонии и символом благоденствия.

Этот знак даёт магическую силу и потому изображается на множестве пентаклей. Это символ Верховной мудрости, его принцип можно выразить словами: «Ты щедр к Богу, Бог щедр к тебе». Амулет, являясь жизненным светочем, помогает освободиться от любой зависимости.

Из исторических данных Печатью царя Соломона, в еврейских и исламских средневековых легендах, а также в христианской Средневековой Европе называется символ из двух наложенных друг на друга равносторонних треугольников (Звезда Давида), помещённый на легендарном перстне-печатке царя Соломона, который давал ему власть над джиннами и возможность разговаривать с животными.

По одной из легенд, Соломону удалось связать и запечатать 72 демона-князя с их легионами в медном сосуде. После он командовал этими духами по своему усмотрению. А так же ему удалось выведать у духов много тайных знаний, которые он применил в своей жизни. С помощью этой печати Соломон снискал внимание и доброе отношение многих людей, сумел выиграть сражения и остался невредим в битвах.

Известно множество типов истолкований этих легенд. По одной из них, на перстне было размещено имя Бога и четыре камня, по другой, — символ, известный сейчас как «Звезда Давида» вписанный в круг, а между её лучами размещаются точки, либо какие-то другие символы. Например шестилепестковые розетки, цветки с седьмым элементом в центре, известны по орнаментике древней Месопотамии, Египта и Эллады. В Средние века их стали называть «семикружковой печатью» и тоже связали с печатью Соломона. В христианстве печать истолковывалась, как знак «семи веков мировой истории», находящихся под управлением Архангелов и связанных с «семью планетами». Архангел Михаил в качестве Архангела Солнца считается главой правления и олицетворяетквинтэссенцию (пятый элемент) центра печати. Остальные шесть располагаются вокруг него. В мусульманском мире шестиконечная звезда в круге с точками считается символом мудрости и помещается на предметы обихода и интерьера. ВМарокко, например, печать Соломона помещалась на монеты.

В настоящее время «Звезда Давида» и «Печать Соломона» иногда считаются одним символом. «Скрытую печать» многие мистики находили и находят замаскированной на многих произведениях искусства — алтарных картинах, статуях, в рисунках и гравюрах эпохи Средневековья и Возрождения.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *