Жил-был ветер. Сначала хорошо жил, весело. Время было жаркое, а потому везде и всюду ветру радовались… Подует ветер с поля — аромат горячих колосьев принесет. Люди довольны. С луга ветер подует — запах скошенной травы прилетает. Снова люди довольны.
Ну а уж если с моря ветер влажную соленую прохладу принесет — люди радуются, нарадоваться не могут.
Ветер умел делать множество вещей. Умел листать страницы книг. Правда, не всегда в нужную сторону. Умел сушить стираное белье не хуже солнца. А еще умел надувать парус лодки и гнать ее по синему морю.
Все у ветра хорошо получалось. И поэтому, если иногда он слишком громко хлопал окнами, никто на него не обижался. Ведь что бы делали люди жарким летом без доброго свежего ветра!
Так было летом. Но вот пришла осень. Холодная, сердитая осень. Небо затянулось тучами серыми-серыми. Дождь полил сильный-сильный. Все по домам попрятались. И люди, и кошки, и собаки, и зайцы, и волки. Вот только ветер на улице остался. Не было у него дома.
Остался ветер под холодным дождем без крыши. Летал он по холодному лесу среди облетевших, без единого листочка деревьев. Летал ветер в поле, в поле сером, без единого желтого теплого колоска. Летал над холодным морем. Не синим, как летом, было море, а серым, как осенний дождь. Летал-летал озябший ветер, а чем быстрее он летал, тем холоднее становилось.
Совсем замерз ветер. А люди в теплых домах спрятались.
— Попрошу людей пустить меня в дом погреться,— решил ветер. Подлетел ветер к самому красивому дому, постучал в окно.
— Пустите меня, пожалуйста! Это я, ветер! Мы летом дружили, а сейчас мне холодно.
Но люди плотнее закрыли рамы и отошли от окон.
«Они не узнали меня»,— подумал ветер. Снова постучал в окно, снова пожаловался на осенний холод и дождь, снова попросил пустить его в дом погреться.
Но люди не понимали слов ветра. Им казалось, что он просто гудит за окнами. Люди не знали языка ветра. Вместо того чтобы открыть окна и пустить ветер погреться, люди вставляли вторые рамы.
— Какая непогода! Какой дождь!— говорили люди.— Какой холодный ветер!
— Я не холодный,— плакал ветер,— я замерзший.
Но люди его не понимали.
Вдруг кто-то окликнул ветер. Слова то звенели, как острые холодные льдинки, то казались мягкими и теплыми, как снежные одеяла. Конечно, это был голос зимы.
— Ветер,— сказала зима,— не плачь, ветер! Я подарю тебе накидку из снежинок. Легкую, красивую, теплую. Ты быстро согреешься.
И зима бросила ветру накидку из прекрасных снежинок. Ветер примерил накидку и остался очень доволен. Она действительно была теплой и красивой.
Когда люди посмотрели в окна, они увидели ветер в снежной накидке и не узнали его, таким красивым он стал.
— Красавица-вьюга,— говорили они.— Красавица-метелица! А ветер летал по заснеженному лесу, размахивал своей прекрасной накидкой из снежинок, и было ему немножко обидно. Потому обидно было ветру, что не ему радовались люди, а красавице-вьюге.
Но это ничего. Когда-нибудь кончится зима. Растает прекрасная снежная накидка ветра. Придет жаркое лето, и люди снова будут ждать его, свежего ветра. Будут радоваться ему, доброму ветру…

Жил в одной деревне парень. Отцу и матери не довелось порадоваться на сына,— рано они руки на груди сложили. Пришлось парню самому думать, как прокормиться. Всего добра у него было — старая кляча да ветхая тележка. Вот и надумал парень возить в Кишинев дрова на продажу.

Однажды нагрузил он тележку дровами и отправился, как всегда, в город. Продал на базаре дрова и потихоньку да полегоньку возвращается домой.

Пока он едет — не торопится, сказка вперед по дороге бежит. А по той дороге шли два старика.

Идут — не идут, еле ноги волочат, один другого держит, друг друга подпирают. И обгоняет их фаэтон, запряженный парой резвых коней. В фаэтоне барин и барыня сидят.

Старики просят:

— Добрые люди, не подвезете ли нас?

— Сами как-нибудь дойдете, ничего с вами не станется, не рассыплетесь! — отвечают барин и барыня.

Хлестнул кучер коней, и покатил барский фаэтон дальше.

А за ним другой фаэтон катит, и в нем сидят два барчука.

Снова просят старики:

— Молодые люди, сделайте доброе дело, подвезите, а мы вам век благодарны будем!

— На что нам ваша благодарность! — смеются барские сынки,— Из нее шубы не сошьешь!— Стегнули коней и мимо проехали.

Поплелись старики дальше по дороге.

Тут догнал их наш парень с тележкой.

— Давайте,— говорит,— садитесь и мой фаэтон. Подвезу!

— Что ты, парень!— говорят старики.— Где уж тебе нас подвезти! Твоя лошаденка и так едва дышит, на все четыре ноги спотыкается.

А парень не отстает.

— Да садитесь же, довезу как-нибудь. Ведь не тяжелее вы тех дров, что я каждый день вожу! За нами никто не гонится, и нам торопиться некуда, поедем мы потихоньку, о том, о сем словом по дороге перемолвимся,— вот время и скоротаем.

Не стали старики спорить. Видят, что парень от чистого сердца говорит. Взобрались они в повозку и поехали.

По дороге стали они, как водится, расспрашивать парня о его житье.

— Ты, парень, женат?

— Я бы и женился, да кто же за меня пойдет,— говорит парень.

— А чем же ты плох?

— Плох не плох, а не повстречал еще ту, что мне сужена.

— Эх, сынок, так ведь твою суженую сегодня за другого замуж выдают. Настёгивай коня, поедем, твою свадьбу сыграем!

Парень, конечно, думает, что старики смеются. Вот он им и говорит — тоже смеху ради:

— Ну, на моей кляче — хоть стегай ее, хоть не стегай — опоздаю я на свою свадьбу! Нет, видно, не судьба мне жениться!

Парень-то не знал, что старики эти — не просто старики и что ходят они по дорогам людей испытывать,— доброе сердце наградят, а злое накажут. И всякое волшебство им с руки. Да ведь на то и сказка,— в сказке без волшебства никак нельзя.

— Ты не тужи, парень,— говорят они.— Попируешь еще на своей свадьбе!

И только сказали,— старая кляча вскачь понеслась. Катится повозка по дороге да так быстро, что только держись!

А дорога длинная, на ту сторону Прута ведет.

Подкатил парень со стариками к богатой усадьбе. По всему видно — свадьбу там справляют.

Гостей видимо- невидимо.

Остановил парень свою клячу около конюшни, а сам со стариками пошел в дом.

Хозяин как завидел их издали, так даже на порог не пустил.

— Вам тут что надо?— спрашивает. А это тот самый барин был, что на фаэтоне ехал.

— Да вот пришли на свадьбе погулять,— отвечают старики.

— Не про вас эта свадьба,— говорит барин,— не для таких голодранцев, как вы. Идите-ка своей дорогой, вам тут делать нечего.

Ну, раз нечего, так нечего. Поехали старики и парень прочь.

Отъехали немного и остановились у колодца.

Лошадь распрягли и пустили ее по полю пастись, сами сели отдохнуть. Только долго не сидели старики, а ровно столько, сколько нужно, чтобы умом пораскинуть да поворожить. Трех минут не прошло, как вместо бедных странников у дороги сидели два почтенных старца в богатой одежде, а парень-возница стал — ни дать, ни взять — барский сынок. А уж так для него старики постарались, так его разодели, что только смотри да любуйся. Камзол на нем бархатный, сапоги сафьяновые, шапка золотом шитая.

Сделали старики свое дело и снова уселись в повозку. Только какая же это повозка! В такой только царю ездить!

И вот снова поехали старики и юноша к барской усадьбе.

Едва увидел хозяин фаэтон, сразу выбежал навстречу знатным гостям. Поклоны чуть не до самой земли отвешивает.

— Добро пожаловать, дорогие гости. Сама судьба привела вас ко мне в дом на веселье. Будьте гостями на свадьбе моей дочери!

Взял он под руки одного старика и другого, а слуге велел юношу вести. Усадил гостей за свадебный стол на самом почетном месте.

Тут один старик встал, поблагодарил хозяина, а потом и говорит:

— Богатая у вас свадьба — ничего не скажешь! И невеста красивая, и жених статный. А вот по сердцу ли они друг другу? Ведь как узнать? А в старину узнавали. Есть у нас в стране такой обычай, с незапамятных времен он идет: на свадебном пиру переворачивают гостя свои тарелки вверх дном, а потом разом поднимают. Если жених и невеста по сердцу друг друга выбрали, они под своими тарелками виноградную гроздь найдут. Давайте и мы поступим, как поступали наши деды.

Опрокинули гости свои тарелки вверх дном, а когда подняли, видят — одна виноградная гроздь лежит под тарелкой невесты, а другая — под тарелкой приезжего юноши.

— Вот правда и вышла наружу, теперь видно, кто суженый.

Хозяин чуть локти не кусает с досады, а невеста рада-радешенька.

Пришлось жениху встать со своего места и уйти со своей свадьбы, а парень-возница сел рядом с невестой. И снова зашумел свадебный пир!

Только наши старики даже крошки во рту не держали. Что им ни подадут, они всякое угощение то к рукаву поднесут, то к вороту, то к подолу. А сами есть — не едят, и пить — не пьют.

Увидел это хозяин дома, набрался смелости и говорит:

— Простите меня, гости дорогие, только хочу я вас спросить, почему вы не едите, не пьете, а все красивой вашей одежде подносите?

— Так ведь это у вас так принято — не человека почитать, а его одежду,— говорят старики.

Отвернули они полы своих дорогих кафтанов, и узнал хозяин тех самых стариков, которых он прогнал.

Стыдно ему стало, да пришлось смолчать.

Всякому пиру конец приходит, и этот пир к концу пришел. Молодые поцеловали руки родителям, распрощались с гостями и отправились в путь — к жениху домой. И старики с ними поехали.

У колодца снова остановились — и снова все стало по- прежнему. Ни богатого фаэтона, ни резвых коней. Жених снова стал простым возницей, а старики — нищими странниками.

— Ну, красавица,— спрашивают старики у невесты,— хочешь себе такого мужа? Не побоишься за бедняка пойти?

— Не побоюсь,— говорит невеста.— На богагых-то я насмотрелась, всего от них натерпелась, только доброго слова ни от кого не слышала. А ваш жених и ласковый и веселый.

— Ну, а ты, парень, что хочешь для новой жизни? Проси, не бойся.

— Да мне бы дело хорошее найти, чтобы жену кормить да людей радовать.

— Будет по-твоему,— говорят старики.— Езжай к берегу Днестра, увидишь там брошенную хатенку да старую лодку. Вот и вози людей с берега на берег — и в ясный день, и в непогоду.

Распрощались молодые со стариками и поехали дальше в своей тележке.

На берегу Днестра увидели они и хату и лодку — все, как сказали старики.

Вошли они в хату, а там, словно кто их поджидал,— прибрано, вымыто, печка натоплена, на столе в горшках горячая еда дымится.

С той поры стал парень возить людей с одного берега Днестра на другой. Чуть кликнут его, а он уже тут как тут, и ведет свою лодочку по волнам — и в бурю, и в дождь, и днем, и ночью.

И каждый его благодарит, здоровья-счастья ему желает.

Может, он и посейчас живет, людям служит и сам не тужит.

Уважаемые родители, очень полезно читать сказку «Дождик» Абрамцева Н. К. деткам перед сном, чтобы хорошее окончание сказки их радовало и успокаивало и они засыпали. Ознакомившись с внутренним миром и качествами главного героя, юный читатель невольно испытывает чувство благородности, ответственности и высокой степени нравственности. Все описания окружающей среды созданы и изложены с чувством глубочайшей любви и признательности к объекту изложения и создания. Конечно же идея превосходства добра над злом не нова, конечно же о ней написано множество книг, но каждый раз убеждаться в этом все равно приятно. Несмотря на то, что все сказки — это фантазия, однако же зачастую в них сохраняются логичность и череда происходящих событий. История происходит в далекие времена или «Давным-давно» как говорится в народе, но те трудности, те препятствия и затруднения близки и нашим современникам. Все образы просты, обыденны и не вызывают юношеского непонимания, ведь мы сталкиваемся с ними ежедневно в нашем быту. Сказка «Дождик» Абрамцева Н. К. читать бесплатно онлайн можно бесчисленное количество раз, не потеряв при этом любви и охоты к данному творению.

Жил-был дождик. Косматый, длинноволосый дождь. Если он сердился, холодные пряди его мокрых волос хлестали людей по лицам, по глазам. До слез. Но люди не обижались, потому что когда дождик был в хорошем настроении, его мягкие, шелковистые волосы ласково касались ваших щек, рук, глаз, что-то шептали. И все-таки дождь был косматым и длинноволосым. И ему это надоело. .
— Постригусь,— решил дождик.— Не я первый, не я последний. Отправился к парикмахеру. А парикмахером, конечно, месяц-серп работал.
— Тебя как стричь?— спрашивает месяц.— Покороче или умеренно?
— Давай покороче. Постепенно отращу, если не понравится,— решил дождь.
Отрезал месяц-серп волосы дождика.
Вернулся стриженый дождик в свой город. Пока он бегал к месяцу, ничего хорошего в городе не случилось. Наоборот. Листья на деревьях потускнели, привяли. Цветы на клумбах лепестки опустили — вянут. Люди ходят серые, пыльные, вялые. Засыхают люди. Разволновался дождик.
— Сейчас,— говорит,— сейчас я вас всех быстренько полью, вам легче станет. Оживете сразу.
Люди, цветы, листья обрадовались. Ждут. Смеются. Дождь торопится, распустил волосы-струи, поливает.
— Ну же!— кричат люди.
— Жарко…— плачут цветы.
— Сохнем,— шелестят листья.
— Да что вы,— не понимает дождь.— Я же поливаю. Бьют короткие струи-волосы, но не достают даже до крыши самых
высоких домов.
Сухо, все суше на земле. В пыль рассыпаются цветы, шуршат почти
мертвые листья, молчат потерявшие веру люди.
— Да что же вы сохнете!— не понимает, сердится дождь.— Я же поливаю.
Старается, трясет короткими волосами. Не долетают подстриженные струи до сухой земли.
И тут только понял дождь, что он наделал. Понял, что, пока будут отрастать струи, погибнут цветы, листья, люди…
— Глупый я, беззаботный я,— плакал дождь. Плакал, плакал, плакал… И слезы его упали на землю. Поток слез. И встали цветы — ожили! И весело зашелестели листья — ожили! И вздохнули легко люди — ожили!
А дождику долго еще плакать — пока-то отрастут его волосы-струи.

Жил-был пень. Он жил в обыкновенном лесу — среди елок, берез, кленов. Очень старым был пень. Старше всех деревьев. Это был очень даже красивый пень: с одной стороны — ровный-ровный, с извилистыми годовыми кольцами, а с другой стороны — зубчатый, будто на нем надета резная корона. Вернее, полукорона. Летом пень наряжался в мантию из мягкого зеленого волокнистого мха. А зимой надевал роскошную пушистую снежную шубу.
Когда-то пень был деревом. Каким же деревом был старый пень? Могучим ли дубом? Мудрой ли елью? Очень захотелось узнать об этом одной любопытной синице.
— Дедушка пень!— прочирикала она.— Скажите, пожалуйста, кем вы были в молодости?
— В молодости…— заскрипел старый пень,— в молодости, говоришь… И захотелось ему сказать что-нибудь такое необыкновенное, чтобы все заохали. Удивить всех захотелось. Бывает такое…
— В молодости я был, знаешь кем, я был просто… Пальмой.
— Ой, пальмой! Ой, неужели?— всполошилась синица.
— Да, а что такого?— заважничал старый пень.— Я был высокой, стройной пальмой. У меня был гладкий ствол, а на верхушке росли огромные листья и большущие орехи.
— Ой, что вы говорите?! Ой, как это необыкновенно!— заверещала синица.— Так необыкновенно… Так необыкновенно, что…
— Что,— перебил пень,— не веришь?
— Как не верить, дедушка пень! Просто один знакомый скворец рассказывал мне, что пальмы живут только далеко на юге. Там, где зимуют птицы.
— Точно, точно, точно.— Это затараторила пробегавшая мимо белка.— Я тоже слышала, что пальма в нашем лесу — это все равно что… Все равно что… все равно что колокольчик на Северном полюсе. Да, да!— Белка прыгнула на соседнее дерево и убежала.
— Вот видите, дедушка пень,— подхватила синица,— пальмой вы все-таки, наверное, быть не могли.
— Да, наверное, не мог,— смущенно заскрипел пень,— знаешь, синица, я не помню, каким был деревом.
— Забыли?!
— Забыл…— обманул пень синицу.
— Ой, как же так можно? Но как же так?— не понимала синица. Пень только смущенно скрипел и кутался в свои роскошные одежды.
— Дедушка пень! Я вот что придумала,— затараторила синица,— я слетаю к старому дятлу. Он триста лет в нашем лесу живет, все знает, всех помнит. Он наверняка вспомнит, каким деревом вы были.
Вспорхнула птица-синица. А пень загоревал, ведь знал он, помнил, что не был никакой пальмой, а был обыкновенным кленом. Высоким, развесистым, сильным, но все-таки просто кленом, а не заморской пальмой.
Вернулась любопытная веселая синица, затараторила:
— Дедушка пень! Дедушка пень! Потрясающая новость, вы, оказывается, были…
— Ах, как стыдно мне,— вздохнул пень.
— Стыдно? Не понимаю! Ведь вы были прекрасным кленом!
— В том-то и дело,— оправдывался старый пень,— кленом, а не пальмой необыкновенной.
— Вот в чем дело…— растерялась и рассердилась веселая птица-синица,— вы не любите наш лес.
— Это почему же?— возмутился пень.
— Потому что почти половина деревьев в нашем лесу клены! А вы! А вы! А вы! Ух! Ух! — совсем раскипятилась синица и улетела.
А старый пень задумался. И долго о чем-то думал. О чем? О чем-то, что не сразу понял он, старик мудрый, и что было ясно веселой и даже не очень серьезной птице-синице.
Так о чем же думал старый красивый пень?

Эссе по книге Натальи Абрамцевой «Сказки для добрых сердец»

Когда моя дочка Ульяна была маленькой, мы с супругой по вечерам читали ей сказки. Уля повзрослела, но иногда просит почитать вслух. Недавно она мне принесла книгу Натальи Абрамцевой «Сказки для добрых сердец». После прочтения сказок, у меня возникли ассоциации со сказочными советскими мультфильмами. В них также присутствуют добрые герои, которые хотят разобраться с несправедливостью.

Мне понравилось, что в сказке «Радуга» борец с несправедливостью не супергерой, не богатырь, а разноцветная радуга. Как часто мы видим ненужное хвастовство в этом мире! В этой сказке радуга отдаёт цветам свои яркие ленты. А сама заболела – стала бледной. Спустя какое-то время она поправляется, но ненадолго – ведь помощь нужна многим.

Я вижу, что в сказках Натальи Абрамцевой нет тотальных злодеев, воплощающих тёмные силы. Скорее это запутавшиеся герои, сбившиеся с правильного пути. И надо только подсказать им, что надо сойти с лживого, неправедного пути. В сказке «Кто лучше прыгает» отрицательным персонажем является ворона. Она мне напоминает наших горе-реформаторов. Разобравшись, зверята утратили интерес к этой вороне, и всё стало на свои места.

Интересен философский подход в сказке про Сову. Она старается помочь зверятам, а на самом деле приносит плохие вести. Мне кажется, здесь представлен российский подход к такому явлению, как доносительство. Вроде Сова хочет помочь родителям непослушных зверят, докладывая обо всех их проделках. А в результате звери пугаются, боятся услышать что-то плохое о своих детях. Вот не любят россияне тех, кто наушничает, пусть даже во имя добра и справедливости.

Добрые сказки Натальи Абрамцевой могут понравиться не только ребенку, но и взрослому.

Стуков Аркадий Николаевич

Рассказ о том, как мы читали в классе сказку Натальи Абрамцевой

Мы живём и учимся в особенной школе. Это школа-интернат. Вот и живём мы здесь как настоящая большая семья. Мы здесь сами читаем, уже научились, и любим послушать что-нибудь интересненькое. Как же нам понравилась «Сказка про щенка и старую тапочку»! Когда мы первый раз слушали, то просто лежали на партах от удовольствия. Лежим, слушаем, а сами с боку на бок повернуться не решаемся, а то пропустим что-нибудь, и улыбаемся, и хихикаем иногда. И становится на душе радостно, но без шума и гама, а как-то тихо, вкрадчиво, и всё-таки радостно.

Какой там замечательный щеночек! Он славный, смешной, потешный даже. Ходит по квартире, ищет, с кем бы поиграть? Девчонки начали вслух его жалеть: «Бедненький! Жалко». Когда щенок нашел тапочку, и они разговорились, то тут наши ребятишки заболтали, задвигались. Все рады за него. Сначала-то тревожились, волновались, переживали, а тут стали все переглядываться, улыбаться и шептаться с соседями.

Вот и волшебство началось. Тапочка – выдумщица! Оказывается, тапочки любят играть, а мы-то об этом и не знали. Возможно, нас окружают вещи, которые еще что-нибудь любят, а мы и не догадываемся. Может лампам больше нравится моргать и гудет, а вовсе не светить? Стулья – это настоящие лошадки, переступающие с ноги на ногу? Зеркало любит рожицы строить тому, кто в него смотрится? У нас в классе еще много предметов. Надо будет к ним повнимательнее присмотреться, а вдруг… Вот куда нас с ребятами занесло. Начали придумывать, болтать, сами сказки сочинять!

Ведь это на самом деле! Всё по-настоящему! Это волшебство Натальи Абрамцевой!

Пермякова Инна Витальевна

Отзывы учащихся школы-интерната №2

Мне понравилась сказка «Про щенка и старую тапочку». Она добрая и интересная. Здесь говорится о жизни щенка, с которым никто не хочет играть. А старая тапочка с удовольствием согласилась составить щенку компанию. Им хорошо и весело вместе. Сейчас я понимаю, почему щенки так любят играть с тапочками!

Борисова Виолетта

В «Сказке про щенка и старую тапочку» мне понравилось, как большая собака охраняет свою будку. Щенок просит ее поиграть, а она говорит, что ей надо работать. А на самом деле она была ленивая. Иногда и дети такие бывают. Книги учат нас. Читайте хорошие книги Натальи Абрамцевой!

Орехов Степан

Нам читали сказки Натальи Абрамцевой. Но больше всего мне понравилась «Сказка про щенка и старую тапочку». Было весело и смешно, когда щенок играл с тапочкой. Я смеялся. Мой пёс Ачи тоже любит тапочки. После прогулки он немного дичает и отнимает мои тапочки. Оказывается, все собаки любят тапочки.

Беляев Вадим

Мне понравился щенок, который хотел поиграть. Шенок сначала пытался поиграть с собакой, не получилось. Собака охраняла дом. Потом он пошел к кошке, а та отдыхала. И пришлось ему играть со старой тапочкой. Развеселила меня в рассказе ленивая кошка. Она всё время хотела лежать и дремать на солнышке. И ещё мне понравилось, как щенок забавно играл с тапочкой.

Рогозина Марина

Эссе по сказке «Тише, пожалуйста…»

Сказка Н. Абрамцевой «Тише, пожалуйста…» о спокойной, доброй, ласковой речке. Она мирно уживалась со всеми лесными обитателями, поила весь лес и служила зеркалом всем лесным красавицам. Ни с кем не ссорилась, со всеми болтала. И вот стоило проснуться в плохом настроении – обиделась, разозлилась и вышла за пределы, из берегов. Она нервничала, злилась и катила свои воды дальше и дальше от родного русла. Она обижала всех, кто был вокруг, и всем пришлось отвернуться от нее.

Речка понимала, что делает она неверно. А изменить уже ничего не могла. Наверно, уже и сил не было вернуться в свое русло, да и гордость не позволяла. И что же из этого получилось? Покрытая водой трава загнила, когда-то чистая водичка застоялась в лесных ямках. И некогда красивая речушка превратилась в болото.

А ведь так и у нас в жизни бывает. Каждый может выйти из себя очень легко. Ведь иногда, проснувшись в плохом настроение, мы начинаем на всё раздражаться. И губим мы себя плохим настроением, да и не только себя: страдают в первую очередь близкие люди. И своим внутренним раздражением можем испортить отношения с теми, кто любил и ценил нас.

А ведь порой люди, которые что-то сделали не так, вовсе нас и не хотели обидеть, ведь каждый может ошибиться, что-то сделать неправильно. Нужно научиться прощать, побороть свою гордость, тщеславие. Да, каждый может выйти из себя, но нужно подумать, какие же будут последствия. И никогда ничего нельзя делать сгоряча, нужно уметь держать себя в руках. Но как же это трудно сделать! Но надо помнить, в какую лужу мы можем превратиться от наших поступков, что же может с нами случиться, если мы сделаем неверный шаг, примем неправильное решение.

Главная мысль этой сказки: будьте спокойнее – и навсегда останетесь любимыми и приятными. Лучше смолчать. Выйти каждый может. Всегда может. Выйти легко.

«Не надо кричать… и дверью хлопать не стоит. Спокойно… Зачем бить посуду? Тише, пожалуйста… тише».

Павлова Наталья Васильевна

Наталья Абрамцева «Сказка про старый дом»

Это произведение тронуло меня своей добротой, искренностью, музыкальностью, поэтичностью. Старый дом напомнил мне одинокого пожилого человека, которому не хватало внимания, общения, который нуждался в помощи и поддержке. Когда я прочитала эту сказку, у меня всплыли в памяти строчки из стихотворения Ирины Пивоваровой про лошадку, которая целый день бегала, навещая своих друзей и говорила всем, что потом зайдёт и к своей бабушке, но так и не нашла на это времени:

«…Только к старой бабушке,

К одинокой бабушке,

К бабушке Лошадушке

Так и не зашла!»

Сказка Натальи Абрамцевой заставила меня задуматься над тем, что нужно уделять больше времени пожилым людям: нашим бабушкам, дедушкам, прабабушкам и прадедушкам. Чтобы они не чувствовали себя одинокими и «заброшенными». Они ведь очень интересные собеседники, могут о многом рассказать и многому научить. Путешественник смог «оживить» старый дом и сад, потому что он увидел их красоту и непохожесть на других и оценил по достоинству. Я считаю, что «Сказка про старый дом» учит нас видеть красоту в привычных вещах и дарить радость тем, кто в ней нуждается.

Косенко Маргарита

Эссе «Всё начинается с любви…»

Жил-был старый дом. А вокруг него – старый сад. Дом был заброшенным, и сад тоже. Когда-то здесь жили люди, и дом с садом были новыми, красивыми и счастливыми. Но потом люди уехали, а дом и сад стали скучать от одиночества и стареть. Крыша дома покосилась, печка развалилась, в полах появились щели, окна не открывались, а двери не закрывались. Сад стал диким: яблоки – кислыми, вишни – мелкими, кругом сорняки.

Но дом и сад ждали. Они не теряли надежды. Весной, просыпаясь от долгого зимнего сна, они готовились к встрече с людьми. Ветер проветривал комнаты, выметал сухие листья и ветки, дождь отмывал их до блеска, солнце сушило и покрывало позолотой. Однако, как ни старались дом и сад подготовиться к встрече с новыми хозяевами, она не происходила, потому что люди считали их старыми и никчёмными. Люди думали, что лучше построить новый дом и вырастить новый сад. Ведь нужно приложить столько усилий, чтобы привести в порядок старые! А люди в большинстве своём не хотят сталкиваться со сложностями. Зачем им тратить время на восстановление и поддержание в порядке старого, когда можно приобрести новое!

Но дом с садом не теряли надежды. Они «ждали, ждали, ждали». А это главное. Главное – верить в то, что всё будет хорошо. За зимой придёт весна, за ненастьем – солнце, минуты отчаяния сменятся минутами радости и счастья. Чёрная полоса обязательно перейдёт в белую. Тяжело только переживать эту чёрную полосу в одиночестве. Можно покоситься и расстроиться, заскучать и захиреть.

Но если ты не одинок, если у тебя в друзьях ветер, дождь и солнце, которые помогут проснуться от зимней спячки и снова вдохнут в тебя весну и надежду, тогда, конечно, всё будет хорошо. Приедет бывалый путешественник и увидит не старый дом, а «заколдованную избушку в заколдованном лесу». И такой путешественник обязательно найдёт того, кто ждёт, надеется и верит. Как старый дом и старый сад, которые после встречи с ним волшебным образом преобразились. Они стали нужны, их прелесть оценили по достоинству, о них позаботились, их полюбили. И потому-то яблоки стали «крупными-крупными», вишни – «сладкими-сладкими», в саду «расцвели ярко-красные маки величиной с огромные воздушные шары». А скрип дверей и крыльца превратился в чудесную музыку.

И хотя путешественнику пришло время отправляться в путь, а потом настала зима, разговор сада и дома после весеннего пробуждения уже не был таким обречённым на одиночество и безысходность, как раньше. Он был жизнеутверждающим, радостным, полным надежды и счастья. Вспомним строки известного стихотворения Роберта Рождественского:

«…Весна шепнёт тебе:

«Живи…»

И ты от шёпота качнёшься.

И выпрямишься.

И начнёшься.

Всё начинается с любви!»

Косенко Елена Александровна

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *