9 декабря 2018

Здравствуйте, уважаемые читатели блога KtoNaNovenkogo.ru. Аллегория – это древнегреческое слово, и в переводе оно означает «иносказание».

Считается, что самым первым, кто стал активно использовать этот прием в своих произведениях, был баснописец Эзоп.

Дело в том, что Эзоп был рабом. Он хотел высмеивать поведение и привычки своих хозяев, но делать это в открытую означало неминуемую смерть. Вот и придумал он собственный язык, который сплошь состоял из намеков, иносказаний и тайных символов.

Аллегория — это маскировка истинного смысла

Чуть ниже будет приведено определение этого термина, но сначала хочу продолжить тему его появления. Чуть ниже вы можете увидеть изображения автора этого способа художественной речи (тропа) — Эзопа.

Чаще всего он изображал людей в виде животных, наделяя их соответствующими повадками и чертами характера. И всем, включая господ, очень нравились произведения Эзопа.

Они с удовольствием читали их, даже не подозревая, что смеются в этот момент над собой – своими пороками и недостатками. Позже даже появился такой термин, как «Эзопов язык».

Теперь обещанное определение аллегории:

Очень часто в литературных произведениях и в обычной жизни мы встречаем такие вот соответствия:

Пример аллегории в современной литературе

Перед тобой сейчас отрывок одного из самых известных стихотворений Бориса Пастернака «Зимняя ночь». Прочти и ответь на простой вопрос – о чем оно?

Мело, мело по всей земле
Во все пределы.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.
На озаренный потолок
Ложились тени,
Скрещенья рук, скрещенья ног,
Судьбы скрещенья.
Мело весь месяц в феврале,
И то и дело
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

Если понимать все дословно, то вроде бы картина ясна. Перед мысленным взором рисуется суровая русская зима, где-то стоит одинокий дом. Происходит все в какой-нибудь деревне, так как электричества нет, и дом освещается свечками. Ну а внутри находятся двое влюбленных, которые периодически занимаются сексом. Похоже, правда? Вот только ни капельки не верно.

Чтобы понять смысл «Зимней ночи», нужно представлять, кто такой Пастернак. Это бунтарь, правдолюб. Автор, который долгое время был запрещен в СССР. И было бы странно предположить, что он вдруг написал такую банальную любовную лирику. А он ее и не писал! В этом стихотворении скрыт куда более глубокий смысл:

  1. Зима, которая окутала всю землю – это смерть, которая подстерегает человека и может забрать его в любой момент.
  2. Свеча, горящая на столе – это лучик света, надежды, а также сама жизнь. Яркий образ дает нам ясно понять, насколько наша жизнь хрупкая, что может быть задута малейшим ветерком. Но при этом жажда жизни в нас очень сильна, так как «вьюга мела весь февраль, но таки не смогла погасить свечу».
  3. Скрещенье рук, скрещенье ног – это действительно любовные отношения двух людей, но не ради удовлетворения инстинктов. Это символ объединения вокруг света, отсюда и «судьбы скрещенье».

Видите, через вроде бы банальную картину зимы Пастернак описал одни из главных законов мироздания. А лучше сказать – замаскировал одно в другом. Это и есть АЛЛЕГОРИЯ.

Аллегории в баснях Крылова

Массу аллегорий использует в своих баснях и Иван Крылов. В каждом его произведении главные герои – животные. Но в них мы можем легко узнать людские манеры поведения или поступки, часто не самые правильные и образцовые.

Крылов очень явно высмеивает людские пороки или, наоборот, хвалит достоинства. В каждом животном зашифрован какой-то характер:

  1. Так, Лиса – это всегда олицетворение хитрости и заискивания.
  2. Осел – упрямство и невежество.
  3. Медведь – сила и доброта, иногда неуклюжесть.
  4. Петух – самолюбие и зазнайство.
  5. Заяц – хвастовство и трусость.
  6. Стрекоза – беспечность.
  7. Муравей – трудолюбие.
  8. Мартышка – глупость и так далее.

Но Крылов прячет под аллегории не только характеры, но даже целые устои жизни, отношения между разными слоями общества и исторические моменты. Яркий пример – басня «Волк и Ягненок».

У сильного всегда бессильный виноват:
Тому в истории мы тьму примеров слышим.

По сюжету Волк укоряет и всячески принижает Ягненка, который посмел пить воду из того же ручья, что и он. Но ведь басня (что это такое?) не об этой паре животных. За образами Волка и Ягненка Крылов спрятал власть имущих и простой народ.

А есть у баснописца и другое произведение – «Волк на псарне».

Волк ночью, думая залезть в овчарню,
Попал на псарню.
Поднялся вдруг весь псарный двор —
Почуя серого так близко забияку.

В этой басне Крылов умело замаскировал события 1812 года. Тогда Наполеон (Волк), поняв, что Россию (Псарня) ему не одолеть, пытался провести мирные переговоры.

Но в итоге наши полководцы во главе с Кутузовым не купились на это и гнали французскую армию до самого Парижа. А басня как раз заканчивается тем, что опытный ловчий (Кутузов) не пошел на переговоры с волком (Наполеон) и спустил на него всех собак.

Другие примеры аллегорий в литературе

Конечно, не только у Крылова, и не только в баснях мы встречаем аллегории. Например, многие сказки Салтыкова-Щедрина полны иносказаний. Самый яркий пример – «Премудрый пескарь».

Ведь под маской маленькой рыбки, которая решила отгородиться от всего на свете, ни во что не влезать, никому не помогать и жить только для себя, можно рассмотреть пассивных людей. Они ни к чему не стремятся, не пытаются пробиться на самый верх, не борются за улучшение собственной жизни. И автор делает вполне справедливый вывод, что от таких существ (будь то рыба или человек) никакой пользы нет.

От них никому ни холодно, ни тепло, ни бесчестия, ни чести. Они лишь даром занимают место да едят корм.

Еще один пример – «Песня о Буревестнике» Максима Горького. Ведь это не о птице, хотя она и является главным персонажем.

Глупый пингвин робко прячет тело жирное в утесах … Только гордый Буревестник реет смело и свободно над седым от пены морем! … Буря! Скоро грянет буря!

Пингвины в данном случае — серая масса. Люди, которые трепещут перед властью и боятся ей противостоять. А Буревестник – это смельчаки, которые готовы бросить вызов и смести старые порядки.

Такое же недовольство вековыми устоями можно найти и в творчестве Александра Блока.

Вагоны шли привычной линией,
Вздрагивали и скрипели;
Молчали жёлтые и синие,
В зелёных плакали и пели.

Хотя тут надо пояснить, что именно имеет в виду автор. В дореволюционной России состав поезда состоял из разноцветных вагонов. В первом и втором классе (желтых и синих) ездили богатеи, а простой народ ютился в менее комфортных вагонах третьего класса (зеленых).

Но в данном случае Блок, конечно, не имеет в виду какой-то конкретный поезд.

Через аллегорию он описывает общий уклад жизни в стране – богатые наслаждаются и не хотят замечать ничего вокруг, а бедным ничего не остается как молчать и терпеть.

В качестве аллегорий некоторые авторы используют фамилии персонажей. Например, у Гоголя есть Собакевич и Тяпкин-Ляпкин. У Фонвизина – Правдин и Простаков. У Грибоедова – Молчалин и Скалозуб. И как только мы видим, то тут же понимаем, какой характер у того или иного героя, и как к нему относится сам автор.

Чем аллегория отличается от метафоры

Внимательный читатель может задать вопрос – в чем же отличие аллегории от метафоры? Ведь оба эти понятия подразумевают иносказание.

Суть действительно одинаковая – через яркие образы усилить значение написанного. Вот только масштабы тут разные. Метафора – это, как правило, всего одно слово, которое очень метко подмечает характер или свойства.

Например, золотые руки, гробовая тишина, бегущее время. А вот аллегория может принимать форму целого произведения. Она богаче и глубже по смыслу. И порой даже настолько сложна, что не каждый читатель сможет разгадать в чем ее смысл.

Удачи вам! До скорых встреч на страницах блога KtoNaNovenkogo.ru

Использую для заработка

Введите слово и нажмите «Найти синонимы». Поделиться, сохранить:

Найдено 7 синонимов. Если синонимов недостаточно, то больше можно найти, нажимая на слова.

Синонимы строкой Скрыть словосочетания
Предложения со словом «аллегорический». Значение слова
,

С тем же началом: аллегоричный, аллегорически, аллегоричность

С таким же окончанием: символико-аллегорический, философско-аллегорический, дидактико-аллегорический

Другие слова на букву а

Синонимы к словам и словосочетаниям на букву:
А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я

Поделитесь, если помогло

Наверх На главную

  • Средняя частота слова «аллегорический» на миллион употреблений: 2 раза. Количество букв: 14.
  • Поиск занял 0.011 сек. Вспомните, как часто вы ищете, чем можно заменить слово? Добавьте sinonim.org в закладки, чтобы быстро искать синонимы, антонимы и предложения (нажмите Ctrl+D), ведь качественный онлайн словарь синонимов русского языка пригодится всегда.

Случайные слова и фразы: с порога, нянечка, делавшийся омертвевшим

Аллегория — один из видов худо­же­ствен­ных тро­пов, кото­рый широ­ко исполь­зу­ет­ся в лите­ра­ту­ре.

Слово «алле­го­рия» име­ет гре­че­ское про­ис­хож­де­ние. Этот тер­мин бук­валь­но пере­во­дит­ся «ино­ска­за­ние». Можно ска­зать, что алле­го­рия — это ино­ска­за­тель­ное изоб­ра­же­ние какого-либо явле­ния дей­стви­тель­но­сти. Этот при­ем широ­ко исполь­зу­ет­ся в живо­пи­си, теат­раль­ном искус­стве, в лите­ра­ту­ре и дру­гих видах дея­тель­но­сти чело­ве­ка. Дадим общее опре­де­ле­ние это­му тер­ми­ну:

Аллегория — ино­ска­за­тель­ное изоб­ра­же­ние отвле­чен­но­го поня­тия при помо­щи кон­крет­но­го явле­ния дей­стви­тель­но­сти, при­зна­ки кото­ро­го помо­га­ют ярче пред­ста­вить это поня­тие, его основ­ные чер­ты.

А такое опре­де­ле­ние алле­го­рии мож­но уви­деть в Википедии:

Аллего́рия (от др.-греч. ἀλληγορία — ино­ска­за­ние) — худо­же­ствен­ное пред­став­ле­ние идей (поня­тий) посред­ством кон­крет­но­го худо­же­ствен­но­го обра­за или диа­ло­га.

Раскроем его общий смысл более подроб­но.

Аллегория — это все­гда ино­ска­за­ние, то есть рас­смат­ри­ва­е­мый пред­мет или поня­тие не назы­ва­ет­ся пря­мо, а изоб­ра­жа­ет­ся ино­ска­за­тель­но с исполь­зо­ва­ни­ем дру­гих явле­ний дей­стви­тель­но­сти. Происходит раз­вер­ну­тое упо­доб­ле­ние одно­го пред­ме­та дру­го­му с помо­щью систе­мы наме­ков, при­чем пря­мой смысл изоб­ра­же­ния не теря­ет­ся, но допол­ня­ет­ся воз­мож­но­стью его пере­нос­но­го истол­ко­ва­ния.

Во мно­гих алле­го­ри­че­ских обра­зах отра­зи­лось пони­ма­ние чело­ве­ком добра, зла, спра­вед­ли­во­сти и дру­гих нрав­ствен­ных цен­но­стей. Так, тра­ди­ци­он­но, еще со вре­мен Древней Греции, пра­во­су­дие ино­ска­за­тель­но пред­став­ле­но в виде боги­ни Фемиды, в обра­зе жен­щи­ны с завя­зан­ны­ми гла­за­ми и с веса­ми в руках.

  • Аллегория надеж­ды — это якорь;
  • алле­го­рия сво­бо­ды — разо­рван­ные цепи;
  • белый голубь — алле­го­рия мира во всем мире.
ПРИМЕРЫ АЛЛЕГОРИЙ
Сон Царство Морфея
Смерть Объятия Аида
Неприступность Форт Нокс
Правосудие Фемида

Изображение чаши и змеи, обвив­шей её, сего­дня все­ми вос­при­ни­ма­ет­ся в каче­стве алле­го­рии меди­ци­ны и вра­че­ва­ния. Аллегорическими по сво­ей сути явля­ют­ся прак­ти­че­ски все гераль­ди­че­ские зна­ки. Аллегория в изоб­ра­зи­тель­ном искус­стве — это обшир­ная тема для отдель­но­го раз­го­во­ра.

Аллегория в литературе

В лите­ра­ту­ре тер­ми­ном «алле­го­рия» назы­ва­ет­ся один из худо­же­ствен­ных тро­пов, в осно­ве кото­ро­го лежит пере­нос зна­че­ния одно­го сло­ва на дру­гое. С этой точ­ки зре­ния мож­но дать сле­ду­ю­щее опре­де­ле­ние это­му лите­ра­ту­ро­вед­че­ско­му тер­ми­ну:

Аллегория — ино­ска­за­ние, сло­во или обо­рот речи, упо­треб­лен­ные не в пря­мом, а в пере­нос­ном зна­че­нии.

Использование алле­го­рии худож­ни­ка­ми сло­ва спо­соб­ству­ет рас­кры­тию абстракт­но­го поня­тия добра, зла, под­ло­сти, жад­но­сти и пр. в кон­крет­ном худо­же­ствен­ном обра­зе.

Примеры использования аллегории в художественной литературе

Еще в народ­ном твор­че­стве, в бас­нях, сказ­ках, посло­ви­цах, прит­чах, обра­зы живот­ных наде­ле­ны опре­де­лен­ны­ми чело­ве­че­ски­ми каче­ства­ми:

лиса все­гда хит­рая и пред­при­им­чи­вая, заяц тру­со­ва­тый, баран обла­да­ет тупо­стью и непре­взой­ден­ным упрям­ством, волк и мед­ведь агрес­сив­ные и глу­по­ва­тые.

Аллегорическими явля­ют­ся все бас­ни И.А. Крылова, в кото­рых целый зве­ри­нец живот­ных наде­лен авто­ром отри­ца­тель­ны­ми чело­ве­че­ски­ми каче­ства­ми: упрям­ством, тупо­стью, жад­но­стью, глу­по­стью и т.д.

Хитрость чело­ве­ка бас­но­пи­сец ино­ска­за­тель­но вопло­тил в обра­зе лисы, жад­ность — в обли­чии вол­ка, упрям­ство и тупость — в обра­зе осла. и т.д.

Продолжая тра­ди­ции фольк­ло­ра, мно­гие писа­те­ли посред­ством алле­го­рии смог­ли выска­зать свое отно­ше­ние к раз­ным аспек­там обще­ствен­ной жиз­ни.

М.Е Салтыков-Щедрин в сказ­ках «Премудрый пес­карь», «Карась-идеалист», В.В. Маяковский в пье­сах «Баня», «Клоп» высме­и­ва­ют опре­де­лен­ные нега­тив­ные нрав­ствен­ные каче­ства людей, исполь­зуя алле­го­ри­че­ские обра­зы.

Аллегория в отли­чие от мета­фо­ры охва­ты­ва­ет все про­из­ве­де­ние, что ярко про­сле­жи­ва­ет­ся в «Песне о Буревестнике» М. Горького.

Вагоны шли
при­выч­ной лини­ей,
Вздрагивали и скри­пе­ли;
Молчали жёл­тые и синие,
В зелё­ных пла­ка­ли и пели.

Чтобы понять, о чем идет речь в этих поэ­ти­че­ских стро­ках А.Блока, обра­тим­ся к про­шло­му России. В нача­ле про­шло­го века ваго­ны пер­во­го и вто­ро­го клас­са были жёл­то­го и сине­го цве­та, а ваго­ны тре­тье­го клас­са, в кото­рых езди­ла бед­но­та, име­ли зеле­ный цвет. Современное Блоку обще­ство изоб­ра­же­но поэтом с помо­щью алле­го­рии — ваго­ны жел­то­го, сине­го и зеле­но­го цве­та.

В поэ­ме «Мертвые души» Н.В. Гоголя алле­го­ри­че­ским смыс­лом напол­не­ны такие фами­лии пер­со­на­жей, как Собакевич, Молчалин, Плюшкин, а у А.С. Грибоедова — Скалозуб.

Аллегорическое зна­че­ние в мно­го­чис­лен­ных худо­же­ствен­ных про­из­ве­де­ни­ях при­об­ре­ли поры года. Весна, к при­ме­ру, сим­во­ли­зи­ру­ет духов­ное воз­рож­де­ние, сво­бо­ду, надеж­ду на луч­шую жизнь.

Читаем у Е.Баратынского:

Опять вес­на; опять сме­ёт­ся луг,
И весел лес сво­ей мла­дой одеж­дой,
И посе­лян неуто­ми­мый плуг
Браздит поля с покор­ством и надеж­дой.

А вот сти­хо­тво­ре­ние Аполлона Майкова, в кото­ром чув­ству­ет­ся весен­нее обнов­ле­ние не толь­ко при­ро­ды, но и духов­ное воз­рож­де­ние, свет­лая надеж­да на изме­не­ния в жиз­ни обще­ства:

Весна! Выставляется пер­вая рама —
И в ком­на­ту шум ворвал­ся,
И бла­го­вест ближ­не­го хра­ма,
И говор наро­да, и стук коле­са.
Мне в душу пове­я­ло жиз­нью и волей:
Вон — даль голу­бая вид­на…
И хочет­ся в поле, широ­кое поле,
Где, шествуя, сып­лет цве­та­ми вес­на!

Тему вес­ны, напол­нив алле­го­ри­че­ским смыс­лом, не обо­шел сво­им вни­ма­ни­ем рус­ский поэт А.А. Фет:

Уж вер­ба вся пуши­стая
Раскинулась кру­гом,
Опять вес­на души­стая
Повеяла кры­лом.
Везде раз­но­об­раз­ною
Картиной занят взгляд,
Шумит тол­пою празд­ною
Народ, чему-то рад…
Какой-то тай­ной жаж­дою
Мечта рас­па­ле­на —
И над душою каж­дою
Проносится вес­на.

Осень, как сим­вол упад­ка жиз­ни и духа, неустро­ен­но­сти чело­ве­ка, в сти­хо­тво­ре­нии «Тополь» наво­дит тос­ку и печаль в душе поэта:

Сады мол­чат. Унылыми гла­за­ми
С уны­ни­ем в душе гля­жу вокруг;
Последний лист раз­ме­тен под нога­ми,
Последний луче­зар­ный день потух.

Узнаем, чем алле­го­рия отли­ча­ет­ся от мета­фо­ры.

Развитие понятия об аллегории. Урок литературы 6 класс Выполнила: учитель русского языка и литературы Анисимова Н.В. «Крылов — самый народный поэт, превзошедший всех баснописцев”. «Крылов — самый народный поэт, превзошедший всех баснописцев”. А.С.Пушкин Кто не слыхал его живого слова? Кто не слыхал его живого слова? Кто в жизни с ним не встретился своей? Бессмертные творения Крылова Мы с каждым годом любим все сильней. Со школьной парты с ними мы сживались, В те дни букварь постигшие едва. И в памяти навеки оставались Крылатые крыловские слова. М.Исаковский Басня — это небольшой стихотворный рассказ, состоящий из двух частей. Басня — это небольшой стихотворный рассказ, состоящий из двух частей. А какие две части включает в себя басня? 1. Основное повествование. 2. Мораль – это поучительный вывод из основного повествования, который даётся в начале или в конце басни. Назовите основные компоненты басни. Аллегория — иносказание — изображение отвлечённого понятия через конкретный образ. Сатира — злой смех, при помощи которого писатель изображает пороки общества, чтобы их исправить. Например, И.А.Крылов через историю Вороны и Лисицы говорит о том, что нельзя верить всему, что тебе говорят. Олицетворение—наделение человеческими качествами животных, оживление предметов, явлений природы, Откуда берёт свои истоки басня? Эзопов язык—умение замаскировать главную мысль

Басня

Цель: осмеяние человеческих пороков, недостатков общественной жизни

Основная часть

Мораль

аллегории

олицетворение

Эзопов язык

Сатира

В начале

В конце

Что это за басня? О каком герое идёт речь? «… Лето красное пропела, оглянуться не успела” — «Стрекоза и Муравей”, Стрекоза «…То к темю их прижмёт, то их на хвост нанижет” — «Мартышка и Очки”, Мартышка «…Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать” — «Волк и Ягнёнок”, Волк «…Чем кумушек считать, трудиться, не лучше ль, кума, на себя оборотиться?” — «Мартышка и Зеркало”, Мартышка Назови басню и крылатое выражение из неё. «Лебедь, Щука и РАК” — А воз и ныне там… «Слон и Моська” — Ах, Моська! знать она сильна, что лает на Слона… «Квартет” — А вы, друзья, как не садитесь, всё в музыканты не годитесь! Образы аллегории в баснях И.А.Крылова Обычно одним из главных видов иносказания в басне является аллегория — воплощение отвлеченной идеи в материальном образе. Как правило, основные действующие лица басни — это условные басенные звери. Принято считать, что образы зверей всегда аллегоричны. В баснях И. А. Крылова чаще действуют звери, чем люди. В баснях И. А. Крылова чаще действуют звери, чем люди. Животные присутствуют во всех типах басен Крылова: философских («Два голубя») социальных («Волк и ягненок») исторических («Волк на псарне») бытовых («Свинья под дубом») Образ каждого животного у баснописца — это образ аллегория какой-либо человеческой черты характера, например, Обезьяна, Свинья — аллегория невежества; Образ каждого животного у баснописца — это образ аллегория какой-либо человеческой черты характера, например, Обезьяна, Свинья — аллегория невежества; Осел — глупости; Кот — хитрости; Петух, Кукушка — бездарности …… Аллегоричность образов животных берет свое начало еще из басен Эзопа. Образ Лисы складывается не из одной только хитрости или лести, а из хитрости, лести, лживости одновременно. Образ Лисы складывается не из одной только хитрости или лести, а из хитрости, лести, лживости одновременно. Лисица стала и сытней, Лисица стала и жирней. Но все не сделалась честней… …Выбрав ночку потемней, У куманька всех кур передушила… Осел, один из наиболее часто встречающихся героев басен Крылова, тоже наделен человеческим характером. Он тупой, глупый, невежественный, упрямый. И действует в басне он всегда как Осел. Осел, один из наиболее часто встречающихся героев басен Крылова, тоже наделен человеческим характером. Он тупой, глупый, невежественный, упрямый. И действует в басне он всегда как Осел. Не минуло и году, Как все узнали, кто Осел: Осел мой тупостью в пословицу вошел. И на осле уж возят воду. Всякий зверь у Крылова еще олицетворяет собой представителя какой-либо социальной группы. Лев — это всегда царь; Волк, Лиса, Медведь — придворные вельможи, чиновники; Ягненок, Лягушка, Муравей — «маленькие» люди, стоящие в самом низу социальной лестницы: мелкие чиновники, крестьяне. Всякий зверь у Крылова еще олицетворяет собой представителя какой-либо социальной группы. Лев — это всегда царь; Волк, Лиса, Медведь — придворные вельможи, чиновники; Ягненок, Лягушка, Муравей — «маленькие» люди, стоящие в самом низу социальной лестницы: мелкие чиновники, крестьяне. Часто в баснях И. А. Крылова за образами животных легко обнаружить конкретные исторические лица. Волк из басни «Волк на псарне» — это Наполеон. Можно даже сказать, что Волк — это не аллегория, а скорее метафора, имеющая отношение к Наполеону. Часто в баснях И. А. Крылова за образами животных легко обнаружить конкретные исторические лица. Волк из басни «Волк на псарне» — это Наполеон. Можно даже сказать, что Волк — это не аллегория, а скорее метафора, имеющая отношение к Наполеону. Образы зверей у Крылова — не просто аллегории какой-либо одной человеческой черты; многие из них передают многоликий человеческий характер, представляют определенный сословный тип и являются метафорой конкретного исторического лица. Образы зверей у Крылова — не просто аллегории какой-либо одной человеческой черты; многие из них передают многоликий человеческий характер, представляют определенный сословный тип и являются метафорой конкретного исторического лица. Тест 1. Басней называется: А) рассказ в стихах о каком-либо событии, случае; Б) краткое нравоучительное произведение, в котором есть иносказание и специально выделенная автором главная мысль; В)короткое стихотворение, в остроумной форме высмеивающее какое-либо лицо, группу лиц или общественное явление. 2. Средства художественной выразительности, используемые автором в басне: 2. Средства художественной выразительности, используемые автором в басне: А) аллегория; Б) сравнение; В) метафора. 3. Мораль басни служит для раскрытия: 3. Мораль басни служит для раскрытия: А) характера героя ; Б) главной мысли произведения ; В) темы произведения. Моралью басни «Осёл и Соловей” является : Моралью басни «Осёл и Соловей” является : А) сожаление об утраченном сыре; Б) осуждение глупости и тупости; В) поощрение хитрости. 5. Где находится мораль в басне «Осёл и Соловей”:. А) в начале басни; Б) в конце басни; В) вообще её нет. «Крылов – самый народный поэт, превзошедший всех баснописцев”. «Крылов – самый народный поэт, превзошедший всех баснописцев”. Домашнее задание Написать сочинение

ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

УДК 811.112.2

О. В. Воронушкина

Аллегория и символ как средства актуализации скрытых смыслов

Данная статья посвящена вопросам имплицитного представления сообщаемого. В работе определяются особенности таких средств актуализации скрытых смыслов, как «аллегория» и «символ». Аллегория рассматривается как концептуально-структурированное лингвистическое явление, что позволяет установить смысловые микроконцепты, входящие в буквальную и скрытую сферы аллегорического высказывания. Идентичные микроконцепты двойных смыслов становятся релевантными при выявлении механизма порождения аллегории, основанной на принципе тождества буквального и скрытого смыслов. При сравнении аллегории и символа обнаруживаются различные уровни этой тождественности: в аллегории — это неполное тождество, а в символе — это абсолютное тождество, иными словами, равенство. Такой подход соотнесения двойных смыслов позволил определить параметры, способствующие идентификации данных языковых фигур.

Ключевые слова: двойной смысл, скрытый смысл, буквальный смысл, аллегория, символ, средства актуализации, декодирование, метод компонентного анализа, метод ассоциирования, образное мышление, микроконцепты, тождество.

Проблемы косвенной коммуникации, непрямого, имплицитного представления сообщаемого относятся в настоящее время к наиболее актуальным. К скрытым смысловым компонентам традиционно относят пресуппозиции, импликации, коннотации различных типов: стилистические, экспрессивные, эмоциональные, культурные. Сюда же относят и косвенные речевые акты, намеренные отклонения от речевого стандарта, ассоциативные характеристики языкового знака. «Самые разнообразные и еще не описанные формы скрытых и потенциальных смыслов проявляют себя в процессе перевода… Незаконченность списка наводит на мысль, что детально описанный инвентарь и комбинаторика знаков языковой системы составляют лишь надводную часть айсберга, называемого коммуникацией» .

Различные подходы к определению смысла и способов его формирования можно найти в работах И. В. Арнольд, Н. И. Жинкина, О. Л. Каменской, А. А. Леонтьева, А. Р. Лурия, Р. И. Павилени-са, Е. Ф. Тарасова, Г. В. Чернова и многих других. Однако, несмотря на большое количество исследований, в том числе диссертационных (В. В. Дементьева, Е. В. Ермаковой, Л. А. Исаевой, А. В. Ка-шичкина, А. А. Масленниковой, И. Ю. Облачко, И. А. Солодиловой и др.), данная проблема не теряет своей актуальности. Напротив, со становлением когнитивно-дискурсивного подхода, в основе которого лежит принцип антропоцентризма и основной задачей которого является реконструкция работы сознания, определяющего процессы коммуникации, осуществляемой как в живом общении, так и текстовой деятельности, появилась настоятельная потребность посмотреть на проблему скрытых смыслов «глазами новых концепций», а именно в когнитивно-дискурсивном

© Воронушкина О. В., 2016

ракурсе. Согласно этой концепции, формирование смысловой картины является процессом выведения, или инференции, умозаключения на основе взаимодействия языковых значений слов, составляющих высказывание, и элементов когнитивной среды, известных коммуникантам.

Представляется, что скрытый смысл, как и непосредственно данный, является частью семантики и имеет логико-семантическую основу, которую можно идентифицировать с помощью определенной методики декодирования. Оперируя множеством возможностей декодирования замысла, необходимо выбрать максимально актуальную из них, чтобы приблизить полученную информацию к истинностной картине. Речь идет о дешифровке смыслов, скрытых в разноуровневом языковом пространстве.

Декодирование — это множество мыслительных операций, непосредственно связанных с нашей когницией. В сознании человека возникают мыслительные цепочки, состоящие из определённых звеньев — микроконцептов и концептов. Чаще всего возникающие в нашем сознании ассоциации и образы помогают нам понять истинный смысл, например, метафорических, аллегорических или фразеологических высказываний, что обеспечивает успешность коммуникации. Однако образное мышление не способствует выявлению скрытого смысла немецких высказываний, содержащих, например, грамматические формы с имплицитным потенциалом. В данном случае должна быть использована другая, более конкретная методика. Фундаментом этой научной концепции могут выступать уровни коммуникативного пространства. Причем берутся они не изолированно, но в отношениях единиц разных уровней между собой. Поскольку выявление скрытых смыслов содержит установку на обязательное декодирование содержательной стороны, при этом должны учитываться все языковые уровни.

Первым в этом ракурсе следует рассматривать пространство лексемы, выявление скрытого смысла которой может основываться на компонентном анализе и определении базовых и ассоциативных сем. Наиболее яркими примерами лексем, содержащих скрытый смысл, являются общепринятые символы, метафоры и аллегории. Для немецкого языка характерны следующие общепризнанные символы:

(1) das Veilchen — CC (скрытый смысл): die Bescheidenheit, die Rose — CC: die Schönheit,

die Lilie — CC: die Sanftmut,

das Ölblatt- CC: der Frieden и т. д.,

а также общеизвестные аллегории-лексемы:

(2) der Hase — CC: die Feigheit, der Fuchs — CC: die Schlauheit, der Jüngling — CC: der Frühling, der Herbst — CC: das Alter и т. д.

Механизм порождения и прототип аллегории, по сравнению с символом и метафорой, установить гораздо труднее, поскольку в аллегории происходит выделение множества скрытых сущностей. Для того чтобы установить её истоки и декодировать скрытый смысл, необходимо рассмотреть пути взаимодействия двойных смыслов. Например:

(3) Willkommen, schöner^Jüngling. Du Wonne der Natur!

Mit deinem Blumenkörbchen Willkommen auf der Flur!..

Данное аллегорическое высказывание являет собой пример поэтического представления весны (Frühling) в образе юноши (Jüngling). В качестве основы процесса декодирования лексем, содержащих скрытый смысл, в рамках данного исследования предлагаются метод компонентного анализа и метод ассоциирования. Обратимся к дефинициям лексем, представляющих скрытый (СС) и буквальный смыслы (БС).

СС: Frühling — «1. die Jahreszeit der drei Monate, die auf den Winter folgen; 2. der Frühling des Lebens lit.; die Jugend» .

Приведенные дефиниции и возникающие ассоциации (которые могут лавировать в сознании каждого человека) позволяют выделить следующие компоненты скрытого и буквального смыслов:

Итак, в жёстком импликационале (заключающемся в дефинициях) указанных существительных выделяются четыре общих семы: jung, männlich, Zeit, Leben, которые воспринимаются нашим сознанием в виде идентичных микроконцептов. На основе этих базовых компонентов, расположенных в начале парадигматического ряда, возникает взаимодействие (а точнее, тождество скрытого и буквального смыслов: Jüngling (БС) ^ Frühling (СС). Кроме того, в результате возникающих ассоциаций (которые входят в вероятностный импликационал и находятся в конце парадигматического ряда) можно выделить ещё несколько одинаковых микроконцептов, которые сопутствуют реализации аллегории такого времени года, как весна: Erneuerung, Übergangszustand, Blütezeit, Freude, Wärme.

Многие общепринятые аллегории являются примером актуализации стандартных ассоциаций, поскольку ассоциативные семы жёсткого импликационала потенциально способны создавать стереотипную характеристику объекта. Например:

(4) der Fuchs — CC: die Schlauheit

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Рассматривая дефиницию, можно обнаружить, что сема schlau входит в ассоциативное поле существительного Fuchs. Становится очевидным тот факт, что данная сема присуща и тому и другому слову, а реализация аллегории-лексемы осуществляется на основе тождества данных компонентов скрытого и буквального смыслов. Таким образом, компонентный анализ является основным методом, способствующим процессу декодирования в пространстве лексемы. Следует заметить, однако, что в рамках более крупных коммуникативных уровней, вероятно, будут функционировать уже другие методики.

При рассмотрении скрытых смыслов в аллегории следует обратиться к концепции А. Ф. Лосева о соотношении «внутреннего» и «внешнего»: «Здесь «внешнее» перевешивает «внутреннее», «реальное» — полнее и интереснее «идеального»» .

(5) Wie eitel diese Männer, wie töricht! Es fiel Hedi gar nicht ein, zu weinen. Sie dachte nicht einmal an ihn….

Основой реализации данного аллегорического высказывания служит представление абстрактного понятия «Traum» (скрытый смысл) посредством конкретного предмета «Palast» (буквальный смысл). Определим, какие семы включают в себя указанные лексемы.

СС: «Traum der; -(e)s, Träume; … 2 ein großer Wunsch <ein T. geht in Erfüllung, erfüllt sich, wird wahr>» .

lüngling

— jung;

— männlich (Mann);

— Zeit;

— Leben;

— Erneuerung;

— Übergangszustand;

— Blütezeit;

— Freude (des Lebens);

— Wärme (Herzlichkeit) usw.

Frühling

— Zeit (Jahreszeit);

— Monate;

— Winter;

— folgen;

— männlich (Geschlecht);

— Leben;

— jung (Jugend);

— Erneuerung;

— Übergangszustand;

— Blütezeit;

— Freude (Gesang der Vögel);

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

— Wärme (Temperatur) usw.

Приведенные дефиниции и возникающие ассоциации позволяют выделить следующие семы, а точнее, компоненты скрытого и буквального смыслов:

Palast Traum

— das Gebäude; — der Wunsch (ein abstraktes Bild im

— groß; Bewußtsein);

— teuer; — groß;

— prunkvoll; — die Irrealität (sehr oft);

— die Realität; — eine Person, die ihn gebaut hat;

— eine Person, die ihn gebaut hat — die Schönheit (Märchenhaftigkeit);

(z. B. der Architekt); — die Erfüllung;

— eine Person, die ihn besitzt — der Zerfall.

(z. B. der König);

— die Schönheit (Herrlichkeit);

— der Zerfall (mit der Zeit).

Декодирование скрытого смысла предложенного текста (5) становится возможным, во-первых, в результате выделения лексемы с имплицитным потенциалом и рассмотрения ее семного состава, во-вторых, в результате образного мышления и воображения реципиента. В ходе анализа были выявлены следующие идентичные компоненты: 1) groß; 2) eine Person, die ihn gebaut hat; 3) die Schönheit; 4) der Zerfall. Именно на основе этих микроконцептов в нашем сознании формируется смысловая картина и реализуется скрытый потенциал данного отрывка.

Рассматривая актуальное смысловое пространство художественного текста, нередко возникают разногласия в понимании и смешение таких языковых явлений, как аллегория и символ, что и обусловливает актуальность предложенного исследования. До сих пор остаётся открытым вопрос о том, что же объединяет и отличает аллегорию и символ. Прежде всего, их объединяет наличие образа, который фигурирует уже в определениях. Ведь символ — это «идея, образ или объект, имеющий собственное содержание и одновременно представляющий в обобщённой, неразвёрнутой форме некоторое иное содержание» . Несколько другое определение, указывающее на непосредственную связь символа с аллегорией, можно найти в Большой советской энциклопедии: «Символ (от греч. symbolon — знак, опознавательная примета), 1) в науке (логике, математике и др.) — то же, что знак, 2) в искусстве — универсальная эстетическая категория, раскрывающаяся через сопоставление со смежными категориями художественного образа, с одной стороны, знака и аллегории — с другой». А далее указывается принципиальное отличие, которое состоит в том, что смысл символа нельзя дешифровать простым усилием рассудка, он неотделим от структуры образа и не существует в качестве некоей рациональной формулы, которую можно «вложить» в образ и затем извлечь из него .

Если рассматривать эти понятия в широком смысле слова, т. е. как некие формы выражения, то можно обнаружить подтверждение выдвинутых посылов. «Выразительное бытие есть всегда синтез двух планов, одного — наиболее внешнего, очевидного, и другого — внутреннего, осмысляющего и подразумеваемого. Выражение есть всегда синтез чего-нибудь внутреннего и чего-нибудь внешнего. Это — тождество внутреннего с внешним» . Таким образом, как указывает А. Ф. Лосев, «выражение есть синтез и тождество внутреннего и внешнего, самотождественное различие внутреннего и внешнего. Аллегория есть бытие выразительное. Стало быть, аллегория также имеет нечто внутреннее и нечто внешнее; и спецификум аллегории можно найти, следовательно, только как один из видов взаимоотношения внутреннего и внешнего вообще» . Существуют три вида таких взаимоотношений, однако только два из них представляют для нас определённый интерес. Во-первых, если «внешнее» перевешивает «внутреннее», «реальное» — полнее и интереснее «идеального», то данное выражение является аллегорией. Аллегоризм, по мнению А. Ф. Лосева, есть всегда принципиальное неравновесие между означаемым и означающим. В аллегории образ всегда больше, чем идея. «Образ тут разрисован и расписан, идея же отвлечена и неявна. Чтобы понять образ, мало всматриваться в него как в таковой. Нужно еще мыслить особый отвлеченный привесок, чтобы понять смысл и назначение этого образа» . Во-вторых, если обнаруживается полное равновесие между «внутренним» и «внешним», идеей и образом, «идеальным» и «реальным», в «образе» нет ровно ничего такого, чего не было бы в «идее», то речь идёт уже о символе. В символе всё равно с чего начинать, и в нём нельзя узреть ни «идеи» без «образа», ни «образа» без «идеи». Символ есть самостоятельная действительность. Хотя это тоже встреча двух планов бытия, но они даны в полной, абсолютной неразличимости, так что уже нельзя указать, где «идея» и где «вещь». Это, конечно, не значит, что они никак не различаются между собою. «Образ» и «идея» обязательно отличаются, так как иначе символ не был бы выражением. Однако они различаются так, что видна точка их абсолютного отождеств-54

ления и сфера их отождествления. «Стало быть, в аллегории из «идеи», вступающей в синтез с «образом», берется «идейная», «смысловая», «отвлечённая» сторона. Отождествляется с вещью не вся «идея» и «сущность», но лишь смысловая, и притом отвлеченно-смысловая, сторона. Итак, в аллегории происходит синтезирование смыслового слоя «внутренней» «идеи» со смысловым или выраженным слоем «внешней» «вещи». …Поэтому если в аллегории отвлеченный смысл, идея «внутреннего» отождествляется с выраженным смыслом «внешнего». то в символе самый факт «внутреннего» отождествляется с самым фактом «внешнего», между «идеей» и «вещью» здесь не просто смысловое, но — вещественное, реальное тождество» . Таким образом, несмотря на то, что аллегория и символ возникают на основе тождества «внутреннего» и «внешнего», можно пронаблюдать различные уровни этой тождественности: в аллегории — это неполное тождество, а в символе — это абсолютное тождество, т. е. равенство.

В качестве объективного критерия для различения этих двух стилистических фигур Э. Г. Ризель и Е. И. Шендельс рассматривают их путь возникновения (Entstehungsweg). Исходной точкой процесса аллегоризации является абстрактное понятие или обобщённое представление, для которого адресант (автор) подыскивает и находит конкретное облачение (Einkleidung). Идею, которая выражается с помощью наглядного оживления, как правило, нетрудно понять из контекста .

В противоположность аллегории исходным пунктом возникновения символа является конкретное явление действительности, в основном это либо какой-нибудь предмет, либо растение или животное, реже человек.

(6) Der Brief, den du geschrieben, Er macht mich gar nicht bang: Du willst mich nicht mehr lieben, Aber dein Brief ist lang.

Zwölf Seiten, eng und zierlich! Ein kleines Manuskript! Man schreibt nicht so ausführlich, Wenn man den Abschied gibt .

Стихотворение Г. Гейне посвящено одной теме, одной детали, которая разрастается в композицию из двух строф — письмо. Однако это письмо приобретает значение обобщённого фрагмента отношений двух людей — символа, знака их отношений: само письмо ничего не значит, но все его детали — его размеры, содержание (то, что «она» поэта не любит) приобретают гипертрофированный смысл, всё время повторяются и варьируются (der Brief, den du geschrieben; dein Brief ist lang; ein kleines Manuskript), скрывая истинную драму (так в поэзии мелочи приобретают смысл человеческой жизни). Эта «драма», обозначенная письмом, носит в стихотворении двусмысленный характер, поскольку представлена как контраст между трагическим содержанием письма и внешне игривым настроением поэта, который не верит, что письмо о разрыве может быть таким длинным. Эта ирония и рождает второй, художественный смысл стихотворения, построенный на параллелизме.

Таким образом, стихотворение Гейне представляет собой фрагмент, содержащий в себе целый мир человеческой жизни, который является формулой и одновременно знаком человеческих отношений. Уже внутри самого стихотворения открывается второй смысловой план с ироническим содержанием, превращающий прямое значение предмета (письмо о разрыве отношений) в его противоположность (продолжение этих отношений).

В качестве основы символа могут быть также использованы реальные процессы из жизни общества. Эксплицитное сообщение о названном реальном денотате вызывает более или менее настоятельно дополнительный смысл, который в некоторых случаях однозначно, а в других (другими лицами) по-разному может быть истолкован.

Например, наиболее известными (общепонятными и общеупотребительными) символами являются те, которые скрываются в названиях конкретных растений: das Veilchen — символ скромности; die Rose — символ красоты и т. д. Или другой пример. Е. Штриттматтер начинает свой роман «Ole Bienkopp» следующими символами:

«Eiserne Tauben» — летающие корабли, которые покоряют космос в мирных целях. Данное иносказание является индивидуальным, однако усвоить его легко исходя из контекста. Другой контекстно независимый и общепризнанный символ мира (Frieden) — «Ölblatt».

Таким образом, символ — это идеализированная сущность, которая имеет знаковый характер. Он не может полностью охарактеризовать явление. Он указывает только ведущую сему, не раскрывая свойство предмета. Это их сближает с метафорой, но в символе нет сравнения, как в метафоре.

Если обратиться к уровням реализации аллегории и символа, то можно обнаружить следующее явление. Аллегория может быть выражена одним словом, словосочетанием, предложением или целым текстом. На данное свойство указывает также Ф. Растье в работе «Интерпретирующая семантика», где отмечает три момента:

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1) предложение может иметь двойной смысл;

2) первый смысл скрывает второй;

3) второй смысл является основным .

В данном случае он опирается на исследования Фонтанье, который определял аллегорию следующим образом: «Она являет собой предложение с двойным смыслом — буквальным и духовным одновременно, в котором некоторая мысль подаётся под видом другой мысли, что делает её более весомой и ощутимой, чем в непосредственно высказанной, неприкрытой форме» . Однако далее Ф. Растье подчёркивает, что эти положения относятся в равной мере и к отрезкам текста больше чем предложение.

Кроме того, следует еще раз подчеркнуть, что аллегория может быть выражена одним словом или словосочетанием. Общеизвестны такие примеры: die Sonne — eine Frau; der Frühling -Jüngling; der Tod — Sensenmann. Другое дело, что за счёт использования подобной языковой единицы аллегоризируется всё высказывание или целый текст (например, практически все басни).

So denken die Großen alle, wenn sie einen Niedrigen ihrer Gemeinschaft würdigen .

Фактический материал (басня «Der Löwe mit dem Esel») доказывает, что аллегоризация отдельных языковых единиц может способствовать аллегоризации всего текста. В приведённом примере олицетворение таких абстрактных понятий, как сила и власть (Löwe), покорность и унижение (Esel), а также любопытство (Krähe), приводит к аллегорическому восприятию всего текста. Реципиент понимает, что, с точки зрения подлинного воззрения автора, указанные животные не говорят и вовсе не проповедуют никаких моральных истин. Здесь важна сама идея, способная к морализации.

Символ, в отличие от аллегории, может реализоваться только на уровне слова (die Lilie -символ кротости и невинности) или словосочетания (die fünf Ringe — символ Олимпийских игр). Например, символом выступает спасательный круг в репортаже Э. Э. Киша «Спасательный круг на мостике» («Rettungsring an einer kleinen Brücke»), в котором описывается зверское убийство вождей немецкого рабочего класса Р. Люксембург и К. Либкнехта. Жертвы были сброшены с мостика, на котором висел спасательный круг как символ гуманизма. Картина убийства наглядно показывает, чего этот символ стоит. Однако наличие этого символа никак не искажает и не изменяет содержания данного текста.

Наглядной в отношении дифференциации аллегории и символа является схема, представленная Эберхардом Гермесом в его словаре основных понятий литературы :

Взаимодействие скрытого и буквального смыслов в аллегории и символе

Allegorie Symbol

В данной схеме чётко прослеживаются различия в порождении и восприятии буквальных и скрытых смыслов в обозначенных фигурах. Действительно, восприятие любого аллегорического высказывания начинается с образа (Bild), интерпретация которого ведёт к пониманию основного смысла (Sache). В символе, в отличие от аллегории, трудно разграничить образ и скрытую идею, так как они образуют единое целое.

Из вышесказанного следует, что аллегория и символ как лингвистические явления могут быть идентифицированы и противопоставлены друг другу по следующим параметрам:

— по способам возникновения: исходный пункт аллегоризации — это абстрактное понятие, а исходный пункт возникновения символа — это конкретное явление действительности;

— по виду взаимоотношений идеи и образа: в аллегории «внешнее» перевешивает «внутреннее», а в символе же обнаруживается полное равновесие между «внутренним» и «внешним»;

— по степени тождественности «идеи» и «образа»: в аллегории — неполное тождество, в символе — абсолютное тождество (равенство);

— по уровням реализации: аллегория может реализоваться на уровне слова, словосочетания, предложения и текста, а символ — только на уровне слова и словосочетания.

Таким образом, проведенный анализ показывает, насколько близки, но не тождественны рассматриваемые средства актуализации скрытого смысла. Построенная концептуальная база, когда идентичные микроконцепты становятся основанием для выявления механизма порождения аллегории на принципе тождества буквального и скрытого смыслов, не только демонстрирует смысловые особенности реализации аллегорических высказываний, но и открывает широкие возможности выхода на более высокий уровень практического овладения навыками эффективного речевого взаимодействия в ситуациях межкультурного общения.

Примечания

1. Скрытые смыслы в языке и коммуникации: сб. науч. ст. / ред.-сост. И. А. Шаронов. М.: Российский гос. гуманит. университет, 2007. С. 5.

2. Heine H. Ausgewählte Werke in zwei Bänden. 1 Band. Moskau: Verlag für fremdsprachige Literatur, 1951. S. 86, 147.

4. Там же.

5. Там же.

6. Лосев А. Ф., Шестаков В. П. История эстетических категорий. М.: Искусство, 1965. С. 62, 64, 67.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

7. Kellermann B. Ausgewählte Werke in Einzelausgaben. Der 9. November. Roman. Berlin: Verlag Volk und Welt, 1968. S. 77.

8. Langenscheidts Großwörterbuch.

9. Там же.

10. Ивин А. А., Никифоров А. Л. Словарь по логике. М.: ВЛАДОС, 1998. С. 304.

11. Большая Советская Энциклопедия: (в 30 т.) / гл. ред. А. М. Прохоров. Изд. 3-е. Т. 1. М.: Сов. энцикл., 1969. С. 385-386.

12. Лосев А. Ф., Шестаков В. П. Указ. соч.

13. Там же.

14. Там же.

15. Там же.

16. Riesel E., Schendels E. Deutsche Stilistik. M., 1975. С. 221.

17. Heine H. Указ. соч.

18. Strittmatter E. Ole Bienkopp. Roman. Berlin; Weimar, 1974. S. 7.

20. Цит по: Растье Ф. Указ. соч.

21. Lessing G. E. Ausgewälte Werke. M.: Verlag für fremdspr. Literatur, 1954. S. 29.

2. Heine H. Ausgewählte Werke in zwei Bänden. 1 Band. Moskau: Verlag für fremdsprachige Literatur, 1951. P. 86, 147.

4. Ibid.

5. Ibid.

6. Losev A. F., Shestakov V. P. Istoriya ehsteticheskih kategorij . M. Iskusstvo. 1965. Pp. 62, 64, 67.

7. Kellerman B. Ausgewählte Werke in Einzelausgaben. Der-9. Nov. Roman. Berlin: Verlag Volk und Welt, 1968. P. 77.

8. Langenscheidts Großwörterbuch.

9. Ibid.

10. Ivin A. A., Nikiforov A. L. Slovar’po logike . M. VLADOS. 1998. P. 304.

12. Losev A. F., Shestakov. P. Op. cit.

13. Ibid.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

14. Ibid.

15. Ibid.

16. E. Riesel, Schendels E. Deutsche Stilistik. M. 1975. P. 221.

17. H. Heine. Op. cit.

18. Strittmatter E. Ole Bienkopp. Roman. Berlin; Weimar, 1974. P. 7.

20. Cited for: Rustie F. Op. cit.

21. Lessing G. E. Ausgewälte Werke. M.: Verlag für fremdspr. Literatur, 1954. P. 29.

УДК 811.111

С. С. Суслова, Ю. В. Зайцева Концепт мир в английской языковой картине мира

В статье приводятся концепты английской языковой картины мира peace и world. Рассмотрению подверглась их семантическая структура, синонимические и антонимические ряды, а также их производные и понятия-ассоциаты. В статье отмечается, что данные понятия имеют несколько значений в языковой картине мира, которые непосредственно связаны между собой. Одной из задач данной статьи является выявление дериватов, изучение синонимических и антонимических рядов данных понятий. Все приведенные значения представлены как система взаимообусловленных лексико-семантических вариантов. Также указываются отношения ЛСВ в каркасах семантических структур. В статье приводится комплексное описание концепта мир в английской языковой картине мира. Актуальность данной темы обусловлена интересом учёных-лингвистов к концептуальному подходу, так как именно концепт включает в себя всю коммуникативно значимую информацию: внутрисистемную, прагматическую, эпидигматическую и этимологическую.

Ключевые слова: концепт, лексико-семантический вариант, языковая картина мира.

Keywords: concept, lexical-semantic variant, language picture of the world.

Современная эпоха развития лингвистики — это, бесспорно, эпоха семантики, центральное положение которой в кругу лингвистических дисциплин непосредственно вытекает из того факта, что человеческий язык в своей основной функции есть средство общения, средство кодирования и декорирования определённой информации . Эта лингвистическая дисциплина, которая связана со значением и означиванием, относится к древним дисциплинам. В семантической структуре слова содержится богатейшая информация о системе ценностей того или иного народа .

Каждый язык обладает собственной семантической структурой, создает свой понятийный мир, который служит как бы посредником между действительностью и человеком. Структура языка соответствует частному видению мира людьми, которые говорят на данном языке.

В семантической структуре слова по содержанию связаны определенные, но не любые пары словозначений. Совокупность этих связей образует схему семантической структуры слова.

[ad01]

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *