Образец склонения числительных

Правильная форма числительного использована

/ имя числительное

Числительное – это часть речи объединенная прежде всего неморфологическими характеристиками, а значениями. Значения количества у количественных числительных или порядка при счете, объединяет это слова в одну часть речи. Хотя особенности словоизменения у количественных и порядковых числительных разные. Порядковые числительные рассматриваются как разновидность прилагательных именно на основании сходства морфологических характеристик. Именно различие грамматических особенностей вызывает трудности при употреблении числительных, поскольку при их склонении используются окончание различных частей речи.

Склонение простых и сложных числительных.

Все порядковые числительные склоняются по образцу прилагательных, то есть имеют те же падежные окончания, например: зеленого – первого, слабому – второму, вредным – четвертым.

Собирательные числительные также склоняются по образцу прилагательных, например: ……………….

Не следует смешивать их окончания с окончаниями соответствующих количественных числительных.

Падеж колич.числ. соб.числ.

Именительный пять, семь пятеро, семеро

Родительный пяти, семи пятерых, семерых

Дательный пяти, семи пятерым, семерым

Винительный пять, семь пятерых, семерых

Творительный пятью, семью пятерыми, семерыми

Предложный о пяти, о семи о пятерых, о семерых

Количественные числительные имеют несколько различных систем падежных окончаний. Специфические окончания имеют числительные: один, два, три, четыре, полтора, полтораста, сорок, Девяносто, сто.

Числительное один – склоняется по образцу порядковых и собирательных числительных, как прилагательное. Например: зеленого-одного, о старых — об одних.

Числительное два – изменяется по падежам и по родам (в им. Падеже). Например: два, две, двух, два(двух), двумя, о двух. Отличаются от других числительных склонение числительных «три, четыре», Имеют собственную систему окончаний: три, трех, трем, три(трех), тремя, о трех.

Числительные полтора и полтораста имеют только две падежные формы, именительного/винительного падежа, и всех остальных. Полутора, полутораста.

Числительные – сорок, девяносто, сто, имеют так же, только две падежные формы. Именительного/винительного падежа и всех остальных. Сорока, девяносто, ста. Склоняются как существительные. Несколько групп целых количественных числительных.

Подгруппа а) числительные от 5 до 10 (как существительные 3 го склонения). Например: лошадью пятью, о вечности о девяти.

Подгруппа б) числительные оканчивающиеся на дцать и числительные оканчивающиеся на десят и обозначающие круглые десятки ( как существительные 3 го склонения). Например: печи — двенадцати, горсти — двадцати, ночью — шестидесятою, стаю – восмидесятью.

В) числительные оканчивающиеся на сот и обозначающие круглые сотни, которые имеют окончания, аналогичные множественного числа существительных. Например: трехсот, четырехсот, пятистам, семистам, восьмьюстами, девятьюстами.

Г) числительные тысяча, миллион, миллиард, триллион, склоняются аналогично существительным с такими же окончаниями. Например: землей – тысячей, о столе – о миллиарде.

При образовании падежных форм трудности может вызывать изменение сложных числительных, оканчивающихся на десят, и числительных оканчивающихся на сот. Эти числительные в структуре одного слова имеют целых два окончания, одно как обычно в конце слова, а другое в середине аналогично окончанию простых числительных (от 2 до 9). Например: пятидесяти, шестьюдесятью, о семидесяти, двумястами, о трехстах, четыремстам.

Первая часть числительного склоняется также, как соответствующее простое числительное. Например: чему? Трем и тремстам, восьми и восьмидесяти. Чем? Семью и семьюдесятью, девятью и девятьюстами.

Следует обратить внимание, что в составе сложных числительных, числительное сто – склоняется (ста, стами, стах). Тогда, как при употреблении его как самостоятельного наименованиях числа, оно имеет только одну падежную форму – ста. Следует помнить, что у подобных, сложных числительных, склоняются обе части по аналогии с простыми числительными. Особенно важно правильно склонять подобные числительные в творительном падеже.

Склонение сложных числительных.

Именительный шестьдесят, восемьсот.

Родительный шестидесяти, восьмисот

Дательный шестидесяти, восьмистам.

Винительный шестьдесят, восемьсот

Творительный шестьюдесятью, восьмьюстами

Предложный о шестидесяти, о восьмистах.

Слова: много, мало, немного, немало, столько, сколько, столько-то, сколько-то, сколько-нибудь, несколько – следует относить к одной из разновидностей числительных, неопределенно количественных. Они склоняются как прилагательные, например: старых, немногих, веселыми, столькими, о нежных, о нескольких.

Склонение составных числительных.

У порядковых составных числительных, склоняется только последнее слово. Например: две тысячи четвертый, две тысячи четвертого, две тысячи четвертому. У количественных составных числительных склоняются все слова входящие в их состав, например: четыреста сорок четыре, четырехсот сорока четырех, тысячи шестьсот семьдесят девять, тысяче шестистам семидесяти девяти, тридцать пять тысяч пятьсот девяносто три, тридцатью пятью тысячами пятьюстами девяносто тремя. То есть, чтобы суметь употребить количественное составное числительное в правильной форме, следует помнить следующее правило: в составном количественном числительном склоняется каждое слово, по аналогии с простыми и сложными числительными.

Склонение составных числительных.

Именительный двести девяносто девять,три тысячи …

Родительный двухсот…………………трех тысяч

Дательный падеж двумстам девяносто девяти, трем тысячам ста пятидесяти трем

ВИНИТЕЛЬНЫЙ двести девяносто девять, три тысячи сто пятьдесят три.

Творительный двумястами девяносто девятью, тремя тысячами ста пятьюдесятью тремя

Предложный о двухстах девяносто девяти, о трех тысячах ста пятидесяти трех.

Дробные числительные относятся к составным, кроме полтора и полтораста.

Первая часть числительного является количественным числительным, а вторая, знаменатель – порядковым. Следовательно первая часть изменяется как обычное количественное числительное, а вторая как порядковое. Например: семь девятых, семи девятых. Тридцать две пятьдесят четвертых, тридцати двум пятьдесят четвертым. Триста сорок две шестьсот девяносто пятых, тремястами сорока двумя шестьсот девяносто пятыми.

Дробные числительные

Дробные числительные являются разновидностью количественных и служат обозначением дробного числа, например: две пятых отряда, семь десятых пути, полторы группы.

В структуре дробных числительных первая часть (числитель) представляет собой количественное числительное (два, три, семь), а вторая (знаменатель) — форму роди­тельного падежа порядкового числительного (пятых, деся­тых, седьмых).

Дробные числительные могут обозначать также смешанное число, например: две целых одна вторая, три целых пять восьмых.

Склонение дробного числительного зависит от его структуры.

При склонении изменяются все слова, являющиеся частями дробных числительных. при этом числитель изменяется как соответствующее целое число, а знаменатель как прилагательное во множественном числе:

Две третьих, три целых две пятых

Двух третьих, трёх целых двух пятых

Двум третьим, трём целым двум пятым

Две третьих, три целых две пятых

Двумя третьими, тремя целыми двумя пятыми

(0) двух третьих, трёх целых двух пятых

В дробном числительном с первой частью одна вторая часть согласуется с ней в роде и падеже (одна восьмая, одной восьмой, одну восьмую).

Числительное полтора в именительном и винительном падежах имеет две формы: полтора — для мужского и среднего рода и полторы — для женского рода. Во всех остальных падежах это числительное имеет форму полутора.

Числительное полтораста, которое обозначает целое, а не дробное число, но является близким по структуре, имеет только две формы: в именительном и винительном падежах — ука­занную форму, а во всех остальных падежах — форму полутораста.

Полтора (дня), полторы (недели), полтораста (рублей)

Полутора (дней), полутора (недель), полутораста (рублей)

Полутора (дням), полутора (неделям), полутораста (рублям)

Полтора (дня), полторы (недели), полтораста (рублей)

Полутора (днями), полутора (неделями), полутораста (рублями)

(О) полутора (днях), полутора (неделях), полутораста (рублях)

©2008-2009 Русский язык для иностранных граждан

Использование форм имен числительных в речи

Употребление имен прилагательных в речи

Варианты полной и краткой форм прилагательных

Синонимы краткой и полной форм прилагательных возникают в тех случаях, когда эти формы употребляются в одной и той же синтаксической функции, например, в функции сказуемого:

  1. Полная форма обозначает постоянный признак, краткая — временный: девочка красивая (вообще),
    девочка красива (в данный момент).
  2. Полные и краткие формы могут составлять семантические варианты, т.е. иметь разные лексические значения: мальчик глухоймальчик глух (к просьбам).
  3. Краткие формы имеют преимущественно книжную стилистическую окраску: Лекция интересна и поучительна.
    Выводы в статье оригинальны и доказательны.

Краткие прилагательные звучат в тексте более категорично, выражают обычно активный и конкретный признак: Мысли ясны.
Девочка умна и добра.

  1. Полные формы прилагательных употребляются обычно в разговорной речи: Лекция интересная и поучительная.
    Выводы оригинальные и доказательные.
  2. При образовании кратких форм с безударным -енный (естественный, торжественный ) наблюдаются колебания: Искусственный — искусствен, искусственен
    Воинственный — воинствен, воинственен
    и т.п.

В настоящее время эти варианты равноправны, они закрепились во всех стилях. Но более употребительной является усеченная форма (на -ен ).

  1. Притяжательные и относительные прилагательные в речи могут заменяться синонимичными формами косвенных падежей имен существительных: мамина книга — книга мамы,
    каменная стена — стена из камня
    .

Но в ряде случаев такие сочетания различаются по значению: походка старика — стариковская походка (переносное значение),
роспись стены — стенная роспись (терминологического значение).

Варианты форм степеней сравнения

  1. Сложная форма сравнительной степени употребляется в основном в научном и в официально — деловом стилях: Этот минерал более устойчив.
    Решение задачи более оригинальное.
  2. Простая форма более свойственна в разговорной речи: Сын умнее, серьезнее и добросовестнее дочери.
  3. Простая форма превосходной степени носит книжный характер: величайшие преобразования,
    строжайшие меры предосторожности

а сложная свойственна всем стилям речи: самые великие люди,
самые строгие меры

  1. Форма сравнительной степени на -ее (смелее, дружнее ) употребляется в официальной и научной речи: Учеба сплотила нас, мы стали дружнее, стали серьёзнее.

Форма на -ей (смелей, дружней ) — в разговорной и стихотворной речи. Форма на -ей звучит энергично и кратко, употребляется в командах: действуйте оперативней, смелей;
бегите быстрей

  1. Не следует соединять в одной конструкции простую и сложную степени сравнения прилагательных:

Комментариев пока нет!

* * *

Поход продолжался 22 суток

Как прочитать выделенное сочетание числительного с существительным? Все обстоит благополучно, пока перед нами сочетания 20 (двадцать) суток, 21 (двадцать одни) сутки, но стоит добавить еще одни сутки, и мы окажемся в трудном положении: нельзя сказать ни "двадцать два сутки", ни "двадцать две сутки", и остается, как "жест отчаяния", – "двадцать двое суток", но это не соответствует литературной норме. Дело в том, что такие слова, как сутки, т. е. существительные, имеющие форму только множественного числа, сочетаются не с количественными числительными два, три, четыре, а с собирательными двое, трое, четверо, однако эти последние не могут входить в составное числительное: оно должно быть образовано из одних количественных числительных. Не соответствуют поэтому литературной норме встречающиеся в печати сочетания: "Первый искусственный спутник Земли просуществовал как космическое тело 92 суток"; "Затем снова включаются двигатели для торможения, которое продолжается 123 суток".

В нормативной речи эту грамматическую несочетаемость числительных 22, 23, 24 и т. п. с существительными, не имеющими формы единственного числа, мы преодолеваем или заменой таких слов (поход продолжался 22 дня), или изменением конструкции (поход продолжался в течение двадцати двух суток).

При существительных ножницы, сани, часы, щипцы и т. п. в аналогичных случаях в деловой речи используется вставка слова штука: двадцать две штуки ножниц; купили сани в количестве двадцати двух (штук).

А как правильно построить предложение с заключенными в скобки словами: На складе колхоза имеются 23 (вилы) и 34 (грабли)?

* * *

Жили-были трое девчат

Легко образуются синонимические конструкции типа два ученика – двое учеников, а можно ли образовать пару "три девушки – трое девчат"?

Правильная форма числительного использована

Прежде чем ответить на этот вопрос, вспомним, в каких случаях употребляются собирательные числительные двое, трое… семеро (практически выше этого числа собирательными числительными мы не пользуемся). Случаи эти следующие:

1) с существительными мужского и общего рода, называющими лиц мужского пола: двое друзей, трое сирот;

2) с существительными, имеющими формы только множественного числа: двое суток, трое саней (начиная с пятеро обычно используются количественные числительные: пять суток);

3) с существительными дети, люди, ребята, лицо (в значении "человек"): двое детей, трое молодых людей, четверо ребят, пятеро незнакомых лиц;

4) с личными местоимениями: нас двое, вас трое, их было пятеро;

5) с субстантивированными числительными (т. е. числительными, употребляющимися в роли существительных): вошли двое, трое в серых шинелях.

Как видно из сказанного, собирательные числительные не сочетаются с существительными мужского рода, называющими животных (нельзя сказать: "двое волков"). В разговорной речи возможно употребление собирательных числительных при названиях молодых животных (двое медвежат, трое щенят).

Не сочетаются собирательные числительные также с существительными, обозначающими лиц женского пола (нельзя сказать: "трое портних", "четверо преподавательниц"). Но по аналогии с сочетанием трое ребят в разговорной речи встречается также трое девчат (при нейтральной форме три девушки).

* * *

"Деревья росли по обоим сторонам улицы"

Если вы услышите, как кто-то произнес такую фразу, не торопитесь отнести этого человека к числу неграмотных, не различающих сочетаний у обоих братьев – у обеих сестер: он, конечно, знает, что начальная форма – обе стороны, а не "оба стороны". Однако разговорная речь расширяет в этом случае выбор и наряду с нормативным сочетанием по обеим сторонам (которого и вы, мои читатели, должны придерживаться) допускает ненормативный вариант "по обоим сторонам".

О "терпимости" разговорной речи свидетельствует и такой случай: мы встречаем в ней сочетание "у обоих ворот", явно не отвечающее грамматической норме, так как эта форма косвенного падежа образована от несуществующей начальной формы (нет формы именительного падежа "оба ворота" или "обе ворота": существительные этого типа не имеют категории рода). Правильное сочетание: у тех и у других ворот.

* * *

"Я беседовал с полутора десятком учеников"

Правильно ли построено это предложение? Нет. Из двух встречающихся в практике речи вариантов в полутора десятке случаев – в полутора десятках случаев, с полутора сотней слов – с полутора сотнями слов (различие заключается в грамматическом числе существительного, вступающего в сочетание с числительным полтора – полторы) – норме современного русского литературного языка отвечает второй, т. е. во всех падежах, кроме именительно – винительного, существительное при названных числительных ставится во множественном числе. Стало быть: Я беседовал с полутора десятками учеников. Неправильно поэтому в газетном тексте: "В демонстрации участвовало свыше полутора миллиона человек" (нужно: …свыше полутора миллионов человек).

* * *

Учитель проэкзаменовал 22 ученик…

Предлагаю вам самим дописать окончание в последнем слове заголовка и прочитать все предложение. Что у вас получилось? Вероятно, у одних: "…двадцать два ученика", у других: "…двадцать двух учеников".

Второй вариант кажется таким "убедительным": ведь речь идет о существительных одушевленных, а их грамматический признак – совпадение формы винительного падежа с формой родительного. И все же в данном случае это не так: по правилу в сочетаниях составных числительных, оканчивающихся на два, три, четыре, существительные, независимо от категории одушевленности-неодушевленности, в винительном падеже сохраняют форму именительного; стало быть: …проэкзаменовал двадцать два ученика. Однако другая форма ("…проэкзаменовал двадцать двух учеников") встречается довольно часто не только в устной речи, но и в печати, например: "Самолет доставил 72 пассажиров"; "Наши охотники за один сезон уничтожили 54 волков". Даже у писателей: Утро застало в живых только двадцать двух человек (К. Паустовский).

Такой же случай ослабления категории одушевленности находим в сочетаниях существительных женского рода, обозначающих животных, птиц, рыб, с числительными два, три, четыре, когда речь идет об общем счете, о купле-продаже: наряду с книжными формами купить двух коров, подстрелить трех уток, поймать четырех рыб широкое распространение получили разговорные формы купить две коровы, подстрелить три утки, поймать четыре рыбы. Сравните у писателей: На них он выменял борзые три собаки (А. С. Грибоедов); Платил прогоны за две лошади (А. С. Пушкин).

* * *

Каждому ученику дали по 5 тетрадей

Как вы прочитали это предложение: …по пяти тетрадей или …по пять тетрадей? Ошибки не будет ни в том, ни в другом варианте: предлог по в так называемом распределительном значении управляет числительными пять, шесть… десять… пятнадцать… двадцать… тридцать, сорок, пятьдесят… или в дательном падеже (книжный вариант), или в винительном падеже (разговорный вариант): по десяти карандашей – по десять карандашей, по двадцати рублей – по двадцать рублей, по сорока копеек – по сорок копеек, по семидесяти мест – по семьдесят мест. В практике речи преобладают вторые варианты, в первых чувствуется оттенок устарелости.

То же самое при составных числительных, например: по двадцати пяти рублей – по двадцать пять рублей, по сорока семи копеек – по сорок семь копеек (чаще используются вторые конструкции). Если же в составном числительном имеются слова два, три, четыре, двести, триста, четыреста, то все сочетание ставится в форме именительно-винительного падежа: по тридцать четыре копейки, по двести шестьдесят пять рублей.

Два варианта имеются и в таких сочетаниях: по нескольку человек – по несколько человек, по многу дней – по много дней (первый вариант книжный, второй – разговорный).

* * *

Рост успеваемости на 12,5 %

Здесь возникает вопрос о форме слова процент: на. двенадцать и пять десятых процента или …процентов? По правилу при смешанном числе существительным управляет дробь, а не целое число, стало быть …процента. Сравните также: 6,3 (шесть и три десятых) метра; 8 и 1/5 (восемь и одна пятая) центнера и т. п. Но пять с половиной процентов (при наличии сочетания "с половиной", "с четвертью" существительным управляет целое число).

Как видите, имя числительное, будучи замкнутой категорией (новые слова в этой части речи не появляются, а все существующие в ней слова не превышают четырех десятков: один… десять, одиннадцать… девятнадцать, двадцать… сто, двести… девятьсот, тысяча, миллион…) t доставляет нам в практике речи немало хлопот. Но… без математики прожить трудно.

Количественное числительноеПорядковое числительное

И.П. семьсот шестьдесят три двести двадцать первый

Р.п. семисот шестидесяти трех двести двадцать первого

Д.п. семистам шестидесяти трём двести двадцать первому

В.п. семьсот шестьдесят три двести двадцать первый

Т.п. семьюстами шестьюдесятью тремя двести двадцать первым

П.п. о семистах шестидесяти трёх двести двадцать первым

Склонение имен числительных ПОЛТОРА, ПОЛТОРЫ, ПОЛТОРАСТА

И.п. ПОЛТОРА (дня), ПОЛТОРЫ (недели), ПОЛТОРАСТА (рублей)
Р.п. ПОЛУТОРА (дней), ПОЛУТОРА (недель), ПОЛУТОРАСТА (рублей)
Д.п. ПОЛУТОРА (дням), ПОЛУТОРА (неделям), ПОЛУТОРАСТА (рублям)
В.п. ПОЛТОРА (дня), ПОЛТОРЫ (недели), ПОЛТОРАСТА (рублей)
Т.п. ПОЛУТОРА (днями), ПОЛУТОРА (неделями), ПОЛУТОРАСТА (рублями)
П.п. ПОЛУТОРА (днях), ПОЛУТОРА (неделях), ПОЛУТОРАСТА (рублях)

Числительные ПОЛТОРА (ПОЛУТОРЫ — ж.р.) и ПОЛТОРАСТА в именительном и вини тельном падеже, имеют форму ПОЛТОРА и ПОЛТОРАСТА, а в остальных падежах ПОЛУТОРА, ПОЛУТОРЫ, ПОЛУТОРАСТА:

Падежи  
И.п, В.п. ПОЛТОРА, ПОЛТОРЫ, ПОЛТОРАСТА
Р., Д., Т., П. п. ПОЛУТОРА, ПОЛУТОРЫ, ПОЛУТОРАСТА

УПОТРЕБЛЕНИЕ ИМЁН СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ

1. Иностранные фамилии на ОВ и – ИНимеют в Т. п. окончание –ОМ, в отличие от русских фамилий, имеющих окончание –ЫМСравните: Власовым – Дарвином

2.В фамилиях наИН – ЫН и -ОВ- ЕВ пишется в Т.п.

Склонение 1.5 по падежам

ед.ч. –ЫМ, в названиях населённых пунктов на –ИН – ЫН, -ОВ — -ЕВ, -ИНО – ЫНО, -ОВО – ЕВО в Т.п. ед.ч. пишется –ОМ.

Например: композитором БородинЫМ, селом БородинОМ

Имена существительные

Одушевленные Неодушевлённые
(В.п. мн.ч.= Р.п мн.ч.) (И.п. мн.ч.= В.п. мн.ч.)
мертвец, кукла, покойник, козырь, валет, туз народ, детвора, бактерия, толпа, группа, молодёжь

Окончание имён существительных мн.ч. И.п.

-А- (-Я):адреса, директора, доктора, купола, мастера, округа, паспорта, профессора, борта, буфера, кренделя, тормоза, штабеля, ордена, свитера

-Ы (-И):договоры, инженеры, лекторы, месяцы, токари, торты, офицеры, слоги, бухгалтеры, редакторы, простыни, шофёры, конструкторы, почерки

-Ы (-И) или –а (-Я) в зависимости от значения и стиля: инструктор, инспектор, лагерь, сектор, прожектор, хлеб, цех, якорь, флигель, корпус, образ, порт, цвет, верх

Дата добавления: 2015-01-21; просмотров: 679; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных |

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Читайте также:


Текст песни приплыли — через трое суток мне стукнет ровно двадцать лет.

Исполнитель: приплыли
Название песни: через трое суток мне стукнет ровно двадцать лет.
Дата добавления: 04.07.2016 | 19:29:51

Просмотров: 12
0 чел. считают текст песни верным
0 чел. считают текст песни неверным

На этой странице находится текст песни приплыли — через трое суток мне стукнет ровно двадцать лет., а также перевод песни и видео или клип.

Верный ли текст песни?

ДаНетА факт безжалостен и жуток, как наведенный арбалет: приплыли, через трое суток мне стукнет ровно двадцать лет.

И это нехреновый возраст – такой, что Господи прости. Вы извините за нервозность – но я в истерике почти. Сейчас пойдут плясать вприсядку и петь, бокалами звеня: но жизнь у третьего десятка отнюдь не радует меня.

Не то. Как вот с любовью: в секунду — он, никто другой. Так чтоб нутро, синхронно с бровью, вскипало вольтовой дугой, чтоб сразу все острее, резче под взглядом его горьких глаз, ведь не учили же беречься, и никогда не береглась; все только медленно вникают – стой, деточка, а ты о ком?

А ты отправлена в нокаут и на полу лежишь ничком; чтобы в мозгу, когда знакомят, сирены поднимали вой; что толку трогать ножкой омут, когда ныряешь с головой?

Нет той изюминки, интриги, что тянет за собой вперед; читаешь две страницы книги – и сразу видишь: не попрет; сигналит чуткий, свой, сугубый детектор внутренних пустот; берешь ладонь, целуешь в губы и тут же знаешь: нет, не тот. В пределах моего квартала нет ни одной дороги в рай; и я устала. Так устала, что хоть ложись да помирай.

Не прет от самого процесса, все тычут пальцами и ржут: была вполне себе принцесса, а стала королевский шут. Все будто обделили смыслом, размыли, развели водой. Глаз тускл, ухмылка коромыслом, и волос на башке седой.

А надо бы рубиться в гуще, быть пионерам всем пример – такой стремительной, бегущей, не признающей полумер. Пока меня не раззвездело, не выбило, не занесло – найти себе родное дело, какое-нибудь ремесло, ему всецело отдаваться – авось бабла поднимешь, но – навряд ли много. Черт, мне двадцать. И это больше не смешно.

Не ждать, чтобы соперник выпер, а мчать вперед на всех парах; но мне так трудно делать выбор: в загривке угнездился страх и свесил ножки лилипутьи. Дурное, злое дежавю: я задержалась на распутье настолько, что на нем живу.

Живу и строю укрепленья, врастая в грунт, как лебеда; тяжелым боком, по-тюленьи ворочаю туда-сюда и мню, что обернусь легендой из пепла, сора, барахла, как Феникс; благо юность, гендер, амбиции и бла-бла-бла. Прорвусь, возможно, как-нибудь я, не будем думать о плохом; а может, на своем распутье залягу и покроюсь мхом и стану камнем (не громадой, как часто любим думать мы) – простым примером, как не надо, которых тьмы и тьмы и тьмы.

Прогнозы, как всегда, туманны, а норов времени строптив — я не умею строить планы с учетом дальних перспектив и думать, сколько Бог отмерил до чартера в свой пэрадайз. Я слушаю старушку Шерил – ее Tomorrow Never Dies.

Жизнь – это творческий задачник: условья пишутся тобой. Подумаешь, что неудачник – и тут же проиграешь бой, сам вечно будешь виноватым в бревне, что на пути твоем; я в общем-то не верю в фатум – его мы сами создаем; как мыслишь – помните Декарта? – так и живешь; твой атлас – чист; судьба есть контурная карта – ты сам себе геодезист.

Все, что мы делаем – попытка хоть как-нибудь не умереть; так кто-то от переизбытка ресурсов покупает треть каких-нибудь республик нищих, а кто-то – бесится и пьет, а кто-то в склепах клады ищет, а кто-то руку в печь сует; а кто-то в бегстве от рутины, от зуда слева под ребром рисует вечные картины, что дышат изнутри добром; а кто-то счастлив как ребенок, когда увидит, просушив, тот самый кадр из кипы пленок – как доказательство, что жив; а кто-нибудь в прямом эфире свой круглый оголяет зад, а многие твердят о мире, когда им нечего сказать; так кто-то высекает риффы, поет, чтоб смерть переорать; так я нагромождаю рифмы в свою измятую тетрадь, кладу их с нежностью Прокруста в свою строку, как кирпичи, как будто это будет бруствер, когда за мной придут в ночи; как будто я их пришарашу, когда начнется Страшный суд; как будто они лягут в Чашу, и перетянут, и спасут.

От жути перед этой бездной, от этой истовой любви, от этой боли – пой, любезный, беспомощные связки рви; тяни, как шерсть, в чернильном мраке из сердца строки – ох, длинны!; стихом отплевывайся в драке как смесью крови и слюны; ошпаренный небытием ли, больной абсурдом ли всег And the fact is ruthless and zhutok as induced Crossbow: sailed, after three days I will knock exactly twenty years.

And it nehrenovy age — so that God forgive. Are you sorry for nervousness — but I’m almost in hysterics. Who will dance and sing squatting, glasses clinking: but the life of the twenties did not please me.

 Not . Like here with love: a second — he, no one else. So that inside, in synchronization with the eyebrow, boils voltaic arc, so once all the sharper, more sharply under the gaze of his eyes bitter, do not teach the same to beware, and never cherished; only slowly penetrate all the — wait, my child, and you’re talking about? And you sent in a knockout and lie face down on the floor; to the brain, when introduced, raising siren howling; what good touch foot whirlpool when you dive with a head?

 No one raisin and intrigue that pulls the front; read two pages of a book — and immediately see not trample; sensitive zoom, a purely internal voids detector; take his hand, kiss on the lips and then you know: no, not one. Within my district no one road to heaven; And I’m tired. So tired, so that at least lie down to die.

 No rushing from the process, all the poking fingers and neigh: it was quite a princess, and became a royal jester. All seemed to have deprived sense, eroded, dissolved water. Eye dim, grin yoke, and gray hair on the head.

 He should be chopped into thick, being a pioneer example of all — a rapid, running, does not recognize half measures. While I do not razzvezdelo not knocked out, not brought — find a native case any craft, it is entirely given — perhaps the bubble lift, but — hardly much. Hell, I’m twenty. And it is no longer funny.

Do not wait to rival vyper and rush forward at full speed; but I’m so hard to make a choice: to nape nestled fear and swung his legs Lilliput. Bad, evil deja vu: I stayed at a crossroads so that live on it.

 I live and build fortifications, grow into the ground, like quinoa; heavy side, in sealskin tossed to and fro and mnyu that turn around a legend from the ashes, rubbish, junk, like a phoenix; the benefit of youth, gender, ambition and blah blah blah. Abyss, perhaps, somehow I will not think about the bad; and I can, at its crossroads zalyagu and covered with moss and become a stone (not community by how often we like to think) — a simple example of how not to, which is darkness and darkness, and the darkness.

 The forecasts, as always, vague, and donors stroptiv time — I can not make plans, taking into account long-term perspective and to think how much God has measured up to its charter peradayz.

1.5 суток — Говорим и пишем правильно

I listen to the old lady Cheryl — it Tomorrow Never Dies.

 Life — is a creative problem book: Conditions are written you. Just think what a loser — and then lost the fight, he’ll be forever guilty in a log that your way; I generally do not believe in fate — we create it; as thought — remember Descartes? — And live; your atlas — clean; fate has a contour map — you are your own surveyor.

 Everything we do — an attempt in any way not to die; so someone from an overabundance of resources to buy a third of what some republics of the poor, while others — furious and drinks, and someone in the crypts treasure seeking, and someone puts his hand into the oven; and someone to escape from the routine, the itching under the left rib draws the eternal picture that breathes good inside; and who is happy as a child, when he sees, having dried, the same frame of film stacks — as proof that he was alive; And one live round bares his backside, and many go on about the world when they have nothing to say; so someone cuts riffs, singing to death pereorat; so I piled the rhymes in his crumpled notebook, put them with tenderness in his string of Procrustes, like bricks, as if it will be the parapet when come for me in the night; as if I were their prisharashu when Judgment Day begins; as if they lay down in the cup, and drag and save.

 From horror to this abyss, from this earnest love, this pain — sing, my dear, helpless ligament tear; Tang, like wool, in the ink of the dark line of the heart — oh, long !; verse spat in a fight as a mixture of blood and saliva; scalded nothingness there, whether the patient vseg absurd

Две десятых

Иван Щедрин

     Магнитное поле играет своим потенциалом по круглому магниту, притягивая к себе ткань с магнитным напылением. Вибрация ткани передается воздуху и достигает наших ушей. Барабанные перепонки, прогибаясь от этих ударов, передают все это в мозг. Так мы слышим музыку. Или чей то голос в скайпе. Или звуки порно ролика. Зачем знать как это происходит? Причин почти нет. Зачем я это пишу? Все так же просто, как и звуки окружающие нас. Я компенсирую свои, несомненно, надуманные проблемы.
     Я не буду сейчас выпускать, каких либо персонажей. Давайте играть предложениями. Это то чего хочется. То что рвется. Черт как я прав, что все это происходит не от отупляющего счастья, столь желанного, столь обреченного. У меня стонгольмский синдром. Я отлично, как самый крутой адвокат, оправдываю последствия своих прыжков в счастье или что оно там. Что то. Я не остановлюсь. Не замкнусь. Проглочу механическим движением гортани очередную дозу и буду сухо считать.

полутора суток

Перебирая пальцами сухие шарики подшипника. Все имеет форму подшипников. Механика и жизнь все больше похожи. Короткое замыкание. Это что то, что выходит из системы. Что то, что ломает машину. Машина, которая сама себя ломает. Сухие шарики метала, заключённые в обода, создающие возможность, казалось бы, бесконечного движения. Приятный звук трения метала. С смазкой они прослужат дольше. Но твои пальцы окажутся в липкой дряни
     Все имеет форму круга. Все циклично. Можно выйти? Можно разорвать круг? Как? Что там?
     Слоу мо. Все взрывается и собирается обратно. Гифка. Повтор. Повтор. Повтор. Бездарность. Мы цикличны. Согреть вино. Пересчитать сигареты. Смотреть в окно. Весна. Пружинистая походка. Глубокие вдохи. Диофрагма расширена. Говорить об никому не нужных вещях. Заберите меня от сюда. Туда где все такие. Чистая страна. Мне кажется, я быстро устану. Большой взрыв. Падение. Учишеное дыхание. Астматический кашель. Нож у горла не пугает. Тело все равно реагирует. Тела сковывают. Зачем они? Но все что приносит удовольствие проходит через него. Пугает не смерть. Пугает старость. Страх это смерть. Круг замкнут. Шарики подшипника тихо, монотонно, блаженно шуршат по своей заранее определенной дороге. Подшипник это четки техноголика.
     Дракон с бензопилой. Реплей. Все повторяется. Все живо. Шарики крутятся. Нужен разрыв обода. Сердце гонит кровь, мышцы сокращаются. Одна зубчатая звезда тянет цепь что крутит вторую. Колесу крутится. Здесь и сейчас. Закроешь сына от взрыва телом.
     Ваши самые ярки события? Что больше всего запоминается? Правильно. Критические ситуации. Обод рвется. Мы живы исключительно чувствами. Только когда чувствуем. Механические действия притупляют. Стирают. Даже не ровные, даже дефективные шарики, сотрутся об обод. Зачем лампочке думать об том почему она светит? Зачем тратить энергию на это лишнее действие? Мало кто знает, что лампа основную массу энергии преобразует в тепло а не свет. Нет? Ок. Потрогай ее просто сейчас. Ожог. Обод дрогнул. Шарики затарахтели.
     Танцевать и петь. Смеяться. Здесь и сейчас. Странная жизнь на гране добра и зла. Совсем другой. Бренди кола. Я вижу ее другой. Знания меняют взгляд. Зона комфорта опасна. У нас много свободного времени, оно нас формирует, воспитывает, делает нас. Время, которого не хватает, что уходит, оно делает нас. Что мы делаем? Где те все банальные мечты? Кругом? Мы идем к ним? Не все. Мы падаем на пути? Да. Мы дойдем? Нет.
     Разговоры, сплошь разговоры. Слова как самый простой преобразователь чувств. Желания окружают нас. Разговоры это большая часть того что мы делаем. То к чему стремимся. Мы не делаем. Мы мечтаем. Лампа не светит а греет. Мы кружимся скованные своими желаниями. Глупые, одинаковые шарики. Лишнее отрежут. Да Вика, лишнее можно отрезать. Кат ит. Обод сплетен не только из желаний. Я даже не буду перечислять весь его химический состав. Просто посмотрите в окно. На два глотка. Герой на героине, героиня на герое. Слова сильны и притягательны. Но как часто мы их подпитываем действиями? Очень редко. Действия это разрыв обода. Запоминаются самые глупые и не типичные события. Вне контекста. Вне обода. Там опасно и притягательно.
Обод лопнул и мы рассыпались.
     Нет.
     Обман.
     Мы даже не знаем как это. Обод здесь. Это была просто маленькая, незначительная, вибрация. Незнакомка из забытого мной сна. Небоскреб падает. Тайлер смется. Йог спокоен.
Нам вернули наши пули все сполна.

© Copyright: Иван Щедрин, 2014
Свидетельство о публикации №214021402428

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Иван Щедрин

Рецензии

Написать рецензию

Другие произведения автора Иван Щедрин

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *