В черную пятницу 13-го ноября банда исламистов произвела серию террористических атак во французской столице. Погибло около 150 человек, ранено более 200.

Сначала боевики расстреляли посетителей одного из парижских кафе. Позже появились сообщения о взрыв в торговом центре «Лез Алле», недалеко от Лувра.
Через некоторые время прогремели три взрыва, недалеко от стадиона «Стад де Франс», где проходил футбольный матч между сборными Франции и Германии. Как стало известно в последствии, лишь благодаря бдительности охраны террористам не удалось проникнуть на трибуны, где присутствовал президент Франции Франса Олланд и десятки тысяч болельщиков.
В это же время террористы захватили в заложники более 100 человек в театре «Батаклан», где в это время проходил рок-концерт. Один из заложников успел отправить сообщение в социальные сети, в котором сообщил, что боевики начали казнить заложников и просит начать штурм здания.
Спустя некоторые время полиция начала штурм, однако, спасти удалось лишь немногих — почти все заложники были убиты.
Стоит сказать, что цели для атак были выбраны не случайно. Если на стадионе, рядом с которым произошли взрывы, присутствовал Президент Франции, который, вероятно, и являлся главной мишенью террористов, то на вывеске театра «Батаклан» красовалась надпись «Je suis Charlie», в знак солидарности с погибшими от рук исламистов карикатуристами-кощунниками. Характерно, что в момент атаки боевиков в «Батаклане» выступала американская рок-группа «Eagles of Death Metal» с песней «Поцелуй дьявола».

И весь мир загудел. Сотни тысяч сочувственных твитов, постов, комментариев. Тонны цветов у французских посольств по всей Планете. Весь мир осуждает варварскую вылазку террористов. Тысячи людей меняют свои аватарки в Фейсбуке в цвет французского флага. Google меняет логотип в знак скорби и солидарности.
А что же с русским самолетом, в котором погибло большее количество ни в чем не повинных людей? А это была плата русским за операцию в Сирии — так нам говорили ведущие западные СМИ и местные либеральные «любители русских букв».

Трагедия в Париже: соболезнования евангельских лидеров

И хотя Франция воюет с ИГИЛ гораздо дольше, никто себе таких слов не позволил. Иначе исключат из списка «рукопожатных» и цивилизованных людей.
Скорбят и наши с вами соотечественники. Плачут, меняют аватарки. #JeSuisParis и слезы, и сочувствие, и цветы.
А как же дети в Луганске, Донецке? Ну, они же не европейцы. Как сказал Роман Носиков: «каждый либерал знает: русские не живут, а мучаются. У них то Достоевский, то Сталин с ГУЛАГом, то Иван Грозный, за жестокость прозванный Васильевичем, то Путин, который хуже всех. Поэтому, в их глазах, русский, который умер, — это совсем даже и неплохо. Он отмучился. »

А вот на фото 217 убитых слушатели христианской школы в Кении — жертвы исламских террористов в апреле 2015 г. Вы слышали об этом со всех СМИ? Несли люди цветы к посольству Кении? Почему же такая избирательность в сочувствии? Или, может быть, не все люди — люди?
Да что там эти светские товарищи и их СМИ. Наши с вами братья по вере — православные люди постят сейчас, в эту самую минуту, сочувственные посты и картинки, меняют аватарки. Одно крупное православие СМИ вообще «накатало» в Фейсбуке около 20 постов про Париж. А про наш самолет — один пост. Количество жертв, в принципе, сопоставимо. Но, видимо, кровь у европейцев, голубая и жизнь их ценится дороже.
Может быть во всем виноват Путин? Может быть, нас русских без Путина больше бы любили и ценили? Что-то сомневаюсь. Достаточно вспомнить судьбу русских, оставшихся в 1917-м без самой России.

Джеффри Кларфилд – знаменитый британский антрополог, много лет проработавший в Африке. Ниже – перевод его статьи о том, что стоит за нынешними событиями в Кении и Сомали.

21 сентября 2013 года группа исламских террористов – членов базирующейся в Сомали милиции аш-Шабааб атаковала Вестгейт Молл – торговый центр в Найроби, столице Кении. Как бывший резидент города, я знаю его очень хорошо.

Теракт — он особенный

Я покупал продукты там практически каждый день – по пути на работу в Национальный Музей Кении.

Осада длилась три дня. Атаковавшие убили более 60 человек. Было много раненых. Заложников пытали. Были сообщения о том, что захватчики отделили мусульман от немусульман, и позволили мусульманам покинуть Молл. Эта атака была частью их джихада против правительства Кении и его западных союзников. Я знаю одну женщину, которая провела в плену шесть часов, и ей удалось сбежать. Она была еврейкой, и я не хочу даже думать о том, какая ей была уготована судьба, если бы атаковавшие узнали об этом. После атаки аш-Шабааб объявил через интернет, что нападение было также направлено против сионизма, Израиля и евреев. Мэйнстримная пресса это заявление предпочел проигнорировать.

Атака – часть более широкого столкновения цивилизаций в Восточной Африке, которое идет на протяжении последних двухсот лет. На самом деле, начало этого столкновения возможно датировать и восьмым веком – с момента возникновения мусульманских поселений на африканском побережье Индийского океана и на прилегающей к побережью территории. Утвердившись на побережье, мусульманские этнические группы продвигались вглубь континента на протяжении столетий. Они делали это или как торговцы и колонисты, или как воины и джихадисты. Иногда они играли все эти роли вместе, иногда – только одну. Главным двигателем этой экспансии были сомалийцы. Главной целью сомалийских джихадистов было уничтожить или подорвать христианскую природу нагорной Эфиопии – именно это является причиной множества войн, которые вели христиане, марксисты, мусульмане и националисты, включая вторжения эфиопской армии в Сомали на протяжении последних 24 месяцев.

Кения – родина Банту и нильских племен (а также многих в прошлом немусульманских племен оромо-эфиопских кочевников, скитавшихся по северо-восточной части Кении и прилегающей части южного Сомали). Исторически, они были целью и жертвами прибрежной мусульманской работорговли, центр которой находился в исламском государстве Занзибар (и которое простиралось глубоко в Конго), Занзибар основали арабские принцы из Омана в 19-м веке. Сомали была лишь частью этой более обширной системы работорговли. Со второй половины 19-го века британцы атаковали эту систему и добились – дипломатическими и военными способами ее краха. Сомалийская часть системы работорговли была окончательно разрушена и запрещена после того, как британцы нанесли поражение сомалийскому джихадисту Мухаммеду Абдулле Хассану, мобилизовавшему Сомали против Британии в 20-х годах. После этого были организованы сомалийские протектораты.

Pages: 1 2 345

Атака на университетский колледж Гариссы

Рубрики: Разное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *